все поля обязательны для заполнения!


 
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТУРЦИИ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ
ДИМИТРИС ЦАРУХАС
Обозреватель

За последнее время внешняя политика Турции пересматривалась в той или иной степени несколько раз. Популяризация политики идентичности и крупномасштабные изменения экономического состояния не-западного мира совпали с усиливающимся намерением Турции сформировать основные направления внешней политики и определять приоритеты, отличные от традиционного подхода к данным вопросам этой страны. Эти изменения часто ошибочно называли "сдвигом оси", в то время как в действительности они были всего лишь результатом попытки усилить присутствие страны на региональной и международной аренах за счет переоценки сильных сторон страны в условиях нестабильности. 

Уверенность Турции в возможности создания нового видения региона и ее места в нем была подкреплена множеством факторов, которые казались стабильными: ее экономический подъем, реформы на Ближнем Востоке и ослабление соперничества между государствами в приграничных регионах Турции. Сейчас, однако, ни один из этих факторов не работает, и поэтому от страны требуется более взвешенный подход к внешней политике, который позволит снять существующие противоречия.

 

Сирия и Ближний Восток
Сирия является ключевой страной во внешней политике Турции, а также других стран региона. Установив теплые отношения с Сирией Асада, Турция после “Арабской весны” сделала неожиданный поворот на 180 градусов, явно предполагая быстрое падение Асада. Провал попытки сместить Асада, эскалация насилия в стране в условиях хаоса, царящего среди оппозиционных сил, наличие ИГИЛ в Сирии и части Ирака, а также активное участие России в решении этих вопросов в настоящее время привели к первой серьезной попытке Турции использовать дипломатический подход в решении этих противоречий, или, по крайней мере, подготовить почву для этого. Турция уже изменила свою непримиримую позицию в вопросе сохранения Асада на переходный период и заявила о своей готовности внести свой вклад в решение спорных вопросов, которые обсуждаются США и Россией (а также Саудовской Аравией и Ираном).

Ирак является еще одним из главных приоритетов Турции, и далеко не случайно глава МИД Турции нанес свой первый после 1-го ноября визит за границу в Северный Ирак для встречи с ключевыми руководителями иракских курдов. Ирак, и в особенности, его северная часть, имеют жизненно важное значение для Турции в ее решительных усилиях продлить борьбу на два фронта против ИГИЛ и КРП.

Наличие у правящей партии твердого парламентского большинства и широкой народной поддержки делает этот курс действий краеугольным камнем для преодоления региональной нестабильности страны, хотя возможность добиться успеха на обоих фронтах будет определяться не только военным вмешательством Турции (в случае с КРП) и зависеть не только от действий Турции (в случае с ИГИЛ). Ядерная сделка с Ираном, если она состоится, позволит Турции преодолеть похолодание в отношениях с этой страной и усилить ее посредническую роль в этом конфликте, доказав, что это более важный вопрос, чем любые краткосрочные союзы с Саудовской Аравией и Катаром по вопросу о Сирии.  Наконец, что касается Египта, то напряженные отношения с администрацией Сиси будет нелегко преодолеть, поскольку Турция приложила немало усилий для обеспечения устойчивости режима Мурси, а после его свержения, не теряя времени, подвела под эту отставку моральную основу. Тем не менее, очевидно, что Турции необходимо будет наладить отношения с Каиром в этой очень сложной региональной ситуации и предпринять шаги в этом направлении - и лучше раньше, чем позже.

 

ЕС, США и России
Отношения Турции с ЕС остаются напряженными, так как процесс реформирования страны практически прекратился. Показательно, что доклад о ходе реформ за 2015 год, задержка публикации которого в этом году была встречена с негодованием и укрепила позиции циников в подходе ЕС к Турции, отразил положительные моменты только в экономической политике Турции и раскритиковал политическую и судебную системы страны.

Кризис, связанный с беженцами, привел не только к очередному широкомасштабному кризису в Европе (в дополнение к кризису в еврозоне в части ряда нерешенных вопросов, касающихся слабого экономического роста и возможного выхода Великобритании из Евросоюза); он вынуждает ЕС принять общее согласованное решение относительно сотрудничества с Турцией, что является обоснованным решением с учетом масштаба беженцев и потока мигрантов, проходящих через (или остающихся на) территорию Турции, и вряд ли совместимо с подходом, при котором Турция выступает в качестве страны-кандидата на вступление в ЕС, связанной обязательством разделять приоритеты и политику этого Союза.

Позитивным моментом в этой ситуации является потенциальная возможность разрешения конфликта с Кипром, которая видится сейчас благоприятнее, чем в любое другое время с 2004 года. Это приведет к изменению ситуации в Восточном Средиземноморье и откроет реальную возможность существенного прогресса в отношениях ЕС и Турции, включая преодоление бессмысленных взаимных обвинений.

Отношения между Турцией и США в последнее время прошли проверку. Выяснилось, что их различный подход к ИГИЛ и Сирии является лишь вершиной айсберга. В конце лета, однако, Турция изменила свою позицию, и каналы связи между странами останутся открытыми, по меньшей мере, в контексте серьезных усилий по выходу из Сирийского тупика, описанного выше.

Отношения с Россией ухудшались в течение некоторого времени, особенно в связи со срывом энергетической сделки и участием России в решении Сирийского вопроса, что противоречит позиции Турции. Однако изоляция России не отвечает долгосрочным интересам Турции, и Анкара не склонна поддерживать санкции против России, вызванные присоединением Крыма.

Продвижение вперед в решении Сирийского вопроса позволяет снять нынешнюю напряженность, а появление ИГИЛ в качестве общей угрозы создает возможность для укрепления сотрудничества в рамках совместной борьбы с терроризмом.

 

 

Оригинал статьи опубликован 18 ноября на сайте  European progressive observer

Перевод с английского Бориса Гуселетова

 

22 Ноябрь 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  26 Ноябрь 2015 в 04:14
Турки в течение столетий представляли собой и по праву назывались башибузуками, а предательство и вероломность олицетворяли собой почти ласковое словосочетание "восточная хитрость". Включение их в блок НАТО нужно США лишь по причине того, что Турция - их инструмент по дестабилизации ситуации в регионе, а значит, полностью соответствует их политике "разделяй и властвуй". Разве возможно было бы существование ИГИЛ в том виде, в котором он представляет собой в данное время, без участия в процессе взращивания его со стороны Турции? Заигрывание в течение последних десяти лет с Россией и создание видимости напряжённости с ЕС и США - тонкая восточная игра, состоящая в том, чтобы в нужный момент подставить Россию. Остаётся удивляться наивности политических кругов России, когда они до последнего времени верили в возможную "дружбу" с Турцией.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
18.06.2019 Руководство фракцией социал-демократов в ЕП перешло к Испании
18.06.2019 ООН: Население планеты за 30 лет увеличится на 2 млрд человек
18.06.2019 Кудрин обеспокоен возможностью социального взрыва из-за падения уровня жизни
18.06.2019 Рекордное число россиян считает службу в армии обязательной для мужчины - опрос
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"
17.06.2019 Миллионные протесты прошли в Гонконге

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"