все поля обязательны для заполнения!


 
ВЕЙМАРСКИЙ ЗАПАД?
ДЖОКЕН БИТТНЕР
Доктор философии права университета Kiel

ГАМБУРГ, ГЕРМАНИЯ. Мы, немцы, едва ли когда-нибудь поправимся от травмы, нанесенной нашей недавней историей. Это становится особенно очевидно сегодня, при взгляде на происходящее как в Старом Свете, так и по ту сторону Атлантики. Есть весьма существенная разница между тем, что было в 1930-х годах и тем, что происходит сегодня. Дональд Трамп и австриец Норберт Хофер конечно же не равнозначны Адольфу Гитлеру. Однако сползание Германии в трясину народной поддержки авторитаризма в 1930-х дает понимание того, почему либеральные демократии могут внезапно обернуться торжеством антилиберализма.

 Отбросив аргумент, согласно которому победа нацизма была обусловлена особенностями немецкого генотипа, можно выделить четыре фактора, под воздействием которых страна отказалась от конституционной парламентской демократии, восторжествовавшей после I Мировой войны и получившей название Веймарская Республика. Это экономическая депрессия, потеря доверия к институтам государства, социальное унижение и политическая слепота. В какой-то степени признаки всех этих явлений можно обнаружить и на современном Западе.

Возьмите историю. Обрушение товарных бирж в «Черную Пятницу» 1929 года знаменовало глобальную депрессию. По Германии депрессия ударила еще сильнее, чем по Америке, здесь в последующие три года выпуск промышленной продукции сократился вдвое. Биржи сократились на две трети. Инфляция и безработица взлетели до небес. Веймарское правительство, и без того не слишком популярное в глазах многих немцев, пребывало в полной растерянности.

Все это происходило тогда, когда традиционный стиль жизни и ценности перетряхнула модернизация 1920-х. Женщины стали работать, участвовать в голосовании, они смогли организовывать вечеринки и спать с теми, с кем им хотелось. Это привело к растущему культурному разрыву между традиционно-ориентированными рабочими и представителями среднего класса вместе с космополитическим авангардом. Разрыв затронул политику, бизнес, искусство и достиг своего пика буквально накануне катастрофы. Ответственность за нарастающий хаос взвалили на элиты, а широкие массы созрели для поддержки сильной личности в обмен на восстановление порядка.

Сегодня многие воображают, будто бы Гитлер застал Германию врасплох, поскольку мало кто понимал, какие угрозы несла его победа. На самом же деле, многие политики истеблишмента видели эти угрозы, но не смогли Гитлера остановить. А некоторые и не хотели: консервативные партии и знатные слои тех времен полагали, что эта горячая голова сможет послужить их интересам в качестве «удобного» идиота, порывы которого на посту канцлера будет способна сдерживать команда разумных министров. Франц фон Папен, дворянин, ставший первым вице-канцлером Гитлера, говорил про нового лидера: «Мы его наняли».

Одновременно с этим даже нависшая над страной тень фашистской диктатуры не смогла сплотить в единую силу партии левого толка. Лидер Коммунистической партии Германии Эрнст Тельман называл левоцентристских социал-демократов «умеренным крылом фашизма». Стоит ли удивляться тому, как легко удалось Гитлеру объединить под своими знаменами широкие сегменты немецкой публики.

 

Переживаем ли мы сегодня новый Веймар?
Финансовый кризис 2008 года и последовавшая за ним глобальная депрессия даже близко не стали такими болезненными, как Великая Депрессия. Однако их последствия похожи. Бурный рост начала 2000-х породил в умах европейцев и американцев уверенность в том, что они стоят на правильном пути в экономике. А кризис банков, рынков жилья и правительств, последовавший за крахом, привел к тому, что десятки миллионов людей оказались брошенными и злыми на не защитившие их институты и политиков, ответственных за ход событий.

Избиратели задаются вопросом: почему правительство позволило такому количеству банкиров вести себя как преступники? Почему правительство потратило средства на спасение банков, а не автопрома? Зачем оно впускает в страну миллионы иммигрантов? Неужели существуют особые правила для элит, основанные на либеральных ультрамодернистских взглядах, позволяющих насмехаться над рабочим классом и его традиционными ценностями?

