все поля обязательны для заполнения!


 
ЛЕВЫЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

В 2015 году социализм был самым запрашиваемым словом в поисковике веб-сайта словаря  Merriam-Webster, а в ходе проведенного в 2016 году опроса выяснилось, что 43 процента демократов штата Айова считают себя социалистами. Несмотря на неудачу на президентских выборах, движение левых продолжает расти. Более одного миллиона человек ежемесячно просматривает публикации таких изданий, как, к примеру, Jacobin (американский левый журнал), издает который представитель поколения миллениалов, писатель Бхаскар Сункара.

 Однако левые миллениалы - это  вовсе не возврат к «новым левым»1960-х годов - студенческим радикалам, хиппи и йиппи, устраивавших бунты по поводу войны во Вьетнаме и изменивших американскую культуру, сделав ее менее расистской и сексистской и более аутентичной. Новое поколение левых идейно, скорее, напоминает «старых левых» 1930-х годов – это воинствующие профсоюзы, социалисты и даже коммунисты, которые в обстановке самой зловещей экономической депрессии в американской истории искали подлинную альтернативу капитализму.

 «Cтарые левые» 1930-х были преемниками социалистического движения ХIX века, они направляли свою политическую энергию на решение проблем капитализма. Они также резко критиковали концепцию «Нового либерализма» Франклина Д. Рузвельта. Хотя Рузвельт и выступал в поддержку «обычного человека» а в процессе осуществления «Нового курса» продвигал реформы, которые легли в основу американской социал-демократии XX века, левые 1930-х критиковали Рузвельта и либералов за компромиссы с капитализмом.

 Начиная с 1930-х годов пропасть между идеями либерализма и «старых левых» начала расти. В отличие от либералов, появившихся в 1960-х, для которых основными приоритетами были политические свободы, связанные с правами личности, левые социалисты настаивали на том, что большинство людей – представителей рабочего класса – абсолютно беззащитны в ситуации, когда капиталисты держат под своим контролем работу, заработную плату и социальные блага. В их представлении миссия левых – смысл их существования – заключается в расширении идей политической свободы, предусматривающих экономическую свободу. Это историческое различие между либерализмом и социализмом было реанимировано левыми миллениалами.

 Одним из лучших примеров деятельности левых миллениалов является подкаст Chapo Trap House (Чапо Трэп Хаус). Основанный в марте 2016 года, этот подкаст является веселым, а подчас злым, умным и дерзким аудиожурналом о политике и культуре.
 Искренний в своих демократических социалистических наклонностях, Chapo больше всего известен своим издевательскими и саркастическими материалами – это становится очевидным уже из самого названия подкаста, ведь Chapo - это прозвище мексиканского наркобарона Хоакина Гусмана, а Trap House -  на Хип-хоп сленге означает наркопритон.  Хотя подкаст Chapo частенько критикует Трампа и альтернативных правых с юмором, присущим генильному комику, свои самые издевательские передачи Chapo посвящает либералам.

 На первый взгляд тактика левых миллениалов похожа на тактику новых левых 1960-х — молодые активисты атакуют лицемерие либералов схожими методами. И действительно, Chapo можно ошибочно принять за современную интернет-версию молодежного движения Йиппи (Yippie - Youth International Party), которое возглавляли левые активисты шестидесятых Эбби Хоффман и Джерри Рубин, известные своими театрализованными политическими выходками. Так, в 1968 году они в шутку объявили кандидатом в президенты поросенка Пигасуса Бессмертного (Pigasus The Immortal), выступали за совместное курение марихуаны, устраивали пацифистские акции нудистов.
  Однако на самом деле идеологически Chapo близки «старым левым». В 1930-е годы сотни тысяч рабочих массово вступают в профсоюзы Конгресса производственных профсоюзов (КПП, англ. Congress of Industrial Organizations — CIO). Даже Коммунистическая партия, которая всегда была подозрительным игроком американской политической жизни, наслаждалась всплеском активности в своих американских рядах благодаря распространенному в те времена мнению о том, что Великая депрессия является предзнаменованием скорой гибели капитализма.

