все поля обязательны для заполнения!


 
ШОСТАКОВИЧ ПО ВОЛКОВУ

9 августа 1975 г. в возрасте почти 69 лет скончался великий русский композитор советского периода Дмитрий Шостакович. Спустя четыре года в Нью-Йорке вышла книга, выдаваемая за «мемуары» Шостаковича. Автор книги, советский диссидент Соломон Волков попытался внушить читателям мысль, что композитор ни в коей мере не был сторонником Советской власти, коммунистической идеи и общественной свободы, а, напротив, являлся скрытым буржуазным индивидуалистом, отвергавшим всё то, что, так или иначе, было связано с коллективной солидарностью, государственной организацией и партийной работой.

По мнению Волкова, отход в частную жизнь в позднем творчестве Шостаковича и его сдержанность в публичных выступлениях доказывают то, что политическое давление в Советском Союзе было так велико, что композитор при жизни не решался открыто заявить о своих истинных взглядах. Тем не менее, как утверждает Волков, во время его нескольких встреч с композитором возникли записи для «мемуаров», которые он затем упорядочил, оформил и представил Шостаковичу на подпись. Таким образом, по словам Волкова, материал является подлинным, хотя, как уже предусмотрительно и слегка предательски значится в первой оговорке предисловия книги, «необходимо сказать, что Шостакович часто противоречил сам себе», и он, Волков, вынужден был «угадывать реальный смысл его слов».

 Что же, подставной свидетель больше не мог защитить себя. Учитывая общую тенденцию в научной практике осуждать всё советское, а также не допускать приемлемости ничего иного, кроме микрокосма «русской» интеллигенции, современников всё же удивлял тот факт, что Шостакович не использовал ни одну из своих поездок на Запад, чтобы отвернуться от своей Родины. На это у Волкова в виде второй оговорки было готово оправдание - композитор находил западную общественность отталкивающей. Тем не менее, далее с воодушевлением следует: «Бесспорно Шостакович всем сердцем на стороне либералов». Откуда это было знать Волкову, конечно, сказано не было.

 Если ещё раз посмотреть на «Свидетельство» с высоты 2015 года, можно заметить, что оно представляет собой в высшей степени сконструированную смесь тоталитаризма, империалистического взгляда на историю и антикоммунизма. Это было в своей основе типично для западного подхода к социалистической системе мира уже в 1979 г. и сейчас, когда мы знаем об идеологической денонсации всех социалистических идей и базовых ценностей, это уже не удивляет. Что же, напротив, обнаруживается отчётливо, так это то, что даже при элементарных познаниях о жизни и творчестве Шостаковича записи Волкова можно отвергнуть как несоответствующие действительности. При общих высказываниях о советской политике Волков то и дело использует методологию и стилистику, подчас настолько однобокие и неосознанные, что они вряд ли могли возникнуть где-то еще, кроме как за кухонным столом диссидентов, за которым как раз Шостакович и не сидел. Чуть лучше ситуация замечаниями Шостаковича касательно музыки и техники исполнения, которые впоследствии склонили многих музыковедов (например, биографа Кшиштофа Мейера и эксперта музыкального театра Герда Ринекера) к мнению, что раз музыкальное в этих «мемуарах» абсолютно верно, то и политическое не могло быть как минимум полностью взято с потолка.

 

Ничего от Шостаковича

В своём трактате Волков спекулирует на трудностях Шостаковича с инстанциями Советской администрации, призывая аудиторию поверить во всё это. Ключевыми моментами здесь были разногласия по поводу оперы Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» в 1936 г. и постановление ЦК ВКП (б) от 10 февраля 1948 г. о формалистских тенденциях в советской музыке. В обоих случаях композитор хоть и был прямой мишенью явно преувеличенной критики, однако всё же не был отстранён навсегда и не был отлучён от своих убеждений для написания советской авангардной музыки.  Даже официальная «Энциклопедия СССР», опубликованная в 1950 г. одним из немецких изданий, положительно отзывается об элементах симфонической музыки и музыки драматического кино, написанной Шостаковичем (Симфония №5, 1937 г., первая часть 7-й, «Ленинградской» Симфонии с «темой вторжения», а также музыка к фильму Фридриха Эрмлера о Кирове «Великий гражданин», 1938-39гг.). Симфония №4, написанная в 1936 г., которую сам Шостакович изначально скрыл и премьера которой состоялась лишь в конце 1961 г., надолго опережала своё время, и, конечно же, могла ранее вызвать ещё большее непонимание в политических кругах, так что со стороны композитора было разумным шагом повременить с ней. На такие художественные воспоминания, которые объясняются скорее обстоятельствами того времени, чем политическим беззаконием, Волков наложил мнимые взгляды Шостаковича, которые, как он полагал, возникли в результате тех обстоятельств, хотя в дальнейшем эти взгляды фигурируют совершенно бессвязно.