И в Америке, и в Европе рост влияния противостоящих истеблишменту движений является симптомом культурного шока, который, в свою очередь, вызван глобальным постмодерном, подобно тому, как в 1930-х годах протест вызывал модерн. Привычные обвинения «масс» в адрес правящих элит основаны на убеждении в том, что либеральная демократия зашла настолько далеко, что стала идеологией элиты, за которую вынуждены платить все остальные, которых лидер Национального фронта Марин Ле Пен называет les invisibles et les oubliés – «невидимые и забытые».

Это, конечно, еще не 1933 год. Сегодня демократические институты намного стабильнее. Но ностальгия не зависит от времени, в котором вы живете. Поэтом, при всех различиях, мы реально наблюдаем наступление новых 1930-х на всем Западе.
 Легко приказать народам принять новые реалии и проводить разумные реформы, однако это мало что изменит. Большинство ведущих партий никаких подобных шагов не предприняли, во всяком случае, в приемлемой форме. Вместо этого они сражаются друг с другом и рассматривают политическое восхождение демагогов как попытку решения проблем, а не как угрозу своим народам. Трамп – не Гитлер, но не это важно. Важно, что сегодня, как и в 1930-х годах, мы наблюдаем неспособность либерального истеблишмента ответить на серьезные вызовы, даже если эти вызовы несут угрозу самому его существованию.

 

 

Оригинал статьи: http://www.nytimes.com/2016/05/31/opinion/is-this-the-wests-weimar-moment.html?ref=opinion

Перевод Станислава Варыханова

 

