http://www.socialistinfo.ru/apriori/7316.html

ПЯТИТЬСЯ В БУДУЩЕЕ
ЕВГЕНИЙ КУТОВОЙ
Профессор Дипломатической академии МИД России, доктор исторических наук

Внешняя политика великого народа слагается
не произвольно или случайно, а веками,
в силу нужд и пользы этого народа

С.С.Татищев

Как доктора исторических наук и профессора, интересующегося историей российско-британских отношений и английской литературой начиная с шекспировских времен, меня серьезно озаботил вопрос, как нынешний глубокий кризис в этих отношениях соотносится с многовековой историей общения наших стран, а главное - как он отразится на взаимоотношениях представителей нынешнего и подрастающего поколений россиян и британцев? Отдавая себе отчет в трудностях воспроизведения столетий русско-английских отношений, автор стремился сфокусировать внимание на наиболее значимых для обеих стран этапах, каждый из которых характеризовался существенными особенностями и переменами как в мировой и европейской политике, так и во внутриполитической обстановке России и Британии.

 Министр иностранных дел Российской империи Сергей Сазонов писал, что история «наших отношений с Англией… представляется в виде бесконечной цепи политических недоразумений, взаимного подозрения тайных и явных враждебных действий». Министр справедливо сослался на «недолговечность периодов времени», когда «взаимное недоверие уступало место более спокойному и разумному чувству общности многих политических и экономических интересов»1.

 Первые отношения между нашей страной и Англией зародились тысячу лет назад, когда в ХI веке между семьями князей Киевской Руси и английских королей завязались первые династические браки. На века они были прерваны татаро-монгольским нашествием. И только в 1525 году русские во главе с князем Иваном Засекиным, направленные царем в Мадрид, совершили по пути первый в истории наших государств дипломатический визит в Англию.

Открытие англичанами России пришлось на 1553 год, когда британский парусник под командованием Хью Уиллоби и Ричарда Ченслера в поисках северного маршрута в далекую Азию смог дойти только до Белого моря, к устью Северной Двины. Год спустя Ченслер посетил Москву, где его принял царь Иван IV. А в 1555 году он вновь побывал в Московском государстве для установления постоянных русско-британских торговых связей. В Англии была учреждена «Московская компания», которая позднее получила название «Русская компания». В Москве для нее создали благоприятные торговые условия. В первой же грамоте короля Филиппа II и королевы Марии, врученной Ченслером царю Ивану IV, как подтверждается в документе, хранящемся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), тот был именован «императором всея Руси»2.

 С возвращавшимся в Англию Ченслером отправился российский посол Осип Непея. Однако в результате кораблекрушения у берегов Шотландии Ченслер погиб. Осип Непея спасся и добрался до Лондона, где был торжественно принят. Он содействовал тому, чтобы в 1557 году в Россию из Англии отправили четыре корабля, груженные товарами, пушками и оборудованием для изготовления пушек. В Москву начали приезжать английские военные специалисты, мастера горных дел, врачи, архитекторы, инженеры, аптекари. Царь Иван IV предпринимал настойчивые попытки заключить с Англией военно-дипломатический союз. По инициативе царя обсуждался вопрос о заключении соглашения с королевой, по которому каждый из двух монархов имел бы возможность при необходимости покинуть свою страну и переехать в другую. В полученной от королевы Елизаветы грамоте русскому царю было обещано предоставить такую возможность в Англии, если он будет «вынужден покинуть Русь». Царь добивался у королевы согласия на его сватовство к племяннице королевы Марии Гастингс. При том, что у Ивана IV не получилось создать военно-политический союз с Англией, связать себя с королевской династией узами Гименея, этот этап в русско-английских отношениях в целом характеризовался обоюдной заинтересованностью во взаимном общении. Ни с той ни с другой стороны не предпринимались попытки «насолить» партнеру…

 Российско-английские торговые и культурные отношения получили развитие при Борисе Годунове, когда английским купцам были выданы жалованные грамоты на право свободной и беспошлинной торговли, дано разрешение иметь в Москве собственные дома. В 1602 году в Англию на обучение направили первую группу в составе четырех молодых людей.

