все поля обязательны для заполнения!


 
ГОЛОВОЛОМКА КАК ИНСТРУКЦИЯ
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

15 февраля в Мюнхене начинает работу ежегодная (уже 55-я) Конференция по безопасности (MSC), которая призвана помогать выработке единого подхода внутри западного сообщества к важнейшим геополитическим проблемам и тенденциям глобального развития.

Однако сегодня организаторы конференции, судя по всему, смотрят на перспективы сохранения трансатлантического сотрудничества без особого оптимизма. Это видно даже из названия доклада, опубликованного перед началом конференции, который должен задать магистральное направление дискуссии: «Великая головоломка: Кто сумеет собрать ее фрагменты?»

Действительно, перспективы трансатлантического партнерства, которое создает основу для экономического и военно-политического единства западного мира, выглядят туманными. Трамп не желает считаться с требованиями союзников США и проводит внешнеполитический курс, не обращая внимания ни на позицию стран ЕС, ни на мнение Японии и Южной Кореи. Он настойчиво добивается, чтобы страны, рассчитывающие на помощь США в обеспечении собственной безопасности, были готовы оплачивать американские усилия, в т. ч. посредством уступок в экономической сфере.

При этом отношения Германии и США, которые в течение многих лет были своеобразным стержнем трансатлантического единства, и на нем держались различные формы экономического и военно-политического взаимодействия, не то что бы ухудшились, но просто потеряли свою значимость для Вашингтона. Для Трампа на первом месте стоят экономические вопросы, а потому он добивается не согласования внешнеполитических позиций, а изменения внешнеторгового баланса (и за годы его правления профицит Германии в торговле с США несколько сократился).

Место ФРГ в качестве главного европейского партнера Америки пытается занять Франция, но пока Макрону не удалось создать устойчивые механизмы внешнеполитического взаимодействия между Вашингтоном и Парижем. Подобные действия французского президента вызывают явное раздражение у немецкого правительства, а потому франко-германский союз, обеспечивающий стабильность внутри Евросоюза, помогающий предотвращать конфликты между восточноевропейскими и западноевропейскими государствами, может не выдержать серьезного испытания на прочность.

Единство западного сообщества, в состав которого в послевоенный период вошли Япония и Южная Корея, стало одним из решающих факторов, обеспечивших поражение Восточного блока в «холодной войне». Современная глобальная экономическая система и баланс геополитических сил, установившиеся после распада СССР, не переживут утраты западным миром внутреннего единства.

В таком случае мир обречен на бесконечную череду локальных конфликтов, вызванных экспансией региональных держав, которые перестанут опасаться экономической и военной мощи единого Запада?

При новом витке глобального противостояния место СССР займет Китай, на стороне которого окажутся Россия и некоторые восточноевропейские страны?

Усиление внутренней конкуренции между ведущими державами Запада приведет к возникновению геополитической ситуации, напоминающей положение дел накануне Второй мировой войны?

Вряд ли кто-то может дать точный прогноз относительно того, что будет, если привычный нам мир рассыплется на отдельные осколки.

Авторы доклада, подготовленного к открытию MSC, предлагают рецепт сохранения единства западного мира через усиление противостояния с Россией и Китаем. При этом США должны вернуть себе лидерские функции и возглавить объединение западных стран, защищающих свои интересы и ценности. Если же американская администрация будет и дальше избегать расходов и усилий, которых требует от нее положение лидера, то роль, которую ранее играли США, должна взять на себя группа стран.

Безусловно, авторы доклада убеждены, что курс, который проводят Россия и Китай, действительно представляет опасность для нынешнего мироустройства, созданного западным сообществом. Правда, остается неясным, как они оценивают реальную опасность политики Пекина и Москвы, и насколько жесткой должна быть, по их мнению, реакция США и Запада в целом.

В недавнем послании конгрессу, которое считается довольно удачным с политической точки зрения, Трамп ничего не сказал о новой «холодной войне» с Китаем, на что, как утверждается в докладе, готова пойти американская администрация.

Напротив, Трамп отметил, что у него сложились хорошие личные отношения с Си Цзиньпинем, а принимаемые администрацией США меры направлены исключительно на защиту американских экономических интересов. Он выразил также надежду на то, что США и КНР смогут заключить новое торговое отношение, выгодное для обеих сторон.
Правда, 13 февраля завершилось восточноевропейское турне госсекретаря США Майкла Помпео (он посетил Словакию, Венгрию и Польшу). Важнейшая цель поездки главы американского внешнеполитического ведомства состояла в том, чтобы заблокировать рост российского и китайского влияния в этом регионе.

Впрочем, стремление США сохранить лидерство в Восточной Европе представляется вполне естественным: регион утратил свою прежнюю значимость «холодной войны», но остается чрезвычайно важным. Действия же Вашингтона, хотя и направлены против Москвы и Пекина, мало напоминают проявления взаимной враждебности периода «холодной войны».

Что касается Китая, то он открыто наращивает свое геополитическое влияние, в т. ч. в Латинской Америке, которая представляет исключительную значимость для США. Китай создает новые образцы военной техники, призванные резко уменьшить возможности американского военного флота. Однако в то же время Пекин старательно избегает любого обострения отношений с США и не позволяет противоречиям по частным вопросам перерасти в системный конфликт.

Страны, готовые перейти от взаимного противостояния с геополитическим соперником к «холодной войне», направленной на стратегическое поражение последнего, так себя не ведут.

То же самое можно сказать и о России, которая вопреки воинственной риторике так и не сделала ни одного шага, свидетельствующего о ее намерении вступить в конфликт с Западом.