03 Июнь 2016

Комментарии
Н.Р.  |  04 Июнь 2016 в 09:51
В истории ничего не повторяется, ведь каждая историческая ситуация уникальна. Так что подъёма каких-то мощных право(да и лево-) радикальных движений - как это было в 20-е -30-е годы XX века - на современном Западе не будет. В первой половине XX-го века большое распространение получили коллективистские, антииндивидуалистические идеологии, то время было эпохой масс ("восстания масс"). Коммунизм, фашизм и нацизм были яркими проявлениями того антииндивидуалистического тренда. Но уже с 50-х годов коллективистская волна идёт на спад. Даже в СССР после 1953 года медленно, но верно проявляется тенденция к личной автономии. Старые коллективистские идеологии мертвы, и ни один народ никогда больше стадом к "светлому будущему" не пойдёт.
Сергей Бахматов  |  04 Июнь 2016 в 11:18
Буржуазный либерализм и тоталитарный социализм по Марксу - два антипода. Как крайности они не соответствуют природе человеческого общества. Антиномия понятия свободы проявляется в противоречии между «личным» и «общественным». Второе подразумевает наличие морали, которая ограничивает первое. Разрешение противоречия между «личным» и «общественным», очевидно, заключается в достижении справедливости. Справедливость достигается при наступлении гармонии между личным и общественным, а не приматом одного из них над вторым.
Сергей Бахматов  |  04 Июнь 2016 в 13:49
Очень часто, если не всегда, истина открывается в мелочах особенно отчётливо. Только что в программе с символичным для капитализма названием "Кто хочет стать миллионером?" молодая восходящая "звезда" шоу-бизнеса (мальчик лет 12, не больше) спел без акцента и очень выразительно шлягеры на английском языке. По-другому быть не может, поскольку он поёт очень много и исключительно на английском. Чуть позже в программе на вопрос, что означает английское слово "crawl", ответить затруднился и проиграл. Как же это характерно для политиков, экономистов, политологов и философов в условиях буржуазной реальности! Поют очень красиво и профессионально, только сами не знают что.
Н.Р.  |  05 Июнь 2016 в 04:31
В начале 20-го века почему-то получили большое распространение концепции, абсолютизировавшие "общественное" и ущерб "личному". Которые утверждали - прямо по Маяковскому - что "единица - вздор, единица - ноль". Потом, в 50-е годы, начался откат этой стадно-коллективистской волны. Однако маятник не остановился на "золотой середине" и чрезмерно сместился в сторону индивидуализма. Это мы могли наблюдать в России после 1991 года, когда возобладал даже не просто антисоциальный индивидуализм, а прямо социал-дарвинизм. Но произошло это во многом потому, что моральные скрепы, ограничивающие индивидуализм, оказались в постсоветском обществе весьма слабыми. (Тоже "заслуга" коммунистического правления, растоптавшего русские нравственно-религиозные традиции!)
Сергей Бахматов  |  05 Июнь 2016 в 06:03
Прежде чем предлагать идею переустройства общества, нужно сначала решить общефилософские вопросы. По иронии судьбы именно В.И.Ленин утверждал: «Кто берётся за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы». Он как в воду глядел, что марксизм-ленинизм будет на каждом шагу натыкаться на общие вопросы, поскольку учение это основывалось на ложных посылках. Учение о развитии человеческого общества Маркса и его последователей не отражает его сути, а рассматривает его лишь формально. Поэтому общество, руководствуясь им, зациклилось в переходе от тезиса к антитезису и, наоборот, без малейшего развития. Развитие общества происходит только путём отображения на общественном сознании этики человеческим отношений в целом, где производительные силы и производственные отношения составляют лишь незначительную часть.
Этика в целом включает в себя гармонизацию отношений между индивидом и обществом.
Поэтому исторический материализм Маркса - Энгельса - Ленина - это учение двоечников и для двоечников.
Н.Р.  |  05 Июнь 2016 в 09:50
А одно из главных заблуждений марксизма состояло в том, что он переоценивал "общественное" начало в человеке (как утверждал молодой Маркс, "сущность человека - это совокупность всех общественных отношений"). При этом почти полностью игнорировалось как биологическая, так и духовная составляющая человеческой природы. В сущности, Маркс, как и либерально-буржуазные экономисты, видел в человеке лишь homo economicus.
Сергей Бахматов  |  05 Июнь 2016 в 10:11
"Сущность человека - это совокупность всех общественных отношений". В этой фразе Маркса можно опять увидеть (как и у Ленина выше), как желаемое выдаётся за действительное. Совокупность всех общественных отношений обязано включать в себя гармонию "личного" и "общественного", что означает не только так называемую "справедливость", но и свободу в обществе, как политическую, так и экономическую. Слово справедливость пишу в кавычках, поскольку её в условиях отсутствия свободы не бывает. Ленин ещё более усугубил порочное устройство общественного устройства при "социализме" своим учением о компартии как организующей, направляющей и всё понимающей силе передового отряда пролетариата.
Всевластие компартии при социализме марксисты-ленинцы оправдывали тем, что народ не способен на самоуправление и обязательно собьется с пути истинного. Социалистическое предпринимательство на основе общенародной собственности на средства производства рассматривали как буржуазное проявление. На самом же деле, как первое, так и второе погубило социализм. Первое - политически, разделив общество на классы, второе - экономически, построив модель, неспособную к инновационному развитию. Ортодоксальный коммунист (марксист-ленинец) - это уже диагноз, поскольку он не способен был к изменениям в своей идеологии ни во времена СССР, ни после крушения его вследствие этой идеологии. Некоторые из них, как известно, превратились в образцово показательных буржуа.
Маркс, правда, говорил, что при коммунизме наступит гармония "личного" и "общественного", но каким чудесным образом она наступит после диктатуры, предпочёл умолчать. Скорее всего, он просто не обратил своего внимания на такое маленькое недоразумение.
Сергей Бахматов  |  06 Июнь 2016 в 02:38
В целом и общем идея социализма/коммунизма Маркса, которую Ленин предлагал не рассматривать как догму, требует не творческого развития, а пересмотра её основ, прежде чем на её месте сможет появиться что-то жизнеутверждающее. Пока этого не сделано, всё левое социалистическое движение и соответствующая ему фразеология будет скорее напоминать речь О. Бендера в "Клубе четырёх коней", где он очень красноречиво убеждал любителей шахмат в том, что не в далёком будущем, Васюки станут Москвой, а Москва - Васюками. А ещё чуть позже в Васюках (то бишь в Москве) будет проведён первый межгалактический шахматный турнир, в котором убедительную победу одержат васюкинцы.
Н.Р.  |  07 Июнь 2016 в 08:19
Марксизм базируется на фундаментально ошибочной антропологии. Марксизм (и выросший на его основе социализм) антиперсоналистчен, человека он не видит и не понимает, индивид для него - только часть класса. Бердяев в своё время очень верно заметил, что марксизм "враждебен принципу личности, как и всякое чисто социологическое учение о человеке, которое хочет знать лишь человека социального, формируемого обществом". Поэтому на этой основе, скорее всего, ничего жизнеутверждающего не появится.
Сергей Бахматов  |  07 Июнь 2016 в 09:28
Социологическое учение обязано заниматься познанием/установлением гармоничных отношений между личностью и обществом. Тот факт, что марксизм "враждебен принципу личности", говорит лишь о том, что марксизм - неверное социологическое учение и более ничего.
Если человеческое общество деградировало, то виноват в этом не народ и не его представители, а концепция экономического, политического и духовного устройства общества. Всё остальное - следствия. Не бывает плохих народов, зато бывают плохие концепции построения человеческого общества.
Если кто-то утверждает, что СССР пал в результате предательства "верхушки" власти, то он поступает подобно А. Македонскому, приказавшему высечь розгами реку за то, что она помешала его планам. Да, верхушка СССР насквозь прогнила, но причина этого была в устройстве общества.

