все поля обязательны для заполнения!


 
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТУРЦИИ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ
ДИМИТРИС ЦАРУХАС
Обозреватель

За последнее время внешняя политика Турции пересматривалась в той или иной степени несколько раз. Популяризация политики идентичности и крупномасштабные изменения экономического состояния не-западного мира совпали с усиливающимся намерением Турции сформировать основные направления внешней политики и определять приоритеты, отличные от традиционного подхода к данным вопросам этой страны. Эти изменения часто ошибочно называли "сдвигом оси", в то время как в действительности они были всего лишь результатом попытки усилить присутствие страны на региональной и международной аренах за счет переоценки сильных сторон страны в условиях нестабильности. 

Уверенность Турции в возможности создания нового видения региона и ее места в нем была подкреплена множеством факторов, которые казались стабильными: ее экономический подъем, реформы на Ближнем Востоке и ослабление соперничества между государствами в приграничных регионах Турции. Сейчас, однако, ни один из этих факторов не работает, и поэтому от страны требуется более взвешенный подход к внешней политике, который позволит снять существующие противоречия.

 

Сирия и Ближний Восток
Сирия является ключевой страной во внешней политике Турции, а также других стран региона. Установив теплые отношения с Сирией Асада, Турция после “Арабской весны” сделала неожиданный поворот на 180 градусов, явно предполагая быстрое падение Асада. Провал попытки сместить Асада, эскалация насилия в стране в условиях хаоса, царящего среди оппозиционных сил, наличие ИГИЛ в Сирии и части Ирака, а также активное участие России в решении этих вопросов в настоящее время привели к первой серьезной попытке Турции использовать дипломатический подход в решении этих противоречий, или, по крайней мере, подготовить почву для этого. Турция уже изменила свою непримиримую позицию в вопросе сохранения Асада на переходный период и заявила о своей готовности внести свой вклад в решение спорных вопросов, которые обсуждаются США и Россией (а также Саудовской Аравией и Ираном).

Ирак является еще одним из главных приоритетов Турции, и далеко не случайно глава МИД Турции нанес свой первый после 1-го ноября визит за границу в Северный Ирак для встречи с ключевыми руководителями иракских курдов. Ирак, и в особенности, его северная часть, имеют жизненно важное значение для Турции в ее решительных усилиях продлить борьбу на два фронта против ИГИЛ и КРП.

Наличие у правящей партии твердого парламентского большинства и широкой народной поддержки делает этот курс действий краеугольным камнем для преодоления региональной нестабильности страны, хотя возможность добиться успеха на обоих фронтах будет определяться не только военным вмешательством Турции (в случае с КРП) и зависеть не только от действий Турции (в случае с ИГИЛ). Ядерная сделка с Ираном, если она состоится, позволит Турции преодолеть похолодание в отношениях с этой страной и усилить ее посредническую роль в этом конфликте, доказав, что это более важный вопрос, чем любые краткосрочные союзы с Саудовской Аравией и Катаром по вопросу о Сирии.  Наконец, что касается Египта, то напряженные отношения с администрацией Сиси будет нелегко преодолеть, поскольку Турция приложила немало усилий для обеспечения устойчивости режима Мурси, а после его свержения, не теряя времени, подвела под эту отставку моральную основу. Тем не менее, очевидно, что Турции необходимо будет наладить отношения с Каиром в этой очень сложной региональной ситуации и предпринять шаги в этом направлении - и лучше раньше, чем позже.

 

ЕС, США и России
Отношения Турции с ЕС остаются напряженными, так как процесс реформирования страны практически прекратился. Показательно, что доклад о ходе реформ за 2015 год, задержка публикации которого в этом году была встречена с негодованием и укрепила позиции циников в подходе ЕС к Турции, отразил положительные моменты только в экономической политике Турции и раскритиковал политическую и судебную системы страны.

