все поля обязательны для заполнения!


 
КРАТКИЙ УРОК ОТ БАГДАДА ДЛЯ КИЕВА
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик
ДМИТРИЙ ДЖАНГИРОВ
журналист (Украина)

 

Министр иностранных дел Курдской автономии Фалах Мустафа Бакер заявил в интервью Би-би-си, что Ирак представляет собой «несостоявшееся государство», которое следует разделить на три части. Естественно, по замыслу главы внешнеполитического ведомства автономии, одним из государств, которые появятся на территории нынешнего Ирака, должен стать независимый Курдистан.
 Показательно, что Фалах Мустафа Бакер сделал заявление накануне открытия сессии иракского парламента (он начал работу 15 июля), который в течение длительного времени не мог выбрать нового спикера и сформировать правительство. Затяжной политический кризис, только усилившийся после того, как радикальная суннитская группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (далее — ИГИЛ) захватила значительную часть страны, стал очевидным свидетельством недееспособности центральной власти. И у руководства Курдской автономии были все основания предполагать, что наладить работу парламента так и не удастся.
 На территории Курдской автономии расположены наиболее значительные нефтегазовые месторождения. В экономических вопросах (в том числе связанных с нефтяным экспортом) и в сфере внешней политики автономия давно добилась самостоятельности. Но теперь у нее появился шанс стать суверенным государством, и курдские власти решили воспользоваться катастрофической слабостью Багдада.
 Если бы работа парламента вновь была сорвана, у руководства Иракского Курдистана полностью развязались бы руки. Создание независимого курдского государства стало бы естественным шагом на фоне очевидного коллапса центральной власти. Поэтому за день до возобновления парламентских заседаний глава Курдской автономии Масуд Барзани нанес визит в Турцию. Главная цель этой поездки, в ходе которой он встретился с президентом Абдуллой Гюлем, премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом и министром иностранных дел Ахметом Давутоглу, — убедить все группы внутри турецкого руководства в том, что независимый Курдистан не будет представлять угрозы для Турции.
 Мотивы Барзани легко понять. Экспорт энергоносителей из Северного Ирака осуществляется главным образом через Турцию. Однако, будучи де-факто важнейшим внешнеэкономическим партнером Курдской автономии, Анкара в то же время противник независимого Курдистана, поскольку опасается, что появление суверенного курдского государства усилит сепаратистские настроения среди турецких курдов. В Турции Барзани заявил, что в Курдской автономии в ближайшие месяцы состоится референдум о независимости. С точки зрения лидера Иракского Курдистана, единого государства больше не существует, поскольку ИГИЛ контролирует в Ираке обширные области, а потому страна фактически разделена. Соответственно автономия вправе добиваться превращения в суверенное государство.

 

Курдский вопрос внутри иракской проблемы
Неизвестно, удалось ли Барзани убедить турецкое руководство в том, что иракские курды не будут помогать Рабочей партии Курдистана и другим политсилам, сражающимся за создание курдского национально-государственного образования на территории Турции (Анкара, как известно, отказывается даже обсуждать возможность появления Курдской автономии). Курдистан на деле доказал, что является надежным партнером, но Турции не нужен конфликт с центральным правительством Ирака.
 Кроме того, против предоставления Курдистану независимости выступают Вашингтон, которому не нужно появление еще одного самостоятельного игрока в регионе, охваченном конфликтами между государствами, конфессиями и этническими группами, и Тегеран. Исламская Республика Иран (ИРИ) также сталкивается с угрозой сепаратизма, — как курдского, так и азербайджанского, а потому для нее нежелательно появление суверенного Курдистана. К тому же Тегеран не хотел бы дальнейшего ослабления центрального иракского правительства, сформированного шиитами, а потому связанного с руководством ИРИ конфессиональной общностью. Однако, как показал опыт вооруженного конфликта иракской власти с ИГИЛ, ни США, ни Иран, ни Турция, ни другие внешние игроки не готовы прилагать сколько-нибудь серьезные усилия для сохранения внешнего единства Ирака.
 Кстати, Израиль теоретически может быть даже заинтересован в распаде иракского государства и появлении на его территории государственных образований суннитов и курдов, которые стали бы естественным противовесом главному израильскому противнику — Ирану. Правда, Тель-Авив практически не обладает инструментами, позволяющими оказывать воздействие на внутриполитическую ситуацию в Ираке.
 Если курды все же откажутся от сецессионистских* планов и согласятся ограничиться автономией в рамках федеративного государства, обусловлено это будет не позицией США и ведущих государств региона, а выходом институтов госвласти в Ираке из системного кризиса. Если это произойдет, у руководства Курдской автономии исчезнут основания для того, чтобы всерьез претендовать на образование независимого государства.
 15 июля иракский парламент неожиданно для многих сделал шаг в этом направлении. Сформированный по итогам апрельских выборов совет представителей, который на протяжении нескольких месяцев раздирали противоречия, казавшиеся непреодолимыми, сумел избрать спикера. Им стал кандидат от блока суннитских партий Салим Джабури. Заметим, что партия «Иракский фронт национального диалога», в которую входит глава парламента, часто демонстрировала готовность к компромиссу с шиитским руководством страны. Правда, она отказалась участвовать в парламентских выборах 2010 г., поскольку было недовольна тем, что они проходят под сильным американским влиянием.

