все поля обязательны для заполнения!


 
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

Нынешняя избирательная кампания оставляет еще более тяжелое впечатление, чем парламентские выборы 2012 г. Тогда предвыборная борьба фактически к обличению конкурентов и популистским призывам. Ведущие партии, - как «регионалы», управлявшие страной, так и участники «оппозиционной коалиции», - даже не затрагивали наиболее опасные проблемы: зависимость экономики от внешней конъюнктуры и усиление межрегиональных противоречий.

 Эти угрозы, обострившиеся из-за социального кризиса, спровоцировали разрушительные процессы в украинском обществе. В результате страна лишилась внутренней стабильности, оказалась на грани экономического коллапса, утратила территориальное единство. Безусловно, подобных катастрофических последствий удалось бы избежать, если бы внутренний кризис не совпал с началом жесткого противостояния между Россией, США и ЕС, которые превратили Украину в арену междоусобной борьбы. Однако сегодня соперничество между Россией и ведущими странами западного мира (которые благодаря украинским событиям полностью восстановили ослабнувшее единство) является для Украины, скорее, позитивным фактором.

 Москва стремится удержать Киев в сфере собственного влияния. От подобных намерений Кремль пока не собирается отказываться, несмотря на то что конфликт с Западом уже серьезно подорвал российскую экономику. Поскольку Вашингтон и Берлин, теперь рассматривающие Россию как потенциального противника, будут и дальше противодействовать российским устремлениям на постсоветском пространстве, они вынуждены будут оказать экономическую поддержку Украине. Безусловно, страну ждут чрезвычайно суровые испытания. Однако можно с большой долей уверенности сказать, что США и Германия не допустят краха украинской экономики, который в иных обстоятельствах был бы практически неизбежен: экономическая модель, сформировавшаяся в стране на протяжении последних двух десятилетий, больше не работает.

 Но партии, претендующие на формирование парламентского большинства, готовятся к дележу власти, а не к разработке новой экономической модели.

 Точно так же обстоит дело и в других областях государственной жизни, где социальный кризис и вызванный им гражданский конфликт разрушили механизмы, позволявшие управлять страной и сохранять хотя бы относительную политическую стабильность.

 Очевидно, что необходимо заново «запустить» политическую систему: она не может нормально функционировать по лекалам, сохранившимся от прежней эпохи.

 Нужно выработать новые правила, как публичной конкуренции, так и сотрудничества. Надо найти новые способы межрегионального взаимодействия и заново распределить полномочия и зоны ответственности между регионами и центром. Но и на этом направлении ничего не делается. Сегодня страна не может самостоятельно проводить внешнеполитический курс, отстаивать национальный суверенитет, сохранять внутреннюю стабильность, поддерживать в рабочем состоянии экономику. В этих жизненно важных вопросах государственная власть вынуждена опираться на внешнее содействие. При этом политические силы, оказавшиеся у власти, даже не пытаются предложить новые способы организации экономической и политической жизни. Причем подобная ситуация обусловлена не только традиционной безответственностью украинской правящей верхушки (это было бы еще полбеды), сколько неспособностью украинских политических деятелей вернуться в правовое пространство. А это уже угрожает окончательным распадом украинской государственности.

 Украинские политические силы вышли за пределы правового поля еще в ходе противостояния между окружением Януковича и «оппозиционной коалицией». Противоборствующие стороны отказались от поиска компромисса. В результате - их конфликт принял характер общественного противостояния, выплеснувшегося на улицы украинских городов.

 В конце концов, борьба стала идти на полное уничтожение противника, группировка Януковича взяла курс на установление авторитарной диктатуры, сопротивляться которому, оставаясь в рамках правового поля, было практически невозможно.

 Однако, отказавшись от соблюдения правовых норм, силы «оппозиционной коалиции», в конце концов, разгромившие прежнюю власть, быстро осознали преимущество подобного положения. Поэтому даже после бегства бывшего президента и его приближенных победители не приступили к восстановлению правопорядка и законности.

