все поля обязательны для заполнения!


 
РЕВОЛЮЦИЯ ГВОЗДИК
БОРИС РОМАНОВ
политический аналитик, историк

Как известно, в 1936 году Лев Троцкий в эмиграции написал свой знаменитый, хотя далеко не бесспорный труд «Преданная революция». Именно так он оценивал политику Иосифа Сталина в предшествующие годы. В 1974 году в Португалии произошла революция, которая из антифашистской и общедемократической переросла в социальную. К бурным португальским событиям тех лет также можно применить определение – преданная революция.
 С начала 30-х годов XX века у власти в Португалии находилась крайне правая диктатура Антониу Салазара. В 1926 году республиканский режим сменило авторитарное правительство военных. Генерал Кармона в 1932-м назначил премьер-министром с широчайшими полномочиями Антониу Салазара, профессора политэкономии и основателя партии фашистского толка Национальный союз. В начале 1933 года, в полном соответствии с теорией корпоративизма, провозглашенной лидером итальянского фашизма Бенито Муссолини, Португалия была объявлена «унитарной корпоративной республикой» с однопартийной системой. Вместо профсоюзов были созданы подконтрольные правительству национальные синдикаты, была учреждена тайная полиция (ПИДЕ). Деятельность всех оппозиционных партий была запрещена, но особенно жестокими преследованиями подвергались сторонники левых партий – социалисты и коммунисты.
 В 1933 году Португальская социалистическая партия была вынуждена официально объявить о своем самороспуске. Однако в подполье наряду с коммунистами продолжали действовать группы социалистов боровшихся с режимом. С 60-х годов в подполье и в эмиграции оформилась организация Португальское социалистическое действие (САП), ставшая членом Социалистического интернационала. В 1973 году, незадолго до падения режима, по инициативе САП произошло объединение с другими группировками социалистического толка. На съезде в ФРГ было провозглашено воссоздание Португальской социалистической партии, генеральным секретарем которой стал Мариу Соареш – человек, сыгравший решающую и весьма противоречивую роль в последующем развитии португальских революционных преобразований.
 В первой половине 70-х годов в стране сложилось тяжелое социально-экономическое положение, отсутствовали элементарные политические свободы. Португалия была одной из самых бедных стран Западной Европы, здравоохранение было на крайне низком уровне. Хотя в годы диктатуры и была проведена индустриализация, страна в большей степени оставалась аграрной.
 25 апреля 1974 года группа офицеров называвших себя «Движением вооруженных сил» во главе с генералом Антониу де Спинолой совершила бескровный военный переворот и отстранила от власти премьер-министра Марселу Каэтану, возглавлявшего после смерти Салазара диктаторский режим. Переворот был тщательно подготовлен подпольной армейской организацией «Движение капитанов», среди членов которой преобладали офицеры левых (марксистских и социалистических) взглядов. Поскольку население столицы Португалии Лиссабона встречало вышедшие на улицы города танки цветами, в основном красными гвоздиками, эти события вошли в историю как Революция гвоздик. Взявшие власть в руки военные объявили о создании Совета национального спасения, первыми шагами которого было восстановление демократических свобод и амнистия политическим заключенным.
 Революцию гвоздик в Португалии западные либеральные политологи, как правило, рассматривают в рамках концепции «демократического транзита», то есть перехода от авторитарных или тоталитарных режимов к плюралистической демократии. В этом же ряду стоят антифранкистские демократические реформы короля Испании Хуана Карлоса в середине 70-х, отстранение от власти режима «черных полковников» в Греции и «бархатные» антикоммунистические революции в странах Восточной Европы в конце 80-х. На самом деле, куда более актуальна совсем другая аналогия - с чилийской революцией начала 70-х: и в том и в другом случае имели место схожие социально-экономические преобразования и общие идеологические ориентиры.
 1 мая 1974 года, через несколько дней после свержения режима, на улицы столицы вышло более миллиона манифестантов, скандировавших лозунг чилийских революционеров «Объединенный народ никогда не будет побежден». В манифестации активное участие приняла вышедшая из подполья Коммунистическая партия.
