все поля обязательны для заполнения!


 
"Утопия, которая будет править"
НИКО БИВЕР
Журналист

 Победа социалиста Франсуа Олланда во втором туре президентских выборов завершила 17-летний период власти консервативных президентов во Франции. Правда, исходя из действий социал-демократических правительств в Европе, приходится сильно сомневаться в том, что в стране произойдет смена курса в экономической и социальной политике. По крайней мере, можно надеяться, что закончится ужасная миграционная и внутренняя политика его предшественника Николя Саркози, и что неолиберальный союз Франции и Германии станет более хрупким.  Влияние на политику Олланда безусловно окажут, в том числе и, процессы шедшие до и после первого тура выборов на обоих флангах политического спектра. Если взлет Левого фронта (ЛФ) продолжится и на парламентских выборах 10 и 17 июня, то возможно у не зависимой от неолиберальных догм политики появится шанс. Левый фронт и его кандидат Жан-Люк Меленшон оставили свой отпечаток на предвыборной кампании. 42 % опрошенных заявили, что Левый фронт провел самую лучшую кампанию. В начале 2011 Меленшон объявил о своей готовности выдвинуть свою кандидатуру от ЛФ, который возник перед выборами в Европарламент в 2009 г. при слиянии Коммунистической партии Франции (КПФ), созданной в 2008 г. Левой партии Франции, по примеру немецкой Левой партии Германии, и отколовшихся от Революционной коммунистической лиги. В июне 2011 г. 59% членов Коммунистической партии проголосовали за то, чтобы поддержать кандидатуру Меленшона. После утверждения кандидатуры Меленшона, рейтинг ЛФ вырос за несколько месяцев с 5-6% до 14%. Количество французов, которые были «хорошего мнения» о кандидате от Левого фронта выросло за то же время с 37 до 62 %. В этом он опередил Олланда (58%), Саркози (40%), Марин Ле Пен (35%) и ее отца (18%). 13% французов ответили, что они «очень хорошо» относятся к Мелешону, в этом он тоже опередил остальных политиков. 

Надежда на изменения
 
Предвыборная кампания Левого фронта была пронизана надеждой на изменение общества – в первую очередь для левого избирателя. Обращение к революционной и левой истории Франции должно было при этом помочь. Митинги проходили на символичных площадях в памятные даты с участием до 120000 человек. На Площади Бастилии Меленшон напомнил не только о Французской революции, но и о Парижской коммуне. В Тулузе он говорил о годовщине Испанской республики, а в Марселе - о годовщине независимости Алжира. Одновременно Меленшон и Левый фронт представили публике свое видение будущего кампаний за демократическую, парламентскую и социальную VI Республку и при помощи лозунгов «место для народа» и «берите власть» призывали людей становиться активными и не пытаться сменить курс одним лишь приходом на выборы. «Мы - утопия, которая будет править», так в Марселе Меленшон объединил радикализм и реализм в левой программе. И хотя в центре внимания были социальные и экономические требования (МРОТ от 1700 евро; пенсия с 60 лет; 100% налог на доходы с 360000 евро; прямое кредитование через ЕЦБ), предвыборная кампания не ограничилась только этими заявлениями, об этом свидетельствует программа «Сначала человек». Демократизация политической системы и экономики, прямая демократия, разделение государства и религии были главными пунктами этой программы. Экологическая политика тоже играет важную роль, несмотря на то, что мнения в ЛФ разделились в вопросе закрытия французских атомных реакторов (Левая партия – за, Коммунистическая партия – против), в программе содержатся и требования развития обновляемой энергетики и реиндустриализации. Гендерный вопрос тоже был важной темой, в том числе тема  дискриминации женщин на рынке труда или право на бесплатный аборт, которое было раскритиковано Ле Пен.
 Разбирательства с социал-демократическим конкурентом Олландом сыграли малую роль. Но Меленшон всегда подчеркивал независимость ЛФ и напоминал, что программа Олланда не позволяет ЛФ участвовать в создании правительства и договариваться о поддержке. Поэтому во втором туре он не призывал голосовать за Олланда, а призывал голосовать против Саркози. В предвыборной кампании Меленшон посвятил себя  политике Саркози и вел – в отличие от Олланда – прямую борьбу против Национального фронта и Марин Ле Пен. Он не поддавался на попытки увести дебаты к темам вроде необходимости ужесточения законов о безопасности после теракта в Тулузе. В своих речах он подчеркивал вместо этого равноправие всех французов вне зависимости от их происхождения. В Марселе он пел оду миграции и единству французов и выходцев из Северной Африки. 
 
