все поля обязательны для заполнения!


 
РЕВОЛЮЦИОНЕР ИЛИ РЕФОРМИСТ?
БОРИС РОМАНОВ
политический аналитик, историк

Николай Константинович Михайловский был выдающимся представителем российского освободительного движения и самобытной отечественной социалистической мысли. Его идеи вызывали острые споры при его жизни. Имя Михайловского - одного из главных теоретиков и идеологов народничества – занимает важное место в истории русской общественной мысли и публицистики второй половины ХIХ века.
 Николай Михайловский родился в Мещевске в Калужской губернии в небогатой дворянской семье в 1842 году. После окончания Костромской гимназии учился в Петербургском институте горных инженеров. За активное участие в студенческих волнениях был исключен из института. Такое начало революционной биографии было характерно для многих видных российских социалистов. Именно студенчество становилось первой школой демократического свободомыслия в Российской империи. Неслучайно крайне правые монархические организации видели в российском студенчестве враждебную устоям абсолютизма силу и демонизировали его.
 Михайловский рано приобщился к литературно-критической и публицистической деятельности, сотрудничая с журналами «Рассвет», «Книжный вестник», «Современное обозрение». Он был одним из редакторов «Отечественных записок» - прогрессивного журнала, который возглавлял поэт Николай Некрасов, где и опубликовал ряд своих наиболее важных социологических работ («Что такое прогресс?», «Теория Дарвина и общественная наука», «Записки профана», «Письма о правде и неправде»).
 В 70-х годах Михайловский был близок к народовольцам, активно помогал революционному подполью, принимал участие в составлении и редактировании Письма Исполнительного комитета «Народной воли» к императору Александру III в 1881 году вскоре после убийства народовольцами его отца Александра II, нелегально сотрудничал в изданиях «Народной воли». В то же время как оригинальный мыслитель он сделал очень много для идейной эволюции народничества и далеко не полностью разделял взгляды и методы народовольцев. Михайловский считается одним из основателей либерального народничества, пришедшего на смену народничеству революционных организаций «Земля и воля», «Народная воля», «Черный передел». Но это вовсе не означало разрыв Михайловского со старым народническим наследием. Скорее – это было развитие народнических идей в период кризиса народнического движения вызванного тем, что методы революционного народовольческого террора не привели к желаемым результатам.
 После закрытия «Отечественных записок» Михайловский выступал как публицист в «Северном вестнике», в «Русской мысли», в «Русских ведомостях». С 1892 года возглавил журнал «Русское богатство», который стал органом либерального народничества и привлек сотрудничеству С. Южанова, Н Даниельсона, А. Пешехонова и других народников, а также известных писателей Г. Успенского, Д. Мамина-Сибиряка, В. Короленко, В. Вересаева, М. Горького, А.Куприна.
 Историки до сих пор спорят, остался ли Михайловский по своим взглядам революционером или разочаровался в методах революционной борьбы и стал склоняться к социал-реформизму?
 Следует иметь в виду, что в период политической реакции Михайловский пропагандировал социалистические и демократические идеи в легальной печати, и поэтому действовал более осторожно, чем его товарищи подпольщики. Михайловский не раз заявлял, что сам он не революционер, но признавал неизбежность революции в царской России. Известно его письмо Петру Лаврову 1873 года, в котором он писал: «Я не революционер, каждому свое». Любопытно, что эти же слова он произнес в беседе со своим молодым почитателем, студентом Виктором Черновым, будущим лидером партии Социалистов-революционеров и председателем Всероссийского учредительного собрания, когда тот пришел поздравить своего учителя с юбилеем.