Для меня представляется несомненным и то, что российское руководство, если бы имело возможность сохранить замороженный конфликт на Донбассе (наподобие конфликта в Приднестровье), могло бы помочь западным странам решить собственные задачи в других регионах — в бывших советских республиках Средней Азии, в Афганистане, в Северной и Центральной Африке.

Не следует забывать, что, несмотря на противоречия между США и РФ по сирийскому вопросу, Россия в целом играет в сирийском конфликте роль, существенно облегчающую положение американской администрации. Если бы не российское присутствие в Сирии, США пришлось бы самим думать, как сдерживать амбиции Ирана, усиление позиций которого может вызвать жесткую реакцию Израиля (вплоть до начала войны между двумя враждующими государствами). Кроме того, дальнейшая экспансия Турции, стремящейся установить контроль над частью сирийской территории, могла бы спровоцировать рост противоречий в американо-турецких отношениях, а они и без того в последнее время складываются весьма непросто.

В украинском конфликте Россия является безусловным противником Запада. Однако нынешняя ситуация возникла не в результате желания РФ вступить в этот конфликт, а вследствие крайне болезненной реакции Кремля на падение режима Януковича, что действительно могло привести к катастрофическому снижению российского влияния на постсоветском пространстве.

Российское вмешательство в украинские события обусловлено и внутриполитическими причинами.

Нужно признаться, долгое время я сам находился под влиянием мифа о том, что российская власть-де использует украинский конфликт для того, чтобы отвлекать собственных сторонников (в частности, ту часть российского общества, которая связывает свои надежды и социальные ожидания с Путиным) от внутренних проблем.

Однако на днях мои прежние представления были развеяны. Один крупный российский специалист по медиа, хорошо понимающий и чувствующий аудиторию канала, с которым работает, рассказал мне, что на всех главных российских каналах рейтинги программ, посвященных украинской экономической и политической ситуации, значительно выше, чем программ, в которых обсуждаются внутрироссийские проблемы. Чтобы окончательно преодолеть мое неверие, мой собеседник продемонстрировал мне цифры, подтвердившие его тезис.

Российская власть даже в самых тяжелых обстоятельствах не сможет пойти на урегулирование донбасского конфликта в соответствии с украинскими интересами. Ведь речь идет не о внешнеполитической экспансии, от которой Кремль мог бы отказаться, а о сохранении поддержки той части общества, которую украинские события волнуют больше, чем собственное экономическое положение. Однако это вовсе не значит, что Россия готова пойти на эскалацию напряженности на Донбассе (или, скажем, установить блокаду Азовского моря) и в результате еще больше осложнить свои отношения с Западом, действительно поставив их на грань «холодной войны».

Правда, есть основания думать, что Запад не устраивает российский сценарий, предполагающий замораживание донбасского конфликта. Поэтому в обозримом будущем давление на РФ, скорее всего, будет усиливаться, что вполне может подтолкнуть Кремль, как и весной 2014 г., к непредсказуемой реакции.
И дело тут не только в том, что ЕС опасается сохранять у своих границ еще один замороженный конфликт (да и Приднестровье вовсе не вызывает подобной тревоги).

Доклад, подготовленный под руководством Вольфганга Ишингера, говорит о том, что тем силам, которые пытаются сохранить единство Запада, выгодно выдавать противоречия, существующие между западным сообществом и Россией, а также между США и Китаем, за начало новой «холодной войны». Противостояние с РФ позволит сохранить трансатлантическое партнерство, без которого единство западного мира неизбежно рассыплется. А конфликт США с Китаем позволит укрепить союз Вашингтона с Сеулом и Токио, а заодно предотвратить переход восточноевропейских стран в сферу экономического влияния Китая.

Собственно, Великобритания уже показала готовность воспользоваться открывающейся перспективой. Министр обороны Соединенного Королевства Гэвин Уильямсон заявил 10 февраля, что «Брекзит» позволит Великобритании усилить свое геополитическое влияние, которое будет направлено в т. ч. на противодействие России.

Лондон действительно может стать силой, связывающей Вашингтон, Париж и Берлин, позволяющей им выработать общую оборонную и внешнеполитическую стратегию. Разумеется, Британия в результате получит огромные геополитические перспективы, которые предоставит ей роль страны, поддерживающей трансатлантическое единство.
Но для этого требуется, чтобы Россия наряду с Китаем были признаны угрозой для безопасности всего Запада.

Возможно, именно это и произойдет в ближайшие дни на Мюнхенской конференции по безопасности, с которой ее председатель Вольфганг Ишингер связывает, по его собственным словам, большие ожидания.

Но для жителей постсоветских государств (и прежде всего для граждан Украины и России) это будет означать то, что борьба за сохранение единства западного мира может оказаться не менее опасной, чем окончательный распад той головоломки, которую пытаются собрать поборники трансатлантического партнерства. 

14 Февраль 2019

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ТЕОРИЯ ФОРМАЦИЙ МАРКСА И ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО КИТАЯ
МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ КАК СРЕДСТВО СПАСЕНИЯ
МИСТЕР НЕТ
АНТИГЕРМАНСКАЯ ИГРА НА ГАЗОВОМ ПОЛЕ

Новости
14.11.2019 Временный президент Боливии назначила 11 из 20 министров, в новый кабин вошли три женщины
14.11.2019 В изменении климата усмотрели огромный риск для здоровья детей
12.11.2019 Боливарианский альянс для народов Америки считает переворотом отставку Моралеса
12.11.2019 67% россиян готовы голосовать на выборах ради изменений к лучшему - опрос
12.11.2019 Парламент Молдавии отправил в отставку правительство во главе с премьером Санду
12.11.2019 Моралес пообещал вернуться в Боливию

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"