Большой успех
 
Если сначала главной целью был двузначный результат, то потом появились прогнозы с 17% и ЛФ решил поднять планку. Было принято решение  обогнать Ле Пен, при этом Меленшон периодически напоминал оппонентам о своей перспективе выйти во второй тур. На фоне таких высоких ожиданий результат в 11,1% стал для Меленшона разочарованием. Особенно учитывая результат Ле Пен в 17,9%. Но если сравнивать этот результат Меленшона с прошлыми выборами или с рейтингами в 2011 году, то это результат является крупным успехом. С 1981 году ни один кандидат левее социалистов не получал такой высокой поддержки избирателей. В 2007 году кандидат от коммунистов Мари́-Жорж Бюффе́ набрала лишь 1,9%. Если сложить сумму всех голосов за кандидатов от радикальных левых, то результат в 2012 году (12,8%) почти вдвое больше, чем в 2007 году (7,7%) и почти такой же как в 2002 (13,8%). Одна лишь хорошая предвыборная кампания не может обеспечить успех левых сил на выборах. Снижение количества голосов за КПФ с 80-х годов имело свои причины, которые актуальны до сих пор. К ним относятся – помимо неолибиральной гегемонии в политике, СМИ и быту – слишком поздний настрой на изменение структуры и образа жизни рабочего класса, серьезный удар от краха реального социализма, на который ориентировалась КПФ, и не в последнюю очередь разочарование и очередные поражения на выборах вследствие участия в левых правительствах в 1981-1984 и 1997-2002 годах.  Поэтому неудивительно, что в начале предвыборной кампании только меньшинство избирателей Меленшона знали, за кого они будут голосовать. Многие сохраняли неуверенность до самого конца. С другой стороны, выяснилось, что 31% избирателей Олланда (и таким образом почти 9% всех избирателей) просто проявили любезность к социалисту.  Часть симпатизировавших Меленшону в конце концов все же выбрали «голос по расчету» за Олланда. Трагедия 2002 года, когда ни один левый кандидат не прошел во второй тур - из-за разобщенности левых их всех обогнал Ле Пен - еще не забыта. Также существовал аргумент, что Шансы Олланда во втором туре будут выше, если в первом он наберет максимальное количество голосов.  Помимо этого, после стремительного роста рейтингов Меленшона в начале апреля, проснулись его соперники. Правая и леволиберальная пресса попыталась ухудшить его репутацию, публикуя якобы его высказывания относительно Кубы, Венесуэлы или Тибета, сообщая о его контактах к советникам Саркози, или заявлениями, что он хочет оживить методы террора Французской революции. 
 
