все поля обязательны для заполнения!


 
ИДЕОЛОГ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ
БОРИС РОМАНОВ
политический аналитик, историк

Имя Эдуарда Бернштейна в нашей стране долгие годы ассоциировалось с понятиями «ревизионизм» и «оппортунизм». Современные историки и публицисты как положительно, так и отрицательно относящиеся к Бернштейну, нередко рассматривают его исключительно как основателя социал-либерального течения в социал-демократии. Эта точка зрения представляется недостаточно обоснованной.

 Эдуард Бернштейн родился в 1850 году в семье берлинского железнодорожника. Из-за бедности он не смог получить полноценного гимназического образования и был вынужден работать с 16 лет. Трудовую жизнь начал банковским служащим в Берлине. В возрасте двадцати двух лет в 1872 году вступил в Социал-демократическую рабочую партию, основанную в Айзенахе три года ранее выдающимся германским социалистом Августом Бебелем, и стал ее активным членом.

 Свои взгляды молодой Бернштейн формировал под влиянием идей Фердинанда Лассаля и преподавателя высшей школы в Берлине Евгения Дюринга. В 1879 году он прочитал критические замечания в адрес почитаемого им ученого в работе Фридриха Энгельса «Анти-Дюринг» и с тех пор, как он сам писал позднее, стал последовательным приверженцем марксизма. В 1878 году в Германии по инициативе канцлера Бисмарка принимается исключительный закон против социалистов, в результате которого под запретом оказалась социал-демократическая партийная печать.  Именно в эти годы Бернштейн становится личным секретарем издателя социалистической прессы Карла Гехберга, а с 1881 года редактором выходившего в Цюрихе (Швейцария) еженедельника «Социал-демократ». Это назначение состоялось после поездки Бернштейна вместе с Августом Бебелем в Лондон, где состоялась встреча с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Бернштейн произвел на них весьма благоприятное впечатление. Одновременно Бернштейн стал сотрудником теоретического партийного журнала «Новое время», во главе которого стоял Карл Каутский, с которым ему предстояло впоследствии как активно сотрудничать, так и ожесточенно спорить. Под давлением германского правительства, оказанного на швейцарские власти, редакция журнала «Социал-демократ» была вынуждена покинуть Цюрих и перебраться в Лондон. В нем Бернштейн начинает свою активную работу с Фридрихом Энгельсом и одновременно вместе с Карлом Каутским участвует в разработке новой программы германских социал-демократов, которая принимается на съезде в Эрфурте в 1891 году. Годом ранее исключительный закон против социалистов был отменен, и ограничения, наложенные на социал-демократов, перестали действовать. Как отмечает наиболее известный специалист по наследию Бернштейна в Германии доктор Хорст Хайнман своей активностью он – наряду с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом – многое сделал для того, чтобы «марксизм стал всеми признаваемой мировоззренческой основой германской социал-демократии». Эта программа, написанная с марксистских позиций, на многие годы становится образцом программных документов для других социал-демократических партий, в том числе и для российских социал-демократов. С принятием данной программы марксизм стал мировоззренческой основой германской социал-демократии. Ленин считал Эрфуртскую программу «образцом для всего второго Интернационала».  В ней авторству Бернштейна принадлежит вторая практическая часть, где были сформулированы конкретные требования, которые предполагалось реализовать в первую очередь в ходе политической борьбы за права трудящихся. Однако сам Бернштейн не мог появиться в Германии еще в течение одиннадцати лет из-за действовавшего в отношении его лично судебного распоряжения о его аресте по обвинению «в оскорблении его величества» в одной из газетных публикаций. До 1901 года он оставался в эмиграции и занимался в Библиотеке британского музея, где и пришел к важным выводам, связанным с уточнением и развитием марксистской теории. Свои новые выводы он изложил в статьях, которые посылал в течение двух лет с 1896 по 1898 год в журнал Каутского «Новое время» в рубрику «Проблемы социализма». Затем Бернштейн собрал их, и основательно переработав, издал отдельной книгой под названием «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии». В этой работе Бернштейн вовсе не собирался полностью отказываться от марксизма, как утверждали его оппоненты. Однако на основании изучения многочисленных статистических данных Бернштейн пришел к выводу, что некоторые предсказания Маркса и Энгельса, и, в частности, тезис об абсолютном обнищании рабочего класса и пролетаризации мелкой буржуазии, ведущей к фактическому исчезновению средних слоев общества, не находят практического подтверждения. Отсюда он сделал вывод о возможности улучшения положения трудящихся в ходе политических и социальных реформ, за которые и должны бороться социал-демократы. Поэтому понятие классовой борьбы принимает несколько иной характер, поскольку продвижение к социализму становится возможным, по его мнению, в результате последовательной реформаторской деятельности. Также критическому пересмотру со стороны Бернштейна подверглась теория прибавочной стоимости. Бернштейн считал, что политика социал-демократии не должна руководствоваться перспективой «предстоящей великой социальной катастрофы», а стать и в теории тем, «чем она сегодня действительно является: демократическо-социалистической партией реформ».