 Под контролем Движения вооруженных сил было сформировано несколько временных правительств с участием ведущих политических партий, включая социалистов и коммунистов. Их состав постепенно менялся в результате обострения политической борьбы в стране в пользу усиления влияния левых сил, в первую очередь, компартии и ее союзников. Премьер-министром был назначен полковник Васку Гонсалвиш – убежденный сторонник левых взглядов и близкий к ПКП. Пост президента занял генерал Спинола. За период с июля 1974 года по сентябрь 1975 была проведена широкая национализация промышленности и банков, сельскохозяйственная реформа, связанная с ликвидацией латифундий и созданием сельхозкооперативов, и предоставлена независимость африканским колониям в Анголе и Мозамбике.
 В конце 1974 года на съезде ПСП была принята достаточно радикальная для партии члена Социнтерна Декларация принципов, в которой провозглашалась необходимость обобществления средств производства, установления власти трудящихся и строительства бесклассового общества. Марксизм определялся как «теоретическое руководство» для партии, но не в его ленинской интерпретации, которая полностью отвергалась.
 Правые силы -- Народно-демократическая партия и Социально-демократический центр -- пытались блокировать осуществление радикальных преобразований путем организаций массовых волнений. В марте 1975 года была предпринята попытка правого военного переворота, в который был замешан и президент-генерал Спинола. Однако переворот был подавлен, проведены многочисленные аресты противников левого правительства. Тогда же был на базе ДВС создан Совет революции, который должен был осуществлять контроль за политическим процессом от имени Движения вооруженных сил. Следует заметить, что ряд его членов занимал более радикальные антикапиталистические позиции, чем коммунисты, и выступал за форсированные преобразования социалистической направленности.
 25 апреля 1975 года состоялись выборы в Учредительное собрание, на котором победу одержали социалисты, получив около 40% голосов. Коммунисты вместе в союзе с другими левыми группами набрали около 20%, а правая оппозиция в лице НДП и СДЦ вместе получила менее 35%.
 В период, названный «горячим летом», произошел разрыв между двумя ведущими левыми партиями, коалиция которых обеспечивала продолжение революционного процесса в стране. Министры-социалисты, которые до этого входили в состав всех временных правительств, вышли из него. Полковник Васку Гонсалвиш сформировал пятое временное правительство с участием военных, представителей компартии и ее союзников. ПСП выступила против политики дальнейшей национализации и за ограничение роли, созданных в ходе революции органов прямой демократии (комиссии жителей). Социалисты добивались устранения вмешательства в политический процесс военных в лице ДВС, тогда как коммунисты наоборот рассматривали ДВС как гаранта сохранения и продолжения социальных преобразований в стране. ПСП, в союзе с правыми партиями, стремилась отстранить от власти левых военных и коммунистов, опасаясь установления их диктатуры. На ассамблее Движения вооруженных Сил в июле 1975 года противники радикализации революции взяли верх. Был принят «Документ девяти», требовавший независимости ДВС от компартии. В результате премьер и признанный лидер революционных преобразований полковник Васку Гонсалиш был отправлен в отставку. В декабре было сформировано новое коалиционное правительство во главе с лидером социалистов Мариу Соарешем с участием основных политических сил.
 В апреле 1976 года была принята новая конституция, особенностью которой было закрепление контролирующей роли Совета революции, состоящего из членов ДВС с весьма широкими полномочиями, вплоть до выдвижения кандидатов на пост президента. Конституция закрепляла важнейшие революционные преобразования: национализацию, аграрную реформу, рабочий контроль на госпредприятиях. Конституция провозглашала в качестве цели строительство бесклассового общества и переход к социализму путем создания условий для демократического управления страной трудящимися массами. Однако Мариу Соареш, сформировавший первое конституционное однопартийное правительство социалистов после апрельских парламентских выборов, принесших успех ПСП, провел ряд законов по пересмотру ранее осуществленных преобразований.
 В стране была проведена денационализация ряда предприятий и конфискованных латифундий, ограничен рабочий контроль на производстве, распущены сельхозкооперативы; была начата политика поощрения бизнеса, замораживания зарплат и привлечения иностранных инвестиций. По словам самого Соареша, «планы строительства социализма оставлены в ящике стола». В конце 1977 года в результате политического кризиса правительство социалистов ушло в отставку. Впоследствии ПСП участвовала в ряде коалиционных правительств с правыми партиями или переходила в оппозицию.
