все поля обязательны для заполнения!


 
ТЕОРИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО МИРА

В конце XX века в науке о международных отношениях стала распространяться и становиться всё более и более популярной новая теория (как ответвление от классической либеральной), которая призывает напрямую связывать политические режимы государств и внешнюю политику, которую они проводят. Согласно концепции, получившей название теория демократического мира, между государствами с демократическими режимами не бывает войн. Став основой для возникновения в США в 1990-х годах идеи продвижения демократии в страны третьего мира путём военного вмешательства, она вскоре приобрела большое количество как сторонников, так и противников.

 Несмотря на то, что в последнее время появляется немало статей, стремящихся доказать несостоятельность идеи демократического мира и найти исключения из этого правила, теория не теряет своей актуальности и по-прежнему воспринимается многими политиками как аксиоматичная. Мы постараемся выяснить, почему считается, что демократии предпочитают мирное разрешение конфликтов военному в отношениях друг с другом. Объектом станут страны с демократическими режимами, а предметом — их взаимоотношения на международной арене. В качестве рабочей теории, соответственно, выбрана теория демократического мира (как разновидность либеральной теории), поскольку именно она позволяет наиболее детально рассмотреть поставленную проблему.

 Выдвигается следующая рабочая гипотеза: несмотря на то, что между демократическими государствами нередко возникают противоречия, конфликты между ними не доходят до вооружённых, поскольку на их территории действуют гражданско-правовые общества, в центре которых — желание самого народа, а в справедливом обществе у граждан не может возникнуть желания начать войну, кроме как в целях самозащиты. Как следствие - военный конфликт у демократического государства может возникнуть только с недемократическим государством.



Происхождение идеи и её оформление в теорию международных отношений

Несмотря на то, что активное обсуждение идеи и оформление её в теорию международных отношений произошло лишь во второй половине XX века, её истоки следует искать в XVIII веке в трактате Иммануила Канта «К вечному миру» 1795 года. В труде, в котором выводится «формула вечного мира» и составляется фактический договор государств, стремящихся к достижению этой цели, философ предлагает последовательность  действий, которые должны привести к отсутствию войн на земле. Предлагая ряд общих идей, среди которых отмена постоянных армий, которые провоцируют начало войн уже своим наличием, а также соблюдение суверенитета государств, он также выдвигает систему взаимосвязей между политически-правовым режимом (нормами), установленными в стране, и её внешней политикой.

 Согласно Канту, первостепенным критерием справедливого государства является соблюдение в нём гражданских прав и установление в стране «государственного гражданства людей» (то есть республики, следовательно, — демократии). Следующий шаг — введение международного права, то есть соблюдения все тех же прав свобод, что и внутри стран, но в масштабах международной системы. При этом несмотря на то, что об идее о международной системе как таковой у Канта речи пока не идёт, в трактате рассматривается модель (это и есть третье условие установления «вечного мира») «общечеловеческого государства», где люди и страны — его граждане.

 Из этих трёх пунктов Кант делает вывод о том, что война — вынужденное средство для разрешения конфликтов в том случае, если над государствами и внутри них не существует высшего закона, права, суда. В том случае, если выбранное народом правительство следит за тем, чтобы права граждан были защищены, если люди живут в честном и справедливом государстве, то у них не может возникнуть желания начать войну (а в таком государстве воля начать войну принадлежит в первую очередь именно народу, а не правительству). С точки зрения морали, описанной в трактате, мотивом участвовать в войне может быть лишь защита. А поскольку защита подразумевает агрессию с противоположной стороны, то, притом, что от справедливого республиканского (демократического) государства она исходить не может, она исходит от государства, в котором внутренний правовой дисбаланс приводит к стремлению посягательства на права граждан другого государства.

 По сути, за полтора века трактат Канта, хоть и был изучен философами, но так и не был всерьёз введён в сферу международных отношений. Однако изменения наступили во второй половине XX века, в науке о международных отношениях появились работы, в которых авторы делали попытки связать форму государственного правления с характером проводимой внешней политики. Одной из первых стала статья американского социолога Дина Бабста, вышедшая в 1964 году. Поставив, по сути, конкретную цель — ответить на вопрос, был ли хоть один случай в истории, когда воевали два государства с выборными правительствами (при этом автор даёт свои критерии честной выборной республики), Бабст приходит к выводу, что демократии никогда не воевали друг с другом, и что даже если были случаи военного конфликта между государствами с выборными правительствами, это означало, что как минимум одно из них либо было не вполне независимым (как Финляндия с 1941 г.), либо имело власть, стоящую выше парламента (монарх в Великобритании в XIX в.). Таким образом, Бабст утверждал, что в тех случаях, когда государства с выборными правительствами начинали вести друг против друга войну, как минимум об одном из этих государств приходится говорить как о государстве с не вполне совершенной демократией.

