http://www.socialistinfo.ru/apriori/7814.html

КОГДА ПРЕРВЕТСЯ МОЛЧАНИЕ КРЕМЛЯ
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

Без внятного ответа остаются заявления украинского лидера о готовности к переговорам с РФ по проблемам мирного урегулирования донбасского конфликта.

Москва вновь посоветовала сперва договориться с руководством самопровозглашенных республик, которые и в экономическом, и в политическом отношении находятся в полной зависимости от российских структур.

Практический смысл подобных переговоров, по всей вероятности, сводится к повышению статуса данных руководителей: если им удастся добиться прямых переговоров с Киевом, они превратятся в полноправных участников украинского (и отчасти международного) политического процесса. Очевидно и то, что Владимир Зеленский не может по доброй воле согласиться на действия, которые неизбежно усилят позиции его политических оппонентов, ради достижения подобного результата.

Однако в Москве не теряют надежды на то, что европейские и американские политики все-таки подвигнут Киев пойти на прямой диалог с ЛДНР. Дело не только в том, что Кремль старается обеспечить политическое будущее этих руководителей после возвращения самопровозглашенных ЛНР/ДНР в украинское политическое пространство. Не нужно забывать о другой, более важной причине столь упорной позиции РФ. Только в том случае, если Россия будет вести переговоры о мирном урегулировании через представителей ЛДНР, можно будет гарантировать то, что мирное урегулирование в Донбассе не станет прологом для обсуждения «крымской проблемы».

В свою очередь Киев по внутриполитическим причинам не сможет на прямых переговорах с Москвой вынести вопрос Крыма «за скобки», сколь искренне ни желало бы украинское руководство восстановить отношения с РФ. Определенные ограничения на украинскую власть в этом плане накладывает «нормандский формат», поскольку «нормандская четверка», включающая лидеров России, Украины, Германии и Франции, была создана исключительно для того, чтобы прекратить вооруженное противостояние в Донбассе. Однако Москва вполне обоснованно опасается, что уступки с ее стороны не приведут к снятию западных санкций.

Но главное — снятие напряженности на востоке Украины и исчезновение вследствие этого угрозы для европейской безопасности снизит у администрации США мотивацию для достижения договоренностей с РФ.

Москва какое-то время рассчитывала, что после крымских событий и начала вооруженного противостояния в Донбассе Вашингтон вынужден будет пойти на переговоры, чтобы гарантировать безопасность своим европейским союзникам. Вместо этого администрация Обамы ловко воспользовалась ситуацией для усиления американского политического лидерства в Европе и восстановления ослабевающего единства западного сообщества под предлогом совместного сдерживания России. Избрание Трампа, значительно меньше заинтересованного в укреплении трансатлантического партнерства, все же не привело к сколько-нибудь существенным изменениям.

Москва по-прежнему далека от этой цели. Правда, Трамп, как показал недавний саммит G7, использует российскую тематику для того, чтобы показать европейским союзникам, что он не собирается учитывать их мнение при проведении своего внешнеполитического курса. Однако принуждать Киев к прямому диалогу с самопровозглашенными республиками Вашингтон не станет.

Более того, Джон Болтон, советник американского президента по национальной безопасности, 26 августа в ходе визита в Киев дал понять, что украинской власти «не стоит торопиться» с принятием решений о дальнейших действиях по урегулированию донбасского конфликта. Это заявление свидетельствует о том, что для Вашингтона подобная тактика Киева наиболее выгодна.

Пока украинская власть не предпринимает никаких действий, а Россия вынуждена не только тратить ресурсы, но и учитывать, что противоречия с европейскими странами из-за Донбасса могут усугубляться, администрация США будет оставаться главным геополитическим игроком в Европе. И этому не помешают ни экономические противоречия с Германией, ни разногласия с Францией по вопросам ближневосточной политики, ни стремление европейских стран сохранить экономическое взаимодействие с Ираном вопреки американским санкциям в отношении этой страны.

Если же в Донбассе удастся установить прочный мир, на первый план выйдут другие проблемы, значительно менее приятные для администрации США.

Поэтому страны, претендующие на европейское лидерство, напрямую заинтересованы в том, чтобы как можно скорее добиться прогресса в урегулировании донбасского конфликта. Главное препятствие на этом пути — неуступчивость Москвы относительно прямых переговоров с Киевом и как следствие этого — ее упорное молчание в ответ на приглашения украинской стороны к диалогу.

Вполне возможно, что Франция, которая в сложившейся ситуации имеет все шансы, оттеснив Германию, стать политическим лидером Евросоюза, нашла способ прервать российское молчание.

Политолог Вадим Карасев справедливо отметил, что Франции легче выстраивать диалог с Россией, поскольку для ее внешней политики не являются приоритетными восточноевропейские страны, ориентирующиеся на США.

Между тем нельзя не обратить внимание на то, что США значительно меньше опасаются российско-французского, чем российско-германского сближения, поскольку последнее опирается на более масштабные, чем у Франции, и чрезвычайно прочные экономические связи.

Таким образом Макрон может стать успешным медиатором в процессе мирного урегулирования. И судя по тому, что французский президент 26 августа объявил о планируемой на сентябрь встрече в «нормандском формате», он, вероятно, уже примеряет эту роль.

Киеву же важно в процессе мирного урегулирования не оказаться «ведомым». Поэтому для украинского руководства крайне необходимо накануне встречи «нормандской четверки» выступить с мирными инициативами и предпринять новые шаги, направленные на восстановление транспортного сообщения, экономического взаимодействия и общего культурного пространства с неподконтрольными территориями.

Москва не сможет вести диалог с правительствами Франции и Германии, игнорируя украинские инициативы (в особенности, если они будут реалистичными и их одобрят эти страны). В таком случае молчание будет вынужденно прервано. Иначе оно может сохраниться до получения сигнала о готовности к переговорам со стороны Вашингтона.

Но американская администрация в обозримом будущем ничего подобного делать, судя по всему, не собирается. 

02 Сентябрь 2019



2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"