все поля обязательны для заполнения!


 
ПРАКТИК СОЦИАЛИЗМА
БОРИС РОМАНОВ
политический аналитик, историк

Первым, кто в начале XIX века стал не только критиком пороков нарождающегося капитализма, но и создателем альтернативной социальной модели на практике, является выдающийся английский социалист Роберт Оуэн. Фридрих Энгельс считал Оуэна родоначальником английского социализма. И хотя его принято называть социалистом-утопистом, Оуэн был одним из первых социальных реформаторов XIX века. Он прославился не только как оригинальный мыслитель и социальный новатор, но и как выдающийся педагог, автор прогрессивной системы общественного воспитания, гуманист и филантроп.
 Роберт Оуэн родился 14 мая 1771 г в маленьком уэльском городке Ньютаун в семье мелкого ремесленника. Учился в приходской школе и с девяти лет работал в местной лавке. В 1787 г. переселяется в Манчестер. Именно здесь начинается стремительный профессиональный рост юного Оуэна, быстро утвердившего себя в качестве хорошего знатока текстильного производства. В Манчестере Оуэн стал участником местного философского и литературного общества, на котором высказывались идеи о необходимости введения рабочего и санитарного законодательства.
 Одолжив денег у старшего брата, Оуэн открывает небольшую мастерскую, изготовлявшую прядильные машины, затем создает собственное небольшое прядильное предприятие, где работает сам с двумя-тремя рабочими.
 Молодой Роберт Оуэн знакомится с Каролиной Дейл - дочерью Дэвида Дейла, богатого владельца текстильной фабрики в поселке Нью-Ланарк близ Глазго в Шотландии, и заключает с ней брак.
 В 1799 году Оуэн переселяется в Нью-Ланарк, где становится совладельцем  и управляющим бывшей фабрики своего тестя. Здесь он и решает реализовать задуманный им промышленный и социальный эксперимент с целью кардинально изменить к лучшему жизнь фабричных работников.
 На примере своей фабрики он хотел показать, что забота о благополучии наемных рабочих вполне совпадает с интересами ее владельца. Фабричный поселок Нью-Ленарк насчитывал около полутора тысяч жителей, ютившихся в лачугах вокруг большой бумагопрядильной фабрики. В нем царила беспросветная нищета. Среди местных жителей - разорившихся кустарей, безработных батраков, отбывших сроки наказания каторжников - процветали пьянство, драки, скандалы.
 Последовательно, шаг за шагом Оуэн осуществил не только техническую реорганизацию производства на фабрике, но и провел социальные мероприятия, которые носили филантропический характер. Вместо лачуг для рабочих строятся удобные жилища, улучшается снабжение продуктами, возводятся школа, ясли, детский сад, создается больничная касса, рабочий день сокращается до десяти с половиной часов (вместо обычных в Англии двенадцати-четырнадцати часов). Когда в 1806 г., в связи с кризисом, охватившим хлопчатобумажную промышленность, пришлось на несколько месяцев остановить фабрику, зарплата рабочим выплачивалась по-прежнему.
 В относительно короткий срок Нью-Ленарк становится образцовым поселком, население его возрастает до 2,5 тыс. человек. При этом уровень доходов от фабрики остается высоким. Оуэн был первым предпринимателем, который показал удивленным современникам, что, если вкладывать средства в обустройство быта работников и заботиться о повышении их образовательного уровня, это способствует улучшению производства и росту прибыли.
 Коммерческие успехи фабрики и благосостояние ее рабочих в первое десятилетие работы привлекали к ней толпы посетителей. Нью-Ленарк стал местом паломничества. Посетил ставшую знаменитой фабрику и гость из России - великий князь Николай Павлович. Удивленный успехом Оуэна он предложил ему переселиться в Россию, но Оуэн не принял предложение будущего императора Николая I.
 Оуэн стремился распространить свой опыт и пропагандировал идеи социальных реформ, обращаясь к власть имущим. Так, в 1813 г. в свет выходит его книга «Новый взгляд на общество, или Опыты о выработке характера», которую Оуэн рассылает многим государственным деятелям. В ней он доказывал, что человек составляет продукт внешних окружающих его условий и воспитания, и, чем они лучше, тем более облагораживается и совершенствуется человеческая природа.  В 1816 г. Оуэн открывает в Нью-Ленарке «Новый институт формирования характера», где ребенок воспитывался с ясельного возраста до 17 лет. С раннего возраста производительный труд сочетался здесь с занятиями в вечерней школе.
 Важное влияние на превращение Оуэна в социального реформатора имели дискуссии 1815-1817 годов, связанные с ухудшением экономического положения в Англии, ростом безработицы и бедности населения. В 1817 г. Оуэн представил правительственному комитету свой план по созданию для бедняков кооперативных посёлков, где бы они трудились сообща, без капиталистов-нанимателей, но не нашел понимания. Тогда Оуэн обратился прямо к общественности. Оуэн решил убедить промышленников в необходимости создания производительных ассоциаций, задача которых «заключалась в организации всеобщего счастья при посредстве системы единства и кооперации, основанной на всеобщей любви к ближнему и истинном познании человеческой природы».
План Оуэна предусматривал расселение безработных в «посёлках общности и сотрудничества», не знающих частной собственности, эксплуатации, противоречий между умственным и физическим трудом. В нескольких выступлениях, сделанных в Лондоне, он публично изложил свои предложения. Находились влиятельные люди, сочувствующие в той или иной мере его проекту.
 В 1819 году был даже создан комитет по сбору средств для его эксперимента; в состав комитета наряду с герцогом Кентом входил, в частности, экономист Давид Рикардо. Однако собрать удалось лишь малую долю необходимых денег, и затея провалилась. Оуэн выступает в это время инициатором гуманного фабричного законодательства и несколько лет ведет неустанную борьбу за новый фабричный закон. В результате в 1819 г. парламент принимает закон, ограничивающий женский и детский труд.
 Постепенно Оуэн пришел к выводу, что «частная собственность отчуждает человеческие умы друг от друга» и выступил за переустройство общества на коммунистических началах, посредством создания трудовых кооперативных общин. В 1817-1824 годах Оуэн объехал всю Британию, побывал за границей, произнес множество речей, написал много статей и листовок, неустанно проповедуя свои идеи.
