все поля обязательны для заполнения!


 
Сопредседатель Межрегионального профсоюза "Учитель"
« СТОИТ ЛИ УЧИТЕЛЯМ ОЖИДАТЬ ПОЗИТИВНЫХ ПЕРЕМЕН В СВЕТЕ НАЗНАЧЕНИЯ НОВОГО МИНИСТРА ОБРАЗОВАНИЯ? »

Отставка министра образования и науки состоялась 19 августа, символически - через 25 лет после путча, знаменуя некую новую эру. Стоит отметить, что несмотря на явно конъюнктурный предвыборный характер этого решения, Дмитрий Ливанов действительно был самым непопулярным министром в правительстве, его отставки долго и упорно добивалась парламентская оппозиция. Таким образом, пусть в кривой и неявной форме, данное решение – это некий отклик власти на общественное недовольство состоянием системы образования и логично было бы ожидать не только персональных перестановок, но и содержательных изменений.

 Будут ли они? В прессе большинство комментаторов отмечают либо отсутствие реальных полномочий у министра как такового, либо то, что ситуация ухудшится в силу отчетливо консервативных взглядов назначенной на этот пост Ольги Васильевой.

 При этом консервативная репутация нового министра (причем, судя по всему, это не конъюнктура, а реальные убеждения) дает консервативным кругам общества надежду на возврат к «традициям лучшего в мире советского образования». Раз нельзя, как раньше, воспитывать с помощью комсомола и пионерии, поднимем на щит православие – такова позиция державников.

 Итак, страхи и надежды, насколько они реальны в свете нового назначения? Имеет смысл, будучи ограниченным объемом  статьи, рассмотреть школьное образование. Именно учителя восприняли новое назначение с определенным удовлетворением. Новый министр имеет в активе работу в школе, первые заявления (сделанные правда в определенном контексте – на августовском педагогическом совещании), кажется, эти надежды подогревают. «Главная задача - забота об учителе».

 

Наиболее важные проблемы:

- Зарплаты и финансирование образования в целом;

- ЕГЭ;

- идеологический прессинг, повышение разной непрофильной нагрузки на учителя.

 

ЕГЭ: отмены не будет, но коррекция неизбежна

Проще всего, ситуация обстоит с ЕГЭ. Новый министр уже дала понять, что отменять его не планирует. Выступая перед журналистами 20 августа, глава Минобрнауки заявила лишь о «необходимости совершенствования системы Единого госэкзамена» и анонсировала «качественное улучшение того, что мы уже сделали». Конечно, можно совершенствовать и улучшать до преобразования объекта улучшения в свою противоположность, но можно предположить, что этого не будет по ряду причин.

 Во-первых, демонтаж уже проработанной в деталях и отлаженной системы, которой к настоящему времени стал ЕГЭ, и создание новой альтернативной системы оценки знаний, потребует времени и колоссальных средств, которых в условиях кризиса государство не захочет тратить. Во-вторых, и это самое неприятное для противников ЕГЭ, в последние годы отношение общества к ЕГЭ улучшилось. Об этом, например, свидетельствует последний по времени июньский опрос ВЦИОМа.

 Несмотря на то, что 70 процентов опрошенных считают, что детей в школе натаскивают лишь на сдачу тестов, а качество знаний ухудшается, 68 процентов респондентов уверены, что ЕГЭ не учитывает индивидуальные особенности школьников, а 67 процентов опрошенных считают, что с введением единого экзамена проверка знаний стала формальностью, легко заметить, что эти претензии относятся не столько к ЕГЭ, сколько к состоянию школьного образования вообще. Возврат к «советской» практике сдачи выпускного экзамена в школе и перенос вступительных экзаменов в вузы не улучшит автоматически состояния много лет деградирующей системы, а лишь позволит эффективнее скрывать ее пороки.

 В общем-то, это понимают граждане и, что особенно важно, на собственном опыте. За последние 5 лет существенно снизилось число тех, кто считает мошенничество распространенной практикой во время ЕГЭ. Если в 2011 году так думали 49% россиян, то сегодня это только четверть (25%). Более половины респондентов (52%) убеждены, что такие случаи – единичные. Причем, среди тех, кто сталкивался со сдачей экзамена, эта доля еще выше - 62%. Никогда не встречались с подтасовкой или мошенничеством при проведении единого госэкзамена 89% россиян.

 И здесь мы переходим к третьему аргументу. Если сейчас в обществе установился относительный консенсус относительно честности и объективности ЕГЭ (58% респондентов отметили, что одаренным детям стало проще поступить в престижный вуз. 49 % считают, что отмена тестовой части в ЕГЭ позволяет выявить реальный уровень образования. Еще 48% сообщили, что новая система оценки знаний перестала быть субъективной), то в случае возвращения к системе устных экзаменов, справедливости не станет больше. Более того, учитывая уровень коррумпированности верхушки и в школах и в вузах, можно ожидать роста скандалов, связанных с мошенничеством с результатами экзаменов. Даже сейчас 49% уверены, что несмотря на ЕГЭ, вузы находят способ коррумпировать процесс поступления (опрос ВЦИОМ, июнь 2016).