 Книга Эдуарда Бернштейна вызвала бурную реакцию среди деятелей второго Интернационала и подверглась резкой критике в рядах германских социал-демократов в первую очередь со стороны его старого товарища Карла Каутского. Уже через год после ее выхода Каутский публикует работу «Бернштейн и социал-демократическая программа». Исходным пунктом разногласий являлось положение о закономерном движении к социализму через этап социальной революции. Каутский подчеркивал, что социал-демократия остается революционной партией, поскольку ее программа предусматривает завоевание политической власти рабочим классом и радикальное преобразование существующей социально-экономической системы. На партийных съездах несколько раз ставился вопрос об исключении Эдуарда Бернштейна из партии. В 1903 году партийный съезд в Дрездене по предложению Каутского официально отмежевался от позиции Бернштейна. С резким осуждением ревизионизма Бернштейна выступил Георгий Плеханов. Известие об этой книге докатилось до Сибири, где находившийся в ссылке в селе Шушенском молодой Владимир Ульянов (Ленин) организовал коллективное письмо протеста против данной работы Бернштейна.

 По мнению Х. Хайнмана, в предисловии к 8-му изданию данной книги «Бернштейн заложил теоретический фундамент реформистской концепции социализма не путем тотального разрыва с марксизмом, но путем пересмотра устаревших марксистских теорий, тем самым оставаясь в рамках марксистской традиции». В работе "Возможен ли научный социализм?" (1901) Бернштейн формулирует свои представления о путях теоретического обновления марксизма. Он считает необходимым разделить понятия науки о социализме и идеологической доктрины, поскольку идеология в отличие от науки не может быть совершенно объективной и неизбежно содержит элементы утопизма. Отсюда Бернштейн делает шаги в сторону интерпретации социализма как этического идеала, опираясь на этику философа Эммануила Канта. Выдвинутый им лозунг «конечная цель ничто, движение все» делал упор на практическое продвижение к социалистическому идеалу, что, однако, вовсе не противоречило марксистскому пониманию социализма. Его перу также принадлежит биография Фердинанда Лассаля, взгляды которого также оказали серьезное влияние на мировоззрение Эдуарда Бернштейна.