 В Смутное время связи с Англией заметно ослабли, но при первых Романовых английскому купечеству было подтверждено право на беспошлинную торговлю. Однако в годы английской революции произошло свертывание двусторонних отношений, а торговую деятельность английских купцов ограничили Архангельском. Это, однако, не мешало принимать на военную службу английских, шотландских и ирландских офицеров.

 Весьма активно русско-английские отношения развивались при Петре I, который лично побывал не только в Лондоне, но и в Портсмуте, Оксфорде и некоторых других городах страны, осмотрел судоверфи, посетил парламент, монетный двор, обсерваторию. На службу в России он активно привлекал английских математиков, корабельных мастеров, специалистов по строительству каналов и шлюзов. В Москве в 1701 году была учреждена Навигацкая школа, готовившая русских «навигаторов». В 1706 году в ней обучалось свыше 400 слушателей3.

 После победы под Полтавой Россия приобретает солидное международное влияние в европейских делах. Но у Лондона не было интереса, чтобы на Балтике вместо Швеции закрепилась другая военно-морская держава. Политический курс Лондона начал ориентироваться на то, чтобы Россия и Швеция продолжали и дальше вести войну между собой. Еще в ходе войны русские послы в Лондоне А.А.Матвеев и Б.И.Куракин предупреждали Петра I о враждебных происках английской дипломатии4. По донесению Б.И.Куракина из Лондона, под прикрытием «дипломатической благопристойности Англия вредила России везде, где только могла»5. Победы русской армии и флота в Северной войне привели к существенному осложнению дипломатических отношений российской державы с Англией, а к 1720 году - к их непродолжительному разрыву.

 Но экономические и культурные связи между Россией и Англией сохранились. Английские торговые суда имели право заходить во все русские порты на Балтике. После смерти Петра I был заключен в 1734 году англо-русский торговый договор, который впоследствии не раз возобновлялся.

 В ХVIII столетии Россия черпала из Англии необходимые ей технические и научные знания. Документы РГАДА свидетельствуют о процессе культурного и экономического сближения и углубления связей России и Англии. Екатерининский канцлер Н.И.Панин в
1766 году заявлял, что Англия самая старая и самая естественная союзница России… и мы должны все делать, чтобы поддерживать узы, нас соединяющие6. Еще более определенно высказывалась в отношении Англии великая княгиня Екатерина: «Я считаю английский народ наиболее существенным и полезным России союзником»7.

 С началом войны Североамериканских колоний Англии за свою независимость король Георг III в 1776-1779 годах трижды обращался к Петербургу с просьбами направить свой экспедиционный корпус для участия в совместном подавлении восстания колонистов, но каждый раз получал отказ. Крупным успехом дипломатии Екатерины II стало выдвижение Декларации о вооруженном морском нейтралитете, призванной содействовать плаванию торговых судов нейтральных государств. Если нейтральные страны пошли на заключение с Россией конвенций о вооруженном морском нейтралитете, то Англия так и не признала эту декларацию.

 Политические отношения между Англией и Россией в начале ХIХ века были достаточно дружественными. Между ними не возникало сколько-нибудь серьезных конфликтов. С воцарением на престоле Александра I заметно активизировались дипломатические отношения Российской империи с Англией, что импонировало интересам российского дворянства и купечества, заинтересованных в торговле на Балтии. Этим целям отвечало заключение в июне 1801 года русско-английской морской конвенции (Петербургская конвенция).

 В 1805 году в Лондоне была подписана Англо-русская союзная конвенция о мерах к установлению мира в Европе, целью которой было блокировать наполеоновскую агрессию против европейских государств. К участию в англо-российском союзе присоединились Австрия, Швеция и Неаполитанское королевство. Но заключенный Александром I с Наполеоном в 1807 году непростой для России Тильзитский мирный договор негативно сказался на российско-английских отношениях. Самым тяжелым для России обязательством стало участие в континентальной торговой блокаде Англии - по традиции главного ее торгового партнера8.