 Разочаровавшись в английском «образованном обществе», утратив своё влияние даже в Нью-Ланарке, Оуэн с сыновьями уехал в Америку. В 1825 году Оуэн покупает в Северной Америке 30 тысяч акров земли и организовывает в штате Индиана, на реке Вабах, производственную общину «Новая гармония», устав которой основывался на принципах уравнительного коммунизма. В этом деле ему содействуют филантропы Маклюр и Нааф, занимающиеся воспитанием; сам Оуэн, с особым выборным комитетом, вел все дела колонии. На приглашение Оуэна съехалось 800 человек.
 В 1826 году по предложению Оуэна в «Новой Гармонии» была принята конституция «Общины совершенного равенства», в которой провозглашалась «общность собственности относительно предметов известных под именем капитала, в самом обширном значении этого слова, всего того, что не предназначается для непосредственного потребления». Колонисты должны были получать поровну, разделение труда отменялось. Однако многие общинники предпочитали интеллектуальные занятия и диспуты, поскольку ее основной состав состоял из энтузиастов пришедших в нее по идейным соображениям. Выходящая в общине газета писала о жизни в ней так: «Мы все время проводим в спорах об отвлеченных предметах; каждый старался убедить других в том, что только он способен указать путь к совершенному блаженству». В 1828 году «Новая гармония» раскололась. Наиболее состоятельные участники коммуны покинули ее. Оставшиеся в «Новой гармонии» так и не смогли наладить свои дела. Оуэн вернулся обратно в Англию, сохранив только пятую часть своего состояния.
 Основной причиной неудачи своего эксперимента сам Оуэн считал моральную неподготовленность его участников. Интересно, что другой выдающийся представитель новой социальной мысли француз Шарль Фурье весьма критически отзывался об опыте «Новой гармонии» называя ее «монастырским режимом общности благ». Тем не менее, идеи Оуна нашли своих последователей как в США, так и в Великобритании. В 1837 г. Оуэн создал новую общину «Гармони-холл», которая разорилась в 1845 г.
 Вернувшись на родину, Оуэн ведет самую активную деятельность: участвует в рабочем профессиональном и кооперативном движении, неустанно пропагандирует идею преобразования общества на коммунистических началах. Издает для этого журналы, книги, брошюры, читает лекции. В 1832 г. Оуэн организует так называемые «Биржи справедливого обмена». Оуэн устраивает в Лондоне биржу, куда всякий производитель может доставлять товары, получая за них трудовые билеты, по расчёту шести пенсов за каждый час труда, вложенный в продукт. Первоначально успех биржи был очень велик, однако в конечном итоге прямой товарообмен оказался неэффективным. Торговцы посылали на биржу свои залежавшиеся товары и разбирали все наиболее ценное, в результате она была завалена товарами, не имеющими шансов на сбыт. Оценка товаров по часам труда и по шестипенсовой норме постоянно вызывала недоразумения и споры. С нагромождением на бирже никому не нужных товаров, трудовые билеты потеряли всякую цену, и биржа обанкротилась.
 Английские рабочие под влиянием агитации Оуэна стали создавать общины-кооперативы. Фактически Оуэн стоял у истоков кооперативного движения в Англии. В первой половине 1830-х гг. прошли несколько кооперативных конгрессов, в которых принимал участие Роберт Оуэн.
 Свои взгляды на переустройство жизни всего человечества были наиболее полно изложены Оуэном в «Книге о новом нравственном мире». Согласно разработанной им модели, учреждаемые на добровольных началах «посёлки общности» образуют федерацию, способную, по мнению Оуэна, продемонстрировать своё экономическое и нравственное превосходство, обусловленное всемерным развитием передовых производительных сил, а также воспитанием нового, гармонически развитого человека и установлением новых общественных отношений. Он полагал, что начало качественно новому состоянию мира - всечеловеческой гармонии - может быть положено лишь соответствующим воспитанием людей, но для этого необходимо кардинально изменить к лучшему социальные условия их существования.
 Оуэн заложил основы профсоюзного движения рабочих. В 1833-1834 годах он пытался создать первый всеобщий национальный профессиональный союз, «Великий национальный союз профессий» (1833-1834), которые он надеялся превратить в средство осуществления своих проектов преобразования общества. Однако организационная слабость, недостаток средств, сопротивление хозяев, имевших поддержку правительства,— все это привело союз к распаду.
Существовали разногласия между Оуэном и другими лидерами рабочего движения. Для многих из них подход к кооперации и профсоюзам исключительно как к средству радикального преобразования общества был неприемлем. Тогда как Оуэн не верил в политические действия в рамках существующей системы, а призывал изменять социальные отношения коренным образом. В то же время Оуэн, в отличие от французских революционеров, таких, как Бабеф или Бланки, не выступал за насильственные действия, считая, что обществу нужно показать практический пример более справедливой и рационально организованной жизни.
 Большую часть своей жизни Оуэн был далек от религии, однако в старости он увлекся спиритизмом и стал мистиком.
 Александр Герцен в «Былом и думах» так описал свою встречу с Робертом Оуэном: «В гостиной был маленький тщедушный старичок, седой как лунь, с необычайно добродушным лицом, с чистым, светлым, кротким взглядом..., который остается у людей до глубокой старости, как отсвет великой доброты...Я сжал его руку с чувством сыновнего уважения; если б я был моложе, я бы стал, может, на колени и просил бы старика возложить на меня руки».
 Идеи Роберта Оуэна оказали существенное влияние на умы русской революционно-демократической интеллигенции. В романе Николая Чернышевского «Что делать?» главная героиня произведения Вера Павловна в комнате Дмитрия Лопухина обнаруживает фотографию Роберта Оуэна и так о ней отзывается: «...какое благородное лицо у старика, какая смесь незлобия и пронзительности в его глазах, во всем выражении лица! Сколько хлопот было Дмитрию достать эту фотографию. Ведь портретов Овена нет нигде, ни у кого... И как Дмитрий был счастлив, когда получил ее и письмо от «святого старика», как он зовет его...»
 Осенью 1858 года, в возрасте 87 лет, Оуэн поехал в Ливерпуль, чтобы выступить на митинге, но почувствовал себя плохо. Отлежавшись в течение нескольких дней, он решил отправиться в свой родной город Ньютаун, в котором не был с детства. В Ньютауне Роберт Оуэн и скончался в ноябре того же года.
 Фридрих Энгельс писал: «Все общественные движения, которые происходили в Англии в интересах рабочего класса, и все их действительные достижения связаны с именем Оуэна».