 После возвращения на родину Бернштейна в 1902 году избирают депутатом в рейхстаг. Он занимался парламентской работой до 1918 года. Несмотря на теоретический ревизионизм, в котором его обвиняли, в области практической политики Бернштейн занимал достаточно левые и даже во многом радикальные позиции. В 1904 году он выступал сторонником всеобщей забастовки, призывал к революционной пропаганде в войсках. В начале Первой мировой войны Эдуард Бернштейн осудил «патриотическую» линию руководства СДПГ, поскольку считал, что Германия ведет не оборонительную, а империалистическую войну и встал на позиции левых социал-демократов. В 1914 году вместе с фракционными левыми во главе с Карлом Либкнехтом голосовал в рейхстаге против ассигнования на вооружения. В июне 1915 года в соавторстве с одним из лидеров партии Хуго Хаазе и Карлом Каутским написал обращение, направленное против войны. Фактически Бернштейн стоял на позициях близких к антивоенному радикальному манифесту левых социал-демократов, сформулированному на международной конференции в Циммервальде в сентябре того же года. За эту антивоенную позицию его исключают из фракции СДПГ в рейхстаге. Эдуард Бернштейн вместе с Карлом Каутским, Хуго Хаазе, Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург создает Независимую социал-демократическую партию, отколовшуюся в 1917 году от СДПГ. В НСДПГ существовали расхождения по отношению к парламентаризму. Левое крыло партии выступало за диктатуру пролетариата в форме Советов, опираясь на российский пример. В ходе ноябрьской революции в Германии в 1918 году Курт Айснер (НСДПГ) провозгласил в Мюнхене создание Баварской советской республики. Поначалу независимые социал-демократы наряду с представителями СДПГ входили в состав правительства, сформированного после победы революции, однако в конце декабря 1918 года народные уполномоченные от НСДПГ под влиянием революционных настроений части рабочего класса покинули него.

 После того как сама НСДПГ раскололась, и наиболее революционная ее часть вышла из нее, создав на основе группы «Спартак» Коммунистическую партию Германии, Бернштейн в 1919 году возвращается в СДПГ большинства. Когда в январе 1919 года произошло восстание рабочих Берлина под руководством «спартаковцев», правительство народных уполномоченных, сформированное из членов СДПГ, использовало силы офицерского корпуса для его подавления, в ходе которого были зверски убиты Роза Люксембург и Карл Либкнехт.

 Бернштейн был депутатом рейхстага уже Веймарской республики с 1920 по 1928 год и выступал экспертом по вопросам налоговой политики. Он оказался одним из немногих немецких депутатов признавших вину Германии за возникновение первой мировой войны. В 1922 году публикуется его лекция «Социализм прежде и сейчас. Спорные вопросы социализма в истории и современности».

В 1921 году он принимает участие в разработке новой программы партии в Герлице, где находят отражение многие теоретические выводы Бернштейна. Однако через четыре года, под влиянием его оппонента Каутского принимается программа, где произошла, по мнению исследователей истории немецкой социал-демократии «реставрация ортодоксальной марксистской концепции социализма». Как писал Вилли Брандт в предисловии к сборнику программ СДПГ, в предшествующий период до принятия программы в Бад-Годесберге в 1959 году партия «теоретизировала по Каутскому, а действовала по Бернштейну».

 В то же время следует заметить, что в период Веймарской республики СДПГ в лице ее господствующего правого крыла занималась в значительной степени бесплодным соперничеством с коммунистами за влияние на рабочих, и эта политика фактически привела германскую социал-демократию к краху. Безусловно, КПГ также не избежала серьезных ошибок, однако именно социал-демократы в период Веймара непосредственно участвовали в управлении государством, входя в состав ряда правительственных кабинетов, и, следовательно, несут свою долю ответственности за катастрофу германского парламентаризма в 1933 году.

 Эдуард Бернштейн скончался 8 декабря 1932 года в Берлине. Многие его идеи найдут свое отражение в деятельности послевоенной германской социал-демократии, в обновлении ее идеологических принципов и в программных документах Социалистического интернационала, в частности, во Франкфуртской декларации 1951 года.
 