 В 1982 году при поддержке социалистов в конституцию были внесены принципиальные изменения: исключены положения о строительстве социализма и общественной собственности на производстве. Совет революции также был упразднен. Португалия стала традиционной буржуазно-демократической республикой, а социальная революция, начатая романтически настроенными военными революционерами, радикальной интеллигенцией и поддержанная рабочими и крестьянами была задушена в объятиях. Для этого не потребовалось, как в Чили, совершать военный переворот фашистского толка -- роль могильщика радикальных преобразований сыграла ПСП в полном противоречии с собственными программными установками и даже принятой при решающей роли социалистов конституции. Можно спорить, насколько Португалия была готова к столь масштабным преобразованиям, но лидер ПСП Мариу Соареш под предлогом противостояния коммунистам и авторитарно настроенным левым военным выбрал путь сближения с либеральными и консервативными силами, что и предопределило данный итог революции.
 Важную роль в португальской революции сыграли взаимоотношения двух политиков – лидера коммунистов Алвару Куньяла и генсека соцпартии Марио Соареша. Их судьбы пересеклись уже в молодости в 30-е годы ХХ века. Алвару Куньял, будучи студентом-юристом, организовал нелегальную Лигу друзей СССР и португальскую секцию МОПР (Международная организация помощи борцам революции созданная по решению Коминтерна). Куньял был репетитором молодого Соареша, и тот под его влиянием также стал коммунистом и вышел из ПКП только в 1951 году. Лидер португальских коммунистов одиннадцать лет провел в тюрьмах фашистского режима, из них большую часть лет в одиночной камере. В 1960 году он бежал из заключения и эмигрировал в СССР. Социалист Соареш за оппозиционную деятельность не раз высылался из страны. Оба левых лидера вернулись на родину после победы Революции гвоздик.
 Противостояние этих двух ярких политиков, безусловно, сказалось на политическом процессе. Куньял всегда считался достаточно ортодоксальным коммунистом и не разделял еврокоммунистические идеи своего испанского коллеги Сантьяго Карильо. Соареш, наоборот, прошел серьезный путь политической эволюции -- от левого социалиста марксистского толка до умеренного прагматика левоцентристских взглядов. В отличие от революции в Чили, где правительство Народного единства опиралось на прочный союз социалистов и коммунистов, процесс социальных преобразований в Португалии был прерван в результате конфликта между двумя ведущими левыми партиями.
 Алвару Куньял скончался 2005 году в Лиссабоне и остался в истории страны не только как политик, но и как писатель (псевдоним Мануэль Тиагу) и художник. Как это ни парадоксально, но в 2007 году, в результате конкурса-опроса на звание самого великого португальца всех времен Алвару Куньяла признали вторым после диктатора Антониу Салазара…

 

09 Ноябрь 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  10 Ноябрь 2015 в 00:30
Закономерный итог буржуазной (партийной) формы правления. Это касается и тех стран, где строительство "социализма" зашло достаточно далеко.
Демократия должна начинаться с демократизации экономической жизни общества, а продолжаться в формировании политической системы по типу Советов без каких-либо партий. Источником власти при этом станут подконтрольные обществу представители народа.
Говорят, что демократия заканчивается за пределами видимости и слышимости оратора. Чтобы она не заканчивалась в большом сообществе людей, она должна пронизывать всю «толщу» общества при щепетильном соблюдении всех демократических процедур. В противном случае будет всё что угодно, кроме демократии.
Н.Р.  |  11 Ноябрь 2015 в 00:05
Я не думаю, что португальская революция 1974 г. была предана или задушена. Она просто выполнила то, что было возможно в той ситуации. А утопические элементы программ тогдашних португальских радикалов были не выполнены просто в силу их утопизма. К этому хочу добавить, что широкая национализация вообще парализует хозяйственную энергию - как это показал опыт национализации экономики в самых разных странах. И то, что португальские социалисты потом пошли в обратном направлении, говорит просто об их здравомыслии.
И то, что в результате революции 1974 года Португалия стала буржуазной (либеральной) демократической республикой - это уже очень немало! Россия вот уже скоро 30 лет "строит демократию", а в реальности мы сегодня от неё дальше, чем в 1989-90 годах.
