все поля обязательны для заполнения!


 
ИСТОРИЯ КАК ОРУЖИЕ


11 июня этого года в Берлине состоялся коллоквиум «100 лет назад: начало Первой мировой войны. Причины и оценки». Организаторами мероприятия выступили «Берлинская организация исследования фашизма и мировых войн» и «Ассоциация берлинских друзей народов России». Далее приводится сокращенный доклад профессора Манфреда Вайсбекера. <…>

 В своих размышлениях об интерпретациях Первой мировой войны в двадцатые и тридцатые годы прошлого века я бы хотел меньше внимания уделить сфере личных воспоминаний, не делать акцент на индивидуально-психологических особенностях человека и происходящим с течением времени выцветанием и идеализацией воспоминаний. Нельзя не учитывать боль и скорбь в индивидуальном восприятии людей, переживших войну. И тем не менее, вопреки всем толкованиям с психолого-исторической и антропологической точки зрения, боль и скорбь стали исторически эффективны в том числе и за счет направляющего наложения и окрашивания, за счет осознанно проводимой, широко организованной и имеющей большие последствия политики памяти. <…>

 


Трансформация скорби
С самого начала консервативные круги взяли на вооружение политическую память о войне, ещё обращённую к поражению, но всё более разнообразно, всеобъемлюще и целенаправленно ориентированную против потребности человека в мире. На мой взгляд, данную концепцию политики памяти в то время можно представить в четырех аспектах.


Во-первых, появляются всевозможные инсценированные, интенсивно и демонстративно поддерживаемые СМИ формулировки, отражающие образцы аргументации проводимой политики памяти, которые хоть и славили мир как то, к чему стоит стремиться, но в то же время войну в целом расценивали как неизменную часть истории человечества; в частности, поражение Германии в войне – прямо или косвенно – связывалось с вопросом о том, как всё это будет компенсировано в будущем и что для этого необходимо предпринимать как в обществе в целом, так и в области вооружения, ведения войны и военной психологии в частности. При этом ужас последней войны резко сменился ужасом её непосредственных последствий.


Во-вторых, последовательно стимулировалось превращение личной боли в «гордую скорбь». С этой целью постоянно восхвалялась готовность идти на жертвы, чрезмерно увеличивался культ жертв войны, что означало, с одной стороны, сакрализацию солдатской смерти, а с другой – фактически секуляризацию церковного культа мученика. Всё чаще павших на полях сражений, раненых и оставшихся в живых изображали в виде «героев». <…>


В-третьих, мистифицировался образ немецкого солдата и его мнимое совершенное превосходство над людьми и военными других стран. Вообще, на передний план вышло представление о себе, ориентированное исключительно на собственную нацию и приобретающее всё более расистскую окраску: образ немца как человека, вообще якобы довольно мирного, всегда лишь вынужденного вести войну, а в культурном плане – как в науке, так и в технике, – превосходящего остальные народы. Такое представление о себе было призвано оправдать бытовавшие ранее и продолжавшие свое существование образы старых и новых врагов. <…>
Наконец, в-четвёртых, политика памяти того послевоенного периода включала идеальное представление будущего, ярко окрашенное в националистические и военные цвета и к тому же использовавшее религиозные представления о святых. Утверждалось, например, что для достижения этого будущего <…> необходимо преодолеть классовый и партийный раскол в истинной немецкой «народной общности».

 

Доказать свою невиновность в войне
Реалистично и критически мыслящие современники распознали это быстро. Генрих Манн сравнивал перевооружение Республики с вооружением Кайзеровской Империи и говорил о «заговоре государства с концернами, с классом работающих» и о том, что «правящая элита не расположена иметь дело непосредственно с народом».


В 1922 г. открытый демократ и критик прусской политики в отношении Польши, Гельмут фон Герлах, выразил мнение, что Германия встала перед решающим выбором: «обратно в 1914 г. или прочь от 1914 г.» Хотя и правые понимали, что Германия не может вести войну: «Однако они хотели поддержать в народе воинственный дух или, если такового уже нет, разбудить его снова. Они проповедуют ненависть и надежду на реванш». Курт Тухолски иронизировал на тему, почему в Германии полёт на планёре – сам по себе, казалось бы, безобидный вид спорта – превозносился как «гордое свидетельство немецкого духа». Его ответ: «Потому что в Германии ни одно расстройство желудка не обходится без рёва: «На поле битв непобедим! Несмотря ни на что!» Это прескверная напускная важность, национализм, духовное вооружение на всех углах и реклама последующей войны».
Этим публицист отразил то, что и составляло суть всей политики памяти Веймарской республики: попытка доказать собственную невиновность в войне и доказать вину или, по крайней мере, соучастие других сторон. Всё крутилось вокруг утверждения о том, что военное поражение устроили мятежные пролетарии, коварные евреи, безответственные пацифисты и т. д. <…>
Прежде всего, в этой связи следует упомянуть тезис об «ударе ножом в спину»*, однако уже известное повторять здесь не стоит. Хотелось бы, тем не менее, отметить тот факт, что государство создавало ведомства, действовавшие и координируемые исключительно на базе собственной пропаганды. Так, министерство иностранных дел уже в конце 1918 г. учредило специальное бюро, действовавшее с 1919 г. как «Отдел по ответственности за войну» и функционировало как «цензурный» орган власти. С помощью собранного им материала вина немцев в войне отрицалась, одновременно опровергались обвинения в том, что Германия нарушила в войне международное право. 