 

 

 

05 Март 2016

Комментарии
Сергей Бахматов  |  19 Февраль 2016 в 19:29
Роберт Оуэн, конечно, был гуманистом и вызывает заслуженное уважение, но также как и его предшественники не смог избежать утопии.
Собрать случайных людей в коллектив и заставить их работать за равные доходы - это утопия. Социализм – это, прежде всего, общенародная собственность на средства производства, социалистический рынок труда и соответствующее политическое устройство общества, поскольку только это может обеспечить экономическую, политическую и духовную свободы в обществе. Кстати, это было невдомёк и всему последующему коммунистическому движению во главе с Марксом, а также КПСС.

Прежде чем оценивать деятельность КПСС (ранее РКПб и ВКПб), следует сначала выбрать критерий, согласно которому такая оценка будет проводиться. Если мы ограничим свой анализ рамками отдельных локальных успехов и неудач, то мы рискуем потонуть в бесконечном потоке противоречивых фактов, и никогда не придём к общему мнению на этот счёт.
Ясно, что были великие победы на этом пути и горькие поражения, но итог оказался трагическим. В СССР были воплощены в реальность идеи марксизма, поэтому целесообразно будет провести философский анализ всего коммунистического движения в целом, его цели и средств её достижения. Совершенно очевидно, что Маркс, которого можно по праву считать основателем такого движения, главной его целью ставил освобождение человечества от наёмного рабства, в котором он видел все пороки общества. Здесь можно поставить вопрос: какое освобождение он имел в виду, поставив такую цель? Общественная свобода понятие многогранное и включает в себя такие составляющие как экономическая, политическая и духовная свободы в обществе.
Если обратиться к первоисточнику, то становится предельно ясно, что он понимал под освобождением чисто экономический аспект жизни общества, который заключался в обобществлении средств производства и передачи их в собственность государству. По этой причине общественной собственности как таковой не предполагалось, а имелась в виду государственная собственность. Так произошло, поскольку при таком подходе игнорируются политическая и духовная свободы в обществе. С философской точки зрения народу безразличен факт перехода права собственности от одного субъекта (частных лиц) к другому (государству), так как экономической свободы (впрочем, как и других) он при этом не приобретает. Собственность должна перейти к народу и только к народу, только в этом случае она может называться общественной или общенародной собственностью, что помимо обобществления средств производства означает имплементацию политической и духовной свободы в обществе. Государственная собственность означает экономическое, политическое и духовное доминирование в обществе государства в лице его представителей и, соответственно, порабощение в этих аспектах всех остальных.
Приведу цитату из манифеста коммунистической партии (1847 год): «Первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии. Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, то есть пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил». В этом пассаже насчитываются три обращения к слову «господство», и имеется ложный посыл (в руках государства, то есть пролетариата). Вся история человеческого общества свидетельствует о том, что если создан аппарат насилия, а также владения собственностью, то будьте уверены в том, что (независимо от первоначального его назначения) впоследствии он в полной мере воспользуется этим по отношению ко всему обществу. Если для лучшего понимания несколько упростить приведённую цитату, то её можно привести к утверждению, что для приобретения свободы необходимо господство. Абсурдность такого вывода со всей ясностью проявляется из очевидного факта, что для приобретения свободы необходимо освобождение, а не господство. Если кто-то господствует в обществе, то другие порабощены, то есть общественная свобода либо есть для всех, либо её нет вовсе.
В качестве контрастного фона для утверждения Маркса и Энгельса в манифесте можно привести учение Иисуса Христа. Христос призывал человечество в лице каждого его индивида к освобождению от греховных страстей, что должно привести к общественной свободе. Вставшие на этот путь будут способны к организации такого общества. Здесь всё предельно ясно и кристально честно, поскольку истинно.

