все поля обязательны для заполнения!


 
ПРОЩАНИЕ С БОРЬБОЙ ЗА ГЛОБАЛЬНОЕ ЛИДЕРСТВО
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

20 июня Владимир Путин встретился в Кремле с членами нового состава Общественной палаты (ОП). Этот орган, не имеющий реальных властных полномочий, призван проводить обсуждение важнейших законопроектов, давать власти рекомендации по социальным вопросам и помогать ее взаимодействию с гражданским обществом. Поэтому кандидатура секретаря ОП, который приобретает функции главного общественного представителя, уполномоченного сообщать власти о проблемах страны и народных нуждах, много может сказать о том, что же планирует российская власть и чего она хотела бы добиться от своих граждан.
 Накануне встречи членов ОП с главой государства секретарем избран главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев — осторожный и опытный человек, на протяжении многих лет непосредственно связанный с властью.
 Взгляды Валерия Александровича хорошо известны. Он против конфронтации с Западом, но вместе с тем считает необходимым жестко отстаивать национальные интересы. Он убежден, что значительные перемены в политическом строе или в экономической системе могут привести к крайне неблагоприятным последствиям, даже если будут продиктованы самыми благими пожеланиями. Но он неизменно призывал общество помогать власти проводить улучшения «сверху», способствуя устранению недостатков и повышению эффективности госуправления.
 Все, что защищает и предлагает Валерий Фадеев, чрезвычайно близко той системе взглядов, которую продемонстрировал Владимир Путин в ходе прямой линии пятью днями ранее.
 И это совпадение, разумеется, не случайно. Российская власть окончательно определилась с генеральной линией, по крайней мере на ближайшие месяцы. Очевидно, что на этих идейных принципах — готовность к примирению с Западом, отказ от радикальных экономических и политических преобразований, постепенное повышение качества жизни благодаря реформам сверху — будет основываться избирательная кампания Путина (хотя нельзя исключать вероятности того, что в случае резкого ухудшения положения дел в экономике он воздержится от участия в выборах).
 Именно в этом старался убедить российский президент в ходе многочасовой прямой линии 15 июня.

 

Стратегия мирного выхода

 