 

Первый шаг в сторону мира
Однако значение избрания ад-Джабури в нынешней ситуации трудно переоценить. В иракское руководство теперь включены сунниты, что позволяет центральной власти рассчитывать на лояльность хотя бы части суннитского населения. Открытие парламентской сессии совпало с провалом наступления иракской армии на Тикрит — стратегически важный город. Кстати, Тикрит — родина бывшего президента Ирака Саддама Хусейна и одного из самых известных в мировой истории курдов, султана Египта и Сирии, разгромившего крестоносцев, — Саладина. Поэтому для многих иракцев взятие Тикрита правительственными войсками имело бы важное символическое значение.
 Отобрать у исламских фундаменталистов занятые ими территории будет непросто. Но судьба иракского государства решается сегодня не только на полях сражений, но и в стенах парламента. Ему теперь предстоит избрать президента и премьер-министра, обладающего большими полномочиями. ООН уже предупредила, что страну ждет хаос в случае, если новое правительство не будет сформировано в ближайшее время.
 Пока нет уверенности в том, что нынешний иракский премьер Нури аль-Малики согласится расстаться с должностью. Если же он попытается остаться во главе правительства, то коллапс центральной власти неизбежен (несмотря на избрание нового спикера). Аль-Малики несет ответственность как за острейший кризис, так и за успех исламских фундаменталистов, воспользовавшихся недовольством суннитов попытками иракского премьера отстранить их от управления страной.
 Несколько недель назад из кабинета министров аль-Малики вышли курдские представители, возмущенные тем, что премьер-министр обвинил курдов в оказании поддержки ИГИЛ. Таким образом, в разгар наступления исламских фундаменталистов центральное правительство оказалось в политической изоляции. Но это не заставило аль-Малики отказаться от своего политического курса и задуматься о передаче власти силам, способным сформировать коалицию, включающую представителей важнейших конфессий и этнических общин.

 

