все поля обязательны для заполнения!


 
ДЕМОКРАТИЯ В ЦИФРОВУЮ ЭРУ
Подлинная демократия требует участия в ней

Мы живём в эпоху стремительного прогресса и общедоступной информации. Всё человеческое знание - от Александрийской библиотеки до современных книг, музыки и новостей - оцифровывается и становится мгновенно доступным в Интернете. Но никакой пользы от этого не будет, если мы не поймём, как оптимально распорядиться этим океаном информации.

 На этом пути нас ждут проблемы, кажущиеся почти неразрешимыми. Моё поколение выросло в ожидании возможной ядерной войны и прекращения жизни на Земле. Эта угроза не снята окончательно, но нашей планете сегодня грозят другие, более осязаемые опасности, включая всемирное потепление и уничтожение природы в устрашающих размерах.

 Однако по мере того, как мы продвигаемся всё дальше в новую информационно-технологическую эру, наши демократические модели становятся всё менее реальными и работоспособными. Мы испытываем всё более и более глубокое недоверие к так называемым демократическим институтам и политикам, которых избираем своими представителями.

 Волна протеста нарастает, но тоталитаризм и фашизм тоже набирают силу. Прокладывается опасная дорога к популизму, демократия капитулирует перед угнетением, история вновь напоминает нам о мрачном варварстве национализма и войны.

 Полиция милитаризуется для борьбы c собственным народом, а элита или «верхний 1%», которые ведут войну с нами всеми, изобретают и применяют всё более комплексные системы для поддержания своей власти. Драконовское «антитеррористическое» законодательство и секретность становятся нормой.

 Наши государства основаны на системах, безнадёжно устаревших, поскольку они были созданы в более простые времена и для менее развитых обществ. Сегодня эти системы больше не служат народу, а обслуживают сами себя и работают на самосохранение. Социальное обеспечение выхолащивается и разваливается, часто для того, чтобы приватизировать его. Мы «израсходовали» нашу планету и наши общества не в состоянии справиться с этим. Нами непрерывно манипулируют, нас обманывают, доказывая, что мы бессильны, что никто и ничто не может ничего изменить. Мы никогда не были так коммуникабельны, как сейчас. Мы каждый день передаём, скачиваем, храним, обрабатываем и производим огромные массивы информации, но не сознаём, какую власть даёт изобилие этой информации.

 

 

Раздетые системой

Сложившаяся система всеобщей коммуникабельности нас буквально публично раздевает. Мы уязвимы, поскольку крупные корпорации и государственные органы могут, не обращая внимания ни на какие правовые гарантии, получить доступ к «оцифрованной личности» каждого из нас. Наша оцифрованная личность должна быть столь же неприкосновенна, как физическая личность, но в жизни этого не происходит. Поэтому чрезвычайно важно расширять участие людей в цифровых демократиях, требовать от государства раскрытия его информационных ресурсов и защищать наше всё более хрупкое право на тайну личной жизни.

 Мы становимся свидетелями стремительного развития цифровой эры и одновременно – её превращения в антиутопию. Люди, распространяющие правдивую информацию и бьющие тревогу по поводу преступных действий тех, кто должен нас защищать, всё чаще оказываются в заключении или лишаются отечества. Свою цену за правду заплатили Ч. Мэннинг, Дж. Хэммонд, Б. Браун, П. Сунде, Г. Свартхольм, Ф. Ней, Дж. Кириаку, Э. Сноуден, Дж. Радак, С. Камкар, Т. Дрейк и А. Суортз, покончивший с собой 11 января 2013 года накануне вынесения ему приговора.

 Но у нас есть средства, которые помогут нам освободиться, если мы применим их, опираясь на нашу коллективную мудрость. Исландия, моя родина, может стать лабораторией для новой, подлинной демократии и маяком для всех, кто надеется на глубокие общественные преобразования.

 

 

Лаборатория демократии

Исландия – остров в Северной Атлантике, с населением в 320 тысяч человек. Она претендует на звание самой старой парламентской демократии в мире, но это только миф. Веками Исландия была колонией Дании и Норвегии, а независимой демократической республикой стала лишь в 1944 году.

 У нас процветают непотизм и коррупция, так что можете считать Исландию большой Сицилией. При переходе к независимости мафиозные «доны», известные как «Спрут», захватили всё, что должно принадлежать нации, и поделили между своими родственниками и друзьями (так было в некоторых африканских странах, которые обрели независимость много позже). Когда в 2005 году происходила приватизация банков, строгое законодательство и гарантии профессионализма были отброшены в сторону и банки достались хозяевам, угодным «мафиозным» кланам.

 На 2330 страницах доклада Специальной следственной комиссии, назначенной альтингом (парламентом) для расследования причин финансового краха, приведено немало шокирующих фактов. Так, выяснилось, что в апреле 2010 года покупатели банков реально не платили за них – они организовали систему взаимных встречных платежей, а национальная казна так и не получила полной стоимости банков.

