все поля обязательны для заполнения!


 
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ МАРКСИЗМА
ЕВГЕНИЙ БЛИНОВ
Главный редактор "Социализм: теория и практика" (1975-1977)

Публикацией статьи известного теоретика марксизма Е.В. Блинова редакция открывает дискуссию о  теоретических подходах к анализу современной ситуации. Происходит ли социальная революция в мире? Каковы тендеции развития производительных сил и трансформации производственных отношений? Каковы основные противоречия  современного развития?  Какой класс сегодня является носителем социального прогресса? 

Первый и главный вопрос, с которого начинается любая политика: в каком обществе мы живем? На этот вопрос нельзя ответить без правильной периодизации истории. Принятая раньше у советских марксистов «пятичленка» (пять социально-экономических формаций: первобытное общество, рабство, феодализм, капитализм, коммунизм) оказалась несостоятельной. Она породила больше вопросов, чем разрешила. В частности идею «цивилизационнной периодизации», которую противопоставили периодизации по социально-экономическим формациям. Конечно, в общественной жизни существует много явлений заслуживающих изучения, но «цивилизационная периодизация» не имеет к марксизму никакого отношения.

Некоторые наши ученые вспомнили, что Маркс, касаясь периодизации истории намечал три основных социально-экономических формации: архаическая, цивилизация и коммунизм. Во втором варианте ответа на письмо В.Засулич он говорит о них, как о первичной и вторичной, подразумевая, как третичную – коммунизм. Энгельс в конце своей книги «Происхождение семьи, частной собственности и государства» определенно указывает, что рабство, феодализм и капитализм – составные части основной социально-экономической формации – цивилизации. Он заключает: «Таковы три великих формы порабощения, характерные для трех великих эпох цивилизации». (М. и Э.Избр.соч.т.6, стр.241).
Это все известно, но вот что из этого следует как-то осталось вне поля зрения. Хотелось бы обратить внимание на следующее:
1. Основные социально-экономические формации продолжались тысячелетия, а классовые – только несколько столетий.
2. Революции, обеспечивавшие переход от одной классовой формации к другой продолжались десятилетия, а основная революция – переход от бесклассового общества к классовому – продолжалась столетия.
3. Субъективный фактор производства – его движущая сила – в классовых революциях оставался неизменным – частный материальный интерес. Но при переходе от бесклассового общества к классовому он менялся. Коллективный материальный интерес становился частным. Вместе с этой переменой менялась и вся социальная психология людей.
Вышесказанное означает, что нельзя ставить в один ряд основные и классовые формации, равно как основные и классовые революции.

Если все это учесть, то можно точнее ответить на вопрос в каком обществе мы живем. Сейчас широко признано, что в современном мире социально-экономические отношения вступили в новое качество. Им еще ищут название: «постиндустриальное общество», «посткапиталистическое общество», «информационное общество» и т.п. Но все эти определения мало что дают для понимания существа дела. Так что же происходит в действительности?

В индустриально-развитых странах быстро увеличивается общественная собственность (государственная, муниципальная, акционерная, кооперативная, народная), а распределение все точнее учитывает общественные потребности (госбюджет, частные фонды, гранты, коммерческий кредит). Свободный рынок вытесняется планом. Научно-техническая революция обеспечивает быстрый рост производительности труда, товаров выпускается все больше, а частная собственность сужает рынок. Она способствует социальной поляризации, а узость рынка – причина массовой хронической безработицы. Отсюда беспрецедентные усилия расширить рынок, в том числе через необеспеченный кредит, что стало главной причиной нынешнего мирового кризиса.

