все поля обязательны для заполнения!


 
ЭПИДЕМИЯ ДЕМОРАЛИЗАЦИИ
ДЖОН ШУМАКЕР
Профессор психологии (Новая Зеландия)

Возвращение в эпоху депрессии кажется процессом непредотвратимым. Три десятилетия назад средний возраст депрессии был тридцать лет. Сегодня - четырнадцать. Ряд исследователей, в том числе и Стефен Изард из Университета Дьюка, отмечает, что депрессию в индустриальных странах Запада диагностируют в два раза чаще с каждым новым поколением.  Двигаясь такими темпами, более 50 процентов молодежи, тем кому сегодня от 18 до 29 лет, к среднему возрасту падут жертвами депрессии. Экстраполируя происходящее на следующие поколения, мы приходим к мрачному выводу, о том, что практически все мы станем жертвами депрессии.

 В отличие от многих традиционных культур, в которых депрессия - да и само слово отсутствует - западная потребительская культура, безусловно, подвержена депрессии. Но  депрессия настолько вошла в наш словарь, что этим словом зачастую описываются различные психические состояния, которые следовало бы интерпретировать иначе.

Так, для самого масштабного в этой области исследования Рамин Можтабай из Медицинской школы Блумберга имени Джона Хопкинса отобрал 5600 человек и обнаружил, что только у 38 процентов из них есть депрессия.

 Путаницы добавляет и коварная эпидемия деморализации, охватившая современную культуру. Поскольку ее симптомы схожи с депрессией, деморализацию зачастую рассматривают как депрессию. Одна из главных причин низкой (28 процентов) результативности лечения антидепрессантами состоит в том, что во многих случаях это не "депрессия", а деморализация - состояние не поддающееся лечению таблетками.


Экзистенциальное расстройство

Раньше наше понимание деморализации ограничивалось конкретными экстремальными случаями - изнурительная физическая боль, неизлечимая болезнь, военный плен и т.д. Но есть также вариации, которые выражены менее очевидно и развиваются за кулисами нормальной повседневной жизни при патологических культурных условиях, таких, какие мы имеем сегодня. Это сгенерированная культурой деморализация, избежать которой практически невозможно современному потребителю.

 В отличие от депрессивного расстройства деморализация является разновидностью экзистенциального расстройства, связанного с разрушением «когнитивной карты» человека. Это комплексный психодуховный кризис, жертвы которого чувствуют себя, как правило, дезориентированными и не способными найти смысл, цель или источники для удовлетворения своих потребностей (самореализации). Общество теряет свой авторитет, а прежние надежды и убеждения растворяются в сомнениях, неуверенности, непонимании, дезориентации.

Обычно такое состояние сопровождается раздражением, гневом и горечью, осознанием того, что все происходящее лишено смысла и является проигранным сражением. Термин "экзистенциальная депрессия" в этом случае не подходит, ведь, в отличие от большинства форм депрессии, деморализация является ответной реакцией на обстоятельства, с которыми сталкивается человек.

 Потребительская культура воздействует в разных направлениях, ослабляя структуру личности, подрывая копинг-поведение (от англ. coping – совладение) (Готовность человека решать жизненные проблемы прим.переводчика), закладывая основу для возможной деморализации. Основные характеристики потребительской культуры - индивидуализм, материализм, жесточайшая конкуренция, жадность, чрезмерное усложнение, переработки, поспешность и долги – все это отрицательно коррелирует с психологическим здоровьем и/или социальным благополучием . Уровень близости, доверия между людьми, ценность настоящей дружбы в жизни людей стремительно падает. Источники мудрости , социальной и общественной поддержки, душевного комфорта, интеллектуального роста усыхают. Пассивность и выбор стали заменой творчеству и мастерству.  Терпение, выдержка и сила духа уступили место неустойчивому вниманию, чрезмерному потаканию собственным слабостям и мастурбационному подходу к жизни.

Исследования показывают, что в отличие от прежних времен, большинство людей сегодня не в состоянии определить для себя философию жизни или жизненные ориентиры. Без экзистенциального компаса коммерциализированный ум тяготеет в сторону «философии тщетности», как называет ее Ноам Хомский, в которой люди чувствуют себя лишенными силы и значимости за пределами предопределенной для них роли безвольных потребителей. Лишенный содержания и глубины, предоствленный самому себе, оторванный от других и самого себя, тонкий и хрупкий потребитель становится разбитым и подавленным .

