все поля обязательны для заполнения!


 
БОЛЬШЕВИКИ У ВЛАСТИ: ДЕМИСТИФИКАЦИЯ РЕВОЛЮЦИИ
ХЕЙЛИ ПЕССИН
Журналист, член Международной Социалистической Организации (Нью-Йорк)

«Без руководящей организации энергия масс рассеивается, как пар, не заключенный в цилиндр с поршнем. Но движет все же не цилиндр и не поршень, движет пар». Л.Троцкий.


Близится столетие Октябрьской революции в России, а миф, точно переданный писателем-социалистом Даниэлем Сингером, о том, что революции «не только кровавы и бесполезны, но и серы, угрюмы [и] строго регламентированны» по-прежнему актуален. Так или иначе, для нового поколения, впервые открывающего для себя идеи и традиции социализма, книга «Большевики у власти» американского историка Александра Рабиновича внесет серьезные поправки в это описание революции, в результате - волнение и сложность одной из самых важных глав в борьбе за социализм предстанет в полном живом цвете.
 Первоначально книга была издана в 1976 году, новое издание книги, заслуженно ставшей классической историей Октябрьской революции, содержит новое предисловие автора. В предисловии Рабинович размышляет о контексте Холодной войны, в котором была написана книга, и о том, как его собственные исследования привели его к тому, чтобы отвергнуть господствующее мнение, разделяемое сталинистскими и капиталистическими идеологами - о том, что русская революция была навязана инициативой сверху, став результатом заговора, организованного сплоченным меньшинством с незначительным участием основной части российского общества.

 Рабинович, скорее, утверждает, что хотя большевики и "были, несомненно, более едины, нежели любой из их главных соперников за власть, тем не менее, мои исследования показывают, что относительная гибкость партии, а также ее чуткое реагирование на преобладающее настроение масс, имели по меньшей мере такое же отношение к окончательной победе большевиков, как и революционная дисциплина, организационное единство и повиновение Ленину".
 Автор пытается провести беспристрастное исследование, его цель - вернуть русской революции статус «революции снизу», и это делает книгу существенным вкладом в понимание того, как завоевываются революционные победы. В книге показано, каким образом организация и участие масс оказывают критическое влияние на ход событий, причем каждый из факторов взаимно усиливает друг друга в быстро меняющихся условиях.
 Основное внимание автор уделяет деятельности большевистской партии в Петрограде в течение четырех месяцев, предшествовавших октябрьскому восстанию. Повествование забрасывает нас в  начало хаотических июльских волнений, организованных нетерпеливыми солдатами и радикально настроенными рабочими петроградских заводов. К этому моменту Россия уже была вовлечена в Первую мировую войну, что повлекло огромные потери на фронтах, а также экономический кризис и нехватку топлива и продуктов питания на внутреннем фронте. В ходе Февральской революции была свергнута царская власть, установилось двоевластие - буржуазии в лице Временного правительств, и диктатуры пролетариата и крестьянства в лице Совета рабочих и солдатских депутатов.
 Рабинович отмечает, что, несмотря на множество исторических исследований, посвященных истории русской революции, событиям, имевшим решающее значение и позволившим большевикам захватить власть, внимания уделялось недостаточно. Действительно, одна из сильных сторон книги в том, что ее насыщенное подробностями повествование бросает читателя в гущу событий и дискуссий, автор приводит статьи газет тех лет, редкие документы и мемуары, с целью показать процессы, благодаря которым партия оказалась способной выиграть борьбу за массовое сознание у многочисленных конкурентов за власть.
 Опровергая преобладающее мнение относительно того, что ходом событий методично управляли сверху, Рабинович показывает поразительную сложность и нестабильность периода, в том числе колебания народных настроений, Временного правительства, конкуренцию внутри фракций левых и среди самих большевиков.
 На всех этапах этих четырех месяцев происходили серьезные перестановки и дебаты как внутри, так и вовне большевистской партии. Это касалось перспектив, стратегий и тактики, соответствующих сложившейся ситуации. В книге показано, как широкие слои населения: рабочие и крестьяне, а также солдаты (многие из которых изначально были крестьянами) постепенно приходят к поддержке большевистской программы. Например, в главе «Неэффективность репрессий» Рабинович объясняет, как большевикам удалось завоевать популярность, несмотря на массовую кампанию репрессий Временного правительства после июльского восстания, период, который «впоследствии вспоминался многими ветеранами революциии как, возможно, самый трудный в истории партии ».
 Оглядываясь назад становится понятно, что те, кто с легкостью списывали большевизм со счетов как потенциально мощную политическую силу в середине лета 1917 года, не учли в полной мере основные проблемы и большую потенциальную мощь петроградских масс, а также необыкновеннную привлекательность для них революционной программы большевиков.