Западное общество – это уже не капитализм, в нем перемешались элементы капитализма и социализма. Это переходное общество. Суть этого процесса Ленин заметил еще в 1921 году. Он писал: «Но что такое слово переход? Не значит ли оно в применении к экономике, что в данном случае есть элементы, кусочки, частички капитализма и социализма? Всякий признает, что да». (ПСС.т.43, стр.206)
Очень важно понять, что время капитализма кончилось. Но ведь капитализм последняя классовая формация в основной формации, которую Маркс и Энгельс называли цивилизацией. Это значит, что наступило время второй основной революции, время перехода от классового общества к бесклассовому.
Многие марксисты никак не могут расстаться с классами. Они уверены, что путь социалистической революции – это классовая борьба. Они не хотят видеть, что революционного пролетариата уже нигде нет, а классы тихо умирают своей естественной смертью. Уничтожение классов всегда было идеалом марксизма, но считалось, что это будет результатом обострения классовой борьбы. Но жизнь идет другим путем. Об этом убедительно свидетельствует отказ рабочих партий от своего классового характера и стремление их представлять весь народ (лейбористы в Англии, социал-демократы в Германии и т.д.). Но борьба продолжается. Только теперь это не классовая борьба, а борьба всех трудящихся против всех эксплуататоров. Она менее организована, но в нее вовлечены гораздо более широкие массы.

В «Критике Готской программы» Маркс говорит, что переход от капитализма к коммунизму – это революция. Но как она происходит? Здесь оказалось не все ясно. В классовом обществе революция – это захват власти с последующей сменой основной формы собственности, что меняет производственные отношения, за чем следуют все изменения надстройки. Но начавшаяся основная революция преподнесла нам сюрприз. Захват власти не дал возможности изменить производственные отношения, особенно в области распределения. Практика показала, что не власть, а только уровень развития производительных сил позволяет обществу перейти в новое социальное качество. Еще раз подтвердилось, что революция это не захват власти, что только уровень развития производительных сил позволяет изменить производственные отношения.
Социальная революция уже охватила весь мир, но она идет не так, как предполагали Маркс и Энгельс, не так как предвидели Троцкий и Ленин. И это понятно. Ведь они жили в другое время, и только закоренелые догматики могут винить в этом классиков марксизма. Ленин несчетное количество раз повторял «нет истины абстрактной, истина всегда конкретна». Он всегда призывал быть верным не букве, а духу марксизма. Это значит, что надо идти от практики к теории, а не от теории к практике.
Многие теоретики заняты сейчас изобретением путей к социализму и коммунизму. А Маркс не раз указывал на бессмысленность таких усилий.

Он, в частности писал: «Рабочему классу предстоит не осуществлять какие-либо идеалы, а лишь дать простор элементам нового общества, которые уже развились в недрах старого, разрушающегося буржуазного общества». (М. и Э.изд.2, т.17, стр.347).


Революции делают люди. В исторический процесс вступает субъективный фактор. А как же в таком случае понять его объективный характер, что утверждает марксизм. До сих пор теорию Маркса обвиняют в детерминизме. Но это делают те, кто не понимает диалектики революции, которая представляет собой борьбу во всех формах, включая идеологию. В этой борьбе царствует полная свобода, но реализуется, в конечном счете, только то, что выражает объективную необходимость. Значит детерминизм? Нет, т.к. к осуществлению объективной необходимости ведут разные пути и здесь свою роль играет субъективный фактор.
Вторая основная революция, которую переживает современный мир – это длительный процесс. У некоторых марксистов появилось даже искушение назвать его эволюцией. Но с этим никак нельзя согласиться. Ведь речь идет о смене производственных отношений, а это возможно только в результате революции. Как понять длительность этого процесса? Дело в том, что новые производственные отношения не могут сложиться из-за недостаточного развития производительных сил. За них идет борьба между трудящимися и буржуазией, борьба внутри буржуазии (конкуренция), соотношение сил постоянно меняется, в том числе в связи с ростом производительности труда. Все это революционизирует темы развития и создает объективную основу осуществления социалистической революции для которой необходимо, как указывал Маркс, чтобы «все источники общественного богатства полились полным потоком».

Так выглядит время, в которое мы живем. Это мировая социалистическая революция, которая движется ростом производительных сил и его никто не может остановить.