 Чернов был делегирован от Союзного совета студенческих землячеств, чтобы поздравить кумира прогрессивной молодежи. Он был несколько озадачен двойственным отношением Михайловского к революционному насилию и даже с удивлением спросил: «Значит вы против террора»? В этой беседе, которую впоследствии Виктор Чернов подробно изложил в своих воспоминаниях «Перед бурей», Михайловский высказал предположение, что не успешная революция приведет страну к конституционному строю, а скорее, наоборот, введение конституции послужит катализатором революционного движения. По его словам, «народной революции следует ждать после конца чистого абсолютизма, чем до этого конца».
 Михайловский, как и другие народники, стоял на позициях крестьянского социализма и верил в возможность социалистических преобразований через крестьянскую общину и уравнительный раздел земли.
 Взгляды Михайловского как выразителя интересов крестьянства анализировали и критиковали русские социал-демократы марксисты – Георгий Плеханов и Владимир Ленин. Работа Ленина «Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов» (1894) была посвящена резкой критике идей Михайловского и его соратников, а также их интерпретации идей Маркса.
 Вместе с тем, Ленин считал Михайловского прогрессивным мыслителем и высоко оценивал его вклад в борьбу против самодержавия, просветительскую деятельность, связь с революционным подпольем. Но социал-демократы рассматривали народников как мелкобуржуазных крестьянских революционеров отрицавших социальное расслоение в деревне. «Михайловский – писал Ленин, - был одним из лучших представителей и выразителей взглядов русской буржуазной демократии в последней трети прошлого века». Ленин также характеризовал Михайловского как «горячего сторонника свободы и угнетенных крестьянских масс».
 Исторический парадокс заключается в том, что впоследствии оппоненты Ленина по РСДРП - меньшевики упрекали большевиков и их лидера в сближении с народничеством и отходе от основ марксизма. Русские народники в отличие от марксистов считали крестьянство не мелкой буржуазией, а трудовым классом.
 К тому же, все народники, в том числе умеренные во главе с Михайловским резко выступали против частной собственности на землю и ратовали за обобществление земледельческого промысла и общинную обработку сырья. Михайловский также всегда выступал против отечественных либералов. В то же время социал-демократические критики народничества были безусловно правы в том, что Михайловский и его последователи явно недооценивали масштабов развития капиталистических отношений в стране и в русской деревне и идеализировали крестьянскую общину.
 По своим философским воззрениям Михайловский был близок к позитивизму и агностицизму, считая спор между материализмом и идеализмом устаревшим: «В то время как мы еще делимся на материалистов и спиритуалистов, передовая западная мысль в лице Конта, Спенсера и проч. отрицает и ту и другую систему».
 Михайловский призывал преодолеть односторонность теоретического реализма (материализма) и теоретического идеализма, где «старые идолы» должны быть заменены «идеалами новой веры». Михайловский был восхищен теорией Дарвина и выступал в ее защиту от критики со стороны религиозных и идеалистических мыслителей.
 Михайловский, верный субъективному социологическому методу, считал, что движущим мотивом исторического развития общества является личность, обладающая свободой выбора и нравственные идеалы этой личности. В центре историко-социологической концепции Михайловского лежит идея индивидуальности, развитие которой является мерилом прогресса.
 В социалистическом обществе, по Михайловскому, должно состояться «торжество личного начала, при посредстве начала общинного». Он не отрицал определенных закономерностей исторического развития, высоко оценивал труды Карла Маркса, в то же время категорически выступал против исторического и экономического детерминизма, усматривая их во взглядах П.Струве и других представителей русского «легального марксизма».