 Несмотря на то, что эта статья была опубликована в 1964-м, настоящее развитие идея демократического мира получила лишь в 1983 году, когда вышла статья М. Дойла о значении либеральных ценностей для международных отношений. Обращаясь к описанному выше труду Канта и развивая его идеи, Дойл говорит о том, что причина редких конфликтов между демократиями заключается в том, что если страна продвигает распространение либеральных ценностей в своей внутренней политике, то она априори распространяет либеральную мораль, в соответствии с которой люди не могут желать зла (войны, которая может уносить жизни) жителям другого государства. Как следствие, между либеральными демократическими государствами в международной системе возникает ряд закономерностей и взаимных моральных обязательств, которые и вынуждают их идти на уступки и дипломатические ухищрения при разрешении конфликтов.

 Так, теория демократического мира, которая имеет истоки в труде Канта о вечном мире, появилась лишь в XX веке. При этом в статьях, посвящённых ей, первостепенный акцент изначально делался на двух ракурсах её изучения. Во-первых, изучение самой её либеральной составляющей (в контексте труда Канта), а во-вторых, эмпирическая оценка истории войн с точки зрения государственного строя участников.

 

Критический взгляд на основные тезисы концепции

Быстро ставшая популярной среди американских учёных и политиков теория (трансформировавшаяся в идею «нового интервенционизма»), всегда также вызывала много критики. Очевидно, что в первую очередь для критики интересны исторические примеры, когда страны с демократическим строем воевали друг против друга. Рассмотрим одно из самых распространённых «исключений», приводимых критиками концепции — конфликтную ситуацию, возникшую между Великобританией и Финляндией (страны, имевшие на тот момент демократический строй) после окончания Второй Мировой войны. Формально Великобритания объявила Финляндии войну, однако на деле военных действий непосредственно между ними не шло: Финляндия воевала не с демократическим государством, но с одним из членов антигитлеровской коалиции в лице Советского Союза, государственный строй которого не был демократическим.

 Кроме того, критики теории нередко говорят о том, что парадокс, связанный с тем, что в истории действительно очень мало случаев более или менее явных конфликтов между демократическими странами, возникает потому, что:

- История демократий, которые можно было бы объективно назвать демократиями, не так длинна. Историю подлинно демократических государств можно рассматривать лишь с 1945 года, и тогда отсутствие явных конфликтов между демократиями стоит сравнивать не с политикой этих стран, а лишь с тем, что с этого момента прошло слишком мало времени, чтобы делать выводы из статистики.
- Выдвигается также тезис, который разворачивает либеральную концепцию демократического мира так, что она сталкивается с реалистическим вопросом силы. С этой позиции мир, который поддерживается между государствами-демократиями, связан, опять-таки не с тем, что внутренняя политика (и мораль) страны выступает «против», но потому, что гарантом такого баланса выступает сила США.
- Наконец, один из последних важных критических аргументов — это предположение, что мир между демократиями — это не мир между странами со схожими ценностями как таковой, но баланс между капиталистическими устройствами экономики.

Таким образом, у оппонентов концепции демократического мира существует ряд аргументов. В большинстве своём они стараются доказать несостоятельность концепции путём поиска исключений из выведенной закономерности, а также найти другие объяснения, кроме как демократический режим, тем случаям, которые укладываются в рамки невоюющих стран-демократий.

 

Современное объяснение феномена «невоюющих демократий»

Несмотря на то, что большое количество исследователей (в основном, реалистической школы международных отношений) и политиков не согласно с тем, что существует прямая связь между демократическими режимами и проводимой ими внешней политикой в отношении друг друга, налицо статистические данные, которые говорят о том, что на протяжении долгого периода (Брюс Рассет рассматривает период с 1815 до наших дней) между действующими демократиями не было ни одного военного конфликта. И несмотря на то, что критиками выдвигается множество контраргументов в отношении того, что отсутствие войн между демократиями связано именно с тем, что эти страны — демократии, а также приводятся примеры конфликтов между государствами, эти доводы не вполне убедительны.

 Для того, чтобы посчитать конфликт между странами конфликтом между демократиями, нужно задать чёткие критерии того, что подразумевается под этим термином. В системе вечного мира, описанной Кантом, республика — это, по сути, идеальная форма правления, к которой должны стремиться страны, чтобы установить глобальный мир и тем самым обеспечить сохранение естественных прав всего человечества. Несмотря на то, что с момента написания Кантом его работы прошло более двух веков, по-прежнему не так просто определить, сколько стран можно в действительности назвать демократическими. В зависимости от разных критериев, те или иные страны можно причислять или не причислять к свободным либеральным странам, потому что в них не будет полной свободы слова, печати, прозрачной системы выборов или честных голосований, обеспечения соблюдения прав меньшинств и т.п.

Если принять такое рассуждение и то, что истинные демократии друг с другом не воюют, то требуется найти логичное обоснование этому феномену. Как уже прежде было сказано, в соответствии с концепцией, страны, разделяющие либерально-демократические ценности не воюют именно потому, что война — противоестественное состояние, с точки зрения этих ценностей. Развивая эту мысль, можно сказать, что мораль, которая лежит в основе теории республиканского (по Канту, а в сегодняшней реальности — просто демократического) устройства государства, принципа разделения властей и сохранения естественных прав человека, априори направлена на мир. В государстве, в котором правит народ (избранное им правительство), при максимальном соблюдении его прав, людям не захочется вступать в войну добровольно. Как следствие, отказ желания вступать в войну со стороны одного демократического государства (обозначим знаком + его положительные намерения) и второго (тоже +) приведёт к итоговому плюсу, невозможности возникновения между ними войны.

