все поля обязательны для заполнения!


 
ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА ПРОТИВ НАТИСКА ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Американский континент был первым регионом, встроенным во вновь возникший глобальный капитализм и в периферию евроатлантических центров, которые ещё сами проходили этап формирования. Это встраивание приняло неслыханно жестокие формы. Англичане, так же как они делали в Австралии и Новой Зеландии, немедленно начали тотальный геноцид коренного населения. Испанцы свели индейцев до положения фактических рабов, но, несмотря на катастрофические демографические последствия, они не были полностью уничтожены. Испанцы, португальцы и французы работорговлей завершили формирование облика континента. 

 Эксплуатация этой первой в истории капитализма периферии была основана на системе производства, нацеленной на экспорт сельскохозяйственного (сахар, хлопок) и минерального сырья.
 Независимость, которую завоевали местные правящие классы, состоявшие из белых, ничего не изменила. Латинская Америка и Африка имеют небольшую численность населения по сравнению с Восточной, Южной и Юго-Восточной Азией (в Латинской Америке живёт всего 8,4% населения Земли), но наделены сказочно богатыми природными ресурсами в виде полезных ископаемых и пригодной для обработки земли. Поэтому они были обречены на то, чтобы стать объектом систематического масштабного грабежа, исключительно ради накопления капитала в центрах господства – Европе и Соединённых Штатах Америки.
 Конечно, установленные для этого политические и социальные формы видоизменялись по ходу веков; но на каждом этапе вплоть до сегодняшнего дня их модернизация отвечала первоначальной цели. В XIX веке интеграция Латинской Америки в мировую капиталистическую систему была основана в том числе на эксплуатации её крестьянства, превращённого в пеоны. Из них выжимали все соки не только непосредственно крупнейшие латифундисты, но и американские и европейские горные кампании, на шахтах которых им приходилось работать. Одним из наиболее ярких примеров всего этого было правление Порфирио Диаса в Мексике.
 В XX веке углубление этой интеграции привело к «модернизации» бедности. Исход из сельской местности, начавшийся в Латинской Америке раньше и принявший более радикальные формы, чем в Азии или Африке, ускорился и заменил прежнюю сельскую бедность современными городскими фавелами. Одновременно политический контроль над массами был «модернизирован» возникновением фашистских диктатур. Они означали уничтожение выборной демократии, запрет политических партий и профсоюзов, произвол тайной полиции с её «модернизированными» методами следствия, мандатом на внесудебные аресты, пытки и «исчезновения» реальных или мнимых оппозиционеров. Эти диктатуры обслуживали интересы местных реакционных коалиций (латифундисты, компрадорская буржуазия и средний класс, получающий выгоды от этого «люмпенского развития») и господствующего иностранного капитала в лице Соединённых Штатов.
 До наших дней на континенте лежит проклятие зверской сверхэксплуатации, которой он подвергался и подвергается. Социальное неравенство сейчас даже больше, чем когда-либо. Бразилия – богатая страна, а Китай – бедная, например, можно вспомнить, что в Бразилии соотношение обрабатываемой земли к населению в 17 раз больше, чем в Китае.  Однако в Бразилии можно видеть только бедных, тогда как нищета в Китае бросается в глаза гораздо меньше. В Бразилии в результате её раннего и глубокого периферийно-капиталистического развития в сельской местности живёт всего 10% населения, а бедность стала городской. В Венесуэле нефтедобыча полностью разрушила и экономику, и общество, здесь нет ни сельского хозяйства, ни промышленности, и всё импортируется. Самые богатые и самые бедные живут, а точнее, выживают, только на доходы от нефти.
 В таких условиях реконструкция сельского хозяйства, чтобы оно могло полноценно прокормить население, а также построение комплексных и эффективных индустриальных систем, требуют специальной долгосрочной политики, которая неизбежно будет отличаться от того, что может делаться в Азии или Африке.
 В последние 30 лет народная борьба в Южной Америке постоянно увенчивалась достижениями, каких не было и нет в Азии, кроме Китая, Тайваня и Южной Кореи, или Африке. Эти успехи восходят к 1960-м годам, когда диктатуры были сметены массовыми городскими народными движениями. Начавшись в Бразилии с президентства Фернанду Кардозу (1995-2003) и усилившись при президенте Луисе Лула (2003-2011), наряду с первым избранием Уго Чавеса президентом Венесуэлы (1999), движение за демократию в Латинской Америке безоговорочно наступает. Оно больше не ограничивается некоторыми сегментами среднего класса, а охватывает громадное большинство городского и сельского рабочего класса. Оно добилось успехов на выборах в Боливии, Эквадоре, Аргентине и Уругвае, что в их давней и недавней истории является исключением, а не правилом.
 Это привело к власти новое поколение лидеров, прогрессивная политическая культура которых не имеет ничего общего с той, что господствовала в XIX и XX веках. Это поколение осмелилось поставить под сомнение реакционную экономическую и социальную политику неолиберализма, во всяком случае, во внутренней жизни. Однако новые лидеры - и здесь они достигли своего предела - не смогли критически оценить и видоизменить позицию своих стран в рамках глобального капитализма.
 Эта эпоха отмечена многими объективными достижениями: начало возрождения демократического политического управления (бюджетный процесс с прямым участием и право отзыва выборных должностных лиц путём референдума), коррективная социальная политика (хотя в основном через перераспределение, а не новые формы экономической деятельности) и признание многонациональной природы андских стран.