Возвращаясь к Марксу, можно отметить тот интеллектуальный хаос, который воцарился в среде его приверженцев. Без умаления сущности, приведу только несколько примеров, позволяющих представить себе его. Далеко не все левые социалисты солидаризовались с послереволюционной Россией. Например, Роза Люксембург в «Рукописи о русской революции» ужаснулась тому, что происходило в 1918 году в России: »С подавлением свободной политической жизни во всей стране, жизнь и в Советах неизбежно всё более и более замирает. Без свободных выборов, без неограниченной свободы печати и собраний, без свободной борьбы мнений, жизнь отмирает во всех общественных учреждениях, становится только подобием жизни, при котором только бюрократия остаётся действующим элементом». Однако она же, как известно, считала, что экономический крах капиталистической системы является легитимацией восстания, а восстание, как известно, заканчивается диктатурой, поскольку большая часть общества будет не готова жить по-новому. То, что предлагала она, нисколько не отличается от насильственных революционных преобразований по Ленину, так как также предполагает установление диктатуры пролетариата.
Были и такие, кто в целом принимал революцию в России, но выказывали некую озабоченность по поводу её морального аспекта. Так Дьёрдь Лукач, принадлежащий к числу виднейших марксистских философов 20 века, в своей статье «Большевизм как моральная проблема» (1918) увидел в большевистской позиции одну нерешенную моральную проблему, базировавшуюся на «метафизической предпосылке, согласно которой добро способно родиться из зла». По-видимому, философское чутьё подсказывало ему, что в связи с этим в дальнейшем могут появиться большие проблемы в деле социалистических преобразований в обществе. Так или иначе, но и он не видел альтернативы такому ходу событий.
Эдуард Бернштейн (идеолог ревизионизма), полностью разочаровавшийся в марксизме, заявлял, что антагонистические классовые противоречия вообще перестали существовать в явном виде, а совершенствование общества заключается в выработке компромиссных решений между классами, что выражается в усилении роли государства и перераспределении. Однако в интересах наёмных работников, образно говоря, суть проблемы не в том, чтобы с ними поделились рыбой, а в том, чтобы приобрести удочку, а остальное они сделают сами. Надо признать, что Маркс (в отличие от Бернштейна) был прав в том, что при господстве капиталистического способа производства не может создаваться предпосылок для перехода к социализму, поскольку господствующей во всех аспектах общественной жизни остаётся буржуазия.
Здесь я хочу сделать ремарку, которая несколько подтачивает общепринятые устои в общественном мышлении относительно смены общественно-экономических формаций, разработанных Марксом. Согласно Марксу, капитализм есть объективно необходимый период развития человеческого общества, подготавливающий его переход к более совершенному экономическому устройству (социализму). При этом Маркс правильно формулирует основное противоречие, разрешение которого должно привести к смене ОЭФ, а именно: главным противоречием капитализма является противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения создаваемых материальных благ. Исторически сложилось так, что разные индивидуальные возможности в хозяйствовании привели сначала к справедливому экономическому неравенству индивидов, которое впоследствии привело к несправедливому неравенству в результате появления капитала (эксплуатации). Однако идея общенародной собственности, самоуправления и народовластия естественным образом вытекает из обобществления труда как такового. Например, мельник, использовавший накопленные средства для приобретения мельницы, а также для найма работников, превратился в капиталиста не в результате объективной необходимости такого хода событий, а вследствие отсутствия государственных институтов, позволяющих работникам организовать свою деятельность, используя мельницу, находящуюся в общенародной собственности. Обобществление труда сразу же требовало создания соответствующих институтов общества, чтобы пойти совсем по другому пути развития. Капитализм — лишь отражение отсутствия такой организации, что можно считать субъективным фактором. Поэтому разрешение основного противоречия, в принципе, могло произойти в самом начале обобществления труда или на любом его этапе в зависимости от мудрости и проницательности государственных деятелей. При этом вовсе необязательно ждать, когда такое противоречие достигнет своего «апогея», чтобы проводить революционные изменения, как предполагала Р. Люксембург. Подтверждением сказанному выше может служить факт задержки следующей ОЭФ (социализма), с таким энтузиазмом предсказываемой Марксом 168 лет тому назад. Соответствующие институты общества так и не созданы до сих пор.
Революционные социалистические преобразования при свержении капитализма, приводят к необходимости установления диктатуры управленческого меньшинства и однопартийности, что вызвано как сопротивлением капиталистических собственников, так и отсутствием опыта и должной компетенции у работников (не имевших собственности) в управлении своей экономической деятельностью. Дело осложняется ещё и тем, что построение социализма требует гражданского общества, которое не может сформироваться полноценным в рамках господствующего капиталистического способа производства. То «гражданское общество», о котором принято говорить в капиталистических странах, формируется в «прокрустовом ложе» буржуазного права, которое глубоко аморально. По этой причине оно не может основываться на истинных ценностях. Гражданское общество может быть создано со временем только в рамках социалистического рынка труда и при социалистическом способе производства. Гражданское общество призвано заполнять «пробелы» в общественной жизни, которые неизбежны в осуществлении любого права, поскольку писаное право конечно, а общественная жизнь бесконечна в своей многогранности, и не может быть объята фиксированным сводом законов. Всё вышесказанное приводит к диктатуре и узурпации власти так называемой «элитой» общества. Это чревато восстановлением капитализма, поскольку большая часть общества будет пассивна и при полном отсутствии гражданской позиции (как в СССР), что выразилось в пренебрежительном названии «гомо советикус» и безропотном принятии отъёма собственности у народа и развала страны. Всё же надо отметить, что советский человек в моральном плане во многом превосходил обывателя буржуазного общества, которого интересует только материальная сторона личной жизни, а до дел общественных нет никакого дела. Несмотря на это, по-настоящему гражданским советское общество так и не стало, вследствие отсутствия демократии в экономической жизни общества, которое в свою очередь являлось следствием политической диктатуры в лице КПСС.
