все поля обязательны для заполнения!


 
АЛЬТЕРНАТИВЫ МЕРАМ ЖЕСТКОЙ ЭКОНОМИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ?
ОУЭН ДЖОНС
Колумнист газеты The Guardian

С того момента, когда банки погрузили западный мир в экономический хаос, нам внушают, что экономическое спасение возможно только за счет сокращений.

Когда в 2010 году консерваторы и либералы-демократы создали свою коалицию для осуществления политики бюджетного аскетизма, они заявили электорату не терпящим возражений тоном о том, что без скальпеля Джорджа Осборна (канцлер казначейства Великобритании в 2010-2016 гг.) Великобритания пошла бы по пути Греции. Экономически безграмотная метафора с бюджетами домохозяйств была с негодованием отвергнута - вы не должны тратить больше, если вы в долгах, то же касается и страны? – для популяризации идеологически мотивированной ложной идеи.

 Однако сегодня, благодаря Португалии, мы знаем, насколько ущербным оказался эксперимент с мерами жесткой экономии, проведенный по всей Европе. Португалия стала одной из наиболее пострадавших от экономического кризиса европейских стран.  Выделив финансовую помощь, кредиторы Тройки, включавшей в себя Международный валютный фонд, потребовали введения жестких мер жесткой экономии, которые были с энтузиазмом реализованы прежним консервативным правительством Лиссабона.
 Коммунальные предприятия были приватизированы, налог на добавленную стоимость повышен, был введен дополнительный подоходный налог, зарплаты в государственном секторе, пенсии, социальные пособия были сокращены, а рабочий день увеличен.
 За два года расходы на образование сократились на 23 процента. Также пострадали здравохранение и социальное обеспечение. Последствия для населения страны были ужасающими. Безработица достигла максимума в 17,5% в 2013 году; банкротство компаний в 2012 году увеличилось на 41%; росла бедность. Все это было необходимо, чтобы вылечить болезнь перерасхода средств, диктовала логика.

 В конце 2015 года этот эксперимент подошел к концу. К власти пришли социалисты - при поддержке более радикальных левых партий. Премьер-министр Антонио Коста пообещал «перевернуть страницу жесткой экономии», что отбросило, по его словам страну на три десятилетия наза. Противники правительства предсказывали катастрофу - «вуду-экономику», как они ее назвали. Говорили, что снова потребуется привлечь помощь, что приведет к рецессии и еще более резким сокращениям.
 В конце концов, был прецедент: Сириза победила на выборах в Греции всего несколькими месяцами ранее, и власти еврозоны не были настроены позволить этому эксперименту оказаться успешным. Могла ли Португалия избежать собственной греческой трагедии?

 Экономическое обоснование нового португальского правительства было понятным. Сокращения придавили спрос, а для реального восстановления экономики необходимо было повысить спрос.
 Правительство взяло на себя обязательство увеличить минимальную заработную плату, обратить вспять регрессивное повышение налогов, вернуть заработную плату и пенсии в государственном секторе на докризисный уровень - зарплаты многих упали на 30% - и вернуть четыре отмененных государственных праздника. Социальное пособия для более бедных семей было увеличены, возросла плата за дома стоимостью более 600 тыс евро.

 Обещанной катастрофе не суждено было cлучиться. К осени 2016 года - через год после прихода к власти социалистов - правительство могло похвастаться устойчивым экономическим ростом и 13%-ным скачком инвестиций корпораций. И в этом году цифры показали, что дефицит сократился более чем вдвое - до 2,1% - эта цифра самая низкая за сорокалетний период  с момента перехода страны к демократии. Действительно, Португалии впервые удалось выполнить фискальные требования еврозоны, а экономика, между тем, росла в течение тринадцати последовательных кварталов.

 В годы сокращений благотворительные организации предупреждали о чрезвычайной ситуации социального характера. Теперь же португальское правительство может предложить себя в качестве модели для остальной части континента. «Европа выбрала политику жесткой экономии и имела гораздо худшие результаты», - заявил министр экономики Мануэль Калдейра Кабрал. «То, что мы показываем, - это то, что с политикой, которая умеренным путем возвращает доходы людей, люди получают больше уверенности и инвестиционной отдачи. 
 Португалия увеличила государственные инвестиции, сократила дефицит бюджета, безработицу и удержала экономический рост. Нам говорили, что это бред, что это невозможно. И поэтому британские рабочие пережили самое продолжительное сокращение зарплаты с девятнадцатого века, а коалиция даже не приблизилась к своему обещанию искорененить дефицит, что должно было произойти к 2015 году. Почему? Отчасти потому что низкая зарплата означает, что работники платят меньше налогов, получают больше пособий по месту работы и тратят меньше денег. Португалия увеличивает спрос, Тори его подавляют.
 Успех Португалии вдохновляет и расстраивает одновременно. Все это несчастье людей в Европе - для чего? В Греции, где более половины молодых граждан томились от безработицы, где были сокращены службы здравоохранения, где росли детская смертность и суициды;  в Испании, где сотни тысяч были выселены из своих домов; во Франции, где экономическая незащищенность подпитывала рост крайне правых?
 Португалия и Великобритания также преподали хороший урок для социал-демократов. После крушения банков социал-демократические партии согласились ввести режим жесткой экономии. Результат? Политический коллапс. В Испании поддержка социалистов упала с 44% до 20 с небольшим процентов, после того как радикальная партия Подемос заполучила их голоса. Греческое движение ПАСОК  практически потеряло свой политический вес. Во Франции в первом туре президентских выборов в этом году социалисты получили немногим более 6% голосов. А в Нидерландах в этом году лейбористская партия опустилась с 25% голосов до менее 6%.
 И напротив, две социал-демократические партии, завязавшие с жесткой экономией - в Португалии и Великобритании - теперь показывают лучшие результаты по сравнению почти что со всеми братскими партиями. И на самом деле, опросы показывают, что Социалистическая партия Португалии теперь на 10 процентов опережает правую партию.

 Жесткие меры экономики оправдывались мантрой «нет альтернативы», которая была призвана подтолкнуть население к покорности: в конце концов, мы должны быть взрослыми и жить в реальном мире.

 Португалия служит мощным упреком. Европейские левые должны последовать опыту Португалии, чтобы изменить Европейский Союз и остановить жесткую экономию в еврозоне. В Великобритании лейбористы должны решительнее выступить, для того чтобы разрушить экономические порядки Тори.
 На протяжении всего потерянного десятилетия Европы миллионы из нас считали, что альтернатива действительно есть. Теперь у нас есть доказательства.

 

Статья была опубликована в газете The Guardian

 

09 Декабрь 2017

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ МАРКСА И СОВРЕМЕННЫЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ МИР
СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНОЕ НЕПОНИМАНИЕ
РОСКОСМОС В ПОИСКАХ ЧЕРНОЙ КОШКИ
НЕУДАЧА РОССИИ ГРОЗИТ ОБЕРНУТЬСЯ БЕДОЙ ДЛЯ УКРАИНЫ

Новости
13.12.2018 Франция собралась отложить намеченное на 2019 год снижение корпоративного налога
13.12.2018 Новак назвал политическим давлением призыв Европарламента блокировать "Северный поток 2"
13.12.2018 Британские депутаты-консерваторы в среду проведут голосование о доверии Терезе Мэй
11.12.2018 Меркель заявила, что Глобальный договор о миграции отвечает интересам Германии
10.12.2018 Блок действующего премьер-министра Армении победил на выборах в парламент

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"