 Эти объективные завоевания сочетаются с попытками Латинской Америки освободиться от политической опеки США, изначально сформулированной в доктрине Монро, однако без какого-либо уменьшения экономической зависимости континента. Организация американских государств, это «министерство колоний» Вашингтона, стала «живым трупом» после создания АЛБА (Боливарианский альянс для народов нашей Америки), окончательно оформленного в 2011 году, и СЕЛАК (Сообщество латиноамериканских и карибских государств) в 2010 году. СЕЛАК объединяет все государства континента, кроме США и Канады. Мексика, которая остаётся вне этого объединения, подчиняясь требованиям интегрированного североамериканского рынка, тем самым совершает «национальное самоубийство», от которого может спасти только такая же мощная народная и национальная революция, как произошедшая в 1910-1920 годах.
 Однако эти первоначальные успехи имеют очевидные ограничения. Континент не только остаётся полностью ориентированным на сырьевое производство, по-прежнему составляющее 75% его экcпорта, тогда как Азия, особенно Китай, стремительно осуществляет индустриализацию и успешно увеличивает экспорт продукции обрабатывающей промышленности. Более того, «экстракционистская модель» указывает на возвращение к господству экономики сырьевых (сельскохозяйственных и минеральных) продуктов. Вполне предсказуемый недавний успех сырьевого экспорта, который позволил ликвидировать массивную внешнюю задолженность, питает опасную иллюзию, что можно добиться социального и политического прогресса и без освобождения от господствующей системы глобализации.
 Эти успехи, при всей их ограниченности и противоречиях, стали результатом мощного народного политического движения, которое вырвалось за рамки старых форм – как коммунистических или популистских политических партий, так и вооружённой борьбы 1960-х годов.
 Сейчас в Латинской Америке мы видим «пролетаризацию, одновременно генерализованную и чрезвычайно сегментированную». Это действительно пролетаризация, в том смысле, что все работающие в формальном и неформальном секторах не имеют для продажи ничего, кроме своего труда, включая интеллектуальный потенциал. Что касается сегментации, то она является результатом стратегии, систематически осуществляемой монополиями, которые контролируют всю экономическую систему, направление технического прогресса и политическую власть.
 Военную гарантию постоянного жёсткого контроля монополий из империалистической триады (США–Евросоюз–Япония) обеспечивает геостратегическое развёртывание вооружённых сил США и их младших союзников в лице НАТО и Японии по всей планете. Иногда утверждается, что все «военные проекты» Вашингтона уже провалились. Нет, военно-политическое руководство США не отказалось от их продолжения и Хиллари Клинтон, если будет в 2016 году избрана президентом, возьмётся за них с новой силой.
 Успехи последних 30 лет создали благоприятные условия для их продолжения и углубления. Но это станет реальностью лишь при определённых условиях. Прежде всего, необходимы суверенные проекты, увязывающие построение комплексных современных индустриальных систем, реконструкцию сельского хозяйства и сельской жизни, упор на социальный прогресс и бесконечно прогрессирующую демократизацию. Необходимо отстаивать национальный суверенитет, который мы должны понимать исключительно как суверенитет рабочих классов. Никоим образом нельзя считать отжившими и устаревшими идеи утверждения нации и построения полицентрического миропорядка. Без них формулирование эффективной пошаговой стратегии станет невозможным.
 Перестройка сельского хозяйства, ориентированная на укрепление продовольственного суверенитета, потребует принятия в каждой стране своей особой политики. Тот факт, что 80% или больше населения Латинской Америки живёт в городах, делает немыслимым «возвращение к земле» люмпенизированных городских рабочих. Реконструкция примет совсем другие формы, чем те, что до сих пор возможны и необходимы в Азии и Африке. Она в любом случае потребует отказа от нынешней политики, основанной на развитии гигантских фермерских хозяйств, истощающих почву, как происходит в Аргентине. Ни в Мексике, ни в андских странах нельзя заложить в основу реконструкции иллюзию о восстановлении древних индейских общин. Подчинение требованиям периферийного люмпенского развития, характерного для этих стран, навсегда деформировало их и они, безусловно, не отвечают потребностям будущего.
 Строительство индустриальных экономик, современных и «интровертных», то есть ориентированных на внутренний мысовый рынок и только потом – на экспорт, можно ясно представить себе в Бразилии, возможно, в Аргентине, и наверняка в Мексике, но только если ей удастся вырваться из челюстей североамериканской интеграции.
 Однако нынешняя политика сильно отстаёт от уровня, необходимого для такого строительства, она никогда не выходит за пределы, навязанные правящими группировками крупного национального промышленного и финансового капитала, связанными с монополиями империалистических государств. Национализация (взятие в собственность государства) или активное государственное вмешательство неизбежны, по крайней мере на первом этапе. Они создадут возможность реальной и продолжающейся социализации системы управления.
 Что касается остальных государств континента, то трудно представить реальный прогресс индустриального строительства без систематической региональной интеграции, которая даже сейчас едва продвинулась вперёд, или даже без создания новых объединений масштаба «Большого Юга» (три континента). Только Китай и, возможно, некоторые так называемые «формирующиеся» государства могут поддержать масштабные проекты индустриализации, например, в Венесуэле, однако Китай пока такого желания не выказал. Ни латиноамериканские правящие круги, всё ещё делающие ставку на свои природные ресурсы, ни Китай, которому нужен доступ к этим ресурсам, не готовы признать, что в долгосрочной перспективе необходимы совершенно иные формы сотрудничества, чем существующие.
 Таким образом, мы возвращаемся к задачам, стоящим перед «народным прогрессивным движением» в Латинской Америке, и вообще, на трёх континентах. Его участники должны в ходе борьбы выйти за пределы своих специфических требований и изобрести инновационные политические модели, обеспечивающие единство во многообразии.