 Брюс Рассет в своей книге о демократическом мире разделил причины того, что демократии друг с другом не воюют, на две части: культурно-нормативная и структурно-институционная группы. По его мнению, с точки зрения культуры и общей нормы (морали), причина заключается в том, что государства со схожими ценностями ожидают в отношениях друг с другом похожего на своё поведение. Иными словами, стремясь разрешить конфликты мирными путями (путём переговоров и компромиссов), одна демократическая страна "А" надеется, что демократическая страна "В" будет поступать так же и не будет прибегать к насилию. Если же конфликт между такими странами возникает, то это значит (по Рассету), что одна из них, скорее всего, не вполне может быть названа демократией. С точки зрения второй группы причин, войны между демократиями менее вероятны, поскольку процесс принятия решения о начале войны будет замедлять и осложнять именно наличие сложной системы разделения властей и важность поддержки идеи среди населения (а это - сложнее из-за первой группы причин)[5].

 Иными словами, сторонники теории демократического мира апеллируют к своим оппонентам, доказывая несостоятельность их аргументов. Утверждение, что демократии не воюют друг с другом, делается с оговоркой на критерии определения стабильности и состоятельности демократии в стране. Причины, объясняющие мирный характер внешней политики демократий в отношении друг друга, принято делить на те, которые связаны с либеральной моралью и те, которые следуют из институционального применения теории разделения властей и выборной власти на практике.

 

Заключение

Идея о том, что страны, где люди сами выбирают себе правителя, и в которых соблюдаются все их гражданские права, будут стремиться к установлению мира, впервые была описана в трактате Канта «К вечному миру». Это следует из того, что если в государстве соблюдаются все права человека, то у него не должно возникать желания вредить народу другого государства. Единственным поводом для участия в войне может быть самозащита, но она не нужна, если весь мир состоит из республик, в которых народ доволен своей жизнью.

 Идеи Канта оформились в теорию международных отношений в первую очередь как ряд закономерностей:  в истории не известно почти никаких случаев, когда бы демократические страны воевали друг против друга. Сторонники концепции нередко предлагают в качестве опровержения примеры войн между формально демократиями, однако сторонники теории склонны считать, что если такой конфликт имеет место, это говорит о том, что либо как минимум одна из этих стран не вполне демократична, либо военных действий как таковых между ними не было.

 Итак, в соответствии с идеей демократического мира, страна, в которой распространены либеральные ценности (как в сознании, так и в политике) будет рассчитывать на симметричный образ ведения внешней политики со стороны другой стороны. Из этого следует установление между такими государствами доверительных отношений и стремление разрешать конфликты дипломатическими путями. Кроме того, сложное, но при этом прозрачное, государственное устройство делает невозможным быстрые решения о начале войны «в верхах» правительства. Такие решения принимаются в согласии с народом, а народ, как это следует из предыдущего рассуждения, не склонен начинать войну первым. Так, демократии в идеальном (или близком к идеальному) воплощении не воюют друг с другом.

23 Июль 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  23 Август 2015 в 12:07
Если демократическое государство вводит свои войска на территорию другого государства без разрешения ООН или бомбит его сверху, то государство последнего, конечно же, надо считать недемократическим, деспотическим и тоталитарным. Другое дело, если это государство-сообщник. Нельзя же остаться наедине и в противовес всему остальному миру. Тут надо подумать и не торопиться, для чего имеются демократические институты и традиции.
Автор статьи убедительно показала, что человек настолько совершенное существо, что может полностью привыкнуть даже к запаху H2S и даже считать его весьма привлекательным. С этой точки зрения статья, безусловно, представляет интерес для научной общественности. Есть проблема, надо решать. Можно даже выразить признательность автору.
Владимир  |  02 Сентябрь 2016 в 15:18
Демократия - одна из древнейших форм власти. Со времён городов-государств Древней Месопотамии много раз возникала и сползала к автократии (циклы Платона) по причине таких дефектов, как непрофессионализм власти и свобода, выходящая за рамки необходимости государства. Глобальный сильно затянувшийся финансовый кризис - это начало заката нововременной формы демократии. См.: http://www.youtube.com/watch?v=RGMWk_572Bc Теория власти и кризис государства; https://www.youtube.com/watch?v=wdgE1YyvgUM Циклы Платона и технократия.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ

Новости
17.08.2019 ООН: Каждый десятый ребенок в мире находится в трудовом рабстве
17.08.2019 Правительство и оппозиция Венесуэлы возобновят переговоры в Норвегии
16.08.2019 Додон заявил, что соцпартия и блок Acum подпишут новое соглашение
15.08.2019 Левая оппозиция победила на праймериз в Аргентине
13.08.2019 Французские профсоюзы осудили насилие со стороны полиции
13.08.2019 Большинство британцев за Brexit любой ценой - опрос

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"