 Левые тридцатых критиковали реформы "Нового курса". Некоторые «cтарые левые» хотели, чтобы рабочие имели полную автономию на своих рабочих местах. Другие, вдохновленные примером Советского Союза, хотели, чтобы рабочий класс управлял государством и экономикой. Многие левые заходили в своих мечтах не так далеко, но по крайней мере хотели того, что они называли «индустриальной демократией» - политической и экономической системы, подстраивающейся под потребности и желания рабочего рабочего класса. Считалось, что либералы «Нового курса», которые, казалось, предпочитали технократические эксперименты, создают препятствие для такого левого видения Америки.

 Комментарии Chapo в ходе президентской кампании в 2016 году показали, насколько левая идеология миллениалов напоминает идеологию левых 1930-х. Chapo обрушивалось с критикой на Хиллари Клинтон и центристов, которые составляли большинство в Демократической партии с тех пор, как президент Билл Клинтон выиграл президентские выборы в 1992 году. По мнению левых авторов Chapo, приход Клинтон символизировал захват неолибералами Демократической партии.

 C их точки зрения, неолиберализм это глумление над политической философией, он сочетает в себе поддержку таких идей левых, как расовое разнообразие, с идеями, противоречащими всему, что поддерживают левые, к примеру, что рынок является наилучшим механизмом распределения таких общественных благ, как образование.

 С этой точки зрения, роль демократов Клинтона заключается в управлении процессом деградации  "Нового курса", а не борьбы за его расширение разными способами. Например, вместо того, чтобы выступить за систему страхования, в которой все расходы на здравоохранение оплачивает государство, а не частные страховые организации, демократы принимают Obamacare, совершенно неэффективное рыночное решение. Вместо того, чтобы помочь профсоюзам в создании массового движения, способного изменить американское общество на благо миллионов, они выступают за технократический и меритократический подходы к достижению демократического идеала.
 

 Именно поэтому Чапо посвятил целые эпизоды тому, чтобы разнести в пух и прах телесериал «Западное крыло» (The West Wing), популярный телесериал Аарона Соркина, в котором фетишизируется либеральная идея о том,  что умная, целеустремленная, исполненная благих намерений элита спасет нас от правых неандертальцев. Как часто объясняет Chapo, это наивное понимание политики, которая игнорирует власть, тем самым способствуя господству республиканцев.

 Как и их предшественники эпохи Великой Депрессии, внимающие Chapo миллениалы, пришли к идеям социализма во времена экономического кризиса. Миллениалам, вероятно, будет хуже в экономическом отношении, чем их родителям или дедушкам и бабушкам, особенно тем, кто повзрослел и стал искать работу в годы после Великой рецессии 2008 года. Левый политический ответ в таких условиях обоснован.

 Подкаст не является более левым изданием, чем немногочисленные журналы, издававшиеся "Старыми левыми". Но так же, как историки сегодня изучают журнал "The Masses" Макса Истмана, выражавшего надежды и мечты о социализме в годы после Первой мировой войны, так и мы можем прислушаться к Chapo, в котором звучат голоса новых левых, пришедших в политическую жизнь.

 

Статья была опубликована в газете The Washington Post
 

21 Сентябрь 2017

Комментарии
Н.Р.  |  16 Сентябрь 2017 в 16:36
Слово "социализм" слишком многозначно. Насчитывается свыше 60 его определений. А большинство попыток осуществить социалистическую идею на практике приводило лишь к разным формам этатизма. Поэтому новым американским левым стоило бы сначала объяснить, за что они борются и что такое в их представлении социализм.
А название журнала "Jacobin" - это вообще чудо! За год правления реальных жакобэнов (1793-94) ТОЛЬКО по приговорам ревтрибуналов было казнено 17 тысяч человек. Верной дорогой идёте, товарищи...
Сергей Бахматов  |  16 Сентябрь 2017 в 20:19
Многозначность понятия социализма объясняется тем, что над этим изрядно потрудились буржуазные партии. Сделать это понятие неопределённым - мечта любого буржуазного идеолога. Проще всего для этой цели наполнить его несвязным и противоречивым содержанием и представить в огромном количестве версий. Все левые партии, заявляющие себя как социалистические, на деле являются буржуазными клонами, которые мимикрируют под псевдосоциализм. Коммунистические партии не исключение, поскольку они понятия не имеют о том, что такое социализм. Например, лидер КПРФ, считает, что в Китае социализм с китайской спецификой, хотя там доля частного капитала и собственности составляет 69%, что больше, чем в США.
Чтобы начать работать над концепцией социализма, надо сначала определить понятие свободы, которое до сих пор не имеет чёткого определения. Предлагаю свой вариант из статьи «Свобода как условие развития общества».