 «Никакое общество не обязано проходить через все метаморфозы, которыми подверглись его старшие в историческом порядке родичи – опыт цивилизации предается не повторением фаз развития» - утверждал Михайловский. Будучи сторонником самобытного развития России, идеолог народничества так обосновывал свою точку зрения: «Мы верили, что Россия может себе проложить новый исторический путь, особливый от европейского, причем для нас важно не то, что это был какой-то национальный путь, а чтобы он был путь хороший, а хорошим путем мы признавали путь сознательной подгонки национальной физиономии к интересам народа».
 Известна его оценка особой роли интеллигенции как великой общественной силы поднимающейся над всеми классами в России, борющейюся за прогресс и целостность личности. В 80-90-х годах Михайловский обвинял своих оппонентов – марксистов в фаталистическом понимании роли личности и народных масс в истории. Философ Николай Бердяев назвал идеологов народничества Петра Лаврова и Николая Михайловского защитниками «точки зрения, которая признает необходимым для социологии производить нравственную оценку социальных явлений».
 В социологической концепции Михайловского большое место занимает проблема «героев и толпы», что органично вытекало из его трактовки роли личности в истории. Такие работы как «Герои и толпа» (1882) , «Научные письма (К вопросу о героях и толпе)» (1884), «Еще о героях» (1891), «Еще о толпе» (1893), посвящены обоснованию субъективистской точки зрения на взаимоотношения революционеров и народа, которая во многом перекликается с идеями Петра Лаврова о критически мыслящих личностях. Эти взгляды Михайловского были использованы идеологами партии Социалистов-революционеров для обоснования своего политического радикализма и методов индивидуального террора.
 В то же время последователи Михайловского, его соратники по редакции журнала «Русское богатство» выступали за создание легальной народнической партии и были не согласны с тактикой эсеров. Это привело после издания императором Николаем II Манифеста об усовершенствовании государственного порядка от 17 октября 1905 года, давшего определенные гражданские свободы, к возникновению отдельной от эсеров Народно-социалистической партии.
 Весьма разнообразна литературно-критическая деятельность Михайловского. Большой интерес представляют его статьи, посвященные творчеству Некрасова, Гончарова, Салтыкова-Щедрина, Достоевского, Тургенева, Писемского, Толстого, Успенского, Горького, Гаршина. Критиковал взгляды на литературу Дмитрия Писарева и нравственно-религиозное учение Льва Толстого. Большой резонанс в обществе вызвала его статья о творчестве Достоевского «Жестокий талант». Особое значение он отводил воспитательной роли искусства, отстаиванию принципов гуманизма, разоблачению эгоцентризма и дармоедства. Михайловский отстаивал мысль об особой миссии художника.
 Он считал что писатель - это «нравственный судья» общества, и голос его совести. Выступая как литературный критик, он последовательно проводил излюбленные народнические идеи, используя произведения писателей для доказательства правоты своих социологических воззрений.
 Его учение о двух несовпадающих правдах - правде-истине (правде объективной) и правде-справедливости (субъективной правде) - использовалось им для обоснования субъективного метода в социологии и вытекающего из него решения вопросов теории познания, нравственности, а также истории и эстетики, и выдвижения на первое место проблемы борьбы за индивидуальность.
 Прогресс Михайловский понимал как преодоление узкой специализации человека и формирования в будущем обществе разносторонней личности способной к творчеству и работе в самых различных областях деятельности.
Николай Михайловский скончался в 1904 году, не дожив до начала первой русской революции 1905 года, неизбежность которой он предсказывал.
 Наследие Николая Михайловского представляет интерес не только для историков, но и для всех, кто интересуется развитием передовой отечественной мысли и верит в идеалы социального прогресса.