 Как не принадлежащие Шостаковичу следует расценивать, к примеру, следующие тезисы Волкова: Сталин и Гитлер были «близки по духу»; темой «Ленинградской» симфонии является Сталин, а не немецкое вторжение. В советском искусстве объектом рассмотрения являлась не смерть, а лишь оптимизм (драмы и произведения довоенного периода Всеволода Вишневского, Валентина Катаева и Николая Островского; написанные после вторжения гитлеровской Германии произведения Константина Симонова, Александра Фадеева и Михаила Шолохова, а также воспоминания о Великой Отечественной Войне Волков, должно быть, «упустил»). И далее: Сталин, «конечно», был «только наполовину в здравом уме» и «подражал» Муссолини (в архитектуре), который ему «импонировал». Поэтесса-лирик Анна Ахматова считалась «гением» СССР и т.д. Всё это достигает апогея в словах Волкова об опере Модеста Мусоргского «Хованщина», 1886 г., которая отсылает в тогдашнюю (не существующую, но желаемую диссидентом) действительность: «Это тема России, которая однажды сможет вздохнуть свободно».

 "Свидетельство" в целом является истинным документом для сознательного управления политическим настроением в период холодной войны против деятеля советской культуры с безупречнейшей репутацией. В этой книге много от истории пропаганды в контексте конфликта между Востоком и Западом и очень мало от самого свидетельства. Открытый вопрос, скорее в том, при какой материально-технической поддержке партийного аппарата стало возможным то, что тот предоставил такую большую сцену политически невлиятельной оппозиции СССР на Западе, принеся в жертву одного из важнейших представителей прогрессивной советской культурной политики.

 

Идеологическая классовая борьба
То, что идеологическая классовая борьба по-прежнему управляется сверху, может удивить только тех, кто послушно избрал своим руководящим принципом буржуазную сказку о доброй воле и миролюбивости позднего империализма наших дней. Тем не менее, достоверность продолжает оставаться сомнительной, а Шостакович, очевидно, всё ещё слишком сильно сидит в памяти как коммунист.

Иначе трудно объяснить, почему в 2011 г. и 2014 г. соратники Волкова опубликовали объёмную апологию «Свидетельству» под провокационным воинственным названием The Shostakovich Wars (Войны Шостаковича). Эта апология не предлагает ничего нового, а лишь широким жестом повторяет практически все тезисы «мемуаров». Поскольку на высшем уровне буржуазные исследования коммунизма расценивают официальные источники сами по себе как ненадёжные, а любые голоса против чаще всего отклоняют как «политически окрашенные» или «загрязнённые социализмом», эта недавняя публикация также остаётся лишь на уровне выражения субъективного мнения, приводя «подтверждающие утверждения» и наглядно иллюстрируя утрату способа познания, а также смешение мнения и знания.

 Прекрасно вычерченному для идеологической классовой борьбы названию книги Волкова недостаёт достоверности. Правильнее оно должно было бы звучать как «Мои беседы с Шостаковичем. Политическая интерпретация. Автор: Соломон Волков». Такую книгу Волков написал в 2004 г.: «Сталин и Шостакович. Диктатор и деятель искусства». Кто знаком со «Свидетельством», тот узнает, конечно, вариации бесконечного политического цикла тайного диссидента Шостаковича, сталинской тирании, полного затыкания рта «русской» интеллигенции и многое другое. Даже эта работа, если её интерпретировать, никуда не годна, однако в глаза бросается двоякость: больше нет ссылок на «Свидетельство», а возражения из книги «Shostakovich Casebook» (вышедшая в 2004 г. книга под редакцией Малколма Брауна, содержит статьи ведущих специалистов по Шостаковичу, критикующих книгу Волкова «Свидетельство» – прим. переводчика) полностью игнорируются. Используемая в данном портрете форма идеологической риторики, разумеется, является более честной, хотя от этого и не более объективной.

 40-летие со дня смерти революционного композитора Дмитрия Шостаковича должно быть достаточным событием для интересующейся публики, чтобы позволить монументальным творениям говорить самим за себя, – творениям, которые бы не возникли вовсе без продуктивной точки зрения на социализм и положительного отношения к СССР.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Перевёл с немецкого: Александр Ананьев
Источник: «Юнге Вельт»
http://www.jungewelt.de/2015/08-08/008.php (с сокращениями)

23 Август 2015

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ

Новости
17.08.2019 ООН: Каждый десятый ребенок в мире находится в трудовом рабстве
17.08.2019 Правительство и оппозиция Венесуэлы возобновят переговоры в Норвегии
16.08.2019 Додон заявил, что соцпартия и блок Acum подпишут новое соглашение
15.08.2019 Левая оппозиция победила на праймериз в Аргентине
13.08.2019 Французские профсоюзы осудили насилие со стороны полиции
13.08.2019 Большинство британцев за Brexit любой ценой - опрос

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"