http://www.socialistinfo.ru/apriori/6612.html

У РАЗБИТОГО КОРЫТА
АНДРЕЙ ДЕМИДОВ
Сопредседатель Межрегионального профсоюза "Учитель"

Накануне начала нового учебного года специализированный информационный портал «Педсовет.Орг» сообщил о значительной нехватке педагогов в школах России. Рассказ иллюстрировали ссылки на региональную прессу. В особом дефиците - преподаватели иностранных языков, начальной школы, физики и химии. Не хватает педагогов практически во всех регионах, не только в так называемых "депрессивных". 
 «Буквально накануне начала нового учебного года уволилась учитель русского языка. Срочно стал обзванивать знакомых филологов. Одна из них мне призналась, что за последние дни я уже четвертый, кто позвонил ей с предложением работы», - рассказывает педагог из Санкт-Петербурга. Только на одном из популярных ресурсов по поиску сотрудников superjob.ru на сегодняшний день найдена 631 вакансия учителя по городу Санкт-Петербург. Стоит отметить, что поиск сотрудников образовательные организации стараются осуществлять летом, и если вакансии остаются незакрытыми на 1 сентября, это означает, что дефицит кадров носит системный характер. На специализированных рекрутинговых сайтах многие предложения работы для педагогов даже в мегаполисах “висят” годами.
 В социальных сетях педагоги зачастую оценивают ситуацию как катастрофическую. «Работаю в школе 20 лет. Зарплата 19 тыс. Стимулирующую часть не выплачивают три года. Молодые практически не приходят. Студенты педагогических вузов уже на практике говорят о нежелании идти в школу. Кто ещё пойдёт за такую зарплату работать? Дошло до смешного: стыдно говорить, что работаешь в школе», - пишет учитель из Екатеринбурга.
 В особенно тяжелом положении находится глубинка, откуда педагоги побежали после сворачивания программ льготной ипотеки и отмены (под видом монетизации) льгот сельским учителям.
 При этом реальная нехватка педагогов еще больше, часть вакансий просто закрывается за счет систематических переработок. Так, три четверти педагогов дошкольного образования вынуждены работать больше чем на одну ставку –некоторые педагоги посвящают работе с детьми 55 часов в неделю. При этом в регионах нет единой системы формирования нагрузки и оплаты труда воспитателей, сохраняется проблема частичной или полной невыплаты зарплаты. Многим педагогам приходится работать сверхурочно.
 Как следует из материалов исследования Высшей школы экономики и Левада-центра, опубликованных газетой «Ведомости», удовлетворенность учителей своей работой существенно упала буквально за 2016 год. Если в 2015 году доля удовлетворенных своей работой педагогов составляла 42%, то в 2016 году такую оценку дали только 22% опрошенных. Исследователи выяснили, что с 28 до 34% возросло число учителей, недовольных своей зарплатой. Около 45% опрошенных пожаловались на рост внеучебной нагрузки, в том числе большого количества документации и отчетности. Данных за текущий год нет, но нет никаких оснований предполагать, что в 2017 году эта тенденция как-то существенно изменилась.

 

Богатые стали богаче, а бедные…

 

Согласно недавно опубликованному рейтингу Bloomberg Billionaires Index (BBI), состояние 28 российских миллиардеров совокупно за восемь месяцев 2017 года выросло более чем на 17 млрд. долларов. Связаны ли эти факты и если да, то как?
 Рискну предположить, что связь есть и искать ее объяснение нужно в приоритетах государственной политики. Падение курса рубля в ходе политико-экономических потрясений последних лет создало выгодный бизнесу и государству разрыв между номинированными в твердой валюте экспортными доходами и выплачиваемыми в обесцененных рублях социальных расходах.
 Следствием этого стало фактическое уменьшение финансирования сферы образования, падение жизненного уровня работников отрасли. Заявления проработавшей один год в должности нового министра образования и науки Ольги Васильевой о том, что средняя зарплата учителей неуклонно растет и составляет не меньше, чем определено социальными президентскими указами, опровергается не только практической бессмысленностью показателя «средней зарплаты» (расхожим стало сравнение средней зарплаты со «средней температурой по больнице»), но широчайшим распространением упомянутой выше практики переработок, что искусственно повышает уровень зарплаты на каждого работника, но катастрофически снижает уровень образования.
 В среднем еще два года назад школьные педагоги работали в среднем на 1,5 ставки. Нередкой является и занятость в объеме 2-х и более ставок.
 По сути, с точки зрения педагогов, ситуация с заработной платой по ее покупательной способности вернулась на уровень 2011 года, характеризуемый довольно высоким уровнем протестных настроений.
 Высока ли вероятность того, что в предвыборном 2017 году нас ожидает всплеск протестной активности бюджетников?