 

14 Сентябрь 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  15 Сентябрь 2015 в 12:53
Цитата: "Взгляды Михайловского как выразителя интересов крестьянства анализировали и критиковали русские социал-демократы марксисты – Георгий Плеханов и Владимир Ленин".
Михайловский был прав: " «Так-так-так» сказал пулемёт дяди Вани, когда к нему в ворота постучался отряд продразвёрстки".
Н.Р.  |  15 Сентябрь 2015 в 19:32
Русский философ-эмигрант Георгий Федотов в 30-е годы писал: очень важно, чтобы после падения коммунистического режима в России возрождающееся рабочее движение пошло не по пути 3-го или 4-го Интернационала, а по национальному руслу. Иными словами,Федотов хотел, чтобы российское рабочее движение пошло по "английскому", а не "французскому" пути - то есть опиралось на национальные традиции (как Лейбористская партия Великобритании), а не на импортированные марксистские догмы (как французские социалисты). (См. его работу "Проблемы будущей России"). На мой взгляд, если бы в России в 1990-е годы действительно возникло мощное рабочее-профсоюзное-социал-демократическое движение, оно должно было бы искать идеологическую опору в том числе и в самобытной русской социалистической традиции. И как раз либеральное народничество (освобождённое, разумеется, от всякого радикализма) могло бы стать одной из его идейных опор.
Н.Р.  |  15 Сентябрь 2015 в 20:00
"Калькированная, слепо заимствованная западная социал-демократия у нас бесперспективна: она будет понята и поддержана лишь двумя процентами населения. Это связано с особенностями нашей страны. У нас нужно делать совершенно другие акценты, для нас самих понятные". (О.Г.Румянцев в "Независимой газете" 29 октября 1994 г.). Именно поэтому русским социал-демократам (и вообще левому центру) следовало попытаться опереться в том числе и на русские немарксистские либерально-народнические традиции.
Сергей Бахматов  |  17 Сентябрь 2015 в 11:12
В целом идеи социал-демократии (как они есть) бесперспективны для прогрессивного преобразования общества, поскольку приняли форму и содержание буржуазной идеологии.
Посмотрите перл Миронова: "Социализм XXI века" выступает против деления общества на классы и объявления диктатуры одного класса над другими".
Что сие означает? Против классового общества или против деления классового общества на классы в общественном сознании? Судя по программе, конечно же, второе. В сочетании с " против объявления диктатуры одного класса над другими" это означает не что иное как: чтобы у нас было всё, а за это нам ничего не было.
Есть господствующий класс, есть и его диктатура (экономическая, политическая, духовная), а социал-демократ выступает как бы против, но за.
Либералы уже стесняются называть себя либералами, то же самое в будущем произойдёт и с социал-демократами.
Н.Р.  |  17 Сентябрь 2015 в 11:37
Я думаю, Миронов просто выступает против идеи диктатуры пролетариата.
Сергей Бахматов  |  17 Сентябрь 2015 в 11:51
Идея социал-демократии должна выражать отсутствие диктатуры вообще, тогда она будет прогрессивна.
Н.Р.  |  17 Сентябрь 2015 в 15:59
Один левый немецкий интеллектуал написал в 1934 году Каутскому (находившемуся уже в эмиграции в Чехословакии) письмо, в котором доказывал: в Германии после свержения фашистского режима должна быть установлена диктатура пролетариата по ленинской модели. Каутский ответил ему: "признавать диктатуру пролетариата по ленинскому образцу - значит положить фашистское кукушкино яйцо в социалистическое гнездо".
Сергей Бахматов  |  17 Сентябрь 2015 в 16:11
Признавать любую диктатуру - означает положить фашистское кукушкино яйцо в историю развития человеческого общества.
Сергей Бахматов  |  17 Сентябрь 2015 в 16:20
Кстати, на эту тему я высказывался в своей статье: "Свобода, справедливость, мораль. Миф или будущее?".
Н.Р.  |  17 Сентябрь 2015 в 19:06
Отлично сказано! Совершенно согласен.
Н.Р.  |  17 Сентябрь 2015 в 21:16
А вот насчёт идей социал-демократии - не согласен. В России в первой половине 1990-х годов возникли социал-демократические организации, стремившиеся соединить социал-демократизм с русскими традициями и духовными ценностями - Российский социал-демократический центр и Социал-демократический союз. Они в какой-то мере воплощали представления Г.П.Федотова о российской посткоммунистической социал-демократии, идущей по национальному руслу. В принципе, если бы тогда у нас сложилось сильное социал-демократическое (лейбористское) движение, Россия сегодня была бы демократической страной (либерально-демократической, "буржуазно-демократической"). И капитализм был бы гораздо более цивилизованным. Посмотрите на Испанию при Филипе Гонсалесе.
Сергей Бахматов  |  17 Сентябрь 2015 в 22:28
Духовные ценности с капитализмом не соединяются.
В странах, где капитализм существует долго, переход к социализму должен осуществляться путём постепенной демократизации экономической жизни с адекватной последующей политической реформой.
В России (или даже СССР) 1990-х годов путь должен быть примерно такой же, но короче, поскольку вся собственность на средства производства принадлежала государству.
Демократизация рыночной экономики сделала бы эту собственность общенародной.
Реставрация капитализма в России в любой форме - глобальный регресс, возможно, фатальный для истории России.
Н.Р.  |  18 Сентябрь 2015 в 13:21
В начале 1990-х годов прокапиталистическая коалиция, ядро которой составляла номенклатура КПСС и интеллектуалы-западники, была несравнимо сильнее, чем любые самоуправленческие силы. У неё в руках были и властные ресурсы, и пропагандистская машина. А социализм самоуправления отстаивали, насколько помню, только Социалистическая партия и левое крыло СДПР. Шансы были слишком уж неравные.
Сергей Бахматов  |  18 Сентябрь 2015 в 15:18
В данном случае я говорю о том, как надо было сделать, а не о реальных шансах на это. Тоталитарный режим рано или поздно заканчивается полным крахом. Что-то мне не припомнится случай в истории, когда тоталитаризм рождал что-либо прогрессивное. В Китае тоже идут к краху, несмотря на всю обманчивость видимого экономического прогресса. Там для этого были свои козыри - колоссальная почти дармовая рабочая сила, чем не могли не воспользоваться технологически развитые страны. Когда этот эффект пройдёт, всё встанет на свои места. Там тоже, как и везде развивается обычный капитализм.