Теперь несколько слов о рыночной экономике, которая является универсальным средством обеспечения экономической свободы в обществе, но при условии обеспечения равных возможностей в реализации себя для всех индивидов. Равенство возможностей для всех заключается в отсутствии требования к наличию капитала для профессиональной деятельности на любом уровне, а также в демократическом распределении всех должностей, что исключает назначение на должности сверху. Существует весьма распространённое заблуждение, связывающее капитализм с рынком, а социализм с командно-административной системой.
Рыночная экономика существовала задолго до появления капитализма. По сути дела, с тех пор, когда в обществе произошло первое разделение труда и производители товаров стали обмениваться товарами на рынке. Сбалансированный рынок, когда спрос на любой товар или услугу выравнивается с его предложением на рынке, — идеальный инструмент для объективной оценки производимых благ, а значит, для распределения по труду, что является требованием справедливости и основной целью социализма. Однако экономика только в рыночной или плановой форме будет всегда бесперспективна, и тому есть веские причины. Задача социалистического государства — создание двух секторов экономики (планового и рыночного) и поддержание рыночного сектора в состоянии сбалансированности как саморазвивающейся сущности. Гармоничное сочетание двух секторов экономики посредством государственного управления и организованного рынка можно пояснит следующим образом. Есть товары и услуги первой необходимости, без которых невозможно обойтись, и товары, без которых обойтись можно, но они повышают качество жизни. Потребность общества в товарах первого сектора экономики, а также их себестоимость легко прогнозируется, поэтому может планироваться централизованно как их количество, так и отпускная цена их продажи. Расчёт их себестоимости при социализме существенно упрощается, поскольку в правильно организованной социалистической экономике инфляция практически отсутствует. Предприятия, работающие в этой части экономики могут осуществлять тонкую настройку своего выпуска продукции, подстраиваясь к изменению спроса/предложения.
Что касается предприятий второго сектора экономики, то прогнозировать их выпуск товаров и услуг, а также отпускные цены затруднительно, а подчас невозможно, так как возможно появление «старых» товаров с принципиально новыми качествами или товаров, которые вообще отсутствовали ранее на рынке. Например, появление на рынке принципиально новых товаров сопровождается нарушением баланса спроса и предложения. Спрос на рынке может превышать предложение, что приводит к завышению цены, а значит, доходов работников. Государство помогает организовать выпуск этих новых товаров всем желающим и имеющим должную компетенцию. Средства для создания новых предприятий этого сектора экономики (после согласования с соответствующими государственными органами) берутся из солидарного фонда развития социалистических предприятий, который специально создаётся для этих целей и который пополняется за счёт отчислений созданных таким образом предприятий. В случае отказа государственных органов в финансировании из этого фонда создания предприятия, оно обязано представить мотивированный отказ, который может быть обжалован в суде.
Социалистические рыночные предприятия кроме общего фонда развития имеют также общий обновляющийся пул технологий. Предприятие, которое первым наладило у себя производство новой и нужной продукции получает экономическую выгоду не от сокрытия технологий от других, а от своего пребывания на рынке в течение некоторого времени, когда спрос превышает предложение, то есть завышенных на продукцию цен относительно равновесной. Такой подход будет не только препятствовать созданию монополий на технологии, но и способствовать ускоренному технологическому развитию страны. Количество предприятий, выпускающих эту новую продукцию, и их выпуск растёт до тех пор, пока спрос их на рынке не уравняется с их предложением, и не установятся равновесные цены. Далее продолжают действовать законы рынка: предприятие, предлагающее свою продукцию лучшего качества за ту же цену или того же качества за меньшую цену, получает преимущество перед другими. Появляется стимул к эффективности производства, поскольку это напрямую связывается с доходами работников. Продукция этого сектора экономики не является товарами первой необходимости для населения, поэтому ценовой сговор производителей исключён. Если цена искусственно завышается, то потребление этого товара автоматически понижается, что неблагоприятно скажется на рентабельности предприятий. В этом случае нет никакой экономической выгоды от завышения цен.
В обществе всегда найдутся желающие работать как в первом, так и во втором секторе экономики. Первые предпочитают полную гарантию своих доходов при исключении всякого риска, вторые желают быть предпринимателями. В отличие от капитализма, при рыночном социализме предпринимательская деятельность доступна для всех, так как для этого не требуется наличие капитала, правда, и сверх доходов не будет, что является требованием справедливости. В этом заключается экономическая свобода, которой нет при капитализме и чисто плановом социализме. Кроме того, при смешанной экономике под частичным контролем государства становится возможным, наконец, поставить барьер производству товаров и услуг, наносящих вред существованию и развитию человечества и природы, и установить гармонию между ними. Что касается капитализма, то в буржуазном обществе, строго говоря, вообще нет рыночной экономики, так как рынок товаров/услуг, а также труда монополизирован и политизирован до такой степени, что от настоящего рынка остаётся одно воспоминание.