В сущности можно считать, что на фоне тезиса об «ударе ножом в спину» вскоре по окончании войны быстро развернулась активная деятельность по уходу за могилами немецких солдат за рубежом. Для этих целей в конце 1919 г. была создана специальная организация – «Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями» (нем. Volksbund Deutsche Kriegsgräberfürsorge – VDK). <…>


Политики, представляющие рабочие партии, по праву заявляли, что памятью об усопших в Первой мировой войне будут «спекулировать, дабы пробудить и поддерживать пагубную идею мести». Если заглянуть сегодня в официальные данные, предоставленные этим союзом, не обнаружится ни малейшего намека на самокритичный взгляд, напротив, всё представлено исключительно как «служба в мирное время». <…>

 

Индоктринация молодежи
Следует ещё вкратце отметить формы, в которых проявлялась деятельность политики памяти в Веймарской республике. Стоит упомянуть:
– влияние огромного количества организаций, непосредственно изображавших на своих знаменах националистско-реваншистскую пропаганду против Версальского договора: «Немецкий Союз защиты», «Немецкий восточный союз» и т.д. Для централизованного финансирования и координации всех организаций и союзов немецкой самобытности в регионах, отделенных от Германии согласно Версальскому договору, правительство 22 ноября 1920 г. учредило полугосударственную организацию «Немецкий фонд». Весной 1921 г. появился вышестоящий орган – «Рабочий комитет немецких ассоциаций». <…> Одной из задач Комитета было расширение «движения немецкого народа» до «мирового движения» с целью пересмотра Версальского договора. <…>
– влияние союзов бывших фронтовиков и союзов с военным уклоном, в частности «Союза Кифхойзер», насчитывавшего свыше 2,5 млн. членов и «Стального шлема, союза фронтовиков» – почти полмиллиона членов;
– возводимые повсюду военные мемориалы;
– распространяемое, прежде всего, среди студентов, поминание Лангермарка**;
– Невероятно большое количество публикаций из историографии генерального штаба и так называемых полковых историй;
– Деятельность Штутгартской библиотеки мировой войны, получавшей, несмотря на все кризисы, финансовую поддержку;
– Распространение вышедшей в начале войны фронтовой литературы и литературных прославлений солдатчины. <…>
– Нельзя не упомянуть здесь и школы. Мировая война еще не закончилась, а школьный директор из Альтенбурга  Кристиан Уфер опубликовал книгу под названием «школьное воспитание после войны». Оттуда будет уместно привести следующую цитату: «подготовка к следующей, надеюсь, в далеком будущем, войне (...) должна охватить весь наш народ. (...) Формирование нации в оружии имеет новое и, несомненно, еще большее значение, и наиболее важной частью в решении этой задачи является, неоспоримо, школьное воспитание».
Главным адресатом деятельности политики памяти была молодёжь, так сказать, «человеческий материал» для будущей войны. Среди молодежи как мужского, так и женского пола необходимо было пробудить готовность к самопожертвованию в последующих войнах. Этому не в последнюю очередь способствовали молодежные союзы большинства партий.



Когда изучаешь эту сферу, получаешь отрезвляющее и одновременно пугающее общее впечатление от масштаба и воздействия целенаправленно ориентированной проводимой политики в отношении истории. Обращает на себя внимание тот факт, насколько сильно почти все молодежные организации имели националистическую ориентированность, т.е. не только находящиеся на правом фланге общественной жизни. <…>

 

Историки как производители бомбы

История, как сказал Эрик Хобсбаум, используется как опасное оружие. Рабочий кабинет историка можно превратить в «фабрику бомб». Это применимо ко всему вообще, но, во всяком случае, абсолютно справедливо для обсуждаемой здесь политики памяти – провоцирующей войну, во многом управляющей человеческим (или в данном контексте лучше сказать, нечеловеческим) поведением, носившей воинствующий характер. Политика памяти, проводившаяся правительствами Веймарской республики, правыми партиями и немецкими фашистами, должна быть расценена как разрушительная послевоенная катастрофа.
В то же время эта политика памяти разожгла новую войну; попрала все права человека, и одно это уже требует её запрета. Следует задуматься не только над тем, как противостоять ей политически и духовно, но и как можно представить её в виде уголовного преступления и наказать за него, пока не стало слишком поздно.