Концепция устойчивого развития общества должна быть основана на здравом смысле. Главным понятием, характеризующим состояние человеческого общества, является философская категория свободы, которая в силу ряда причин пока не получила чёткого определения.
Неопределённость по отношению к этому понятию, а как следствие, - невозможность практического воплощения его в жизни общества, состоит в том, что философы (каждый в своё время) пытались определить его через другие столь же неопределённые понятия. Например, Спиноза, Маркс и другие, так или иначе, связывали понятие свободы с познанием необходимости, хотя познание таковой в реальной жизни субъективно для каждого индивида. Гегель также рассматривал свободу как диалектический синтез личной свободы и необходимости. Однако необходимость у него включала отношения господства и подчинения в обществе, что не имеет ничего общего со свободой. Что представляет собой такой синтез, видимо, хорошо было известно одному Гегелю. Возможно, что некоторые весьма одарённые люди в общих чертах догадывались, что стоит за этим определением, однако это обстоятельство никоим образом не сопутствовало тому, чтобы оно было принято всеми и использовалось в повседневной жизни. Кант же, следуя своей традиции отличаться от всех, придавал ей смысл, как свободе воли следовать внутреннему моральному закону, что также не добавляет определённости этому понятию. Внутренний закон индивида своим существованием обязан обстоятельствам, сопутствующим ему на жизненном пути. В качестве примера можно привести приверженность буржуазных либералов липовым буржуазным ценностям.

Сложность определения понятия свободы состоит в том, что для этого необходим двойной диалектический синтез, а не просто диалектический синтез, который подразумевает наличие диалектического единства всего двух противоположностей. Почему при определении понятия свободы возникает потребность в двойном диалектическом синтезе? Дело в том, что свобода подразумевает синтез личной свободы и общественной необходимости, а личная свобода, является синтезом бесконечной воли Бога-Творца и конечной воли индивида.


Рассматривая понятие личной свободы традиционно, как это делали стоики в древней Греции или философы-иррационалисты (Шопенгауэр, Ницше) в Европе, то, как детерминизм (полное отрицание свободы), так и волюнтаризм (полное отрицание детерминизма), можно прийти к выводу, что такой подход есть не что иное, как метафизические преувеличения, свойственные конечному человеческому разуму. С позиции мироздания личной свободы нет и всё детерминировано, с позиции человеческого разума личная свобода существует и выражается в свободе выбора, поскольку человек не знает и не может знать будущего во всей своей полноте. Эти два противоположных утверждения в качестве диалектического синтеза имеют как раз понятие личной свободы. Если даже субъект понимает, что всё жёстко предопределено мирозданием (Богом), то, не зная этого предопределения, но, имея выбор из нескольких возможностей, он будет следовать ему, занимая активную позицию. В этом воплощается воля индивида, так как есть выбор и активная позиция. Иисус Христос пришёл, чтобы дать людям ту активную позицию в этом выборе, которая соответствует Божественному Предопределению для человечества. Если же люди не следуют этой активной позиции, то правильный синтез не получается, а в качестве наказания они встречаются со злом во всём многообразии своего проявления.

Установки Иисуса Христа вносят ясность относительно свободы на личностном уровне. Это необходимо и достаточно для того, чтобы в обществе воцарилась свобода, однако при таком условии, что это становится правилом жизни для всех. Реализация свободы на общественном уровне требует дополнительно такой организации общества, где отсутствует доминирование кого-либо в чём-либо, поскольку далеко не все члены общества сразу будут готовы относиться друг к другу по-христиански. Здесь пришло время для второго диалектического синтеза, где в качестве единства противоположностей выступают уже личная свобода и общественная необходимость.