Почему КПСС так и не приняла в своё время решение о демократизации экономической жизни в СССР? Ведь такой вопрос ставился и обсуждался. Демократизация экономики (самоуправление и самоорганизация) — суть общенародной собственности. Видимо, члены Политбюро ЦК КПСС решили, что это подорвало бы экономическую власть партии в стране, а как следствие – политическую и духовную также, а они уже давно привыкли к всевластию. Могла ли КПСС предотвратить стагнацию страны во всех сферах общественного бытия и последующий крах страны? Скорее всего, да. Но для этого партия, осуществившая переход общества от капитализма к социализму и проведшая демократические реформы в экономике и политике, должна была вовремя самораспуститься. Политическая система при этом должна была быть построена на основе обновлённых демократических Советов. Тогда жертвы революции были бы частично оправданы, так как реставрации капитализма не произошло бы. Образно говоря, подобно запущенной на космическую орбиту ракете, общество при переходе от капитализма к социализму должно иметь разгонный ускоритель (партию) и маршевый двигатель (народное самоуправление). Как только разгонный ускоритель выполнил свою задачу, и отделился, в работу вступает маршевый двигатель, обеспечивающий дальнейшее движение вперёд.
СССР был, действительно, великой державой, но с очень несовершенным политическим устройством, что стало причиной последующей трагедии. Формально в стране существовало народовластие в форме Советов, однако фактическая власть в СССР принадлежала руководству КПСС. Конституция 1977 года, в отличие от предыдущих, впервые отражала фактическую роль КПСС в управлении государством: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза» (Статья 6-я). Таким образом, в этой статье уже формально закреплялось отсутствие народовластия в стране. Ведь в КПСС народ никого не избирает, а она (партия) превратилась в руководящую и направляющую силу, что представляет собой типичный образчик олигархии, а не демократии.
Такое событие (закрепление в Конституции 1977 года руководящей роли за партией) неслучайно. Партийная система – изобретение буржуазной политической системы, где партии являются инструментом борьбы за политическую власть. При этом видимость политического плюрализма создаётся за счет многопартийной системы, однако по своей сути все партии буржуазные, поскольку защищают и отстаивают буржуазное право. Это изощрённый обман общества, разделённого на классы: выбирай кого хочешь, всё равно у власти будет партия, защищающая буржуазные интересы. Социалистическое общество, где собственность на средства производства общественная, не может иметь классов, поскольку классы определяются по отношению к ней. Следовательно, в бесклассовом обществе нет нужды в партиях. Что будет в бесклассовом обществе, если в политической системе его имеется партия? Партия как инструмент борьбы за политическую власть непременно узурпирует её. Так и произошло в СССР. Такая политическая система, во главе которой стоит партия, неспособна к реформам, как самой себя, так и экономики страны и обречена на «загнивание».
Что касается эволюционного перехода от капитализма к социализму (идеальный вариант развития событий), то здесь тактика социалистических партий, организующих такой переход, должна заключаться в следующем. Такой вариант идеален, поскольку исключает революционное насилие и связанные с этим жертвы, а также то, что такой переход займёт существенно меньше времени. Ещё в рамках действующего капитализма необходимо приступить к созданию государственных и общественных институтов для развития социалистического рыночного самоуправленческого экономического уклада. Это приведёт к постепенной демократизации экономической жизни в стране, а также появлению гражданского общества, а впоследствии - к полномасштабной политической реформе. Социалистический экономический уклад имеет все возможности быстро вытеснить капиталистический, поскольку он более выгоден экономически для его работников (отсутствие эксплуатации в виде прибавочной стоимости) и предоставляет большую свободу для творчества. Собственники частных предприятий встретятся с неприятной для себя тенденцией, когда наёмные работники будут «голосовать ногами» в пользу социалистического сектора экономики, что в пределе может их оставить наедине со своими средствами производства и вынудит продавать их. Другими словами, социалистический сектор будет расширяться, а капиталистический — сужаться. Когда первый добьётся подавляющего экономического преимущества, станет возможной кардинальная политическая реформа (организация народовластия в стране) и роспуск всех политических партий. Всё это будет происходить без насилия, поскольку условия для таких изменений в обществе созрели.
Н.Р.  |  20 Февраль 2016 в 12:43
Вместе со многими другими социалистами Оуэн разделял заблуждение, что человек - продукт внешних окружающих его условий и воспитания. Впрочем, это и понятно - о генетике и генетически обусловленных различиях между людьми в то время ещё почти ничего не знали.
Чтобы человек был целиком продуктом внешней среды и хорошо поддавался воспитанию (= дрессировке), Сталин даже запретил генетику. Что, впрочем, не помешало людям оставаться от природы различными.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2016 в 12:57
Человек не может быть полностью продуктом внешней среды и воспитания, но по большей части им является.
Представьте себе, что родившегося гения всю жизнь держали под колпаком, как это делают с недоношенными новорождёнными в течение первых недель. Это будет дикий человек, несмотря на все свои гениальные задатки. Проявиться ему как незаурядной личности помогут будущее образование, воспитание и круг общения. Это очевидно. Врождённые способности потенциальны, а способности, обусловленные средой, реальны.
Проблема социалистов была в неправильном понимании того, какие общественные условия необходимы для формирования гражданского общества.
Н.Р.  |  20 Февраль 2016 в 16:22
С другой стороны, если у человека нет задатков гения, никакая внешняя среда его гением не сделает. Наверное, если с ребенком, у которого нет особых способностей к шахматам, будут работать самые лучшие тренеры, он может стать кандидатом в мастера, но Алехин или Фишер из него не получится. С другой стороны, если бы юный Фишер был полностью изолирован от общества - он тоже не развился бы в гениального шахматиста. Я бы сказал так: врожденные способности потенциальны, но реальными их делает (или дает им проявиться) социальная среда.
Н.Р.  |  20 Февраль 2016 в 16:29
Идею о том, что все люди от рождения в интеллектуальном плане равны, а неравными их делает воспитание, первыми выдвинули французские просветители (Гельвеций и др.). Позднее ее унаследовали социалисты 19-го века - Оуэн, Маркс и пр. Молодой Маркс писал, что не требуется большой остроты ума, чтобы усмотреть необходимую связь между учением материализма о равенстве умственных способностей людей и всемогуществе воспитания - и коммунизмом и социализмом. Но сегодня-то мы понимаем, что материалистически-просвещенческая парадигма потерпела полное крушение, а человек оказался гораздо сложнее, чем думали Гельвеций с Гольбахом.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2016 в 16:50
Вы немножко утрируете: никто никогда не говорил о равенстве интеллектуальных возможностей индивидов, речь могла идти только о равновероятной социальной ориентированности при рождении.
Общеизвестно, что врождённые способности людей подчиняются логнормальному распределению, а это означает, что лишь ничтожная часть человечества гениальна. Подавляющее большинство - люди со средними возможностями и способностями, но именно они определяют парадигму общественного бытия. Поэтому правильное устройство общества как общественная среда для человечества является главным условием, определяющим жизнь общества и её качество. Создать такую среду должны политики доброй воли, которые, конечно же, относятся к меньшинству.
Борис Славин  |  20 Февраль 2016 в 17:38