Сергей Бахматов  |  11 Ноябрь 2015 в 00:37
Демократизация экономики не тождественна национализации, поскольку вторая означает государственную собственность и систему назначений на должности, а значит кумовство, коррупцию, некомпетентность и т.д. При капитализме все пороки госкорпораций становятся ещё больше. Раньше (в СССР) был директор и его заместитель, а теперь целый совет директоров с доходами у каждого несравненно большими, чем раньше. Причём некоторые директора из таких советов директоров умудряются быть директорами ещё десятка крупных предприятий. Юлий Цезарь, который мог делать сразу семь лёгких дел, просто плачет на том свете.
Демократизация экономики - это социалистическая рыночная экономика, основанная на общенародной собственности на средства производства, социалистическом рынке труда, демократическом самоуправлении и распределения должностей и доходов.

Н.Р.  |  11 Ноябрь 2015 в 01:33
К сожалению, исторически социалистическая доктрина относилась к рынку с большим недоверием и стремилась заменить его управлением экономикой из одного центра. Большинство социалистов 19-го и начала 20-го века полагали, что социализм - это централизованно управляемое плановое хозяйство. Только позднее левые стали догадываться, что планирование и национализация могут противоречить другим ценностям социализма.
Сергей Бахматов  |  11 Ноябрь 2015 в 10:11
В принципе, госкорпорации и бюджетные предприятия и организации при буржуазной власти значительно хуже частных предприятий. Это не что иное, как узаконенная кормушка для ставленников власти. Если собрать все доходы управленческого аппарата госкорпораций, то они превысят таковые, в случае если это предприятия были бы частными. И это притом, что нет никакого риска капиталом, поскольку имеется бездонная бочка в виде госбюджета. Как выяснилось, они освоили коррупционные средства по распилу и пресловутых фондов. Государство выделяет из них огромные средства на выполнения инфраструктурных проектов, а их (эти проекты) можно просто не выполнять, а средства расходовать на повседневные нужды. Причём всё по закону и ни к чему не придраться.
Корейка, Полыхаев и Скумбриевич просто мальчики по сравнению с нынешними эффективными менеджерами.
Сергей Бахматов  |  11 Ноябрь 2015 в 10:45
А уж главы городов при буржуазной демократии - это отдельная песня.
Когда Олег Валентинович Сорокин стал мэром Нижнего Новгорода, он осознал, первое что люди видят, смотря местное телевидение, это он. Тогда он понял, что он должен сделать для них: улыбнуться и купить себе виллу на Лазурном Берегу.
И таких улыбчивых пингвинчиков у нас больше чем в Антарктиде.
Н. Р.  |  11 Ноябрь 2015 в 23:24
Все эти примеры очень показательны, я только не могу согласиться с тезисом, что все эти безобразия происходят при буржуазной демократии. Тенденции движения к "буржуазной" (либеральной) демократии действительно наблюдались в России в эпоху перестройки, но с начала 90-х годов идёт обратный процесс - реставрация бесконтрольной власти номенклатуры в новом идеологическом обличье.
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2015 в 00:09
Первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Г.В.Романова до сих пор вспоминают в связи с тем, что он свадьбу дочери решил справить в Таврическом Дворце (заведение достаточно скромное по нынешним меркам), а государственная дача у него была примерно такая же, как сейчас у мелкого предпринимателя.
Что ни говорите, а вся эта вакханалия с разгулом "золотого тельца" началась именно с реставрацией полноценного капитализма, хотя элемент буржуазности в политической системе СССР тоже был.
Н. Р.  |  12 Ноябрь 2015 в 12:22
Мафия независимо от того, огосударствлена она или отделена от государства, всё же не является классом капиталистических предпринимателей.
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2015 в 14:41
Мафия - класс предпринимателей, дорогу к бизнесу которых открывает капитализм. Деньги не пахнут, это ли ни есть его мантра?
Кстати, после случая со свадьбой, Романов был вызван в Москву на ковёр, но должных выводов сделано не было. Именно тогда начиналось загнивание партийной верхушки. Тогда можно было внести должную коррекцию.
Н.Р.  |  12 Ноябрь 2015 в 16:00
В России мафия, переплетённая с номенклатурой (или номенклатура, сросшаяся с мафией) не дала возникнуть нормальному рационально-предпринимательскому капитализму. И в нормальную частнопредпринимательскую буржуазию они так и не превратились. Недавние трагические события в Красногорске как в капле воды отразили суть российского "капитализма".