 В преддверии вторжения Наполеона в нашу страну деятельность русской дипломатии была направлена на то, чтобы блокировать попытки Франции сколотить враждебное окружение вокруг России. Петербург заключает в том числе и с Англией договор о сотрудничестве. Поражение французской армии в России ускорило формирование в Европе мощной антинаполеоновской коалиции. В феврале 1814 года Россия, Англия, Австрия и Пруссия подписали в Шомоне так называемый Четверной контракт, укрепивший антифранцузскую коалицию и обеспечивший его участникам ведущую роль в политике послевоенной Европы. На Венском конгрессе, где был подписан заключительный акт, Россия столкнулась с коварной политикой ее союзников, в частности создавших антироссийский союз в составе Австрии, Англии и Франции. Он был оформлен в формате секретного договора, целью которого было ослабить лидирующую роль России в Европе. Но Александр I считал важным сохранить антинаполеоновский союз, и Россия не пошла на разрыв дипломатических отношений с союзниками.

 В первой половине ХIХ столетия Восточный вопрос становится источником серьезного обострения русско-английских отношений. Подписанное в апреле 1826 года англо-русское соглашение по урегулированию греческого вопроса допускало возможность вооруженных акций против Османской империи как Англии, так и России «сообща или единолично». Император Николай I ориентировал свой политический курс на сближение с Англией. Международный статус Черноморских проливов был определен Лондонской конвенцией 1841 года. В Петербурге рассчитывали, что это будет способствовать сближению русских и английских позиций в Восточном вопросе. В ходе визита в Лондон в июне 1844 года Николай I поделился с английскими политиками соображениями об ожидаемом распаде Османской империи и важности достижения в этой связи англо-русской договоренности о разделе ее территорий. Но с приходом в Лондоне к власти в 1846 году Партии вигов отношения с Англией вновь осложнились.

 В 1853 году разразилась Крымская война, в подготовке и развязывании которой ключевую роль сыграл британский премьер-министр Генри Джон Палмерстон. Война, в которой России противостояли в первую очередь Англия и Франция, завершилась поражением николаевской империи. Ее дипломатии пришлось пойти на заключение невыгодного для России Парижского договора 1856 года. Самой трудной для России статьей этого договора было провозглашение нейтрализации Черного моря. Страна лишалась права иметь на Черном море флот и военно-морские порты. Но российским дипломатам удалось не допустить реализации коварных планов Палмерстона, стремившегося отторгнуть от России ряд ее территорий, в том числе Крым, Кавказ, Финляндию, Прибалтику и т. д.

 Заключение Парижского договора не устранило сложностей в отношениях России с Англией. Лондон поощрял кавказских горцев к продолжению изнурительной Кавказской войны, осуждал политику России в Польше.

 Поражение Франции во Франко-прусской войне 1870-1871 годов было умело использовано министром иностранных дел А.М.Горчаковым, заявившим, что Россия больше не считает себя связанной обязательствами по Парижскому договору, ограничивающими ее суверенные права на Черном море. Ответную реакцию Англии Горчаков квалифицировал как позицию «недоброжелательства и бесплодного порицания», хотя Лондон отклонил предложение Австро-Венгрии о войне против России.

 Победа России в войне с Турцией в 1877-1878 годах и подписание Сан-Стефанского мирного договора, предоставившего независимость ряду Балканских стран и открывшего возможности для их национального и культурного развития, вызвали резкую реакцию со стороны Лондона. На Берлинском конгрессе в 1878 году, столкнувшись с англо-австрийским блоком и негативной позицией Пруссии, России пришлось пойти на пересмотр ряда важных для нее положений Сан-Стефанского договора. По англо-турецкой конвенции 1878 года Лондон получил право на установление контроля над Кипром, где вплоть до наших дней находятся две британские военные базы.

 Серьезную озабоченность в последнюю четверть ХIХ века у Лондона с его растущими колонизаторскими устремлениями на Среднем Востоке вызывала российская политика в Средней Азии. Англичане опасались, что это отразится на ее интересах в Индии и соседних странах. В ноябре 1878 года Англия напала на Афганистан, в то время как Россия выступила против агрессивных притязаний Англии в Афганистане, видя в них угрозу своим среднеазиатским территориям. Она добивалась, чтобы Афганистан оставался целостным, сильным и независимым государством. Но в 1879 году Лондон навязал Афганистану договор, превративший эту страну в британский протекторат.