 Понятно, что открытый отказ от соблюдения принципов права (слегка прикрытый заверениями в верности демократическим идеалам и европейским ценностям) открывал большие возможности. Во-первых, он позволил наладить взаимодействие с радикалами, потакая им в обмен на возможность выдать сотрудничество с ними за «патриотический порыв». Во-вторых, победители смогли быстро осуществить масштабный передел собственности и перераспределить финансовые потоки, резко снизив влияние побежденных на экономическую и, соответственно, на политическую жизнь страны. В-третьих, удалось пресечь формирование политической оппозиции, ориентированной на деятелей прежнего режима. Из-за реальной опасности внесудебной расправы политики, которые не признавали легитимность новой власти, либо уехали из страны, либо перешли к вооруженному сопротивлению. И в том, и в другом случае, они вышли за пределы политического пространства, а в его рамках остались только те, кто не ставил под сомнение законность нового государственного руководства.

 Отсутствие в стране власти, стремящейся соблюдать правовые нормы, принесло огромный вред.

 В результате возникла почва для формирования (под влиянием сил, тесно связанных с прежней властью) вооруженного сопротивления на востоке страны. Пренебрежительное отношение к принципам права, определявшее в конце февраля – в начале марта политическое поведение победителей, заставило многих жителей юго-восточных регионов рассматривать происходящее в стране как незаконный переворот, направленный против их интересов. Конечно, подобный взгляд сложился во многом под воздействием российской пропаганды. Однако ее эффективность была во многом связана с тем, что для такого восприятия существовала реальная основа.

 Надежду на возвращение политического процесса в правовое поле многие украинские граждане связывали с появлением нового президента и формированием после президентских выборов государственного руководства, легитимность которого не вызывает никаких сомнений. Эти ожидания обеспечили победу в первом туре Петру Порошенко. Однако из-за начала вооруженного конфликта он пока не смог их оправдать.

 Между тем, глава государства значительно больше других ведущих политиков заинтересован в том, чтобы политический процесс в стране вернулся в правовое русло. Дело здесь даже не в угрозе военного переворота или вооруженных выступлений радикалов. При всей шаткости нынешнего положения дел реальная опасность подобного развития событий, по всей видимости, отсутствует. Но радикальные силы, сохраняющие в нынешней ситуации свое влияние, усугубляют межрегиональные противоречия, провоцируют общественные конфликты, что создает основу для возобновления (и даже распространения) вооруженного противостояния.

 Кроме того, президент заинтересован в скорейшем прекращении процесса передела собственности. Он порождает конфликты между олигархическими группировками (в которых они также пытаются использовать радикалов) и настраивает против центральной власти региональную элиту, без поддержки которой государственное руководство рискует «повиснуть в воздухе».

 Обеспечить возвращение политического процесса в правовое поле (а, соответственно, и стабильность в стране) удастся только в том случае, если в новом парламенте появится сильная фракция, ориентированная на президента.

 Если это произойдет, начнется процесс постепенного восстановления национального и экономического суверенитета, обретения способности самостоятельно разрешать политические противоречия и определять направление государственного курса, не прибегая к внешнему содействию и не создавая угрозы для единства страны.

 Безусловно, сильная парламентская фракция, способная стать опорой для главы государства, нужна вовсе не для того, чтобы попытаться осуществить новое издание полуавторитарного режима, который пытался установить Янукович. Большинство, созданное на основе президентской фракции, сможет предотвратить использование парламента в интересах «партии войны», в которую, помимо партий Ляшко и Гриценко входят радикальные представители «Батькивщины» и, в особенности, премьерского «Народного фронта». При этом, согласно опубликованному 13 октября социологическому опросу группы «Рейтинг», «Радикальная партия» Ляшко может набрать 12,8% голосов. Гражданская позиция с электоральным рейтингом в 4,6% также сохраняет шанс на прохождение. Это значит, что «партия войны» в новой Верховной Раде может оказаться достаточно сильной.

 Существует также реальная опасность того, что без сильной президентской фракции, составляющей основу большинства, в стране вновь начнется жесткое политическое противостояние. Инициатором его вполне может стать Арсений Яценюк. Нынешний премьер, если большинство не будет контролироваться президентом, почти наверняка решится на открытый конфликт с главой государства.