Расизм и исламофобия
 
Цель ЛФ - сократить количество голосов рабочих, нанятых работников и представителей низшей прослойки среднего класса за Национальный фронт, так и не была достигнута. Напротив, по сравнению с 2007 года, с выборами в Европарламент в 2009 году  и региональными выборами в 2010 году еще больше голосов из левого лагеря перекочевали к Национальному фронту. Примерно 7-8% голосов отданных с 2007 по 2010 год радикальным левым, в 2012 году достались Марин Ле Пен, и только 1-2% голосов Ле Пен перешли к Меленшону. Чтобы снизить поддержку Национального фронта, мало одной предвыборной кампании. Необходимо бороться против клише и предрассудков, которые годами распространялись Национальным фронтом, не без поддержки правительства. 62% французов в день выборов думали, что во Франции слишком много мигрантов. 60% французов считают ислам угрозой для Запада. Целая треть избирателей Меленшона придерживаются такого же мнения. СМИ назвали результат в 17,9% успехом и прорывом для Марин Ле Пен, которая пошла на выборы в качестве наследницы своего отца Жан-Мари от Национального фронта, несмотря на то, что она ставила своей целью набрать 20% и выход во второй тур. Но все же результат яркий: опросы за несколько недель должны были показать низкие цифры. Но рейтинг НФ оказался почти на 8% выше, чем в 2007 году, первые подсчеты давали ей 20%. Но это был не самый высокий результат правых радикалов. В 2002 году, когда Жан-Мари Ле Пен и его заместитель Бруно Мегре вдвоем пошли на выборы, то сумма голосов за них превышала 20%. Если сравнивать с летними рейтингами в 2011 году, когда Марин Ле Пен была на пике славы с 24%, нынешние цифры выглядят уже не так эффектно. Тем не менее, НФ сегодня очень влиятелен. Марин Ле Пен удалось сделать ее партию более «салонной». Они оставили риторику расизма или «приоритета для французов», как они выражаются. Но антиисламизм затмил антисемитизм. И если ее отец стремился подражать неолиберальной политике Рональда Рейгана, то его дочь дополнила концепт НФ оттенками антиглобализма – при этом, не забывая заимствовать что-то у левых авторов – и гневными речами против нынешней элиты. В отличие от своего отца она еще и стремится улучшить свои отношения с правящими правыми. Эти старания по улучшению имиджа были поддержаны консервативными СМИ. Количество людей, которые хорошо относятся к Национальному фронту, с февраля 2011 по февраль 2012 возросло с 12% до 20%. 37% опрошенных в апреле 2012 полностью или частично соглашались с идеями Национального фронта, это самый высокий показатель с тех пор как начали проводить подобный опрос в 1984 году. И лишь 51% считают Национальный фронт угрозой для демократии.  Это заслуга не только Марин Ле Пен, но и Саркози, чья политика в отношении мигрантов, внутренней безопасности и ислама все больше стала походить на идеи НФ. Остается только гадать, стала такая политика Саркози причиной для существенной потери голосов или Саркози наоборот помог НФ избежать еще больших потерь. Факт заключается в том, что политика Саркози помогла партии Ле Пен и ее предложениям получить широкую огласку. Поэтому неудивительно, что 64% избирателей Саркози и 59% избирателей Ле Пен поддерживают идею заключения между Союзом за народное движение (СНД) и Национальным фронтом договора о сотрудничестве на выборах. Во втором туре парламентских выборов в июне 2012 года менее успешные кандидаты могли бы уступить место для тех, кто получил большее количество голосов в первом туре.Таким образом, Франция находится в шаге от признания радикальных правых, которые недавно сделали Нидерланды, Италия, Австрия, Финляндия и Греция.  Но пока до этого не дошло. Несмотря на то, что Саркози после первого тура выборов назвал Ле Пен «совместимой с республикой», выражал симпатию ее избирателям («народу, который страдает») и многим расистским требованиям НФ, успеха это не принесло. Марин Ле Пен, которая призвала голосовать не за Саркози и не заполнять бюллетень, хочет заставить СНД "подергаться". Она делает ставку на раскол между буржуазными правыми, чтобы в таком случает говорить с ними с позиции силы. По крайней мере, частично это может произойти уже на парламентских выборах в июле. 
 
Кто кого выбирал?
 