 Весьма сложными были отношения России с Англией и на Дальнем Востоке, где у берегов Кореи Лондон попытался создать военно-морскую базу, а также спровоцировать столкновение между Китаем и Россией. Заключенный Японией договор о союзе с Англией в 1902 году стал для японской стороны политико-дипломатической основой подготовки к войне с Россией. Война с Японией, в ходе которой Россия потерпела ряд поражений, вынудила правительство Николая II пойти на заключение в 1905 году невыгодного для российской стороны Портсмутского мирного договора.

 Отношения с Англией начали постепенно стабилизироваться в первые годы ХХ века. В результате проведенных в 1906-1907 годах переговоров министра иностранных дел А.П.Извольского с британским правительством заключается Англо-русская конвенция. С Лондоном достигается также договоренность о разграничении сфер интересов обеих держав в среднеазиатском районе. В Персии определяются три зоны: русская, английская и нейтральная. Совершая сложное внешнеполитическое маневрирование, Россия постепенно отходит от сотрудничества с Германской империей и присоединяется к Франции и Англии в рамках Тройственного согласия - известного как Антанта. Министр Сазонов усматривал в структуре Тройственного согласия не только гарантию сохранения мира, но и средство укрепления международных позиций его участников.

 Россия добилась для себя от Англии уступок на Среднем Востоке, укрепила свои собственные позиции, в первую очередь в Персии. В переговорах морских ведомств обеих стран имперские амбиции не позволили сформировать устойчивую базу для эффективного сотрудничества двух флотов в будущей мировой войне. По ходу Первой мировой войны внешнеполитические ведомства России, Англии и Франции проводили активное обсуждение путей достижения своих политических целей. В ходе секретных переговоров достигались договоренности и заключались соглашения, касавшиеся раздела между ними территории Османской империи после войны.

 В отличие от эпохи Ивана IV, которому королева Елизавета согласилась предоставить в случае необходимости убежище в Англии, расчеты Николая II после отречения от престола на получение возможности переехать с семьей в Англию не оправдались. Его кузен Георг V, клявшийся в вечной дружбе и верности, не предоставил царю такой возможности. А британский премьер-министр Ллойд Джордж считал «верхом безумия» принимать царя с семьей в Великобритании.

 Отречение Николая II от престола в феврале 1917 года побудило российский МИД добиваться от союзников по Антанте признания пришедшего к власти Временного правительства законным преемником Российской империи, а также получения от них письменного подтверждения обязательности «всех ранее заключенных с Россией соглашений». Именно Англия сначала попыталась уклониться от этого, и только после повторных настойчивых обращений российской стороны министр А.Бальфур передал русскому посольству в Лондоне необходимый документ.

 С победой Октябрьской революции и принятием Декрета о мире РСФСР пришлось взять курс на подписание в Бресте 3 марта 1918 года мирного договора с Германией и выйти из войны. Но уже 6 марта 1918 года Англия высадила свои войска в Мурманске, а через неделю в Лондоне была проведена конференция премьер-министров и министров иностранных дел Англии, Франции и Италии, в ходе которой сочли целесообразным проведение «союзной интервенции в Восточной России» с привлечением к ней Японии9. В апреле-ноябре 1919 года англо-французская эскадра вошла в Новороссийск, а затем в Одессу и Севастополь. С октября 1918 по октябрь 1919 года Англия поставила Белому движению во главе с Колчаком более 600 тыс. винтовок, около 7 тыс. пулеметов, 1200 орудий, а также танки, самолеты, боеприпасы10.

 VI Всероссийский съезд Советов в ноябре 1918 года обратился к правительствам стран Антанты и Японии с предложением о заключении мирного договора. Но только в марте 1921 года удалось подписать первое торговое соглашение с Англией, согласно которому советское правительство было признано де-факто. Однако на Лозаннской конференции (1922-1923 гг.) английская дипломатия перешла в наступление против СССР. По инициативе лорда Керзона Советской республике был предъявлен меморандум, известный как «ультиматум Керзона», цели которого заключались в том, чтобы подорвать престиж СССР в странах Востока. Но британские консерваторы, которые, по выражению Исполкома Компартии Англии, «спустили всех собак европейской реакции, чтобы спровоцировать войну с Россией», не достигли своей цели. Не удалось им подорвать авторитет нашей страны в глазах народов Востока.

