все поля обязательны для заполнения!


 
ВОСПОМИНАНИЯ О ВЫБОРАХ: ПУСТЫЕ ЗАЛЫ И ДЕБАТЫ
МАРИНА ХАЙД
Колумнист The Guardian

 "Я не люблю выборы", – рассуждал Уинстон Черчилль, – но благодаря им я узнал жителей этого острова и научился их уважать".

 Именно эти слова, видимо, крутились в голове Джорджа Осборна, когда он гладил на заводе в Сомерсете своего тезку – пылесос марки "Джордж". Тому, кто не подумал при этом "Соберись, тряпка!", просто не понять, насколько три главных партийных лидера страны не попадали в тон настроений избирателей. Им было легче нащупать контакт с пылесосом, чем с нормальным человеком.

 Это была кампания пустых залов, обезлюдевших бизнес-парков, чисто вымытых фабричных помещений и нанятых активистов, размахивающих помятыми плакатами и изображающих радость от возможности выступить в роли статистов.

 Было легче попасть на бой Джорджа Галловея и Флойда Мейвезера, чем на некоторые предвыборные мероприятия. Нет лучшего способа доказать свою способность решать экономические проблемы страны, чем честно и правдиво сообщить журналистам, что для них не нашлось места в помещении, в котором будет проводиться очередная встреча. Ну да, это ведь всего лишь автомобильный завод, на котором едва разместится княжество Лихтенштейн.

 Для многих выборы проходили как бы в далекой галактике – где-то возле базы повстанцев на планете Шотландия. Массивный щит интернет-защиты между двумя звёздными системами удачно маскировал тот факт, что в Шотландии "Сан" призывал голосовать за Шотландскую национальную партию, а в Англии клеймил её как врага. Шотландия подарила миру самую богатую коллекцию политических селфи; там были настоящие уличные сражения, главными звёздами которых выступали байкеры и рокеры-сепаратисты; там было полно политиков, готовых кормить присутствующих леденцами прямо с руки. В Бристоле и Мейденхеде люди с ума сходили по лидеру Шотландской Национальной партии (ШНП) Николя Старджен, которая вообще не участвовала в общенациональных выборах. Те, кто отдаёт должное метафоричности языка, должны оценить тот факт, что слово "Вестминстер" сегодня может обозначать что угодно – от "Англии" до "педофилии" (с уклоном в "педофилию").

 В южной, консервативной, части спектра было видно только Дэвида Кэмерона и Бориса Джонсона. Непонятно, чем так провинились Ян Дункан Смит и Крис Грэйлинг, но, видимо, тори решили придержать их, пока не спадет уровень опасности. Между тем Ник Клег никак не мог понять, чего он хочет – участвовать в выборах или взять годичный отпуск и отдохнуть от политики. Он учился готовить еду, рисовать, помогать в обустройстве вольера для ежей. Иной день его можно было дважды обнаружить на кухне готовящим карри, рыбные блюда, блинчики. Он разрисовывал керамику, занимал очередь на трамплин. Если у него не пойдут дела в университете Шеффилд Халам, он сможет раздавать таблетки для похудения на вечеринке в честь полнолуния на таиландском острове Панган.

 Настоящим гвоздём сезона стало прошение об отставке экс-министра финансов в лейбористском правительстве Лайма Бирна (6 мая 2010 года) с его коронным "Я боюсь, денег больше нет". Популярность этого письма претендует на место между "Танцев со звёздами" и интервью самого Бирна на телеканале "Скай Ньюз", прозорливо озаглавленное "Я боюсь, в британской политике нет места для юмора".

 Опять же ни на дебатах, ни в телевизионных интервью не прозвучало ни одного слова о проблеме иммигрантов – только на первых страницах газет, кружках и любом куске известняка. Ни один из лидеров не нашел в себе силы выйти за рамки мелких интриг и затронуть драматическую тему гибели иммигрантов в Средиземном море. Какими бы ни были результаты выборов, уже сейчас можно констатировать: не умеющие говорить унаследуют царство земное.

 Сами дебаты напоминали рецидив цистита. Первые выглядели как плохой клип на песню "Возьми меня с собой" группы "Франц Фердинанд" (Глазго) и завершились объятиями лидера "Зелёных" Натали Беннет, лидера Уэльской партии Линн Вуд и лидером ШНП Николя Старджен, радующимся тому, что им не придется идти на свидание с лидером Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP) Найджелом Фаражем, который выступал в роли персонажа шутки Криса Морриса на тему хороших и плохих больных СПИДом.

 Вторые дебаты можно было назвать дебатами претендентов, поскольку его участники активно призывали Дэвида Кэмерона не быть слабаком и честно сразиться с ними. Третьи, заключительные, дебаты продемонстрировали, что аудитория "Правительственного часа" сыта по горло политической болтовней, и отказ допрашивать Кэмерона, Миллибенда и Клега можно было истолковать как стремление соблюдать женевские конвенции об обращении с пленными.

 Все эти мероприятия напоминали гримёрку, в которую набились многочисленные мастера по манипуляции общественным мнением и которая благодаря этому напоминала клетку для призраков из "Охотников за привидениями". Исходящая от этих призраков экстрасенсорная пелена покрыла собой не менее 80% населения.