Свобда как освобождение есть негативное понятие, а "господство над обстоятельствами и отношениям"и есть понятие позитивное.Освобождение от грехов невозможно без господства над своими инстинктами, т.е. над собственным телом, над половым инстинктом, инстинктом разрушения, голодом, стихией общественных отношений и т.д. По Марксу рост производительных сил: технических (над природой), индивидуальных (над собой), и социальных (общественных), раскрытие и рост творческих способностей и талантов человека есть в конечном счете главный закон, определяющий движение общества и всего человечества. Все остальное следствие этого закона: революции, реформы и т.д. Прогрессивное развитие истории невозможно осуществить без господства человека над собственной социальной стихией путем ее подчинения общественному разуму. Освобождения нет без господства, а господства нет без освобождения. Осознание необходимости еще не есть полная свобода, лишь ее начало. Лишь разбив цепи своего рабства человек может стать свободным, т.е. стать "господином над обстоятельствами и отношениями". Лишь тогда исчезнет и сама диалектика раба и господина, и все люди превратятся в сотоварищей. Нам говорили, что свобода там, где есть сознание или осознание необходимости, но это не вся правда. Она оставляет место для господства (власти) одного над всеми. Только сделав всех господами можно создать подлинно свободное общество в действительности,т.е. в котором не будет ни рабов, ни господ.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2016 в 17:48
Господство над собственным эго - освобождение. Освобождение - это господство над силами зла в самом широком смысле слова, и это относится как к индивиду, так и обществу в целом. Только тогда господство можно интерпретировать как освобождение. Когда речь идёт о господстве "элиты" в обществе, какими бы благими намерениями это господство ни было вызвано, то это уже не освобождение, а рабство.
Н.Р.  |  20 Февраль 2016 в 19:37
"Прогрессивное развитие истории невозможно осуществить без господства человека над собственной социальной стихией путем ее подчинения общественному разуму".
Здесь вызывает сомнение фраза "подчинение общественному разуму". Что такое общественный разум? Общество - не личность, поэтому разума не имеет. Значит, здесь опять будет идти речь о господстве над обществом какой-то группы ("просвещённой элиты") или даже одной персоны, которая свой разум выдаст за общественный. В итоге получится та же "деспотизм разума", который установил Робеспьер.
Жизнь вообще лишь в определённой мере поддается рационализации, она в сущности спонтанна. "Сущее не делится на разум без остатка", как сказал Гёте. Попытка рационализировать всю социальную жизнь может привести к страшному деспотизму.
Н.Р.  |  20 Февраль 2016 в 19:52
Самые глубокие бытийственные, онтологические основы жизни общества вообще не могут быть рационализированы. Общество развивается скорее органически, а не по каким-то рациональным схемам.
В своё время Л.Троцкий писал, что октябрьская революция 1917 г. "стремилась придать характер полной прозрачности всем общественным отношениям". Но попытка силой внедрить рационалистическую утопию ведёт только к насилию над живой жизнью и ее разрушению. В конечном итоге революция привела к такому иррационализму и обскурантизму, культу вождя и непогрешимой догмы, которых не видел мир.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2016 в 20:26
Цитата: "Что такое общественный разум? Общество - не личность, поэтому разума не имеет. Значит, здесь опять будет идти речь о господстве над обществом какой-то группы ("просвещённой элиты") или даже одной персоны, которая свой разум выдаст за общественный. В итоге получится та же "деспотизм разума", который установил Робеспьер".
Здесь не надо выплёскивать вместе с корытом воды и ребёнка. Дело не в том, что существует общественный разум, поскольку в противном случае понятие Гомо Сапиенс теряет всякий смысл, а развитие общества превращается в броуновское движение, а в том, что понятие общественный разум не должно быть приватизировано немногими, считающими себя избранными. Совершенное общество предполагает создание такого гражданского общества, где невозможно принятие решений, касающихся всех, ограниченной группой лиц. На эту тему у меня есть статья "Свобода, справедливость, мораль. Миф или будущее?".
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2016 в 20:56
Если широко представленное общественное мнение ошиблось, то такое принятие решений делает возможность исправить ошибку в будущем, то есть апостериорно. Если власть представлена неконтролируемой элитой, то исправить ошибку значительно трудней. Вспомните Наполеона, который утверждал, что когда дела из рук вон плохи, надо публично делать вид, что всё хорошо, и люди поверят.
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2016 в 00:42
Желание элиты править без проблем провоцирует власть, мягко говоря, зомбировать население посредством той или иной идеологии. Так было в советском обществе (гомо советикус), так и в современной России (гомо консьюмекус). Самое интересное то, что манипуляция общественным сознанием делает управление обществом настолько лёгким, что сами власти со временем начинают представлять собой жалкое зрелище в интеллектуальном плане.
Приведу только один свежий пример полной некомпетентности нашей законотворческой и управленческой элиты. Таких примеров можно приводить, пока не надоест. В последнее время в обществе не на шутку развернулось обсуждение так называемых «коллекторов». Мнения как всегда разделились: одни предлагают сделать коллекторы «с человеческим лицом», другие – вообще отправить их на свалку истории. При этом и те, и другие не обременяют себя самой постановкой вопроса, что такое коллекторы и почему они существуют в любом буржуазном обществе? Остаётся только удивляться тому, как сии «учёные мужи», добравшиеся до самых вершин власти, сохранили в полной неприкосновенности инфантильность избалованных детей.
Образно говоря, одни предлагают подпилить лукавому рога, чтобы не задевал рогами притолоку, а другие – попросить выйти вон, но чтобы дело его осталось, поскольку желают оставаться в рамках буржуазного права.
Просроченная задолженность – это то, без чего капитализм не может существовать, и является следствием перенакопления капитала, которое в свою очередь вызвано прибавочной стоимостью в денежном выражении. Это по Марксу и это верно. Если кто-то (капиталисты) получают доходы больше, чем могут израсходовать на личное потребление или вложить в реальное дело, то образуются излишки, которые накапливаются и представляют собой спекулятивный капитал, который имеет имманентное свойство бесконечного расширения. Это проявляется также в процессе накопления долгов (внутренних и внешних). Когда значительная часть капитала покидает реальный сектор экономики, то это угнетается потребительский спрос, а также затрудняется сбор налогов в бюджет. Для поддержания спроса и недопущения краха экономики (по Кейнсу) регулятор производит все виды денежной эмиссии в нужной степени (управляемая инфляция), а государство занимает в долг у капиталистов, продавая ценные бумаги. Когда же приходит срок их выкупа, государство (чтобы расплатиться) либо снова занимает в долг (чем не пирамида!), либо пользуется услугами печатного станка регулятора (инфляция). Этот процесс, по сути, можно рассматривать так, что государство печатает деньги вместе с причитающимися процентами прямо капиталистам и банкирам в карман. Чтобы устранить эту тенденцию, нужно отказаться от самого капитализма.
Навязчивая агрессивная реклама и агрессивное кредитование, а также коллекторы как неизбежный их атрибут следуют напрямую из перенакопления капитала. Как падает велосипед, если он останавливается, так парализуется экономика капитализма без агрессивной экспансии в виде рекламы и кредитования, что вызывает к жизни «коллекторы» со всей их убогой сущностью.
Пресловутое общество потребления происходит по той же самой причине и провоцирует беспощадное расходование ресурсов Земли в гонке под названием «неразумное потребление», когда только что созданный продукт утилизируется по простой причине того, что на его место создан новый с сомнительными преимуществами. Капиталисты вынуждены вкладывать эти излишние средства в создание нового товара или услуги (пусть даже с сомнительными достоинствами) и продвигать их на рынок агрессивной рекламой. Вкладывать излишки в наращивание прежних товаров и услуг не получается, поскольку спрос на них ограничен и падает.
Анатольевич  |  21 Февраль 2016 в 18:09
"Прогрессивное развитие невозможно осуществить без господства человека над собственной стихией путем подчинения ее разуму".