 Центральные организационные принципы и практика потребительской культуры преднамеренно закрепляют состояние «экзистенциального вакуума», который предшествует деморализации. Эта внутренняя пустота часто воспринимается как хроническая и безысходная скука, что не удивительно. Несмотря на видимую на поверхности мишуру, потребительская эра смертельно скучна.

 Скука появляется не потому, что сама деятельность скучна по своей сути, а потому что она не имеет смысла для человека. Так как жизнь потребителя вращается вокруг чрезмерного поглощения бессмысленных низкокачественных материальных желаний, все это быстро повергает в скуку и вызывает пресыщенность, апатию и недовольство. Это неуклонно приводит к «экзистенциальной скуке» - состоянию, при котором человек находит свою жизнь неинтересной и неблагодарной.

 

Моральные сети

Само по себе потребление является порочной мотивационной платформой для общества. Частое неограниченное исполнение желаний становится привычкой, тем самым уменьшая потенциал удовлетворения от потребления. Постепенно это состояние переходит в “потребительскую ангедонию” (психическое расстройство, выражающееся в потере чувства радости, наслаждения), потребление перестает быть вознаграждением и становится просто отвлечением и ритуалом. Потребительство и психическая апатия образуют неизбежный союз.

В последние годы растет интерес к теме культурного здоровья и ухудшению состояния здоровья, поскольку они влияют на общее благополучие. В то же время мы отходим от наивных поведенческих моделей и возвращаемся к очевидному факту фундаментальной природы человека, а также определенному набору человеческих потребностей, которые могут быть решены в рамках культурной концепции.

 В своей разрушающей каноны книге “Моральное состояние” антрополог Рауль Наролл использует термин "моральная сеть”, для определения культурной инфраструктуры, необходимой для психического благополучия членов общества. Он использовал многочисленные примеры, чтобы показать, что общества могут столкнуться с целым арсеналом психических недугов, если "моральная сеть" ухудшается после определенной точки.

Чтобы этого не произошло, общественная моральная сеть должна удовлетворять основные психо-социально-духовные потребности своих членов, в том числе поддерживать в людях чувство собственного достоинства и причастности, проведения совместных мероприятия и общие ритуалы и верования, предлагающие убедительную экзистенциальную ориентацию.

 Аналогичным образом Эрих Фромм в книге “Здоровое общество” делает вывод о том, что система ценностей является одной "из наших жизненно важных "экзистенциальных потребностей", но отмечает, что сегодняшняя рыночная ориентация скована культурной программой, которая активно блокирует выполнение этой и других потребностей, в том числе потребности в причастности, укорененности, идентичности, трансцендентности и интеллектуальной стимуляции.

Мы живем в условиях «культурного умопомешательства», что выражается в патологическом несоответствии между инкультурацией культурных стратегий и интрапсихическими потребностями. Быть нормальным больше не является здоровой амбицией.

Человеческая культура мутировала в социопатическую рыночную машину, в которой доминируют экономические приоритеты и психологическая манипуляция.

Никогда прежде культурная система не подавляла так людей. Это враждебное поглощение коллективной психики происходит прежде всего под влиянием изощренной пропаганды и дезинформации - именно они создают иллюзию потребительского счастья, чрезмерно усиливая наши ожидания от материального мира.

Сегодняшние потребители - самые большие жертвы пропаганды в истории человечества. Неустанный и повторяющийся эффект обладает высокими гипнотическими свойствами, уменьшая критические способности, снижая чувство собственного достоинства, и превращая коммерческую нереальность в суррогат смысла и жизненной цели .

Чем более потерянными, дезориентированными и духовно побежденными становятся люди, тем более восприимчивыми они становятся уговорам, и тем больше они поддаются разрекламированным потребительским ожиданиям. Однако в воображаемой, оторванной от жизни культуре гиперзавышенные ожидания сталкиваются с жизненными реалиями. Поскольку жизнь не течет по принципам рекламы, мир потребителя на самом деле похож на продолжающееся упражнение в разочаровании.  Большинство этих разочарований незначительны, от них можно легко абстрагироваться, но они, тем не менее, накапливаются в эмоциональной программе разочарования, при этом более глубокие человеческие потребности игнорируются. Нехватка этих потребностей вызывает разочарование жизнью в целом.
.