13 Октябрь 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  14 Октябрь 2015 в 09:36
Теперь уже совершенно очевидно, что идеи Эдуарда Бронштейна также не нашли своего практического подтверждения. Современный капиталистический мир с его глубочайшими противоречиями тому подтверждение.
Несмотря на столетнюю историю существования социал-демократов как его идейных наследников, капитализм не только существует, но в некоторых аспектах привёл общество к ещё большей деградации.
Да, для перехода от капитализма к социализму нужны реформы, а не социальные потрясения, но реформы реформам рознь. Если заниматься только сглаживанием противоречий первого, не имея никакой идеи относительно того, как поменять его суть, то это путь тупиковый.
Поэтому оба направления социалистической мысли тех времён были равно удалены от истинного, впрочем, это касается и настоящего времени.
Сергей Бахматов  |  14 Октябрь 2015 в 10:09
Эдуарда Бернштейна, конечно же. Спутал фамилию с фамилией известного шахматиста:-)) В отличие от Бернштейна он был действительно гениальным, хоть и не стал чемпионом мира.
Б.Ф. Славин  |  14 Октябрь 2015 в 16:05
На мой взгляд, с Бернштейном все гораздо сложнее. Он так и не понял подлинного марксизма с его диалектикой и ролью рабочего класса (носителей наемного труда) как главного субъекта и вождя революции. Он вошел в историю как гуру оппортунизма. Находясь под большим влиянием позитивизма и кантовской философии, он дал вульгарный вариант марксизма, который до сих пор мешает понять подлинно революционную суть марксизма. Отсюда его попытки отрицать революцию (обожествлять реформы), рассматривать общественные явления на манер естественных наук. Новейшая история полностью опровергает его псевдооткрытия о якобы отрицании абсолютного обнищания трудящихся, об устойчивости среднего класса, об исчезновении кризисов и т.д. Сегодня все эти "прелисти" капитализма демонстрируют большинство стран, включая и развитые страны. Следите за развитием современного глобального мира: то ли еще будет. Прав будет не Бернштейн, а Люксембург, Ленин и Бронштейн со своими идеями неизбежности мировой революции. Тогда и Путин поймет, чем они отличаются друг от друга.
Сергей Бахматов  |  14 Октябрь 2015 в 17:28
Революционные преобразования общества возможны без социальных потрясений. Для этого (как у Ленина) должна возникнуть революционная ситуация, но действия по выходу из неё должны быть направлены в мирное созидательное русло. "Дорожная карта" таких действий должна быть подготовлена заранее.
В противном случае, когда революционные преобразования будут "силовыми" и при полном отсутствии компромисса между классами, мы опять будем долгое время выяснять отношения (кто прав, а кто не очень), что закончится тоталитаризмом и полным забвением того, за что боролись...
Сергей Бахматов  |  14 Октябрь 2015 в 18:12
Вообще-то, справедливости ради, надо отметить, что бороться против гегемонии в обществе одного класса за установление её другим - занятие, достойное палаты №6. Я не понимаю, почему верных последователей марксизма столько много.
Сергей Бахматов  |  14 Октябрь 2015 в 18:47
Я, хоть и без бороды как у К.Маркса и Ф. Энгельса, могу Вам сказать, что надо оставить в покое субъектов и вождей революции. Нужен просто компромисс и взаимоуважение сторон противоречия.
Это приведёт к осуществлению прогрессивных идей и процветанию общества намного раньше...
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 01:06
На мой взгляд, Бернштейн просто был здравомыслящим человеком, который восстал против марксистской догматики и схоластики. Он ведь до 1901 года жил в Англии, и это хорошо на него повлияло - он познакомился с опытом английского рабочего движения, которое опиралось на эмпиризм, на common sense и вполне обходилось без всяких догм (тем более импортированных с континента). В своих работах Бернштейн хотел показать, что для борьбы за социальные реформы марксистская ортодоксия совершенно не нужна и даже вредна. Если в России когда-нибудь возродится демократическое движение наёмных работников, ему лучше всего развиваться именно по британской, лейбористской модели - т. е. обходиться без догм, тем более марксистских.