Разумеется, идейная концепция, провозглашающая главными ценностями стабильность и сотрудничество, попросту непригодна в условиях жесткого противостояния с внешним противником. Власти в такой ситуации необходимо постоянно демонстрировать угрозы, которые, мол, если с ними не справиться вовремя, могут нарушить нормальное течение жизни, а граждан следует призывать не столько к мирному труду, сколько к готовности проявить героизм в схватке с врагами.
 В речи Путина исчезли прежние угрозы, с которыми раньше сталкивалась Россия (правда, международный терроризм сохранился как общий противник России и Запада). Больше и речи нет о размещении в странах Европы элементов американской ПРО или о дислокации вблизи российских границ подразделений НАТО. Даже «украинские нацисты», которые три года назад были настолько опасными, что от них пришлось защищать Крым, превратились в «придурков, которые по улицам со свастикой бегают». А «придурки», согласитесь, менее опасны, чем «нацисты и убийцы».
 В пользу того, что это не просто временная смена приоритетов, а системное изменение государственного курса, говорят перемены, произошедшие в ОП.
 ОП прошлого состава, сформированную в 2014 г., возглавлял Вячеслав Бочаров, президент благотворительного фонда помощи военнослужащим и участникам боевых действий, Герой России, бывший офицер подразделения спецназа «Вымпел», получивший ранение при освобождении заложников в Беслане.
Валерий Фадеев — совершенно иная фигура. Кроме того, в отличие от полковника Бочарова редактор Фадеев плотно интегрирован в российскую политическую бюрократию. Он — член Высшего совета «Единой России» (в котором представляет т.н. «либеральную платформу») и одновременно руководитель рабочей группы «Качество повседневной жизни» Общероссийского народного фронта (ОНФ) — общественной структуры, призванной стать массовой опорой власти.
 Избрание Фадеева секретарем ОП не менее красноречиво, чем изменившаяся риторика президента и характер вопросов, отобранных для его прямой линии, говорит о том, что российская власть окончательно отказалась от мобилизационных проектов, которые будоражили умы многих экспертов и политических деятелей после крымских событий.
 А это значит, что борьба за глобальное лидерство, которую Кремль намеревался вести с США, теперь прекращена, так по сути дела и не начавшись. Понятно, что без общественной мобилизации, вынуждающей смириться со снижением уровня жизни, Россия не сможет стать серьезным соперником США. Теперь, когда выяснилось (причем на самом высоком уровне), что важнее всего стабильность и достаток, а цель власти — повышение благосостояния народа, какие-либо мобилизационные проекты стали принципиально невозможны.
 Российская власть, которая уже на протяжении нескольких недель (начиная с визита Владимира Путина к Эммануэлю Макрону) дает понять, что она готова к примирению с Западом, не может отказаться — по крайней мере в риторике, рассчитанной на внутреннюю аудиторию, — от образа врага. Но высказывания Путина на нынешней прямой линии обрисовали Запад в образе не коварного противника, а не понимающего и боящегося Россию потенциального партнера, которого следует склонить к сотрудничеству.
 Западные санкции, как дал понять российский президент, говорят о недоброжелательном отношении к России, что связано не с какими-то конкретными действиями, а с опасениями, что Россия может превратиться в «серьезного конкурента». Поэтому даже если «не было бы Крыма», западные политики обязательно «придумали бы что-нибудь еще для сдерживания России».
 Однако с Западом нужно восстанавливать сотрудничество. Более того, там есть и кое-что хорошее. Отвечая на один из вопросов, Путин отметил, что «за бугром о людях прежде всего думают», и выразил пожелание, чтобы российская власть поступала аналогичным образом.
В США обнаружились и подлинные друзья России. Впервые на прямой линии с российским президентом прозвучал вопрос от гражданина США, не имеющего проблем с американским законом (в 2014 г. К Путину обратился бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден, но тогда это выглядело, скорее, как высказывание честного человека, перешедшего на российскую сторону).
 Джереми Боулинг, задавший вопрос о том, что нужно сделать для того, чтобы остановить охвативший американские медиа шквал русофобии, хотя и завоевал некоторую известность как видеоблогер, но действительно является рядовым американским гражданином, сочувственно относящимся к России, но не имеющем ни малейшего отношения к каким-либо связанным с Россией общественным структурам на территории США.
 Понятно, что аналогичный вопрос можно было бы получить от участника одного из многочисленных «обществ дружбы» или российско-американских экспертных структур. Но организаторам прямой линии хотелось показать, как обычный американский гражданин объясняется в любви Путину.
 В ответ российский президент заверил американского видеоблогера, что граждане России (чьи настроения, как подчеркнул Путин, он хорошо знает) не считают Америку врагом. Российский лидер также напомнил своему собеседнику (чего давно уже не делал) о союзнических отношениях, связывавших обе страны в двух мировых войнах. Поэтому никаких объективных оснований для распространения русофобии в Соединенных Штатах нет и быть не может.  И то, что она усиливается, — следствие «обостряющейся внутриполитической борьбы». Но отношения России и США обязательно «придут в нормальное состояние, в чем крайне заинтересованы и мы, и Соединенные Штаты».

 

В ожидании небывалых достижений

 