 Если Яценюк и после парламентских выборов останется главой правительства (а это вполне вероятно), то тогда ему нужно будет снять с себя ответственность за бедственное положение дел в экономике. Очевидно, что экономическая ситуация неизбежно будет ухудшаться, несмотря на поддержку Запада, впрочем весьма ограниченную.

 Если президент все-таки решится поменять председателя правительства (при наличии у главы государства политической воли голоса для этого в новом парламенте, скорее всего, найдутся), то Арсений Яценюк может воспользоваться экономическими трудностями и ростом социального недовольств. После нового политического кризиса (который, кстати говоря, будет чрезвычайно выгоден Москве) он сможет вновь встать во главе Кабинета министров, обеспечив себе прочные политические позиции и возможность единолично контролировать экономику страны.

 Однако грядущее противостояние с Яценюком президент вполне может выиграть, если у него будет возможность опереться не только на собственных сторонников, но и на сильную левую фракцию. Ее основу могут составить коммунисты, которые сохранили перспективу пройти в парламент (их электоральный рейтинг составляет 4,5%, при этом у коммунистов чрезвычайно дисциплинированные избиратели, которые обязательно придут на участки).

 Левая фракция (если президент сумеет установить с ней взаимодействие) может заблокировать попытки снизить социальные расходы (их наверняка попытаются предпринять соратники действующего премьера). Кроме того, левые (подобно президенту) заинтересованы в скорейшем восстановлении стабильности, поскольку для них важно как можно быстрее интегрировать восток (где они пользуются наибольшим влиянием) в единое политическое пространство страны. Поэтому левая фракция может стать надежным противовесом «партии войны», которая (особенно при обострении ситуации в стране) способна захватить в парламенте доминирующее положение. В этом случае в стране неизбежно начнется новый этап социальной дестабилизации.

 От состава нового парламента зависит, начнет ли в стране восстанавливаться нормальная политическая жизнь после произошедшей катастрофы, или распад украинского социума продолжится. Для того, чтобы покончить с распадом политической системы и вернуть политической процесс в правовое поле, необходимо наличие в парламенте сильной фракции, ориентирующейся на президента, и левых сил, готовых стать основой «партии мира» и силой, не позволяющей правительству снять с себя социальные обязательства.

 Существует шанс, что результаты голосования в этом смысле окажутся благоприятными. Это, конечно, не является гарантией ни восстановления правопорядка, ни внутренней стабильности и гражданского мира, ни тем более экономического развития. Но у страны появится по крайней мере возможность добиться этого, надежда (пусть и призрачная) вновь обрести нормальную жизнь после катастрофы.


 

16 Октябрь 2014

Комментарии
Сергей Бахматов  |  16 Октябрь 2014 в 16:04
Как известно, труднее всего думать своей головой, поэтому правыми всегда оказываются сильные мира сего. Закон Паскаля действует и для общественных отношений: г..но всегда плавает на поверхности, поскольку оно легче.
Чтобы преодолеть это досадное недоразумение, нужно строить свободное, а не рабское общество...
В этой связи главной угрозой этой цели является не ИГИЛ, не Ебола и, уж конечно, не Россия, а США как международный жандарм.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
КОСМОС В СОВРЕМЕННОМ СОЗНАНИИ
РОССИЯ И ТУРЦИЯ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ВРЕМЕННЫХ СОЮЗНИКОВ
ЭФФЕКТ БЕРНИ САНДЕРСА?
ЛЕВЫЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Новости
20.10.2017 Испанские социалисты добились проведения досрочных выборов в Каталонии в январе 2018 г.
20.10.2017 Обама возвращается на политическую арену
20.10.2017 Мадуро пригрозил тюрьмой губернаторам-оппозиционерам за участие в протестах
20.10.2017 МИД Финляндии не исключил возможность присоединения к НАТО
19.10.2017 Российский президент упрекнул Запад в двойных стандартах в вопросе Каталонии

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"