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 01:13
Бернштейн понял: целый ряд положений марксизма не выдерживает проверки реальностью. И именно с него началось - хоть и медленное - проникновение в идеологию европейской социал-демократии здравого смысла.
Сергей Бахматов  |  15 Октябрь 2015 в 08:47
Так чего же хотят европейские социал-демократы? То ли процветающего капитализма, то ли социализма?
Впрочем, друг мой, это не имеет никакого значения, поскольку ин того, ни другого им за сто лет добиться не удалось. А причина всему их полная идейная импотенция.
Сергей Бахматов  |  15 Октябрь 2015 в 09:02
Друг мой, когда Вы начинаете рассуждать обо всех "прелестях" современной социал-демократии, у меня невольно возникают ассоциации с узником, который сидит всю жизнь, скованный цепями, в абсолютно тёмной пещере, видит пробивающийся через единственную маленькую щель лучик света, думая при этом, что это и есть весь мир во всём своём многообразии.
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 12:28
На сегодня социал-демократизированный капитализм - наиболее приемлемая общественная система. Всё остальное гораздо хуже. А что касается отсутствия свежих идей у социал-демократии - так им надо было ещё в 19-м веке прокладывать другие пути. Рабочее движение как протест против несправедливостей ранней фазы индустриального капитализма всё равно бы возникло, но совсем не обязательно ему было брать марксизм на вооружение.
Согласитесь, что проведение в жизнь социальной политики совсем не требует марксистского обоснования.
Сергей Бахматов  |  15 Октябрь 2015 в 12:37
О какой приемлемости Вы говорите? С социал-демократией возникает другая ассоциация: цыгане дружною толпою толкали задним местом паровоз, а через век им подсказали, что паровоз тот без колёс.
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 14:38
Но всё-таки они внесли большой вклад в "очеловечивание" свободно-рыночного капитализма.
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 14:39
Социал-демократы, конечно. Не цыгане :)))
Сергей Бахматов  |  15 Октябрь 2015 в 15:07
Общество свободно-рыночного капитализма олицемерилось и изолгалось. Если Вы считаете это очеловечиванием, то у Вас, мягко говоря, очень своеобразное представление о человечестве.
А США как флагман капиталистического мира вообще напоминает Германию нацистских времён. Всерьёз считают свою нацию исключительной, что даёт им якобы право, никого не спрашивая, наводить свой полицейский "порядок" в мире. Если бы не было ядерного оружия, то уже давно бы и мировую войну развязали.
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 15:46
А вы сравните положение наёмных работников в Англии в 1842 году и сегодня. Есть всё-таки разница.
Н.Р.  |  15 Октябрь 2015 в 15:47
Прошу прощения - Вы
Сергей Бахматов  |  15 Октябрь 2015 в 16:09
Давайте сравним капитализм ещё и с теми временами, когда мылись мочой за неимением чистой воды поблизости. Капитализм ведь очень ёмкое понятие и касается всех сторон жизни человечества.
Например, искусственно увеличенная грудь Анны Семенович как символ самоутверждения в эпоху неолиберализма, приводит коров, страдающих слабой самооценкой к депрессии, что приводит к катастрофическому снижению удоев.



Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
УРОКИ ГРАМШИ
ТЫ ПРИЗВАН СЫГРАТЬ СВОЮ РОЛЬ В СХАТКЕ С ПОСТ-ПРАВДОЙ
ГЛАВНЫЙ ВОПРОС НАСТУПИВШЕГО ГОДА
НЕКАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

Новости
23.05.2017 Шотландские националисты отложили публикацию предвыборного манифеста из-за теракта
23.05.2017 Франция настроена на диалог с Ираном наперекор Трампу
23.05.2017 22 человека погибли от взрыва смертника на концерте в Манчестере
23.05.2017 ЕС обсудит изменение формата минских переговоров по Украине
22.05.2017 "Роскосмос" проработает вопрос создания альтернативы МКС с партнерами по БРИКС

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"