Откуда взялось такое стрнанное утверждение?
Что - на протяжении от каменного века до... ну пусть до конца 19 века (не будем сейчас уходить в споры насчет разума или его отсутствия у большевиков)... не было развития?
Или развитие не было прогрессивным?
Или на протяжении всей истории человек подчинил свою стихию, путем подчинения ее разуму?

Знаете, как-то все это утопизмом отдает.
Я и говорю - большевики совершили реставрацию в марксизме идеализма, попавшего туда еще от Гегеля.
Никакого материализма.
Никакого ЕСТЕСТВЕННОГО, то есть объективного, то есть, строго говоря, не зависящего от сознания индивидуумов развития.
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2016 в 19:18
Цитата: "Прогрессивное развитие невозможно осуществить без господства человека над собственной стихией путем подчинения ее разуму".
В этой фразе происходит незаметная на первый взгляд замена понятий. Здесь слову «разум» априори вменяется положительное свойство, претендующее на истинность или приближение к ней. Это далеко не всегда так. Если бы вместо фразы " подчинения её разуму" была бы фраза "последовательному постижению к истине", то было бы не к чему придраться. Дело в том, что на разумные действия могут претендовать многие, в том числе и с групповыми интересами и противоположными точками зрения, а вот истина одна. Именно к ней и надо стремиться методом «проб и ошибок», оптимизируя общественное устройство усилиями коллективного разума. Узурпация власти управленческим меньшинством, только отдаляет достижение этой цели, поскольку при этом начинают проявляться все пороки, связанные с господством в обществе и манипуляцией общественным сознанием.
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2016 в 19:21
Сори, ....последовательному приближению к истине....
Н.Р.  |  21 Февраль 2016 в 19:46
На самом деле, проблема здесь в том, что понятия "разумности" и "истины" - поневоле субъективны. То, что для одного разумно, для другого - чистый обскурантизм. То, что для одного истина, для другого - заблуждение. А особенно опасно, когда на абсолютную разумность или абсолютную истину претендует группировка, монополизировавшая власть. Это прямой путь к насилию и террору. Альбер Камю когда-то сказал, что террор - это беспредельная субъективность, навязываемая другим как объективность, и это очень верная мысль. Всё, что мы можем - искать истину. А демократия как раз основана на праве каждого человека на свободный поиск истины и его соучастие в решении вопроса об общественном благе.
Н.Р.  |  21 Февраль 2016 в 19:56
Большевиков можно, действительно, назвать идеалистами - идеалистами зла. Они разрушали живую жизнь в угоду догме. Но это скорее не утопизм, а фанатизм. Они верили, что обладают абсолютной истиной и могут полностью рационализировать общественную жизнь, то есть подчинить её воле руководителей. В какой мере здесь имела место реставрация в марксизме гегельянства - трудно сказать, но я думаю, что гегельянство из марксизма никуда и не исчезало. Ещё Бернштейн призвал изгнать гегелевскую диалектику из марксистской доктрины - но его же не послушали...
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2016 в 20:08
Цитата: "А демократия как раз основана на праве каждого человека на свободный поиск истины и его соучастие в решении вопроса об общественном благе".

Это, безусловно, правильно, только равные права в этом поиске для каждого человека может обеспечить только обновлённый социализм, который будет обеспечивать в обществе экономическую, политическую и духовную свободу для всех индивидов.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ ДЕМОКРАТИЯ
ФЕМИНИЗМ И КАПИТАЛИЗМ
КАК МЕНЯЛСЯ ОБРАЗ ТРАМПА НА АМЕРИКАНСКОМ ТЕЛЕВИДЕНИИ
ПОЧЕМУ РЕВОЛЮЦИЯ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ?

Новости
18.08.2017 Премьер Испании: главная задача Европы - борьба с терроризмом
18.08.2017 Турция намерена заключить соглашение с ЕврАзЭС, не нарушая таможенного союза с ЕС
18.08.2017 Память жертв терактов почтили минутой молчания в Барселоне
18.08.2017 Эрдоган призвал немецких турков голосовать против Меркель и Шульца
17.08.2017 Австрийские социал-демократы прекратили работу с задержанным советником

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"