Что касается самоуправленческого социализма, предлагаемого некоторыми (слабыми) политическими силами в России в 90-ых годах, то, на мой взгляд, там не было двух главных вещей: общенародной собственности на средства производства как основе таких предприятий, и организации социалистического рынка труда, что является принципиально новым понятием. Без всего этого самоуправленческий социализм - мёртворождённый ребёнок.
Сергей Бахматов  |  18 Сентябрь 2015 в 20:15
Чтобы не быть голословным приведу основные положения федерального закона «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятиях)», которые отображают тенденции 90-ых годов:

–рабочие-акционеры при увольнении обязаны продавать акции своему предприятию, а не «на сторону» (таким образом, полностью ликвидируется опасность рейдерских захватов);
– решения на собрании акционеров принимаются по принципу «один человек – один голос» вне зависимости от количества акций;
– один работник не может владеть более 5% стоимости акций от уставного капитала;
– размер заработной платы генерального директора не может более чем в 10 раз превышать средний размер заработной платы одного работника.

Если один работник не может владеть более 5% стоимости акций от уставного капитала, то со временем, скорее всего, все акции будут сосредоточены в руках 20 самых высокооплачиваемых работников. Это формально, а фактически возможен вариант, когда большая часть акций будут приносить доход одному лицу (генеральному директору предприятия). Это не мои измышления, такова реальность, которую можно наблюдать в ЗАО.
Решения на собрании акционеров принимаются по принципу «один человек – один голос» вне зависимости от количества акций". Демократия вообще и на производстве в частности заключается не в возможности принимать участие в голосовании, а в наличии у каждого члена сообщества доступа к полной и достоверной информации по вопросу, который ставится на голосование. Прозрачность деятельности предприятия во всех аспектах не реализуема, если генеральный директор окружит себя своими ставленниками.

Если зарплата генерального директора может в 10 раз превышать среднюю зарплату, то с учетом подконтрольных акций она может превышать в 50 раз или более. Это тоже имеет место быть. Чем это отличается от зарплат топ менеджеров частных предприятий и госкорпораций при капитализме?
Без организации общенародных предприятий и социалистического рынка труда все помыслы о демократии в экономике утопичны.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
КИТАЙСКАЯ МЕЧТА МИРОВОГО ЗНАЧЕНИЯ
БОЛЬШЕВИКИ У ВЛАСТИ: ДЕМИСТИФИКАЦИЯ РЕВОЛЮЦИИ
ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ УЧИТЕЛЕМ?
СКАНДИНАВИЯ КАК СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВАЛЬХАЛЛА?

Новости
22.11.2017 ЕБРР улучшил прогноз по росту ВВП России в 2017 году
22.11.2017 Тиллерсон призвал власти Зимбабве провести свободные выборы
22.11.2017 Социал-демократы ФРГ окончательно отказались от коалиции с Меркель
22.11.2017 Президент Молдавии назвал судьбоносными предстоящие парламентские выборы
21.11.2017 Великобритания впервые с 1946 года потеряла место в Международном суде ООН

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"