Перед тем как определить понятие общественной необходимости, надо сначала рассмотреть два других понятия, связанных с ним. Это понятия управления и доминирования (господства). Очевидно, что управление, отличается от доминирования тем, что первое (в отличие от второго) имеет обратную связь в виде контроля, что исключает доминирование. Контроль в общественных делах может быть эффективным только тогда, когда он пронизывает всю систему управления и имеет направление снизу вверх, а не сверху вниз или по горизонтали. Управляющее воздействие направлено от субъекта к объекту, а обратная связь всегда направлена от объекта управления к субъекту управления и представляет собой контроль. Поскольку контроль можно считать управляющим воздействием, то суперсистема, которую представляет собой человеческое общество, должна иметь такую структуру управления, где субъектами и объектами управления становятся все уровни власти, а приоритетом обладает самое нижнее звено, обеспечивая народовластие. Недопущение в обществе доминирования кого-либо в чём-либо требует контроля в виде демократических процедур на всех уровнях управления и во всех сферах деятельности. Под демократическими процедурами понимается стандартный набор, включающий периодическую выборность, надзор и отзыв в случае необходимости.

Чтобы было легче понять этот фундаментальный закон управления, нужно рассмотреть другую схему управления (ныне действующую в обществе везде), где контроль направлен исключительно сверху вниз. В этой схеме высшее звено власти никто не контролирует. Это неизбежно приводит к полной деградации качества всей структуры управления. Примером может служить СССР, где ЦК КПСС, особенно Политбюро ЦК КПСС, никто не контролировал.
Система "сдержек и противовесов" в высшем звене буржуазной власти (так называемое разделение властей и контроль по горизонтали) ничего принципиально не меняет в лучшую сторону, поскольку те, кто находится сверху и господствует, будучи предоставленные самим себе, всегда имеют возможность договориться между собой о правилах доминирования. Элементарным примером могут служить сговоры монополий, которые не только договариваются между собой, но и с властями. Более ёмким примером служит само буржуазное государство, которое представляет собой идеальное наглядное пособие для изучения господства параллельных властей, основанного на буржуазном праве эксплуатации. Все четыре ветви власти «дуют в одну дуду», испытывая при этом чувство глубокого удовлетворения.

Отмечу также, что наивно пытаться определить свободу в обществе через пресловутые понятия «свобода для» и «свобода от», поскольку при этом никоим образом не затрагивается суть проблемы свободы. При этом можно с лёгкостью потонуть в потоке противоречий.

Синтез личной свободы и общественной необходимости заключается в правильном выборе структуры управления в обществе, что и будет воплощаться в понятии свободы как таковой. Здесь будет уместно привести изречение Иисуса Христа.

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моём, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Иисус Христос призывал всех к личностной свободе через любовь к Богу и друг к другу. Если такая любовь возымеет место, то люди смогут так устроить свою жизнь, что каждый станет свободным в таком обществе.

Приведу пример, акцентирующий неразрывную связь между личностной и общественной свободой.
Французский буржуазный философ Жан-Поль Сартр, анализируя понятие свободы, приходит к печальному выводу. Он утверждал, что свобода выбора (личностная свобода) выражается лишь тогда, когда личность вынуждена выбирать из двух равновеликих возможностей, которые могут быть одинаково неудовлетворительными. Для доказательства этого утверждения приводит сюжет. Сын живёт со своей матерью и воспитан в почитании семейных ценностей. Началась война, и ему приходится выбирать, остаться с престарелой больной матерью или идти воевать. Если он уйдёт на войну, то будет мучиться, так как бросил мать, если останется с матерью, то будет испытывать угрызения совести, как предатель и дезертир.
Возражение Сартру заключается в том, что сын в такой ситуации принципиально не может сделать свободный выбор, так как выбор относительно его будущего сделан теми, кто развязал войну, то есть на уровне общества. Сын в таком случае будет рабом обстоятельств, каков бы выбор его ни был. Если же имеется свобода на общественном уровне не только в его стране, но и в других странах, то война станет невозможной и освободит людей от необходимости делать подобного рода выбор. Все войны развязываются из-за конфликта групповых интересов тех, кто стоит у власти в классовом обществе, а народы к такому ходу событий не имеют никакого отношения, однако становятся жертвами проводимой политики. Личностная свобода сына (как христианина) диктует ему остаться с престарелой и больной матерью и не испытывать при этом угрызения совести, а отсутствие свободы на уровне общества лишает его такого выбора.
Поэтому общественная свобода предполагает наличие личной свободы и наоборот, личная свобода подразумевает наличие общественной.