Главная проблема российской власти в том, что пока нет никаких признаков того, что американское руководство действительно готовится сделать шаги, направленные на прекращение внешнеполитического конфликта с Россией, и медлит только из опасений попасть под удар со стороны своих внутренних противников.
 Правда, за два дня до прямой линии госсекретарь Тиллерсон на слушаниях в сенате заявил, что государственные деятели многих стран просят Вашингтон наладить отношения с Москвой. Об этом высказывании главы Госдепартамента упомянул в своем вопросе Путину главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, отметивший наличие «глобального запроса не просто даже на нормализацию отношений между Россией и США, а на кардинальное улучшение этих отношений». Владимир Путин согласился с тем, что существует множество проблем — от контроля за распространением ядерного оружия до борьбы с глобальной бедностью, для разрешения которых необходимо взаимодействие России и США. Особенно рассчитывает российское руководство на «конструктивную роль Соединенных Штатов в урегулировании кризиса на юго-востоке Украины». Однако из-за внутриполитического конфликта в США сотрудничество тормозится, и «с этим мы ничего не можем сделать».
 Российский президент еще несколько раз продемонстрировал собственную «готовность к конструктивному диалогу» с американской администрацией, в т.ч. и по столь важному вопросу, как конфликт в Сирии. На вопрос офицера запаса о том, какие цели ставят перед собой российские войска, находящиеся в Сирии, Путин ответил, что Россия использует конфликт в Сирии прежде всего для испытания новейших образцов оружия в боевых условиях и не ставит перед собой никаких задач, кроме организации «мирного политического процесса урегулирования между всеми сторонами конфликта». И как только этот процесс будет запущен, а сирийские войска смогут самостоятельно бороться с «террористическими организациями», российские вооруженные силы сочтут свою задачу выполненной.
 Таким образом Путин дал понять, что никакой долгосрочной стратегии, угрожающей интересам США в регионе, у него нет, и Россия не связывает свои дальнейшие действия с планами Ирана или Турции.
 Это завуалированное заявление может представлять большую важность для американской администрации, которая столкнулась с угрозой резкого обострения соперничества между двумя стратегическими союзниками США — Турцией и Саудовской Аравией, которая, заручившись, насколько можно судить, поддержкой Дональда Трампа, взяла курс на резкое обострение противоречий с Ираном. В такой ситуации подчеркнутое дистанцирование России от конфликта, который она могла бы использовать для усиления собственных позиций, является ценной услугой.
 Столь же важно и признание Путиным «существенного вклада» в борьбу с терроризмом курдских вооруженных формирований, которые являются наиболее боеспособной силой коалиции, созданной США для борьбы с ИГ. Это заявление российский президент сделал сразу же после прямой линии, отвечая на вопросы журналистов. При этом Владимир Путин подчеркнул, что свои отношения с Иракским Курдистаном Россия выстраивает в рамках международного права. Это значит, что Россия не станет содействовать автономии в обретении независимости, против которой (на данном этапе) выступает американская администрация, пытающаяся сохранить государственное единство Ирака.
 Очевидно, что высказывание российского лидера о важной роли курдских формирований не могло не вызвать раздражение сирийского руководства, которое справедливо опасается, что после того, как ИГ потерпит военное поражение в Сирии, курдские районы провозгласят фактическую автономию. Поэтому то, что сирийские ВВС 18 июня попытались нанести удар по курдским отрядам, представляется своего рода реакцией на высказывание Путина.
 Москва — союзник Дамаска, и если бы применение авиации оказалось успешным, вынуждена была бы разделить последствия со своими «братьями по оружию». Однако 17 июня самолет Су-22 ВВС Сирии, бомбивший курдов, был сбит истребителем F-18А из состава международной коалиции во главе с США. Реакция России на подобные действия свелась к гневным заявлениям Минобороны.
 Однако если речь о глобальном соперничестве с США больше не идет, и примирение России с Западом является только делом времени, как же собирается Кремль сохранить свое международное влияние и особую роль в мире?
 Теперь, как разъяснил в ходе прямой линии Путин, российская власть сделает ставку на освоение Арктики.
 20 июня российский президент принял главу «Роснефти» Игоря Сечина, который принес с собой керн — извлеченный из скважины образец горной породы. Образец был получен из самой северной скважины на шельфе Восточной Арктики, где начала добычу крупнейшая российская нефтяная компания. Игорь Сечин поблагодарил Владимира Путина за то, что именно он «дал команду» на начало работы в море Лаптевых, где в результате было обнаружено «очень серьезное месторождение».
 Об этом арктическом месторождении упомянул на прямой линии и сам Владимир Путин, отвечая на вопрос судостроителя Юрия Рыжова, заинтересовавшегося планами освоения Арктики.