 Несмотря на угрозы Временного правительства, значительный политический и общественный кризис вызвал раздробленность внутри правительства и правящего класса, так что «почти ни одна из основных репрессивных мер, принятых кабинетом в этот период, либо не была полностью реализована, либо не достигла своих целей.
 Вместо этого новый режим был вынужден балансировать в период, когда массы людей впервые занялись политической деятельностью, с одной стороны, пытаясь сдерживать их, с другой стороны, - пытаясь не потерять свои права на власть. На ряде ключевых направлениях эти усилия привели к обратным результатам: большевики стали символом сопротивления контрреволюционным усилиям, завоевав еще большую поплярность в массах. Как отмечала российская газета после значительных электоральных завоеваний для большевиков в Думе: «Подавление крайних левых только способствовало повышению их популярности среди масс. Газеты большевиков были закрыты, партийная агитация была ограничена, но вынужденное молчание стало самой красноречивой пропагандой».
 В книге рассмотрена также  структура большевистской партии. Рабинович далек от широко распространенного изображения большевиков как авторитарной организации, нетерпимой к инакомыслящим, автор показывает, что руководители местных партийных организаций большевиков пользовались значительной степенью автономии и были «относительно свободны в определении тактики и призывов с учетом местных условий». Он также отмечает, что, «лидеры, не разделявшие мнения большинства, могли бороться за свои взгляды, и нередко Ленин проигрывал в этих битвах».
 Местные руководители партии не всегда разделяли, а в некоторых случаях и откровенно пренебрегали директивами Центрального комитета большевиков, в то время как серьезные и иногда ожесточенные дебаты по основным теоретическим, тактическим и стратегическим вопросам бушевали внутри партии вплоть до окончательного захвата власти.


Революции вершатся массами


Рабинович отмечает «несомненно решающее значение» перехода армии на сторону большевиков, но, по его мнению, было бы ошибкой заключить, что победа над Временным правительством была достигнута исключительно за счет вооруженного столкновения. Октябрьское восстание было бы невозможным без народной поддержки революционной программы. Восстанавливая по часам события октябрьского восстания Рабинович приводит достаточно доказательств того, что и солдаты, и рабочие, в том числе и те, кто не были большевиками, решили присоединиться к восстанию, став важной социальной поддержкой для обеспечения передачи власти Советам.
 В одной из глав  книги описывается, как отряд солдат принимает решение присоедниниться к Военно-революционному комитету (организации, руководившей восстанием) простым голосованием; в другой главе показано, как Комитет устанавливает контроль над жизненно важными средствами связи столицы «без единого выстрела, несмотря на то, что среди трех тысяч сотрудников телеграфной службы не было ни одного большевика».

 Эти и многие другие примеры свидетельствуют, насколько мощной была поддержка большевиков за пределеми большевистской организации. К началу Национального съезда Советов, на котором большинство советских делегатов со всей страны проголосовало за ратификацию передачи власти Советам, основная битва, как в идеологическом, так и в военном отношении, в общем и целом была уже выиграна. Так, автор книги «Большевики у власти» утверждает, что социальные революции не совершаются путем переворотов, организованных меньшинством или избранными представителями (как нам часто это представляется); они вершатся народом, действующим от своего имени. Это подтверждается и цитатой из письма Ленина членам Центрального Комитета РСДРП (б), написанного вечером 24 октября (6 ноября):
 «Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь все висит на волоске, что на очереди стоят вопросы, которые не совещаниями решаются, не съездами (хотя бы даже съездами Советов), а исключительно народами, массой, борьбой вооруженных масс».
 C момента первой публикации книга «Большевики у власти» стала глотком свежего воздуха для тех, кто утверждал, что Ленин и большевики не были узурпаторами, и что партия не была бюрократической монолитной организацией.


 «Большевики у власти» является важной работой для всех, кто интересуется русской революцией и мировыми изменениями. В эпоху, когда многие левые отказались от рабочего класса и необходимости революционной организации, демистификация революции и самих большевиков Рабиновичем является важным напоминанием о том, что все возможно.

 В заключении историк пишет: "Феноменальный успех большевиков в немалой степени обусловлен деятельностью партии в 1917 году. Здесь я не имею в виду ни решительное руководство Ленина, огромное историческое значение которого нельзя отрицать, ни пресловутые, хотя и значительно преувеличенное, организационное единство и дисциплину большевиков. Я хотел бы, скорее, подчеркнуть внутреннюю относительно демократическую, толерантную и децентрализованную структуру и методы работы партии, а также ее принципиально открытый и массовый характер в отличие от традиционной ленинской модели".

 

Рецензия была опубликована в журнале International Socialist Review
 

01 Ноябрь 2017

Комментарии
Сергей Бахматов  |  02 Ноябрь 2017 в 17:37
Направление энергия масс и конечный результат в точках бифуркации в ходе исторического развития зависит от того, кто сможет возглавить процесс.
Поэтому не очень-то разумно делать определяющей одну из сил. Выглядеть предпочтительней по отношению к временному правительству было не так уж и трудно. Они все были, как с корабля на бал в похмелье. Ленин в течение многих лет в очень хороших условиях находился за границей, занимаясь исключительно подготовкой революции. Вполне закономерно, что оказался готов к ней лучше всех.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
КИТАЙСКАЯ МЕЧТА МИРОВОГО ЗНАЧЕНИЯ
ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ УЧИТЕЛЕМ?
СКАНДИНАВИЯ КАК СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВАЛЬХАЛЛА?
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Новости
17.11.2017 ВЦИОМ: лишь 9% россиян положительно оценивают состояние системы здравоохранения
17.11.2017 Белый дом США назвал сферы сотрудничества с Россией
17.11.2017 Швеция и Великобритания объявили о "жесткой и единой позиции" в отношении РФ
16.11.2017 Уровень социального неравенства в ЕС снижается
16.11.2017 В Вене 3 тыс. человек вышли на акцию протеста против правых в правительстве Австрии

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"