 

Статья опубликована в журнале  Monthly Review

Перевод Олега Теребова

 

19 Январь 2015

Комментарии
Сергей Бахматов  |  22 Январь 2015 в 05:19
Как отмечали ещё величайшие умы Античности (Платон, Аристотель и др.) истина кроется в Божественном промысле, а величие человека в том, чтобы раскрыть его. Красота кроется в гармонии, которая в свою очередь проявляется в отсутствии накапливающихся диспропорций и дисбалансов. Это свойство гармонии отражается на всех без исключения проявлениях сущности природы и, конечно же, на общественной жизни человечества, частным случаем которой является экономика. Полное безумие считать, что ситуация, когда 1% населения Земли богаче, чем остальные 99% - разумное экономическое устройство общества, которое, безусловно, необходимо для гармонизации общественных отношений в целом. Необходимое потому, что без этой гармонии вырастает «дерево проблем» во всех смежных областях человеческого бытия, будь то политика или духовная сфера. Если такое безумие будет продолжаться, то со временем 0,1% населения будет богаче, чем остальные все и т. д. Общечеловеческая мораль в таких условиях станет атавизмом, поскольку подавляющая часть населения Земли станет бесполезным и ничтожным в глазах богатейшего абсолютного меньшинства. Научно-технический прогресс несовместим с капитализмом в долгосрочной перспективе, поскольку подрывает основы человеческой цивилизации как таковой. При условии реализации такого сценария развития событий, признаки которого уже сейчас можно наблюдать, полная гибель человечества, в конечном счёте, будет закономерным результатом.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"
17.06.2019 Миллионные протесты прошли в Гонконге
17.06.2019 Профсоюзы Архангельска выступили против ввоза мусора из других регионов
17.06.2019 Парламент Албании признал неконституционной отмену выборов президентом
15.06.2019 Женщины Швейцарии устроили массовый протест против неравенства

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"