Выше уже говорилось, что нынешняя основная социальная революция – вторая в истории человечества. Первую можно проследить по книге Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Энгельс в этой книге ограничивается указанием на общую причину этой перемены: рост производительных сил. Это, конечно, верно, но нам, переживающим вторую основную революцию важно выяснить, как и почему общественный материал интерес становился частным.
Энгельс видит начало этого процесса в разделении труда, что, по его мнению, и повело к развитию обмена. Однако обмен не мог начаться, пока в племени не появился избыток продукта над потреблением. Маркс указывает, что обмен начался между племенами, и это не могло быть иначе при общественной собственности. Ясно, что с развитием обмена возник и начал расти частный материальный интерес. В племени стали появляться богатые и бедные. И хотя прежняя организация экономической жизни племени, очевидно, ещё сохранялась, но отношения равенства уступали место отношениям господства и подчинения. Этот этап можно условно назвать «моральной революцией».
Развиваясь между племенами, обмен стал проникать и внутрь, а когда его уровень внутри племени достиг внешнего уровня, тогда рухнула старая организация экономической жизни племени, ему на смену пришло товарное производство, появились классы и классовая борьба. Этот этап можно назвать «экономической революцией».
Необходимость регулировать борьбу классов повела к возникновению государства, которое господствующий класс сделал своим орудием подавления и эксплуатации. Это политический этап, завершающий первую основную революцию.
Так выглядит схема трех этапов первой основной социальной революции. Ее можно составить на основе книги Энгельса. Но это только схема. Она требует серьезной научной проработки, однако она полезна для ориентировки в ходе второй основной социальной революции. Следует оговориться, что это схема, так сказать, классического варианта развития. Она верна только там, где дело шло без вмешательства извне, например, в Афинах. В большинстве же случаев государство возникало, как следствие завоевания, ибо как только появился избыток, возник и соблазн грабежа. Война стала социальным институтом.


Сейчас мы переживаем вторую основную социальную революцию в истории человечества. Она началась в октябре 1917 года в России, развивалась в странах Восточной Европы, в Китае, в Корее, на Кубе, во Вьетнам, в борьбе колониальных народов за своё освобождение, в капиталистических странах, где под влиянием России и под давлением собственных трудящихся, буржуазия вынуждена была строить «общество всеобщего благоденствия». Революция началась в обществе социальных антагонизмов и не могла быть ненасильственной, что хором осуждают все подлинные и фиктивные гуманисты. А вся истории цивилизации разве не сплошное насилие? Это не столько воля людей, сколько условие тех обстоятельств, в которых они вынуждены были жить. Но время общества социальных антагонизмов закончилось, практически завершился и политический этап второй основной революции. Быстро возрастают возможности положить конец войнам.

Современный мир вступил во второй – экономический этап основной революции, который диктует необходимость быстрого подъёма благосостояния народов. Это значит, что какая бы власть не установилась в государстве, перед ней встанет одна и та же задача: поднять уровень жизни людей.

Попытки решать её административными методами уже показали свою несостоятельность. Очевидно, следует полагаться на объективно действующие факторы. Это борьба трудящихся, конкуренция буржуазии и научно-технический прогресс. Однако включить в действие это факторы не просто. Трудящиеся борются против буржуазии, буржуазия еще и против конкурентов, конкуренция как поощряет так и тормозит технический прогресс. Сейчас много споров о роли государства, но без его регулирующей роли не обойтись. Практика показывает, что чем выше организованность народа, тем меньше пристрастность государства, жизнь заставляет его быть справедливым арбитром в борьбе трудящихся и буржуазии. Все больше ее представителей начинает понимать, что отказ от демонстрации своего социального превосходства – это условие сохранения их существования. С другой стороны – левые с трудом начинают понимать, что буржуазия – это одна из противоположностей социалистической революции, без которой не может действовать диалектика. Задача современного правительства, независимо от того, какого оно цвета, обеспечить в своей политике баланс интересов труда и капитала, ибо только он может дать благосостояние народу и конкурентоспособность буржуазии. Это, в частности, поняла канцлер Германии Ангела Меркель.