 

За те же деньги работать больше

 

Стоит учесть, что если ситуация с учительскими зарплатами и не стала пока более напряженной, чем в 2011 году, то объем обязанностей, которые возложены на учителя за последние 5 лет существенно вырос.
 Прежде всего, стоит сказать о Федеральных образовательных стандартах нового поколения, которые предполагают необходимость для учителя учитывать в своих рабочих программах (и осуществляемой на их основе практической деятельности) гораздо большее число параметров – не только предметные, но также межпредметные и даже личностные результаты освоения учеником образовательной программы. Также, ФГОСы предусматривают расширение перечня обязательных госэкзаменов: с 2020 года к нынешним обязательным экзаменам по русскому языку и математике добавится история, а с 2022 - иностранный язык. Уже сейчас грядущие изменения приводят к резкому росту направленной на школы мониторинговой активности разного уровня руководящих инстанций.

 Особенно отличился на этой ниве Рособрнадзор, запустивший серию Всероссийских проверочных работ. Проводятся они несколько раз в год по разным предметам и параллелям, но в отличие от ЕГЭ и ОГЭ, структуру и объем которого они во многом копируют, федеральный бюджет не оплачивает ни их проведение, ни проверку работ. К тому же, опять-таки в отличие от ЕГЭ, результаты этих проверочных работ до школ не доводятся и следовательно не могут служить для оценки уровня преподавания.
 Отдельной строкой идет ставшая модным дополнением к традиционной аттестации сдача учителями «учительского ЕГЭ», а также «уроки финансовой грамотности», патриотизма, православной культуры и многое другое, что по мысли законодательной и исполнительной властей должно улучшить российское образование.
 Фантазия профильного министерства, между тем, не оскудевает и, вполне вероятно, в ближайшем будущем педагогам предстоит адаптироваться к требованиям Национальной системы учительского роста, в рамках которой предполагается оценить профессиональный уровень каждого педагога и провести соответствующее ранжирование. Инициатива, проходящая сейчас стадию общественного обсуждения, предполагает в качестве стимула перераспределение финансирования в пользу наиболее «титулованной» части педагогического корпуса, но сами педагоги в доплаты не верят и боятся роста бумажной работы.
 Итог всех этих нововведений таков, что обнаружив себя вновь с зарплатами на «доуказном» уровне, педагоги вынуждены за эти деньги выполнять гораздо больший объем работы.

 

Протест широким фронтом

 

Результатом становится не только неудовольствие, отражаемое в опросах или голосование ногами, но также и протестные акции. Причем если последние пять лет протестные акции в сфере образования были в основном уделом малочисленных и радикальных независимых профсоюзов (наиболее активным из которых считаются входящие в Конфедерацию труда России межрегиональные профсоюзы «Учитель» и «Университетская солидарность»), то сейчас к протестной активности вынуждены подключаться и официозные профсоюзы из ФНПР.
 Так, с начала 2017 года длится открытый конфликт регионального отделения ФНПР и губернатора в Псковской области. Причина – отказ областной администрации индексировать заработную плату бюджетникам. 11 августа, то есть еще в период летних отпусков, состоялся митинг в Каргополе Архангельской области. Причина – сокращение заработной платы работникам дошкольного образования. Им были вручены уведомления о том, что с сентября их зарплата будет сокращена за счет включения северных надбавок в минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Они и составили большинство из 150 участников непривычно многолюдной для городка районного масштаба акции. Каргополь может стать первой ласточкой, позицию о законности включения северных (да и любых других региональных) надбавок в МРОТ поддержал Верховный суд и аналогичные решения принимаются во многих субъектах.
 Еще одним раздражающим фактором становится очередная попытка многих региональных властей отменить (под видом монетизации) льготы сельским врачам и учителям. В авангарде протеста - местные отделения общероссийского профсоюза работников образования и науки. Например, в Курганской области, где с 1 сентября сельские педагоги лишатся льгот, региональные профбоссы продолжают рассуждать о социальном партнерстве, но лидеры ряда районных организаций открыто говорят о забастовке.
 Наложение всех перечисленных факторов вкупе с отсутствовавшим в 2011 году фактором обманутых надежд вполне может заложить в предвыборный год протестную бомбу под декларируемую на уровне властных кабинетов «стабильность» в бюджетной сфере, а учитывая значимость для выживающего в условиях продолжающегося экономического кризиса населения сохраняющихся остатков советского социального государства в виде бесплатного образования и медицины, стремительная деградация этих сфер и рост протестной активности педагогов и врачей в состоянии стать детонатором демонтажа имеющегося на данный момент общественного договора.
 

 

12 Сентябрь 2017



2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"