все поля обязательны для заполнения!


 
МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА: БОРЬБА ЗА ТЕХНОЛОГИИ
ОЛЕГ БРЫЗГАЛОВ
Политолог

Мир вступил в 2016 год на фоне падающих фондовых и сырьевых рынков и мрачных прогнозов о стоимости нефти. Эти факторы только добавляют негатива в и без того пессимистичные оценки перспектив развития мировой экономики. Главной же проблемой является неспособность обеспечить устойчивый рост. Ее не помогли решить ни инициированная Федеральной Резервной системой США практика денежной накачки («количественное смягчение»), ни политика «жесткой экономии», обернувшаяся в Европе серьезными социальными и политическими проблемами. Китай, являвшийся до последнего времени двигателем мирового хозяйства, тоже исчерпал потенциал своей модели высокого роста, достигавшегося за счет низкой по сравнению с западными странами стоимости труда и масштабных инвестиций в инфраструктуру, недвижимость и экспорто-ориентированные отрасли. Эксперты заговорили о «новой нормальности» наших дней – низком росте в условиях низкой инфляции.

 Ясно, что для обеспечения устойчивого роста мировой экономике нужны новые подходы. В этой связи на Западе широко обсуждают потенциал «четвертой промышленной революции», под которой сейчас подразумевается переход к новому укладу, стирающему границы между физическим миром и сферами цифровых и биотехнологий. Эта тема, в частности, стала одной из центральных на только что завершившемся Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Показательно, что разговоры о «четвертой промышленной революции» на Западе начались тогда, когда стали очевидны пределы нынешнего технологического уклада. Широкое внедрение автоматизации и электронно-вычислительной техники в системы хозяйствования крупнейших западных государств в 1970-1990 гг,, получившее название третьей промышленной революции (первой считают переход от ручного труда к машинному, а второй – электрификацию и внедрение конвейерного производства), привело не только к росту производительности труда. Последствиями стало смещение центров извлечения прибыли от производства к НИОКР, разработке и дизайну (т.н. economy of skills). В США получили распространение теории о том, что доминирующие экономические позиции в мире можно удерживать и обеспечивать фактически за счет только разработки новых технологий и дизайна, делегировав «грязное» промышленное производство в страны так называемой периферии, где стоимость факторов производства (в частности, уровень оплаты труда) существенно ниже.

Однако достаточно быстро выяснилось, что возникающий существенный географический разрыв между промышленными НИОКР, инжинирингом и производством чреват снижением самой способности создания новых технологий, продуктов и процессов. В то время как эти функции совершенствуются в азиатских странах, в частности в Китае, в США стали отмирать завязанные на разработку технологий целые сегменты малого и среднего бизнеса. К этому добавляются негативные социальные последствия автоматизации, оборачивающейся сокращением «синих воротничков», рабочих на производстве, которых заменяют машины. Именно эти процессы привели к формированию социальной базы консервативных протестных движений типа «чайной партии».

 В итоге при администрации Барака Обамы в Америке официально отказались от деиндустриализации, существенно активизировав промышленную и промышленно-техническую политику. Эта тенденция характерна и для тех западных стран, которые по разным причинам изначально не вписались в разрабатывавшуюся американцами «сервисную» модель наукоемкой экономики, сделав ставку на сохранение наиболее технологичных и конкурентоспособных секторов национальной промышленности (ФРГ, Франция, Япония). В Германии, в частности, реакция на перенос производства в Азию, которое поставило под угрозу существование национальной промышленности, породила программу «Индустрия 4.0», или «интернет вещей» (IoT), т.е. технологий межмашинной коммуникации.

К реиндустриализации и широкому внедрению передовых технологий западные страны подталкивает и относительный неуспех усилий по развитию «зеленой энергетики». В целом это направление продолжает оставаться в фокусе усилий западных государств. Так, в Германии доля альтернативных источников энергии в энергобалансе в настоящее время составляет порядка 20 проц., а к 2020 г. ставится цель довести ее до 25 проц. В США генерирующие электропотоки солнечные батареи уже стали неотъемлемой деталью пейзажей не только жарких Калифорнии или Невады, но и метрополисов Восточного побережья.

Но «озеленение» экономики идет непросто. Главным образом потому, что уровень развития соответствующих технологий пока не позволяет добиться такой отдачи их практического применения, которое бы позволило эффективно окупить вложения в разработку. Похоже, к настоящему времени в этом отношении достигнуты известные пределы. По оценкам экспертов, прибавка цены автомобиля за счет улучшений показателей выбросов составила в 2015 г. более 800 долл. на машину, тогда как в 2012 г. эти показатели были в 4 раза меньше.

Косвенно пределы «озеленения» подтверждает и недавний стратегический энергопрогноз ОПЕК на период до 2040 г. Эксперты этой организации предсказывают быстрый рост возобновляемых источников энергии в глобальном энергопотреблении (на 7,6 проц. в год), но к 2040 г. отводят им лишь скромную долю в 4,3 проц. Для сравнения, доля природного газа в мировом энергобалансе, согласно прогнозу ОПЕК, возрастет с нынешних 22,1 проц. до 27,9 проц.

Как показывает опыт США, у усилий по «озеленению» экономики помимо технологических, есть и политические ограничители. Жизненно необходимая для развития этой отрасли поддержка государства, выражающаяся в различных льготах и гарантиях, неизбежно служит источником коррупции, получающей политическую окраску. Не случайно ориентированные на «зеленую» энергетику компании являются одними из главных спонсоров Демократической партии, в то время как нефтегазовый бизнес – традиционная вотчина республиканцев (вспомним хотя бы клан Бушей). При этом в текущем избирательном цикле активность республиканских кандидатов в президенты, не связанных с партийным истеблишментом, во многом подпитывается частными спонсорами и компаниями, работающими с другим технологическим направлением - добычей сланцевых газа и нефти.