 Первые две недели избирательная кампания напоминала коробку шоколадных конфет, из которой никогда не знаешь, что вытянешь, если не считать того, что там обязательно будет ди-джей Джоуи Эссекс. Эта шоу-звезда была везде, его обошел вниманием только Дэвид Кэмерон. В чем была причина популярности Эссекса? Видимо, его привлекли в политические телепрограммы как раз в тот момент, когда Вестминстер пытался понять, почему всё меньше и меньше людей интересуются политикой. Для политических комментаторов Эссекс, человек, заявивший, что ещё несколько недель назад не знал, кто в стране премьер-министр, был своего рода комедийным персонажем, выступающим с простодушными заявлениями о возвращении либерал-демократов как единственном способе заинтересовать молодежь политикой.

 На удачу, вскоре появилась еще одна палочка-выручалочка в лице стендап-комика Рассела Брэнда, который попросил Эда Милибенда объяснить, почему создание Национальной службы здравоохранения не является огромной глупостью. Брэнд, до этого 18 месяцев призывавший сограждан не участвовать ни в каких в выборах, на этот раз выступил с агитационными призывами. "Шотландцы не нуждаются в советах англичан", – говорил он. А эти дураки из Англии голосуют за лейбористов, хотя могли бы голосовать за "Зелёных" Каролины Лукас. Совет, естественно, был дан ровно через две недели после того, как закончилась регистрация избирателей. Однако большим хамством было бы не почувствовать благодарность Расселу за его неподражаемое выступление.

 Агитация самих партий была несравнимо более скучной. Идти спать с UKIP и просыпаться с лейбористами, идти спать с ШНП и просыпаться с тори… Любой посоветует вам идти в постель с кем-то, кому ты не кажешься сексуально привлекательным, чтобы человек, с которым ты ни в жизнь не захочешь переспать, не выглядывал потом из-под подушки с повисшем во взгляде вопросом "Ну как тебе?". Выборы с этой точки зрения – бесконечно унылый обмен жёнами, особенно если учесть, что Британия весьма вероятно проснется утром в пятницу как минимум с пятью жёнами сразу и следующие две недели будет вынуждена наблюдать за их спорами по поводу того, кто из них должен остаться. Для тех, кто ещё размышляет, за кого отдать голос, – совет от Дэвида Кэмерона: "Конечно, я предпочёл бы, чтобы Вы болели за футбольный клуб "Вест Хэм"".

 Другие забавные впечатления? Я думаю, никто не смог превзойти Милибенда с установкой в Хастингсе каменной стелы с выгравированными на них требованиями лейбористов – этого, как писал сценарист сериала "В гуще событий", "политического надгробия". С какой стороны ни посмотри – типичнейший вход в Зал Славы провальных политических идей, а также ужаснейший образец садовой скульптуры. Правда, на фоне остальной избирательной кампании, вялой и скучной, "камень Милибенда" обладал одним магическим свойством – он был способен сделать смешной любую шутку на свой счет. Я действительно не встречала ни одной неудачной шутки по этому поводу. Даже самым унылым социальным медиа не удалось пошутить несмешно. Это действительно философский камень, алхимические свойства которого способны превратить скучнейшего тори Эрика Приклса в популярного комика Ричарда Прайора. На этом волшебство, увы, заканчивалось, но и то ладно.

 А учитывая, насколько усердно политики обхаживали детей и животных, наиболее точно характер избирательной кампании передала шестилетняя Люси Ховарт, заснувшая во время показательного урока чтения с Дэвидом Кэмероном. Я надеюсь, это Избранное Дитя избавит нас году эдак в 2050-м от убивающих своей скучностью избирательных кампаний. Говори за нас, Люси! За Англию, за всю нацию!

 

 

Статья была опубликована 7 мая в газете The Guardian

Перевод Дмитрия Тарбеева

22 Май 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  16 Май 2015 в 05:16
Читая подобные опусы, невольно вспоминаешь слова Н.А. Бердяева, "В новые времена иссякает в господствующем сознании творческое дерзновение. Думают о чем-то, пишут о чем-то, но были времена, когда думали и писали что-то, когда было то, о чем теперь вспоминают, о чем пишут исследования".

Говоря проще, эту мысль философа относительно к нашим временам можно передать приблизительно так: развелось превеликое множество писателей не по призванию, которые соревнуются между собой в "художестве" описания всей мерзости запустения в нашем обществе с единственной целью - удивить и поразить как можно большее количество читателей.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ
КАК ПРЕВРАТИТЬ ВЫБОРЫ В ИНСТРУМЕНТ РАЗРУШЕНИЯ
ВЛАСТИ "ПОДАРЯТ" ПЕНСИОНЕРАМ НЕСКОЛЬКО СОТЕН РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ
ФРАНЦИЯ ОСТАЕТСЯ ПРИВЕРЖЕННОЙ ЕВРОКОНТИНЕНТАЛЬНЫМ ИНТЕРЕСАМ

Новости
07.08.2020 Около 100 тыс детей могли остаться без крова в результате взрыва в Бейруте - ЮНИСЕФ
07.08.2020 Суверенитет Белоруссии можно укрепить только путем честных выборов - ЕС
07.08.2020 Президента Германии раскритиковали за несоблюдение связанных с COVID-19 ограничений
07.08.2020 Премьер Венгрии сравнил нелегальных мигрантов с биологической бомбой
06.08.2020 Справедливая Россия предлагает оказать доппомощь гражданам с низким доходом
03.08.2020 Нетаньяху заявил, что в демонстрациях видит попытку попрать демократию

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"