 С приходом к власти в 1924 году лейбористского правительства обмен нотами привел к признанию Англией СССР де-юре. Но уже через год, с приходом к власти правительства консерваторов, англо-советские отношения вновь серьезно осложнились. Тем не менее, как свидетельствуют заявления постпреда СССР в Англии Л.Б.Красина, советское правительство придавало величайшее значение установлению более нормальных отношений с Великобританией и он лично получил инструкцию искать пути для «установления действительно дружеских и искренних отношений между обеими странами»11.

 Однако на конференции Консервативной партии в октябре 1926 года была принята резолюция, в которой содержалось требование о немедленном разрыве советско-английского торгового соглашения. Инициатором этого шага был У.Черчилль. На следующий год английское правительство разорвало дипломатические отношения с СССР и аннулировало торговое соглашение.

 На состоявшихся очередных выборах в английский Парламент в мае 1929 года победили лейбористы и либералы, решительно выступившие за восстановление дипотношений с СССР. В октябре того же года в результате переговоров был подписан протокол о немедленном возобновлении дипломатических отношений между СССР и Англией. Советский Союз стремился к улучшению отношений с Британией, имея в виду привлечь Лондон к реализации концепции коллективной безопасности в Европе. В апреле 1939 года нарком М.Литвинов выступил с предложением заключить соглашение о взаимопомощи между СССР, Великобританией и Францией, но его расчеты на позитивное отношение к этому предложению двух западных держав не подтвердились. При попустительстве Англии и Франции в 1938 году гитлеровская Германия осуществила аншлюс Австрии, а в результате Мюнхенского сговора с участием этих двух держав в том же году Германия отторгла Судетскую область у Чехословакии, а вслед за этим осуществила расчленение и оккупацию этой страны.

 Нашей страной был продолжен курс на заключение с Англией и Францией «эффективного пакта о взаимопомощи против агрессии» и обеспечение тремя державами безопасности государств Центральной и Восточной Европы. Но ведя переговоры с нашей страной, правящие круги Англии не были заинтересованы в достижении взаимоприемлемой договоренности. «Наша главная цель в переговорах с СССР, - признавал министр иностранных дел Великобритании Э.Галифакс, - заключается в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией»12.

 Весьма объективно оценил политику британского правительства Ллойд Джордж: Чемберлен считает «самой важной задачей соглашение с Германией и Италией, ради которого он готов пожертвовать Испанией, Австрией, Чехословакией и многим другим»13. Это подтверждается, кстати, и директивами, полученными английской военной миссией перед ее отъездом в Москву на переговоры: «Британскому правительству представляется нежелательным брать на себя какое-либо определенное обязательство, могущее связать нам руки при любых обстоятельствах».

 Вероломное нападение гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года сразу же сказалось на советско-британских отношениях. Опасения в Лондоне, что Великобритания может стать следующим объектом германского нападения, стимулировали заинтересованность британских правящих кругов в оказании поддержки Восточному фронту. В выступлении премьер-министра У.Черчилля вечером 22 июня прозвучало обещание оказать «России и русскому народу всю помощь, какую только сможем». 12 июля было заключено Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии, содержавшее, помимо обязательства «оказывать друг другу помощь и поддержку», конкретный пункт - не вести сепаратные переговоры с противником и не заключать с ним сепаратный мир14.

 В Личном послании Сталина Черчиллю от 18 июля советской стороной был поставлен вопрос перед Англией о «создании фронта против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика). Об актуальности открытия Второго фронта Сталин неоднократно писал Черчиллю в своих последующих посланиях, но это состоялось только в 1944 году.

 Годы войны характеризовались высокой интенсивностью отношений между СССР и Англией, их взаимодействием по нейтрализации фашистского влияния в Иране и Афганистане. Важную роль играл обмен секретными посланиями между Сталиным и Черчиллем по широкому кругу вопросов взаимодействия обеих держав. По инициативе советского правительства первая конференция представителей СССР, Англии и США состоялась в Москве 29 сентября - 1 октября 1941 года. На конференции были приняты решения по ряду вопросов военно-политического взаимодействия трех союзных государств.

