все поля обязательны для заполнения!


 
ЧТО ТАКОЕ "ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА"?
ЭЛЛЕКЕ БОУМЕР
Профессор Оксфордского университета

«Мировая художественная литература» (world fiction, world writing) – это вновь возникший термин, означающий писательское творчество, изначально ориентированное на международную и разноязычную аудиторию, в отличие от того, что называется постколониальной литературой. Это – продолжение исторического состязания между всемирной и национальными литературами.

 В странах Африки литература часто рассматривается как самовыражение народа и голос нации. Да и классики английской литературы Шекспир, Милтон и Уордсуорт выступают прежде всего как представители английской и британской наций. «Всемирностью» мы обязаны Гёте: прочитанный им китайский роман открыл ему глаза на мир вне пределов Европы и в 1839 году он предсказал новый век всемирной литературы. В наше время эту идею популяризовала, в частности, Паскаль Казанова в своей нашумевшей книге «Мировая республика литературы». Однако это всё-таки взгляд из Парижа, мировая литература для Казановы – прежде всего франкоязычная.

 Постколониальное направление сложилось в том числе благодаря подъёму африканских и южноазиатских национальных литератур, как на родине, так и в диаспорах. Постколониальная литература и критика гораздо более политизированы, чем мировая литература, делающая больший упор на эстетических вопросах – стиле, жанре, форме, композиции, их взаимном обмене между языками и странами, развитии и обогащении.

 Это не значит, что мировая литература не ставит политических вопросов, запретить это никто никому не может. Но некоторые представители постколониальной литературы, которые меньше интересовались политическими и национальными вопросами, откочёвывали в лагерь мировой литературы, которую не особенно интересует, можно ли использовать перо как оружие.

 Впрочем, постколониальная литература сейчас тоже уделяет всё больше и больше внимания форме. В ней примерно с 2000 года начался сдвиг от «политики прежде всего» к эстетическим вопросам и задачам, которые, как подразумевается, имеют и политический характер. Эта тенденция становится всё более заметной и набирает силу. Писатели нового поколения без колебаний обращаются к вопросам формы, структуры, ритма и т.п. Эти вопросы ставились и раньше, но тогда они решались в открыто политизированном варианте.

 Возможно, сложившиеся писатели более старшего возраста, хотя бы кениец Нгуги ва Тхионго или ямайский писатель Линтон Квези Джонсон, по-прежнему считают вопрос о выборе языка прежде всего политическим. Но вновь приходящие в литературу писатели стали свободнее в обсуждении вопросов формы как таковой. Эти вопросы ставились и ранее, но отходили на второй план, что характерно и для Джонсона, которого считали прежде всего политическим писателем, пропагандирующим «власть чёрных» и «чёрную душу». Сейчас у постколониальной литературы нет монополии на политические вопросы, а с другой стороны, мировая литература не имеет монополии на эстетические вопросы.

 Что делает мировую литературу прежде всего частью всемирного литературного процесса и мировой культуры, а не национального самосознания? Примером может служить американский писатель нигерийского происхождения Топе Фоларин, творчество которого сохраняет в африканские черты, но в целом носит безусловно «всемирный» характер. Нигерийская писательница Чимаманда Нгози Адичи сосредоточена на Нигерии, однако полностью открыта для других культур и интересуется африканской Америкой.

 Свойственные нашему времени общение с другими культурами и возможность прожить какое-то время в другой культурной среде сами по себе расширяют восприятие литературы, формируют новый взгляд на литературное произведение. При изучении литературы мы обращаем внимание не только на то, где живут и работают писатели, на вопросы формы и структуры, но и на их аудиторию. Для кого они пишут?

 Я думаю, что с 1990 по 2015 годы это радикально изменилось и в постколониальной, и в мировой литературе, которые 25 лет назад в гораздо большей степени ориентировались на национальную аудиторию. Возьмём такого сложившегося и активного пишущего писателя, как британец Кэрил Филипс, выходец с карибского острова Сент-Китс. Его первые романы были рассчитаны на британскую аудиторию, возможно, скорее на чернокожих британцев, но в любом случае – на британскую читающую публику. Сейчас он нацелен на широкую трансатлантическую аудиторию.

 Австралийский писатель Ричард Флэнаган – «национально сфокусированный» писатель, он хорошо сознаёт свою принадлежность к национальной культуре, но его произведения о войне и проблемах окружающей среды привлекают глобальную аудиторию. Это справедливо в отношении других писателей в разных странах, осмысливающих общечеловечески важные явления.

 Литература «глобального Юга» отражает процессы и тенденции в этой части земного шара, интересуется будущим Индии, Китая, Африки и Америки. Развитие литературы в диаспорах и большая транснациональная открытость – процессы положительные, причём нечто похожее происходит, например, в Нигерии и Кении. Для писателей из стран Южной Азии привычным стало переселение в Великобританию, а оттуда – в США, которые становятся их постоянным местом жительства.

 Индийский писатель Амитав Гош и его последователи видят Индию не как замкнутый субконтинент, а как часть индоокеанского пространства – общения с Африкой, архипелагами Индийского океана и Юго-Восточной Азией. Такое общение существовало всегда, но в эпоху британского колониального владычества и в первые годы независимости Индии барьеров для него было гораздо больше.

 В Индии наблюдаются и тревожные явления. Национализм образца партии «Бхаратия джаната парти» и её лидера, ныне премьер-министра Нарендры Моди ведёт к тому, что некоторые культурные учреждения и университеты сознательно пытаются «очистить» индийскую литературу и «вернуться к традициям».

 Латиноамериканская литература сейчас не оказывает такого мощного воздействия на мировую культуру, как раньше, поскольку магический реализм, очевидно, прекратил существование. Сами латиноамериканские писатели из-за языкового барьера меньше сотрудничают с университетами США, они живут в другом культурном и политическом мире, центрами которого являются Мадрид и столичные города Латинской Америки.

 

 

Cтатья была опубликована в журнале New Internationalist

Перевод Олега Теребова


 

25 Сентябрь 2016

Комментарии
Сергей Бахматов  |  05 Октябрь 2016 в 14:08
Буржуазные учёные независимо от специализации будут заниматься чем угодно. Например, тем, как влияют солнечные бури на стадии развития чешуекрылых или влияние наречий древних племён на современное состояние словесности и т.д. и т.п. Но они никогда не займутся честными исследованиями, направленными на изучение проблем человеческого общества и его выживания, поскольку за эти честные исследования никто не желает платить. Похоже, что опасность самоуничтожения интеллектуальная и правящая элита почувствует только тогда, когда рядом с ними вырастет "гриб" от ядерного взрыва.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
РАСПЛЫВЧАТЫЕ КОНТУРЫ КОСМИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ
ТОЧНЫЕ СИГНАЛЫ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ
СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ КАК ВЫЗОВ ГЛОБАЛЬНОМУ АПАРТЕИДУ
ПЕРЕМЕНЫ, К КОТОРЫМ НИКТО, КРОМЕ НАЗАРБАЕВА, НЕ ГОТОВ

Новости
18.04.2019 Молдавские социалисты выступают за евразийскую интеграцию
18.04.2019 Зеленский опередит Порошенко во втором туре выборов президента Украины - опрос
18.04.2019 В Египте пройдет референдум по продлению президентского срока
18.04.2019 Советник Трампа предсказал крах Венесуэлы, Кубы и Никарагуа
18.04.2019 Россия в рейтинге свободы прессы оказалась между Венесуэлой и Бангладеш

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"