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2015 в 16:38
Друг мой, вся разница между непристойным российским капитализмом и западным капитализмом заключается в том, что он слишком молод, чтобы научиться это скрывать. Например, о коррупции не надо кричать, особенно в СМИ, а можно вещи, связанные с ней, назвать неформальным лоббированием интересов, где по скромным оценкам вращаются сотни миллиардов долларов. Всё так миленько, чинненько и благородненько.
Опять-таки посмотрите на США, там чтобы освоить очередные полтриллиона долларов в год на нужды Пентагона, уже начинают приготовления к ядерной войне с Россией.
Возможно, там думают, что обещать - это не означает жениться, но война имеет свою логику развития, которая может развивать уже вопреки желаниям тех, кто ситуацию спровоцировал.
Н. Р.  |  12 Ноябрь 2015 в 18:19
Российская система, на мой взгляд, это вообще не капитализм. Но что это такое - над этой проблемой должно ещё поработать отечественное обществознание. Эта система отчасти напоминает "примитивный" торгово-спекулятивный капитализм. В другом измерении это номенклатурный капитализм, в рамках которого сложился "нерушимый блок" коррумпированной номенклатуры с мафиозным бизнесом. Причём бюрократическая (псевдо)буржуазия имеет чётко компрадорский характер. Есть в нём также сильные элементы госкапитализма и феодализма, есть и элементы подлинного капитализма. Чем-то эта система напоминает "crony capitalism", существующий в ряде стран третьего мира. В общем, здесь есть над чем подумать... Я сам в середине 90-х годов прошлого века называл эту систему НМПП - номенклатурно-мафиозный паразитический псевдокапитализм.
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2015 в 19:10
Рассматривая экономические процессы при капитализме, можно прийти к выводу, что цивилизованный капитализм в отдельных странах может существовать даже в среднесрочной перспективе только благодаря тому, что в других странах он компрадорский. Это следует напрямую из перенакопления капитала, которое рассматривалось ещё К.Марксом и Р.Люксембург. Как падает велосипед, если он останавливается, так парализуется экономика капитализма без экспансии в развивающиеся страны.
Более того, пресловутое общество потребления происходит по той же самой причине, но она проявляется уже внутренне. Капитализм провоцирует беспощадное расходование ресурсов Земли в гонке под названием «неразумное потребление», когда только что созданный продукт утилизируется по простой причине того, что на его место создан новый с сомнительными преимуществами. Если кто-то (капиталист) получает доходы больше, чем может потратить, то образуются излишки, которые не поступают на рынок. Излишки накапливаются, что грозит полной остановкой предприятий. Капиталисты вынуждены вкладывать эти излишние средства в создание нового товара или услуги, пусть даже с сомнительными достоинствами и продвигать их на рынок агрессивной рекламой. Вкладывать излишки в наращивание прежнего товара не получается, так как спрос на него ограничен и падает.
Конечно же, часть оставшихся излишков через банки кредитуются населению.
В принципе, капитализм вместе с его экономикой абсурда можно «пустить под откос» не забастовками, демонстрациями и акциями гражданского неповиновения, против которых в буржуазном государстве есть полицейская машина. Надо просто отказаться покупать все эти излишества, что приведёт к немедленному краху капиталистической экономики.
Такое действие с позиции Высшего Разума можно считать разумным. Исчерпание ресурсов Земли экологические проблемы могут привести к гибели человечества, но скорее, оно погибнет в войнах, вызванных этими проблемами.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
МОМЕНТ ПОПУЛИЗМА
БЕЗУПРЕЧНОСТЬ ВИДЕНИЯ
БЫЛ ЛИ НЕИЗБЕЖЕН ОКТЯБРЬ 1917-ГО
МИНСК НАКАНУНЕ КОМПРОМИССА

Новости
26.04.2017 Поражение Бенуа Амона на выборах углубило кризис в Соцпартии Франции
26.04.2017 Тереза Мэй стала самым популярным британским премьером за 40 лет
26.04.2017 Саркози поддержит Макрона во втором туре президентских выборов
26.04.2017 Эрдоган готов отказаться от вступления в ЕС
25.04.2017 ЕС потребует от Британии 2 млрд евро за неуплату пошлин - СМИ

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"