все поля обязательны для заполнения!


 
Магическое сознание и пугающая действительность
В условиях кризиса магическое сознание становится удобным убежищем.
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

Магическое сознание устроено достаточно просто. Для него существует явление (или процесс), лежащее в основе мироздания, и ритуалы, позволяющие с помощью эффективных техник, открытых посвященным, добиться процветания и успеха. Безусловно, такое понимание действительности намного доступнее, чем стремление увидеть объективную реальность во всей ее сложности и простоте, требующее постоянной теоретической работы и изменения в соответствии с ее результатами своей практической деятельности. Для носителей магического сознания жизнь намного понятнее и приятнее: им достаточно усвоить несложную формулу, разъясняющую причинно-следственные связи, и овладеть связанными с ней практиками, чтобы уверовать в свою защищенность от любой опасности. Необходимость игнорировать реальность, тех, кто пытается спрятаться от нее за бастионами магического сознания, естественно, не тревожит. Напротив, возможность не считаться с действительностью кажется им некоторым преимуществом.

К сожалению, это свойство магического сознания привлекает не только сторонников правящего класса, но и левых, которые, казалось бы, в ситуации кризиса должны особенно тщательно проверять правильность своих теоретических рассуждений событиями социально-политической жизни. Но не тут-то было. Левые также прячутся за ожидание массового социального протеста, как околовластные политические круги за расчеты на грядущее преображение российской экономики благодаря внедрению разного рода инноваций. С российскими олигархическими группировками все более-менее ясно. Они оказались перед выбором: либо смириться со своим подчиненным положением и зависимостью от транснациональных корпораций и международных финансовых институтов, либо пойти на страшный риск, установив в стране жесткую политическую диктатуру. О том, что такая ситуация в России неизбежно наступит, предупреждали еще в 90-е годы. Многим казалось, что, отстаивая свое право единолично распоряжаться природными ресурсами, российский правящий класс может доиграться до внешнего конфликта или гражданской войны. Действительность оказалась менее романтической. Российский правящий класс решил скрыться от действительности за грезами о своем грядущем мировом господстве (или, по крайней мере, о вхождении в число ведущих мировых игроков) благодаря превращению России в державу с мощной современной экономикой, основанной на использовании высоких технологий.

Понятно, что предпосылок для этого нет, и не предвидится. Более того, олигархические группировки являются главным противником модернизации. Новые производственные мощности и современная инфраструктура смогут появиться только в том случае, если олигархия пожертвует ради них средствами, которые направляет сегодня на личное потребление и вкладывает в недвижимость и предприятия за рубежом. Понятно, что появление в стране производства высокотехнологичных товаров, созданием которого российские корпорации никогда даже не пробовали заниматься (оставшиеся от советской эпохи машиностроительные и оборонные предприятия сохранились только потому, что приносят прибыль без крупных дополнительных вложений), резко уменьшит экспорт промышленного сырья энергоносителей. Соответственно, от создания современной промышленности российские олигархические группировки только потеряют. Они не против получить государственные средства для переоборудования собственных предприятий и проведения необходимых им научных исследований. Но всерьез заниматься модернизацией экономики они, конечно же, не будут.

Подобным образом обстоит дело и с формированием жесткого диктаторского режима. Олигархические группировки не прочь расправиться с социальными активистами или ограничить деятельность общественных структур, мешающих им наживаться, грабить национальное достояние и отдыхать в соответствии с собственными вкусами. Но они никогда не пойдут на создание диктатуры, требующей многочисленного и влиятельного репрессивного аппарата, ставящей под угрозу взаимодействие с транснациональными корпорациями и западными финансовыми институтами, требующей от них хотя бы формального признания верховенства идеологии, способной создать иллюзию общественного единства, а потому лишающей их возможности открыто продолжать нынешнее существование. Разговоры о модернизации, инновационной экономики или о подчинении общественной жизни религиозным нормам или соображениям государственного патриотизма не приведут к изменению социально-экономической политики или внешнеполитического курса. Но они и не предназначены для этого. Их задача в другом: они должны создать магическую защиту от угроз, связанных с экономическим кризисом и ростом социальной напряженности.