 Исландские банки росли как грибы после дождя и создавали свои филиалы в странах Европейского союза, благодаря «исландскому финансовому чуду» ВВП страны за несколько лет вырос в шесть раз. Эти финансовые ковбои обещали сделать Исландию финансовой столицей мира. Их сторонники, в том числе президент Исландии Оулавюр Гримссон, рекламировали эту идею дома и за границей.

 Большая часть населения разделяла эту иллюзию, которую подпитывали дешёвые кредиты и рост цен на недвижимость. Средства массовой информации, принадлежавшие тем же банкирам, воспевали их образ жизни, включая частные реактивные самолёты и посыпание еды золотой пудрой.

 Финансовый кризис 2008 года заставил людей наконец понять, что всё рухнуло и верить больше некому. Общество столкнулось с необходимостью срочно ответить на глубокий кризис. Перемены возможны, если осознать истинную природу общества и уяснить, чего оно хочет видеть в своей конституции или «общественном договоре».

 Начали возникать дискуссионные площадки и группы активистов, которые обсуждали пути создания «Исландии 2.0», где не будет ничего такого, что вызвало четвёртый по масштабу в мире финансовый крах. После кризиса, в 2009-2013 годах, народ Исландии сумел сделать то, чего альтинг не сделал за 70 лет независимости. Используя метод краудсорсинга, народ написал новую конституцию, основанную на наших сегодняшних ценностях. На референдуме, хотя он не имел обязательной силы, проект одобрили 67% граждан. Альтинг проигнорировал волю народа и не принял новую конституцию, а при новой правоцентристской коалиции, пришедшей к власти в апреле 2013 года, это ещё менее вероятно.

 Однако в борьбе были и успехи. Юрист и правдоискатель Э. Жоли нашла способ привлечь к правосудию виновных в кризисе. Впервые в истории состоялся Ландсдомур, то есть специальный суд, учреждённый в 1905 году для рассмотрения дел членов альтинга, и в 2012 году бывший премьер-министр Г. Хаарде был признан виновным в том, что не проводил чрезвычайные заседания кабинета министров для урегулирования последствий финансового кризиса.

 Радикальные перемены произошли на местных выборах. Мэром Рейкьявика в 2010 году был избран кандидат от новой Самой лучшей партии, популярный комик Й. Гнарр. Партия обязалась реализовать платформу прямой демократии «Сделаем Рейкьявик лучше», благодаря которой граждане могут доводить свои идеи до власти, а самые популярные предложения ежемесячно обсуждаются городским советом.

 На выборах в апреле 2013 года в альтинг прошли две новые партии–«Светлое будущее» и Пиратская партия, в создании которой я участвовала и от которой избрана депутатом.

 С другой стороны, те же выборы привели к власти самое плохое правительство, которое я только помню. Оно представляет старую коррумпированную Исландию и получило мандат на любые действия, наиболее выгодные для «1%». Победа эта была достигнута благодаря манипулированию страхами и эгоистическими интересами избирателей, и теперь новая власть быстро демонтирует всё, чего исландцы добились после кризиса.

 Но сегодня народ уже лучше понимает, когда им манипулируют. Протесты вновь нарастают, но теперь у нас есть шанс не на бунт, а на настоящую мирную революцию. Дискуссионные клубы и пропаганда протестных действий активизируются. Людям надо объяснить, что подлинная демократия требует участия в ней, что жизнь при ней – это работа.

 Важно, чтобы люди, сначала в семье и кругу друзей, обсуждали будущее, в котором они хотят жить. Если мы, будь то исландцы или любые другие жители Земли, не будем ясно понимать, куда мы идём, то не попадём никуда. Кукловоды, выполняющие волю «первого процента», следуют чёткому путевому листу, поэтому они на несколько ходов опережают остальные 99%.

 

 

Безопасное убежище

В 2010 году я участвовала в создании Исландской инициативы по современным средствам массовой информации (ИММИ), единогласно одобренной резолюцией альтинга в июне 2010 года. Она поручила правительству создать благоприятную среду для регистрации и работы международных СМИ и издательств, начинающих компаний, правозащитных организаций и информационных центров.

 Мы полагали, что эта инициатива позволит разработать новый правовой стандарт для XXI века, не только для Исландии, но для любой страны или общественной организации, которая захочет использовать или доработать его. ИММИ была задумана и разработана лучшими в мире умами, которые уже предложили свои радикальные альтернативы общепринятым нормам. В их число входят Дж. Ассанж и «Викиликс», Дж. Барлоу (ставший «крёстным отцом» ИММИ), Р. Гонгрийп, Д. Домшайт-Берг, С. МакКарти, а также Фонд электронной границы, «Текучая обратная связь», «Криптофон» и Компьютерный клуб «Хаос».

 Ещё одна наша цель – не допустить повторения ситуации, когда кризис служит предлогом для принятия законодательства, ограничивающего гражданские свободы, и концентрации ещё большей власти в руках государства. Мы должны воспользоваться кризисом, чтобы добиться радикальных перемен в долгосрочных интересах всего населения.