 

 

Примечания:

* Утверждение, будто Германия проиграла Первую мировую войну в результате революции. (Прим. переводчика)

** Очевидно, автор имеет в виду Битву под Лангемарком – сражение 10 ноября 1914 года возле бельгийского села Лангемарк, на 120 км севернее Ипра. Происходило между молодыми юношами 4 немецкой армии и ветеранами британских и французских военных сил и вошло в историю под названием «Kіndermort». Часть Фландрского сражения, первой битвы на Ипре. (Прим. переводчика, материал из Википедии)

 

 

 


Источник: «Junge Welle»

Перевёл с немецкого Александра Ананьева 

07 Август 2014

Комментарии
Сергей Бахматов  |  28 Июль 2014 в 11:52
За эти сто лет, начиная с 1914г., можно представить логическую цепочку причин и следствий, которая постоянно приводила человечество в состояние войны с колоссальными человеческими жертвами. Капитализм лишает человеческое общество морали и нравственности, оставляя взамен только буржуазное право, которое глубоко аморально. Сначала захват чужих территорий и колониальное господство в мире отдельных держав, потом попытка передела этого господства (первая мировая война), затем несогласие с результатами передела этого господства (вторая мировая война), теперь попытка сохранить господство отдельной державы, которое является следствием второй мировой войны. Жажда доминирования в мире и получения барышей - это своего рода наркотик, который приводит к галлюцинациям и неадекватному восприятию мира.
В таком состоянии сформированное мировое правительство вполне может привести мир к третьей мировой войне, которая будет последней.
В настоящее время эта цепочка событий подошла к той черте, за которой само существование человечества ставится под большой вопрос. Научно-технический прогресс привёл к такому совершенству оружия массового поражения, что есть только две жизнеутверждающие альтернативы: либо оно уничтожается и не создаётся в будущем, либо те, кто обладает им, должны соответствовать высоким моральным стандартам. К сожалению, ни того, ни другого мы не видим в настоящее время, поэтому человечество находится на пороге самоуничтожения.
Сергей Бахматов  |  31 Август 2014 в 04:59
CANADA GREEN

Диву даёшься, как наши отечественные патриоты учат уму разуму молодую поросль псевдо либералов, будь то Ксюша Собчак, Андрей Макаревич или прочие.
Не представляет большого труда представить их позицию абсурдной и достойной всеобщего порицания, тем более что это очевидно. Однако патриоту стоило бы задаться вопросом: кто или что их сделало таковыми? Если в обществе на законодательном уровне, а также в течение десятилетий посредством пропаганды и массовой рекламы провозглашаются ценности: «обогащайтесь, как можете», «ваше обогащение – процветание общества» или «разрешено всё, что не запрещено», то что, уважаемые патриоты, следует ожидать от поколения, выросшего на этих ценностях?
Ответ простой: ожидать надо именно то, что они из себя в данное время и представляют, поскольку эти ценности опошляют людей.
Даёшься диву и на благородный гнев наших политиков, которые справедливо утверждают о недопустимости двойных стандартов в международных делах и на национальном уровне. Но совершенно очевидно, что политика двойных стандартов есть не что иное, как приношение в жертву справедливости в угоду политической целесообразности.
Тогда как понимать то, что эти политики бегут, как черти от ладана, от вопросов, связанных с переделом государственной собственности 90г.г., объясняя это политической целесообразностью. Нельзя быть честным наполовину, впрочем, как и бесчестным.
Из всего этого следует: что посеешь, то и пожнёшь…


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ

Новости
19.08.2019 Associated Press узнало о тайных переговорах США с лидером социалистов Венесуэлы
19.08.2019 Французские профсоюзы требуют отменить реформу страхования от безработицы
19.08.2019 Немецкие социал-демократы вступают в предвыборную гонку
19.08.2019 Протесты в Гонконге собрали сотни тысяч участников
17.08.2019 ООН: Каждый десятый ребенок в мире находится в трудовом рабстве
17.08.2019 Правительство и оппозиция Венесуэлы возобновят переговоры в Норвегии

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"