Однако гонка за «зелеными» технологиями продолжается. По оценкам консалтинговой компании Bloomberg New Energy Finance, в 2015 г. зафиксирован рекордный объем инвестиций в «чистую» экономику - 329 млрд. долл., что на 3 проц. больше, чем в пиковом до сих пор 2011 г. Причем этого уровня удалось достигнуть в основном за счет стран АТР, в первую очередь Китая (110 млрд.долл.). Занявшие второе место США инвестировали вдвое меньше - 56 млрд.
Видные экономисты, такие, как нобелевский лауреат Дж.Стиглиц или бывший директор МВФ Д.Стросс-Кан, полагают, что проблематика перехода к низкоуглеродной экономике, приоритетного развития «зеленых» технологий и возобновляемых источников энергии, сохранения климата могла бы полсужить основой не соперничества, а объединения международного сообщества в поисках новых источников устойчивого роста мировой экономики.

Тезис о том, что для перезапуска мировой экономики необходимо объединение усилий, отстаивает и Китай. В начавшемся году КНР председательствует в «двадцатке». Этому неформальному форуму, с 2009 г. объединяющему ведущие индустриальные и торговые страны для сотрудничества и консультаций по вопросам функционирования международной финансовой и экономической системы, отводится важная роль в китайских стратегических планах. Китайцы не без основания полагают, что потенциал существующей системы управления международными экономическими отношениями, в основе которой – созданные Западом институты типа МВФ и Всемирного банка, фактически исчерпан. Часть этих функций должна взять на себя «двадцатка», в которой Китай и другие «поднимающиеся» страны будут иметь больший вес. Одной из задач своего председательства китайцы обозначили достижение консенсуса по концепции новой модели обеспечения долгосрочного роста мировой экономики, указывая, что проблему дисбалансов в глобальном развитии можно решить лишь совместными усилиями.

Интересно при этом, что китайцы предлагают сообща использовать возможности, предоставляемые инновационными технологиями и новой индустриальной революцией. В то же время инновациям и внедрению новых технологий отводится важное место в плане достижения провозглашенной в Китае цели построения к 2021 г. (100-летию образования КПК) «общества среднего достатка». Это направление, наряду с расширением внутреннего потребления и сектора услуг, призвано стать основой новой модели хозяйствования, которая будет обеспечивать рост в коридоре 6,5 – 7 проц. в год (вместо 14 проц., которые китайская экономика продемонстрировала на пике экспансии в 2007 г.).

Возникает логичный вопрос, какое место в этих складывающихся реалиях отводится России. С советских времен наша страна ориентировалась на технологии Запада, и в истории был период, когда мы вполне могли успешно вписаться на этой основе в мировой порядок. В годы сталинской индустриализации СССР опирался на импорт технологий (кстати, во многом американских) для строительства собственной автомобильной, нефтехимической промышленности, энергетики.  Это сотрудничество продолжилось в годы Великой Отечественной войны в форме ленд-лиза. Есть основания полагать, что тогдашний президент США Ф.Д.Рузвельт всерьез рассматривал СССР в качестве основного партнера после завершения войны. Однако он умер, не дожив до Победы, место Советского Союза в американских послевоенных планах заняла Западная Европа, а затем (в годы администрации Р.Никсона и неоконсервативной волны 1980х гг.) и Китай.

Возможно, выдвижение Китая в первый эшелон технологического соперничества открывает перспективу изменения традиционного прозападного вектора технологической ориентации России. Этому способствует и выдвинутая в прошлом году идея сопряжения российского интеграционного проекта Евро-Азиатского экономического союза (ЕАЭС), который фактически является и проектом постсоветской реиндустриализации, с китайской инициативой «Экономического пояса Шелкового пути».

 

 

28 Январь 2016

Комментарии
Сергей Бахматов  |  27 Январь 2016 в 07:54
Цитата: " Главной же проблемой является неспособность обеспечить устойчивый рост.Ее не помогли решить ни инициированная Федеральной Резервной системой США практика денежной накачки («количественное смягчение»), ни политика «жесткой экономии», обернувшаяся в Европе серьезными социальными и политическими проблемами".
Капитализм приводит к шизофреническому типу мышления не только буржуазных политиков, политологов, философов, но и экономистов.
Почему во всех странах Запада на полную мощность включены печатные станки, а инфляция остаётся низкой? Ответ простой: деньги попадают не тем, кто в них нуждается (население), они остаются на счетах в банках или возвращаются в ЦБ, то есть они не попадают в обращение. В мире накоплено денежных знаков в десятки раз больше, чем весь мировой ВВП. Накопление денежных знаков мировой олигархией последние времена растёт по экспоненте. Поэтому все эти "количественные смягчения" - всё равно, что писать в море.
А "жёсткая экономия" по своей абсурдности напоминает "высечь розгами реку", поскольку снижает потребление со стороны населения, что только усугубляет проблемы.
Все эти явления вызваны сутью капиталистического способа производства "деньги делают деньги", поэтому есть только две альтернативы: либо в социализм, либо в могилу.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ

Новости
19.08.2019 Associated Press узнало о тайных переговорах США с лидером социалистов Венесуэлы
19.08.2019 Французские профсоюзы требуют отменить реформу страхования от безработицы
19.08.2019 Немецкие социал-демократы вступают в предвыборную гонку
19.08.2019 Протесты в Гонконге собрали сотни тысяч участников
17.08.2019 ООН: Каждый десятый ребенок в мире находится в трудовом рабстве
17.08.2019 Правительство и оппозиция Венесуэлы возобновят переговоры в Норвегии

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"