 Значение имел визит в Москву министра иностранных дел Англии Э.Идена в декабре 1941 года и его беседы с И.Сталиным и В.Молотовым, в ходе которых обсуждались вопросы ведения войны с Германией вплоть до полного ее разгрома, принятия мер, которые сделали бы повторение германской агрессии в будущем невозможным. Пребывание министра в нашей стране совпало с первым контрнаступлением советских войск под Москвой. Иден захотел побывать на линии фронта и в освобожденном Клину. Командующий 30-й армией Западного фронта Д.Лелюшенко писал о пребывании Идена: «Англичане увидели тысячи трупов, подбитые танки, исковерканные орудия, бронемашины со штабным имуществом, а также пленных немцев». По возвращении в Лондон министр, делясь на пресс-конференции впечатлениями о своей поездке, сказал: «Я был счастлив увидеть некоторые из подвигов русских армий, подвигов поистине великолепных»15.

 В мае 1942 года во время визита В.Молотова в Англию был заключен советско-английский договор о союзе в войне против гитлеровской Германии, о сотрудничестве и взаимной помощи после войны. Для согласования позиций по актуальным вопросам войны и будущего мира значение имели переговоры Черчилля в Москве в августе 1942-го и в октябре 1944 года и достигнутые им договоренности с советскими руководителями. Арктические конвои, перевозившие в Советский Союз по северному маршруту важные грузы в Мурманск, стали яркими примерами серьезных союзнических отношений между Британией и СССР в годы Второй мировой войны. Важное значение для выработки договоренностей по принципиальным вопросам ведения войны против гитлеровской Германии и ее союзников, а также согласования основных параметров послевоенного мира имели встречи руководителей СССР, Англии и США в Тегеране, Ялте и Потсдаме.

 Обозрение основных этапов российско-британских отношений за последние пять столетий свидетельствует, что наиболее тесные связи нашей страны с Великобританией приходились на этапы, когда Россия и Англия выступали союзниками против общего противника в двух мировых войнах или борьбе против наполеоновской агрессии в начале ХIХ столетия. Вместе с тем на том или ином этапе у каждой стороны формировался конкретный расклад сил и национальных интересов, определялись внешнеполитические цели и расчеты, которые порой неадекватно оценивались и вели к непредсказуемым последствиям.

 Cложности в отношениях Советского Союза с Великобританией в послевоенный период во многом определялись той активной поддержкой, которую представители британских консервативных кругов оказывали милитаристскому курсу Вашингтона. Об этом свидетельствовали воинствующие высказывания самого Уинстона Черчилля, прозвучавшие в его речи в Фултоне (США) в 1946 году. По его поручению в мае 1945 года Объединенный штаб планирования военного кабинета Великобритании подготовил план операции «Немыслимое», в котором были изложены британские «потенциальные возможности оказания давления на Россию путем угрозы или применения силы»16.

 При всех трудностях взаимодействия с Великобританией в послевоенный период советская дипломатия считала необходимым поддерживать взаимоприемлемые политические, торгово-экономические, культурные и научные контакты и связи с Англией. На британском направлении трудились такие видные дипломаты нашей страны, как А.А.Громыко, Я.А.Малик, А.А.Солдатов, М.Н.Смирновский, которые внесли большой вклад в развитие советско-британских отношений, содействовали включению Великобритании в процесс общеевропейского сотрудничества. Вместе с тем послевоенные отношения нашего государства с Британией и ее внешнюю политику не следует воспринимать как беспроблемные. Они были насыщены и взлетами, и падениями, и дипломатическими успехами, и определенными трудностями.

 Нельзя не вспомнить, например, роль Англии в создании в 1949 году Совета Европы и ее вступление в том же году в НАТО, или участие Лондона в тройственной агрессии (Англия, Франция, Израиль) против Египта в 1956 году, которую СССР решительно осудил, или антисоветские акции британского МИД по сокращению в 1971 году дипломатического персонала нашего посольства в Лондоне, или развернувшуюся враждебную антироссийскую кампанию английского правительства в связи с «делом Литвиненко». В результате именно этой кампании были ограничены контакты с Британией по официальной линии, введены ограничительные меры визового характера в отношении российских официальных лиц.