Кризис, связанный с беженцами, привел не только к очередному широкомасштабному кризису в Европе (в дополнение к кризису в еврозоне в части ряда нерешенных вопросов, касающихся слабого экономического роста и возможного выхода Великобритании из Евросоюза); он вынуждает ЕС принять общее согласованное решение относительно сотрудничества с Турцией, что является обоснованным решением с учетом масштаба беженцев и потока мигрантов, проходящих через (или остающихся на) территорию Турции, и вряд ли совместимо с подходом, при котором Турция выступает в качестве страны-кандидата на вступление в ЕС, связанной обязательством разделять приоритеты и политику этого Союза.

Позитивным моментом в этой ситуации является потенциальная возможность разрешения конфликта с Кипром, которая видится сейчас благоприятнее, чем в любое другое время с 2004 года. Это приведет к изменению ситуации в Восточном Средиземноморье и откроет реальную возможность существенного прогресса в отношениях ЕС и Турции, включая преодоление бессмысленных взаимных обвинений.

Отношения между Турцией и США в последнее время прошли проверку. Выяснилось, что их различный подход к ИГИЛ и Сирии является лишь вершиной айсберга. В конце лета, однако, Турция изменила свою позицию, и каналы связи между странами останутся открытыми, по меньшей мере, в контексте серьезных усилий по выходу из Сирийского тупика, описанного выше.

Отношения с Россией ухудшались в течение некоторого времени, особенно в связи со срывом энергетической сделки и участием России в решении Сирийского вопроса, что противоречит позиции Турции. Однако изоляция России не отвечает долгосрочным интересам Турции, и Анкара не склонна поддерживать санкции против России, вызванные присоединением Крыма.

Продвижение вперед в решении Сирийского вопроса позволяет снять нынешнюю напряженность, а появление ИГИЛ в качестве общей угрозы создает возможность для укрепления сотрудничества в рамках совместной борьбы с терроризмом.

 

 

Оригинал статьи опубликован 18 ноября на сайте  European progressive observer

Перевод с английского Бориса Гуселетова

 

22 Ноябрь 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  26 Ноябрь 2015 в 04:14
Турки в течение столетий представляли собой и по праву назывались башибузуками, а предательство и вероломность олицетворяли собой почти ласковое словосочетание "восточная хитрость". Включение их в блок НАТО нужно США лишь по причине того, что Турция - их инструмент по дестабилизации ситуации в регионе, а значит, полностью соответствует их политике "разделяй и властвуй". Разве возможно было бы существование ИГИЛ в том виде, в котором он представляет собой в данное время, без участия в процессе взращивания его со стороны Турции? Заигрывание в течение последних десяти лет с Россией и создание видимости напряжённости с ЕС и США - тонкая восточная игра, состоящая в том, чтобы в нужный момент подставить Россию. Остаётся удивляться наивности политических кругов России, когда они до последнего времени верили в возможную "дружбу" с Турцией.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
МИНЭКОНОМРАЗВИТИЯ ПРЕДУПРЕДИЛО РОССИЯН О СНИЖЕНИИ ЗАРПЛАТ
ДЕФОРМАЦИЯ ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКОЙ СОЛИДАРНОСТИ
РОССИЯНЕ СМОГУТ СНОВА ВЫХОДИТЬ НА ПЕНСИЮ РАНЬШЕ
ДВА ОБЛИКА ЛЕНИНА

Новости
21.05.2020 Задержанные в суде Белоруссии "кандидаты протеста" получили штрафы
21.05.2020 Пособие безработным в 4,5 тыс руб недостаточно, нужен хотя бы уровень МРОТ - ФНПР
21.05.2020 Бельгийские власти пошли навстречу медикам после протестов,
20.05.2020 Сергей Миронов предложил выплачивать по 10 тыс руб на всех детей до 18 лет
20.05.2020 Совет стран ЕС одобрил механизм поддержки занятости на фоне кризиса из-за коронавируса
18.05.2020 Минтруд объяснил решение увеличить срок выплаты пенсионных накоплений

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"