 Такие перемены должны укрепить демократический фундамент общества и усилить его открытость. Эта новая политика уже укрепила международную репутацию Исландии, создала много экономических возможностей и перспектив занятости. Правда, из-за неспешной работы органов власти в законодательство внесены ещё не все необходимые изменения.

 Чтобы подчеркнуть глобальное значение своих планов, в 2011 году ИММИ стала Международным институтом современных средств массовой информации. Мы находимся в идеальных условиях для разработки целостной медийной политики, обеспечивающей свободу слова, право журналистского расследования, политической критики и публикации разоблачительных материалов.

 Информационное общество мало что может дать, если каналы передачи общественно значимой информации постоянно оказываются «под колпаком». Примером может служить единое шпионское пространство «Пять глаз»–союз разведывательных служб Австралии, Канады, Новой Зеландии, Великобритании и США. Сейчас нет никакого надёжного щита, способного защитить нашу личность от этого глубокого и несанкционированного тотального надзора.

 Все законы о защите данных и свободе доступа являются в компьютерную эру глобальными по своему характеру, они должны защищать права человека не только в отдельной стране, но и во всём мире. В некоторых странах приняты прогрессивные законы в этой сфере, но нигде они не сведены в единый кодекс, который создавал бы безопасное убежище. У Исландии есть уникальный шанс стать пионером в такой консолидации правовых норм. Мы отобрали по всему миру лучшие законы, чтобы на их основе создать в Исландии доступное всем «Безопасное убежище для битов».

 

 

Хакер внутри системы

До избрания в альтинг я ставила себе две основные цели. Во-первых, привлечь общественность к созданию и укреплению новой правовой системы Исландии через национальные референдумы, разработку новых конституции и законодательства. Во-вторых, сделать Исландию безопасным убежищем для свободы информации, свободы выражения и прозрачности, с особым упором на неприкосновенность личных данных как краеугольный камень демократии.

 После избрания депутатом я оказалась внутри системы власти и почувствовала себя хакером, анализирующим её сильные и слабые стороны. Я убедилась в том, что царство закона – это иллюзия уже потому, что нормы, которые мы принимаем, распространяются не на всех. Законы должны иметь всеобщее действие и применяться ко всем, а не только к 99%.

 Сейчас нет ни одной приемлемой для всех модели гуманизации и модернизации управления обществом. Поэтому необходимо экспериментировать, некоторые изумительные эксперименты уже проводятся, хотя о них знают далеко не все. Нужно изучать всё, что работает в обществах разного типа и уровня развития, изучать плюсы и минусы систем активного голосования и моделей текучей демократии.

 Истоки прямой демократии и телефонного голосования восходят по крайней мере к 1940 году. Но сейчас мы достигли стадии, когда технология прямого доступа к власти настолько проста, что граждане могут самым демократическим и свободным образом использовать её для борьбы за политические реформы. Создаются и используются новые типы платформ для вовлечения граждан в формирование политики и прямую демократию, такие как «Текучая обратная связь Пиратской партии», «Ваши приоритеты» (yrpri.org ), «Лучшие решения–вместе» (democracyos.org ) и «Там, где электронное правительство встречается с электронным обществом» (wegov-project.eu ). Те, кто контролирует существующие системы, оказывают сопротивление, но успеха не добьются, потому что люди создают «теневые» формы правления, точнее, самоуправления. Пока этот процесс происходит на обочине политической жизни, но неуклонно сдвигается на центральные позиции.

 Кто бы что ни говорил, мы должны использовать наши голоса. Даже если мы не хотим связываться с нынешней развалившейся системой, мы не должны оправдывать этим свою апатию. Мы должны видеть в этом стимул для создания наших собственных альтернатив, новых коллективно созданных систем. Мы должны работать творчески и уметь поддерживать связь. Эта способность – ключ к быстрым переменам, но связь и информация сами по себе бесполезны, если мы не знаем, как обратить их в мудрость.

 

Статья опубликована в интернет-издании New Internationalist
Перевод Олега Теребова

10 Март 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  13 Март 2015 в 03:21
Демократия определяется не формой выражения гражданской позиции, а её содержанием, которая зависит от чувства собственного достоинства, знания того, что желательно иметь в будущем и как этого можно достичь.
Буржуазное общество при помощи массовой пропаганды оболванивает людей и даёт им форму (буржуазную демократию), защиту которой осуществляют огнём и мечом по всему миру.
С тем же успехом можно наделить избирательным правом и баранов и сказать, что это и есть торжество демократии.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
15.06.2019 Гонконг приостановит рассмотрение поправок к закону об экстрадиции
15.06.2019 Члены Демократической партии Молдавии покидают страну
15.06.2019 Шредер назвал законным присоединение Крыма к России
15.06.2019 Женщины Швейцарии устроили массовый протест против неравенства
14.06.2019 «Левада-центр»: россияне считают враждебными США, Украину и Великобританию

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"