 Некоторые российские историки склонны объяснять подобные негативные действия Лондона процветающей в стране русофобией. Но более убедительной представляется автору трактовка подобных действий министром С.Д.Сазоновым, который объяснял отрицательное отношение Англии к нашей стране позицией той группы «великобританских государственных людей, которые всегда считали началом всякой политической мудрости непримиримую вражду к России». Давая объективную оценку складывавшимся столетие тому назад отношениям между Россией и Англией, постоянно враждовавшими между собой, когда ни той ни другой стороне долгое время не приходило в голову хладнокровно разобраться в причинах этой вражды, С.Д.Сазонов предлагает «удостовериться, есть ли для нее достаточные поводы и попытаться принять меры к их устранению»17.

 Весьма показательным является высказывание экс-главы британского внешнеполитического ведомства Бориса Джонсона, заявившего накануне его рабочего визита в Москву 22 декабря 2017 года, что он ни на секунду не верит в то, что можно перезагрузить отношения с Россией18. Но международная обстановка настойчиво требует проведения продуманной дальновидной политики обеспечения более эффективного взаимодействия России и Великобритании на международной арене.

 Возникает законный вопрос: не назрело ли время, чтобы внешнюю политику Британии, базирующуюся на взаимном недоверии, бесконечной цепи политических недоразумений, подозрений, тайных и явных враждебных действий, вывести в русло более спокойного и разумного учета политических и экономических интересов друг друга и тем самым активнее поработать в пользу мира и безопасности обоих государств?

 Это должно настраивать трезвомыслящих россиян и британцев на то, что на смену затянувшемуся похолоданию в их отношениях должно прийти потепление, которое будет способствовать взаимодействию народов обеих стран по формированию зрелых отношений и взаимного уважения. Российских дипломатов на этот путь ориентируют выдвинутые Президентом В.Путиным задачи в области внешней политики: «Мы выступаем за равноправное и взаимовыгодное сотрудничество со всеми государствами в интересах мира и стабильности на нашей планете»19. По всей очевидности, потребуются совместные поиски взаимоприемлемых решений по некоторым острым международным проблемам и направлениям, по углублению двусторонних российско-британских отношений.

 Ядерная эпоха требует от нас контактов, невзирая на глубокие различия. Нам и впредь нелегко будет решать возникающие между нашими государствами вопросы. Мы слишком часто идем лицом к прошлому и пятимся в будущее. У наших стран - разные мировоззрения, политические системы и интересы. Наши основные ценности, системы и интересы будут продолжать существовать и при растущей необходимости работать вместе. Мы должны реально смотреть на разделяющие нас реалии, будь это неприязни, избегать крайностей. Об этом мы должны говорить друг с другом со всей откровенностью, подходить к вещам прагматично и по-деловому. Мы должны признать то обстоятельство, что открытый подход к идеям, контактам и разногласиям является ключом к успеху в будущем.

 

 

 

 

1Сазонов С.Д. Воспоминания. М.: Международные отношения, 1991. С. 24.

2Россия и Британия XVI-XIX века. М., 2007. С. XIV.

3Там же. С. ХII.

4Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Первого. М.: Международные отношения, 1986. С. 262.

5Там же. C. 263.

6Россия и Британия XVI-XIX века...

7Там же. С. ХVI.

8Очерки истории Министерства иностранных дел России. Том первый 860-1917 гг. М., 2002. С. 251-254.

9История человечества. Том VIII. Россия / Под общей ред. А.Н.Сахарова. UNESCO, 2003. C. 577.

10Там же. C. 580.

11Там же. C. 239.

12Очерки истории Министерства иностранных дел России. Том второй 1917- 2002 гг. М., 2002. C. 249.

13История внешней политики СССР. 1917-1945. Том первый. М. 1976. C. 333.

14Там же. С. 435.

15Лелюшенко Д.Д. Москва - Сталинград - Берлин - Прага. Записки командарма. М. 1971. C. 114-115.

16Из заключения начальников штабов Великобритании о плане войны против СССР (операция «Немыслимое»). 8 июня 1945 г. // Мировые войны ХХ века. Книга 4. Вторая мировая война. Документы и материалы. М., 2005 г. С. 514-615.

17Сазонов С.Д. Указ. соч. С. 24-27.

18https://ria.ru/radio_brief/20171220/1511364345.html?utm_source=infox.sg

19https://kremlin.ru/events/president/news/57416 c. 4 

21 Октябрь 2018



2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"