 Основной проблемой в системе подготовки средней школы, по мнению большинства наших граждан, остается неспособность дать необходимые знания для успешной сдачи экзаменов в рамках школьной программы без дополнительных занятий.

 Здесь легко заметить противоречие – с одной стороны, ЕГЭ воспринимается большинством как примитивная процедура, на которую можно «натаскать», а с другой, современная российская школа не может полноценно подготовить ученика даже к такой «примитивной» форме. Причина этого в хроническом недофинансировании школы, связанном с этим оттоке и деградации педагогических кадров и катастрофическом понижении уровня преподавания.

 И если относительно ЕГЭ можно ожидать каких-то изменений, например увеличения числа обязательных экзаменов с нынешних 2 (математика и русский язык), до 4-5 (включая такие «идеологические» предметы, как историю и обществознание) или введение устной части не только в ЕГЭ по иностранным языкам, то ситуация с финансированием более неподъемная, учитывая нехватку денег в бюджете, о которой говорилось выше. А между тем, ситуация продолжает накаляться.

 

Денег нет? Идите в бизнес!

Еще 3 августа на встрече премьер-министра Дмитрия Медведева с участниками молодежного фестиваля, собравшего представителей разных регионов России, на вопрос молодого учителя из Дагестана, почему в этом регионе учитель получает зарплату 15 тысяч рублей, а лейтенант полиции – 50 тысяч, премьер-министр ответил, что учитель и в советские годы много не получал, и что главная награда учителя – это возможность реализовать свое призвание, а если надо больше денег, то «есть много других прекрасных мест, например, бизнес». «Современный энергичный преподаватель способен не только получать ту зарплату, которая положена ему по должностному расписанию, но как-то, так сказать, еще что-то заработать», - добавил глава правительства.

 Если рассмотреть слова Медведева по отдельности, то вроде бы он ничего не соврал: зарплаты у педагогов - действительно не самые высокие в России, и в советское время, о котором в последние годы многие стали ностальгически грезить, они тоже были небольшими. И про бизнес не соврал - не только в России, но и в других странах, зарплаты в сфере образования в среднем ниже, чем доходы в коммерческом секторе. И что повышения не обещал -тоже логично («денег нет» - это мы помним).

 Почему же петиция за отставку Медведева, запущенная на следующий день после его злополучного высказывания, набрала менее, чем за две недели, порядка 280 тыс. подписей?

 То, что чиновнику показалось частным вопросом, на самом деле оказалось вопросом принципиальным. Вопрос дагестанского учителя был не о том, как заработать много денег, а про сравнительную ценность в глазах государства профессии "учитель" и "полицейский". Грубо говоря, кто более важен для общества и государства – полицейский или учитель? Премьер дал однозначный ответ – полицейский. А вот у общества, по крайней мере, его немалой части, другое мнение. Отсюда и такая резкая реакция на слова премьера.

  «20 лет уже отдала школе и детям и не понимаю, почему, имея одну из важнейших профессий, я должна еще что-то пытаться найти и заработать на стороне. Работа учителя должна оплачиваться достойно, т.е. так, чтобы он все силы мог отдавать детям и результатам их обучения. Учителя должны жить и работать, не считая рубли до зарплаты, должны иметь возможность купить жилье, поехать на отдых на свои заработанные деньги в школе, а не искать подработку после уроков и проверки горы тетрадей», - объяснила причину своей поддержки петиции учитель из Москвы Екатерина Лендяшева.

 Давайте попробуем разобраться, чего хочет этот учитель, так же, как и каждый из 1 миллиона 200 тысяч российских учителей. Про «важнейшую профессию» спорить не будем. Значимость образования и учителя никто, кажется, не отрицает. «Достойная оплата»? Опять-таки никто не против и по официальным отчетам она уже года два не ниже средней по экономике.

 Но простому человеку, размышляющему, как удовлетворить свои жизненные потребности, нет дела до средних показателей. Ему важно понимать, как с помощью своего труда он может получить деньги, достаточные для удовлетворения этих самых потребностей. В комментарии московской учительницы эти жизненные потребности вкратце перечислены. Возможность жить, «не считая рубли до зарплаты», конечно, ни что иное, как возможность покрывать текущие потребности, нормально питаться, иметь возможность купить качественную одежду и обувь и другие необходимые для самоуважения и уважения окружающих вещи за счет зарплаты, не влезая в кредитную петлю. «Купить жилье»? Стоит напомнить, что почти нигде в мире приобретение жилья в собственность не является основным способом решения жилищной проблемы. Но тогда стоит сказать о дополнительных плюсах работы в бюджетной сфере, которые в других странах компенсируют издержки не самой высокой оплаты труда. Например, во Франции учитель – желанный клиент ипотечного банка. Более низкие, чем в бизнесе, доходы компенсируются стабильностью статуса и предсказуемостью будущего. Этой стабильности и предсказуемости российскому педагогу явно не хватает.