Нужно строить социализм на основе новой концепции.
Н.Р.  |  08 Июнь 2016 в 11:47
В СССР помимо прогнившей верхушки КПСС было ещё 280 миллионов жителей. И, между прочим, то, что творила верхушка, никакого сопротивления "снизу" не встречало. Много ли людей в России и других союзных республиках бывшего СССР протестовало против роспуска страны в декабре 1991 года? В Москве - максимум несколько сотен человек. И далее на всех референдумах и выборах курс властей поддерживался.
Так что на вопрос о том, кто виноват в деградации социума, ответить не так просто...
Сергей Бахматов  |  08 Июнь 2016 в 12:04
Когда общество гниёт, то гниют все, но по-разному.
Н.Р.  |  08 Июнь 2016 в 12:06
Рыба гниёт с головы...
Н.Р.  |  08 Июнь 2016 в 12:07
На мой взгляд, социальное разложение идёт сверху вниз. Правящий класс заражает общество своими пороками.
Сергей Бахматов  |  08 Июнь 2016 в 12:43
Выборные управленцы при правильном устройстве общества - слуги народа, а не господа.
Я понимаю, что это неслыханное дело, но так должно быть и рано или поздно будет.
Н.Р.  |  10 Июнь 2016 в 06:59
На протяжении уже более чем 20 лет в России, увы, наблюдается обратный тренд. Выборы играют всё меньшую роль в формировании правящей элиты и всё больше сводятся к плебисциту. Зато "назначенство" расцветает пышным цветом.
Сергей Бахматов  |  10 Июнь 2016 в 08:51
Капитализм, батенька, капитализм...
Архиважно провести демократизацию всей экономической жизни общества!


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
АНТИГЕРМАНСКАЯ ИГРА НА ГАЗОВОМ ПОЛЕ
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
КОГДА ПРЕРВЕТСЯ МОЛЧАНИЕ КРЕМЛЯ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ

Новости
13.09.2019 Испанские социалисты отклонили предложение по правительственной коалиции
13.09.2019 Twitter заблокировал аккаунты Рауля Кастро и Компартии Кубы
13.09.2019 В США согласовали параметры расследования, нацеленного на импичмент Трампа
13.09.2019 Мадуро отказался ехать на сессию Генассамблеи ООН
12.09.2019 Президент Румынии в третий раз отказал премьеру в назначении новых министров
12.09.2019 Трамп вновь пообещал снизить налоги для среднего класса

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"