Показательно, что инновации предполагают собирать как грибы. Делается ставка не на создание крупных научно-производственных центров, - неудача с созданием отечественной «силиконовой долины», вероятно, еще слишком памятна. Предполагается, что инновационные разработки создадут тысячи мальчиков и девочек, свезенных со всей страны на Селигер, а технологические прорывы они неожиданно зародятся в студенческих кружках и на малых предприятиях при вузах без крупных целевых вложений. Основной же вклад в строительство инновационной экономики должны внести различные собрания, круглые столы и митинги, на которых будут произнесены заговоры, способные обеспечить научно-технический прогресс.

Крики и лозунги, призывы и ритуальные обличения должны помочь появлению «жигулей», которые лучше «лексуса» и внедрению самых передовых технологий в российское производство. Заодно они заставят российских граждан отказаться от погони за материальным успехом и жизни, подчиненной потребительскими ценностям, помогут им научиться жертвовать личными удобствами ради блага Отечества. Перспективы подобных затей очевидны для каждого, кто сохранил способность мыслить рационально. Самое опасное то, что сегодня в руках носителей мифологического сознания, прячущихся от реальности, оказалась наша страна. Они беспомощны перед внутренними и внешними угрозами примерно так же, как инки и ацтеки перед засухой или конквистадорами. Левые обязаны противопоставить магическим ритуалам реальные действия, направленные на спасение общества и государства, на изменение социально-экономической системы в соответствии с потребностями национального развития. Без этого смешно обсуждать возможность перехода к социалистическим преобразованием.

Однако именно этим часть левых и занимается сегодня. В левой среде возникли ожидания чуда, которое должно осуществиться после появление массового социального протеста. В результате банкротства и закрытия предприятий якобы появится российское рабочее движение и появится возможность бороться за социализм.

Рабочее движение само по себе появится не может. Для этого необходимо, чтобы рабочий класс (разрозненный, состоящий из множества групп, часть из которых даже не задумываются о свей классовой принадлежности) осознал свои интересы, что требует длительной агитационной и политической работы со стороны левых сил. А это, в свою очередь, невозможно без создания соответствующих социальных условий, в том числе благодаря созданию системы социальных гарантий и подъему передовых отраслей промышленности. Но мечтать о появлении социалистического движения намного приятнее, чем заниматься его организацией, поскольку многие левые организации боятся сотрудничества и взаимодействия со своими единомышленниками, не готовы идти на компромиссы и заключать соглашения, налагающие на них политические обязательства. Готовность мелкой буржуазии и примыкающих к ней социальных слоев выступить против олигархического господства старательно не замечается, поскольку союз с ней непременно потребует изменения тактики и отказа от радикальной риторики. Между тем, как представляется, в нынешних условиях только союз рабочего класса («новые» группы которого являются мелкобуржуазными по своим ориентирам и образу жизни) и мелкой буржуазии может привести к социально-политическим изменениям в общественных интересах. Если этого не произойдет вследствие пассивности левых, то сложившейся ситуацией может воспользоваться наиболее реакционная часть правящего класса для установления режима, который ввергнет нашу страну в самую дикую архаику и уничтожит все надежды на проведение прогрессивных социальных преобразований

Будущее российского левого движения (а, значит, и нашей страны в целом) напрямую зависит от того, смогут ли левые преодолеть соблазн магического сознания и заняться реальной политической деятельностью и социальной работой. Предстоящие выборы в Московскую городскую Думу станут показательными в этом отношении: левые просто обязаны перейти к сотрудничеству друг с другом и с представителями мелкой буржуазии уже в ходе избирательной кампании, объединив усилия для противостояния кандидатам от "партии власти". Пребывание в царстве грез может плохо закончиться. Действительность имеет обыкновение жестоко мстить тем, кто ее игнорирует.

02 Август 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
БЕЗУПРЕЧНОСТЬ ВИДЕНИЯ
БЫЛ ЛИ НЕИЗБЕЖЕН ОКТЯБРЬ 1917-ГО
МИНСК НАКАНУНЕ КОМПРОМИССА
ЗАБЫТЫЙ ФЕВРАЛЬСКИЙ АВАНГАРД

Новости
20.04.2017 Великобритания больше потеряет из-за своего решения покинуть ЕС - Могерини
20.04.2017 Американская Exxon отказалась комментировать статью WSJ о просьбе работать в России в обход санкций
20.04.2017 Тиллерсон обвинил президента Венесуэлы в нарушении конституции страны
20.04.2017 Ф.Фийон предложил способ урегулирования статуса Крыма
19.04.2017 ВШЭ: На грани выживания оказались 70% российских семей

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"