 Планы оказались огромными, а перспективы -  небывалыми. Российская власть твердо решила закрепиться в Арктике, и дело не только в огромных запасах углеводородов, обнаруженных в регионе (согласно подсчетам, к 2050 г. примерно 30 процентов всех углеводородов будет добываться в Арктике). В связи со смягчением климата открываются новые возможности для использования Северного морского пути, который может стать одним из главных мировых транспортных маршрутов. Кроме того, России необходимо укрепить свои позиции в регионе и для того, чтобы гарантировать собственную национальную безопасность.
 Все это означает, что в Арктику в ближайшее время будут вкладываться огромные государственные средства, а новости о героических полярниках и нефтяниках вполне могут заменить сообщения об успехах российских летчиков в Сирии или о злодеяниях украинских нацистов.
 Кроме Арктики, Путин в качестве чрезвычайно перспективного направления упомянул и развитие «цифровой экономики», где Россия может занять еще свободные ниши и перейти таким образом к новому технологическому укладу. Вполне возможно, что эффект от «цифровой экономики» окажется примерно таким же, как и от развития нанотехнологий, но российского президента явно вдохновляет перспектива быстрого технологического скачка.
 Однако какие бы то ни было проекты, связанные как с освоением Арктики, так и с «цифровой экономикой» нельзя будет реализовать без западных инвестиций и технологий. Поэтому восстановление отношений с Западом — непременное условие реализации нового государственного курса.
 Несомненно, западные корпорации были бы рады поучаствовать в освоении арктических месторождений, требующем огромных средств и организационных усилий, а потому практически невозможном без прямого участия государства. Российская власть в этом отношении для ведущих мировых компаний чрезвычайно перспективный партнер.
 ExxonMobil, которую в свое время возглавлял Рекс Тиллерсон, еще в 2011 г. подписала с «Роснефтью» Игоря Сечина соглашение о совместном освоении российских месторождений в Арктике, на реализацию которого требовались средства, составляющие, по приблизительным подсчетам, 300 млрд. долл. В 2013 г. нынешний глава Госдепартамента получил из рук российского президента Орден Дружбы за помощь в организации нефтедобычи в Арктике.
 Однако сотрудничество с ExxonMobil было приостановлено из-за санкций, и если его не удастся возобновить (или отыскать другого партнера) масштабные планы Игоря Сечина и Владимира Путина вряд ли удастся реализовать.
 В последние несколько месяцев как американские, так и европейские политики дали понять российскому президенту, что восстановить отношения с ведущими западными странами (а значит — добиться снятия санкций) не удастся до тех пор, пока не будет урегулирован донбасский конфликт. В результате российский президент оказался в чрезвычайно сложной ситуации. С одной стороны, он вынужден демонстрировать свое стремление к достижению согласия с Украиной и прекращению вооруженного противостояния на Донбассе. С другой — он не может отказаться от собственной риторики последних лет, а главное — от поддержки созданных при российском участии самопровозглашенных республик, не получив твердые гарантии безопасности для их деятелей и многочисленных представителей успевшей уже сформировавшейся административной элиты.
 Поэтому сигналы, которые российская власть посылает относительно своей позиции по Донбассу, напоминают арабески — причудливый орнамент, строящийся на повторении и умножении одного или нескольких фрагментов узора.
 На протяжении последних дней (и особенно во время прямой линии) глава России постоянно намекал, что он находится под сильным давлением снизу, со стороны украинских и российских граждан, настаивающих на российском вмешательстве в донбасский конфликт (или даже на расширении российской экспансии). При этом сам российский президент выступает исключительно за мирное разрешение конфликта, которое тормозится по причине отсутствия ответных шагов со стороны Киева.
  Россия не сможет примириться с Западом без серьезных уступок в пользу украинской власти, что позволило бы ей существенно укрепить свои позиции. Разумеется, согласиться на подобные шаги российскому президенту будет крайне тяжело, особенно если экономическая ситуация ухудшится, и в стране будут расти протестные настроения. Но без этого восстановить отношения с Западом не удастся.

 

26 Июнь 2017

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
РЕШИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА С ПРИЗРАКОМ
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КИТАЯ И ПОИСК НОВЫХ СМЫСЛОВ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
КОСМОС В СОВРЕМЕННОМ СОЗНАНИИ
РОССИЯ И ТУРЦИЯ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ВРЕМЕННЫХ СОЮЗНИКОВ

Новости
22.11.2017 ЕБРР улучшил прогноз по росту ВВП России в 2017 году
22.11.2017 Тиллерсон призвал власти Зимбабве провести свободные выборы
22.11.2017 Социал-демократы ФРГ окончательно отказались от коалиции с Меркель
22.11.2017 Президент Молдавии назвал судьбоносными предстоящие парламентские выборы
21.11.2017 Великобритания впервые с 1946 года потеряла место в Международном суде ООН

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"