 Я знал молодого специалиста, получившего подъемные для покупки по программе «миллион для сельского учителя», который вынужден был дважды переезжать в новый населенный пункт, так как его прежнюю школу закрывали.

 Истории о том, как местные чиновники закрывают очередную школу, лишая учителей работы и зарплаты, появляются в ленте новостей практически каждый день. Социального оптимизма педагогам эти истории не прибавляют. «Поехать на отдых»? Законное желание, которое можно лишь дополнить пожеланием не просто отдохнуть, а пройти еще курс санаторно-курортного лечения. К сожалению, большинство об этом может только мечтать, хотя еще 2 года назад казалось, что ситуация выправляется.

 На данный момент, ситуация по покупательной способности учительских зарплат, по оценкам авторитетных экспертов вернулась на «доуказный» уровень.

 Стоит ли педагогам ожидать каких-то позитивных изменений в этой сфере в свете назначения нового министра образования? По большому счету, конечно, нет. Вопросы бюджетные безусловно решаются на уровне выше министерского, и выделять денег на образование больше, чем запланировано (а запланировано – урезать из года в год, если не номинально, то фактически), никто не будет, если только учителя массово не выйдут вдруг на улицу.

 Остается вариант - снизить нагрузку на педагога, убрав те виды работ, которые не оплачиваются или являются явно дублирующими. Это и написание многочисленных рабочих программ и тому подобных многостраничных документов, и разнообразные отчеты, и ведение в большинстве школ двух журналов – электронного и бумажного. Будут ли здесь какие-то подвижки? Первые впечатления противоречивые. С одной стороны, новый министр дает учителям четкий сигнал, решение волнующих их проблем он видит в качестве приоритета в своей деятельности на новом посту. На августовском педсовете шла речь о совершенствовании системы оплаты труда с целью сделать ее более прозрачной и т.д.

 С другой стороны, явно близкая новому министру линия на укрепление «воспитательного потенциала» школы вполне может привести к росту нагрузки на педагогов, прежде всего, классных руководителей, в связи с разнообразными «воспитательными мероприятиями». А это в условиях жесткого финансового дефицита, когда классное руководство уже сейчас превращается в тягостную и почти бесплатную обязанность, способно лишь усилить социальное и политическое напряжение в школьной сфере.

 

 

СПРАВКА:

Новый министр образования и науки РФ Ольга Васильева — профессор истории и доктор исторических наук, ее научной специализацией является история РПЦ в ХХ веке. В администрации президента она занимала должность заместителя руководителя управления по общественным проектам, работу которого курирует первый замглавы администрации Кремля Вячеслав Володин. До этого Васильева работала в департаменте культуры правительства.
 

23 Август 2016

Комментарии
Сергей Бахматов  |  24 Август 2016 в 13:51
В стране, где на официальном уровне запрещена любая идеология, отличная от той, которая гласит, обогащайтесь, как можете и разрешено всё, что не запрещено, максимум, на что можно рассчитывать в деле просвещения тёмных масс заключается в зубрёжке таблицы умножения, что сомнительно в виду поголовного имения населением гаджетов и мудрых советов типа: в животе шум и гам, принимай эспумизан! Совершенно очевидно, что всё это никоем образом не зависит от чехарды в правительстве.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ ДУХ ВСТРЕЧИ ЛИДЕРОВ ТУРЦИИ И РОССИИ - ХОРОШАЯ ОСНОВА ДЛЯ НАРАЩИВАНИЯ ДВУСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА
УВЕЛИЧЕНИЕ ПЕНСИЙ ДОЛЖНО БЫТЬ ВАЖНОЙ ОСНОВОЙ ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
МОЖНО СЧИТАТЬ, ЧТО ВРЕМЯ ИЛЛЮЗИЙ ОБ УЛУЧШЕНИИ ОТНОШЕНИЙ С США ПРОШЛО
ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ, КОТОРОЕ ЯВЛЯЕТСЯ КОНСТИТУЦИОННЫМ ПРАВОМ, НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ОГРАНИЧЕНО

Новости
20.10.2017 Испанские социалисты добились проведения досрочных выборов в Каталонии в январе 2018 г.
20.10.2017 Обама возвращается на политическую арену
20.10.2017 Мадуро пригрозил тюрьмой губернаторам-оппозиционерам за участие в протестах
20.10.2017 МИД Финляндии не исключил возможность присоединения к НАТО
19.10.2017 Российский президент упрекнул Запад в двойных стандартах в вопросе Каталонии

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"