Если сравнить избирателей самых важных кандидатов, то становится понятным следующее: между избирателями разных полов существует определенный баланс. Меленшон набрал немного больше мужских голосов (12%). Сюрпризом стало то, что результат Ле Пен опирается на очень высокий процент женских голосов. Ее отец добился поддержки среди лишь 7% избирательниц, она - среди 18%. Из избирателей младше 25 лет за Меленшона проголосовали около 16%, что больше, чем обычно, из избирателей старше 60 лет за Меленшона отдали свой голос лишь 7%. Доля молодых избирателей у Ле Пен составляет 19%, при том, что у Олланда 25%, а у Саркози 23%. И за Саркози проголосовало почти 40% избирателей старше 60 лет. Если рассматривать социальные группы, то становится понятно, что левые не смогли вернуть себе большинство рабочих, которых они потеряли в качестве избирателей в 80е. Только 40% рабочих проголосовали за левых и зеленых кандидатов (из них 15% за Меленшона). НФ досталось 35%. Такая же ситуация и в социальной группе наемных работников (43% за левых и зеленых, 25% за Ле Пен, 21% за Саркози). Из всех трудящихся с ограниченным сроком контрактом 16% проголосовали за Меленшона и 24% за Ле Пен. Из заемных работников 18% были за Меленшона и 38% за Ле Пен, среди безработных соотношение бело 15% к 24%. Только среди студентов и школьников (прим. во Франции школу оканчивают старше 18 лет) Меленшон обогнал Ле Пен – 16% и 13% соответственно. Если сравнивать общее голосование в первых турах президентских выборов за последние три десятилетия, нужно отметить, что за это время правые постепенно получили гегемонию. Еще на президентских выборах в 1988 году почти 60% избирателей голосовали за левого кандидата. В 1995-м их доля сократилась до 43%, а в 2007 и 2012 году до 37% и 40% соответственно. Самые тяжелые потери понесли кандидаты левее социалистов, поддержка которых снизилась с 31% в 1981 до 15% сегодня. В 1988 году за НФ проголосовало 18% рабочих, сегодня это уже 35%. Параллельно с этим возросло число рабочих, которые не ходят на выборы.И если среди представителей наемного труда потери левых не такие большие (с 54% в 1981 до 46% сегодня), то Ле Пен существенно повысила уровень поддержки среди этой социальной группы с 13% до 25%. Примечательно то, что во втором туре общая масса избирателей Ле Пен переместилась влево. Олланд смог получить 21% избирателей Ле Пен. Среди рабочих он получил 56% голосов и 52% среди наемных тружеников. Серьезная разница состоит в уровне образования избирателей. Доля голосов за Меленшона во всех образовательных группах примерно соответствует среднему показателю, а за Ле Пен проголосовали преимущественно люди с низким уровнем образования. Мотивация избирателей также сильно различается в зависимости от того, за кого они голосовали. Избиратели, проголосовавшие за Меленшона (и за Олланда), объяснили свой выбор покупательской способностью, социальным неравенством и безработицей. Самой же популярной причиной голосовать за Ле Пен оказалась миграция и только потом все остальное. 
 
Парламентские выборы в июне
 
Если исходить из того, что доля голосов Левого фронта в июне будет соответствовать сценарию президентских выборов, то, скорее всего, у ЛФ будет фракция в парламенте. Голоса, которые достались Олланду из-за страха перед НФ, можно было бы отвоевать. ЛФ, к которому еще до президентских выборов присоединились некоторые небольшие группы, может также рассчитывать на приток голосов от сомнительной Новой антикапиталистической партии. Проведенные опросы показывают, что левые партии не получают большинства голосов. Получится ли левым получить большинство мандатов, будет зависеть от того, будут ли консерваторы и НФ выступать во втором туре друг против друга.  При удачном исходе парламентских выборов в Левом Фронте может возникнуть дискуссия о вхождении в правительство. Меленшон уже раннее заявлял, что  не хочет участвовать в создании правительства, но в этом плане его точка зрения расходится с коммунистами. КПФ не исключает вхождения в правительство при определенных условиях. Также, скорее всего, будут вестись дискуссии на тему организационного будущего Левого фронта. Пока это только союз организаций, который не может самостоятельно принимать членов. Большинство членов относятся к КПФ – 130000, далее следует Левая партия Меленшона с 11000 членов. Превращение союза в новую партию неприемлемо для КПФ, так как из организационных соображений они не хотят рисковать 10000 коммунальными мандатами. Опыт других левых союзов в Европе показывает, что если дать возможность людям вступать именно в союз, а не в партию, можно серьезно увеличить количество избирателей. Хорошими примерами для этого служат «Левые» в Люксембурге и Левый блок в Дании. Испанский Левый союз организован подобным образом, несмотря на то, что коммунисты не играют в нем серьезной роли. Стабильность таких союзов может быть повышена приемом новых членов, однако самым важным является единомыслие партнеров по союзу.
 
 
Перевод Андрея Шалая
 
 
01 Июнь 2012

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 




Новости
18.04.2019 Молдавские социалисты выступают за евразийскую интеграцию
18.04.2019 Зеленский опередит Порошенко во втором туре выборов президента Украины - опрос
18.04.2019 В Египте пройдет референдум по продлению президентского срока
18.04.2019 Советник Трампа предсказал крах Венесуэлы, Кубы и Никарагуа
18.04.2019 Россия в рейтинге свободы прессы оказалась между Венесуэлой и Бангладеш

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"