Культурные доказательства

Прежде всего, деморализация является генерализованной утратой доверия убеждений, которые составляют основу нашего существования и управляют нашими действиями. Убеждения, лежащие в основе нашей приверженности потребительству, являются особенно уязвимыми, поскольку они являются по сути бесчеловечными. Когда они разрушаются, становится все труднее идентифицировать себя с ценностями, целями и устремлениями, которые некогда были частью нашей потребительской реальности . Как следствие, возникает ощущение брошенности, которую можно легко принять за депрессию или даже несчастье, но на самом деле это разновидность деморализации, которую в какой-то степени испытывает большинство потребителей.

Для молодого поколения курс на скуку, разочарование, утрату иллюзий и деморализацию практически неизбежен. Продукция невидимых родителей, коммерциализированного образования, маркетинга от колыбели-до-могилы и тоскливой и нездоровой культурной программы – таким образом они также должны ассимилироваться в потребительской культуре, зная с самого начала, что она разрушает планету и ставит под угрозу их будущее.

Вполне понятно, что они стали поколением “транс”, с ненасытным аппетитом к любым технологиям, падением уровня образования и притуплением эмоций. В обществе, находящемся в экзистенциальном кризисе, и эмоциональной жизни, скатывающейся по крутой траектории вниз, новое поколение сегодня – это быстро растущий потребительский рынок .

 С тех пор как мы уступили дорогу деморализации, перед нами встала проблема - как восстановить бессознательные основы нашей жизни. Психология и психиатрия сегодня мало что могут сделать в лечении расстройств, причины которых укоренились в культуре и моральных нормах.

Индивидуальная терапия не вылечит деморализованное общество, чтобы быть эффективными такие подходы должны быть сосредоточены на изучении глубинных причин и взаимосвязей, культурных источников человека, его предположений, идентичности, ценностей. Важное значение имеет культурные депрограммирование, стратегии развития характера - все мероприятия должны быть направлены на построение мировоззрения, которое соединяет человека с самим собой, другими людьми и миром природы .

 Реальная задача - как-то вылечить больную культуру, а не больных людей . Эрих Фромм подводит итог: «Мы не можем заставить людей в здравом уме приспосабливаться к этому обществу . Нам нужно общество, которое настраивается на потребности людей. Фромм предлагал создать Верховный совет по делам культуры, который бы выполнял функции культурного надзирателя и консультировал правительства на предмет корректирующих и предупреждающих действий. Но до подобных решений еще далеко, так же как и до науки об изменении культуры. Демократия в ее нынешнем виде является хранителем культурного безумия.

Мы сильно запаздываем с культурной революцией, которая сможет радикально обновить политический процесс, экономику, трудовые отношение, семью и экологическую политику. Верно, что общество деморализованных людей вряд ли устроит бунт, даже если сидит на массивной пороховой бочке накопившегося разочарования. Однако доверие входит в противодействие с деморализацией. От разочарования можно избавиться, с помощью энергичных усилий, заслуживающей доверия идеологии или заслуживающего доверия лидера.

Может показаться, что доверие, смысл и целенаправленное действие происходят от многочисленных угроз нашей безопасности и выживанию, обусловленных фатальным несоответствием между потребительской культурой и потребностями планеты. Прочно укоренившаяся инфраструктура и минимальные признаки коллективного сопротивления - все свидетельствуют о том, что наша устаревшая система - то, что некоторые называют «капитализм катастроф» - будет доминировать до тех пор, пока глобальная катастрофа не продиктует для нас новые культурные направления.

 

Оригинал статьи опубликован в журнале New Internationalist

Перевод Елены Васильевой

07 Июнь 2016

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
18.06.2019 В Йошкар-Оле прошел третий Социальный Форум Социал-демократического союза женщин России
18.06.2019 Руководство фракцией социал-демократов в ЕП перешло к Испании
18.06.2019 ООН: Население планеты за 30 лет увеличится на 2 млрд человек
18.06.2019 Кудрин обеспокоен возможностью социального взрыва из-за падения уровня жизни
18.06.2019 Рекордное число россиян считает службу в армии обязательной для мужчины - опрос
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"