Добиться благосостояния всего мира – это грандиозная задача, но именно её поставила перед человечеством история. Даже при нынешнем уровне техники и технологии она может быть решена. Однако потребуется время на изменение общественных отношений. В производстве должна быть уничтожена эксплуатация и это вовсе не утопия. Это возможно когда изобилие предметов потребления позволит перейти к прямому распределению, когда прекратится обмен.
Маркс, открыв прибавочную стоимость, показал механизм эксплуатации, которая невозможна без обмена. Для убедительности он исходил из эквивалентного обмена. Но эквивалентный обмен – это вполне допустимая теоретическая абстракция. Он возможен только в изолированном от внешнего мира обществе с хорошо развитыми торговыми связями. В жизни таких условий практически не бывает. На практике тот, у кого выше производительность труда присваивает себе неоплаченный труд контрагента. На это обратила внимание еще Роза Люксембург в своей работе «Накопление капитала». Ему служат не только прибавочная стоимость, но и неэквивалентный обмен, который в настоящее время превратился в средство грабежа развивающихся стран богатыми империалистическими государствами.
Все разговоры о прекращении эксплуатации до прекращения обмена и товарного производства нельзя принимать всерьёз.


Только материальное изобилие и прямое распределение позволят покончить с обменом и эксплуатацией. Значит не будет материального неравенства, частная собственность потеряет смысл, государство окажется ненужным, т.к. ему нечего будет охранять. В этих условиях начнет меняться психология людей: отношения господства и подчинения уступят место взаимному уважению и сотрудничеству. Общество вступи в этап «моральной революции».
Такова реальная перспектива развития человечества, если оно справится с текущими проблемами: угрозой ядерной войны, защитит экологию, найдет способы регулирования населения Земли. Марксизм открывает ему оптимистическую будущность. Она вполне реальна и зависит от разума людей.

В Ы В О Д Ы:

1. Марксизм был и остаётся единственной фундаментальной наукой о развитии человечества.
2. Марксизм изучает диалектику развития общества. Она имеет объективный характер и не зависит от воли людей.
3. Раскрытие действия законов диалектики в общественной жизни делает марксизм наукой, которая устанавливает причинно-следственную связь и повторяемость основных явлений, что облегчает решение текущих общественных проблем.
4. Практика подтверждает незыблемость законов диалектики в общественной жизни. Это:
а). Диалектика производительных сил и производственных отношений.
б). Социально-экономические формации, иерархию которых устанавливает движущая сила производства.
в). Диалектика объективного и субъективного факторов развития, диалектика революции, которая обеспечивает переход в новое качество.
г). Триада - отрицание отрицания, что обеспечивает синтез всего положительно, что достигнуть в развитии.
5. Закончилась вторая основная социально-экономическая формация-цивилизация, когда движущей силой развития были антагонизмы, а их разрешение-взрыв. Противоречие осталось движущей силой, но его развитие не обострение, а сглаживание. Отсюда необходимость совмещения противоположностей.
6. Мир вступил во вторую основную – социалистическую революцию, которой движет основное противоречие: между эксплуататорами и эксплуатируемыми. Начался ее второй этап – экономический.
7. Движущей силой производства в новом обществе будет синтез коллективного и частного интереса.

 

20 Апрель 2010

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ

Новости
19.07.2019 Профсоюзы Франции призывают к протестам против пенсионной реформы
19.07.2019 Европарламент озабочен отказом в регистрации оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму
19.07.2019 Зеленский сожалеет, что в Раду не пройдет много партий из-за высокого барьера
18.07.2019 СПЧ предложил научиться жить по действующей Конституции, а "не менять учебник"
18.07.2019 Мосгоризбирком отказал в регистрации на выборы 57 кандидатам
18.07.2019 Президент Украины внес в парламент проект о наказании за незаконное обогащение

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"