К чему приводит наличие доминирования в обществе в отсутствии контроля?
В буржуазном обществе это приводит к крайне низким темпам экономического развития из-за экономических и финансовых кризисов с последующей стагнацией; к мировой экологической катастрофе вследствие неразумного использования природных ресурсов; к безработице и инфляции; к чудовищно несправедливому распределению доходов в обществе; к коррупции и кумовству; к формированию властной бюрократической системы и олигархии; к буржуазному праву, защищающему законами интересы капитала и власть имущих; к формированию духа потребительства через вездесущую рекламу; к двойным и тройным стандартам в политике; к мировому террору; к региональным и мировым войнам; наконец, к моральному разложению населения капиталистических стран.
При тоталитарном социализме по Марксу и Ленину этот список несколько короче, но главное в том, что такой социализм непременно приводит к реставрации капитализма со всеми его «прелестями» вследствие наличия в обществе группового доминирования (партии и партийного государства с его номенклатурой). Верные марксисты-ленинцы никак не могут понять, что при системе, реализованной в СССР с лёгкой руки Маркса и Ленина, нельзя создать того качества власти и всего общества, которое позволило бы решать те грандиозные задачи, которые они ставят перед собой. Задачи эти могут быть решены только в свободном обществе. Отмечу также, что одна из главных утопий КПСС в СССР состояла в том, что человека будущего должна воспитать пропаганда ценностей строителя коммунизма, а в итоге, как известно, сами стали предателями своего же дела. Истина в том, что человека может воспитать только правильно устроенная жизнь с верой в Бога. Когда в обществе существуют условия для доминирования кого-либо, то это доминирование не только наступит, но и расширится, принимая при этом уродливые формы.

Подводя итог, можно сказать, что имеется насущная потребность в плане преобразования системы управления обществом, что соответствует построению обновлённого социализма, где структура управления такова, что в ней направление контроля осуществляется снизу и пронизывает всю систему управления до самого верха. Более того, вся "властная пирамида" должна полностью периодически обновляться, для чего в социалистическом обществе должен иметься мощный источник для такого обновления. Воплощение вышесказанного в действительность будет означать построение обновлённого социализма, основанного на народовластии.
Сергей Бахматов  |  17 Сентябрь 2017 в 11:50
Если в качестве центрального понятия этики взять понятие свободы, определённое мною во втором комментарии, то все остальные важнейшие понятия этики становятся легко определимыми.
Например, справедливость - это распределение материальных ресурсов и политико-правовая система, которая сложится в свободном обществе, а мораль заключается в установлении такой справедливости в таком обществе.
Однозначное определение свободы требует базиса для такого определения. В данном случае таким базисом являются отсутствие доминирования (господства) в обществе, а также общечеловеческие ценности, которые даны в учении Иисуса Христа.
Любая другая попытка определения понятия свободы
наивна, поскольку в ней будет отсутствовать базис, вернее, у каждого будет иметься свой базис.
Если кто-то пытается говорить о добре и зле, то встаёт вопрос, в чьей интерпретации? Обычно такой диспут в отсутствии оснований переходит к праздному соревнованию в красноречии, а когда у сторон заканчиваются аргументы, они переходят к более убедительным методам аргументации, которые в толковом словаре Даля получили название мордобой.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ПОЧЕМУ ЛЕВАЯ ЭКОНОМИКА СДАЕТ ПОЗИЦИИ ПРАВОМУ ПОПУЛИЗМУ
ТУПИК В ЛАБИРИНТЕ
АЛЬТЕРНАТИВЫ МЕРАМ ЖЕСТКОЙ ЭКОНОМИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ?
РЕШИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА С ПРИЗРАКОМ

Новости
14.12.2017 Лидеры ЕС согласовали приоритеты развития на 2018-2019 годы
14.12.2017 Неравенство в доходах увеличилось в мире с 1980 года
13.12.2017 Более 90% палестинцев считают решение США по Иерусалиму нарушением их интересов
13.12.2017 Тиллерсон предложил КНДР переговоры без предварительных условий
13.12.2017 Победа демократа Джонса на выборах в Алабаме стала поражением для Трампа

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"