Новый халифат с американским оружием
Слабость центрального правительства позволила ИГИЛ нанести несколько ощутимых поражений регулярной армии, захватить важные города (в том числе почти двухмиллионный Мосул), взять под контроль крупные нефтяные месторождения и значимые объекты инфраструктуры.
 Руководство организации, объединив под своей властью значительные территории, объявило о создании «Исламского халифата». Однако ИГИЛ не собирается ограничиваться уже захваченными районами. Боевики пытались продвинуться к столице Ирака. Одновременно они развивают наступление в Сирии — территории, занятые в этой стране, также должны войти в состав халифата, который, как заявили его создатели, будет простираться от города Алеппо на севере Сирии (он контролируется повстанцами, в том числе ИГИЛ, но блокирован правительственными войсками) до иракской провинции Дияла (сейчас там идут упорные бои). В конце июня миру было объявлено о появлении нового халифа, который рассматривается сторонниками ИГИЛ в качестве лидера всех мусульман-суннитов. Абу-Бакр аль-Багдади принял титул халифа Ибрагима и выпустил видеообращение, в котором объявил о претензиях ИГИЛ на мировое господство.
 Для иракского правительства, судя по всему, стало полной неожиданностью то, что оно по сути оказалось один на один с исламскими боевиками. Аль-Малики обнаружил, что ни прочность его положения, ни даже территориальная целостность Ирака ни представляют для администрации США сколько-нибудь значительного интереса. Безусловно, Вашингтон хотел бы, чтобы центральное правительство Ирака сохранило контроль над территорией страны. Но не собирается ради этого воевать и даже не готов оказывать серьезную военную помощь.
 Существенное содействие Багдаду оказал только Тегеран, приславший несколько батальонов из состава Корпуса стражей исламской революции, которые помогли остановить наступление ИГИЛ. Кроме того, Иран поддержал авиацией иракскую армию — один из иранских Су-25, направленных в Ирак, был сбит 5 июля суннитскими боевиками. Однако чтобы вернуть территории, захваченные фундаменталистами, иранской поддержки явно недостаточно. Тем более что боевики ИГИЛ благодаря США не испытывают недостатка в вооружении. Американская администрация помогает ИГИЛ, поскольку в Сирии эта организация сражается с режимом Асада.
 После июньских успехов, рассчитывая на дальнейшее развитие наступления, руководство ИГИЛ на востоке Сирии устроило парад воинских формирований, чтобы продемонстрировать сторонникам и противникам собственную силу.
В параде участвовали танки и другие боевые машины, которые, по всей видимости, оказались в их распоряжении благодаря американской помощи. Как известно, недавно Вашингтон выделил на вооружение сирийской оппозиции полмиллиарда долларов. Понятно, что эти средства пошли в том числе и на вооружение исламистов из ИГИЛ.
Администрация США не собирается жертвовать своими геополитическими планами ради спасения иракского правительства. Дело не только в том, что Вашингтон будет и дальше поддерживать исламских фундаменталистов, ведущих войну в Сирии. США не станут возвращать войска в Ирак, поскольку это может произвести неблагоприятное впечатление внутри страны, уменьшив шансы демократов на победу на президентских выборов 2016 г. США не будут поставлять иракской армии военную технику в тех объемах, которые необходимы для ведения полномасштабных боевых действий (хотя и пообещали предоставить несколько F-16). Вашингтон не может открыто выступать на стороне шиитов, чтобы у суннитов не сложилось впечатление, что Америка воюет против них.
 Правда, США были бы не против, чтобы Ираку оказали помощь другие державы. Так, по просьбе американской администрации Саудовская Аравия разместила на границе с Сирией 30 тысяч военнослужащих, которые в случае необходимости могут быть использованы для сдерживания ИГИЛ. Кроме того, Вашингтон содействовал вовлечению Москвы в иракский конфликт (для России ситуация в Ираке очень важна, поскольку ряд иракских месторождений разрабатывают российские нефтяные корпорации, в том числе ЛУКойл). РФ уже направила в Ирак 12 штурмовиков и готова продолжить поставки авиационной техники для борьбы с ИГИЛ.
Вашингтон со своей стороны не намерен снижать давление на курдских лидеров, убеждая их сохранить автономный Курдистан в составе Ирака. В обмен на это госсекретарь США Джон Керри в телефонном разговоре с Барзани в начале июля пообещал, что курды будут играть важную роль в новом едином иракском правительстве (естественно, это станет возможным только в случае смещения аль-Малики).

 

Выводы для Украины
Будет ли американское давление эффективным? Украинский опыт показывает, что США прилагают значимые усилия для урегулирования политических конфликтов только в том случае, если это помогает усилить позиции Вашингтона. Поэтому Белый дом вряд ли станет принуждать курдов к серьезным уступкам, рискуя испортить отношения с руководством автономии и лишиться важного союзника. А значит, если курды проявят упорство в борьбе за государственную независимость, США не станут им жестко противодействовать.
 Нельзя обеспечить территориальную целостность исключительно благодаря поддержке внешних игроков. Этот багдадский урок должно усвоить украинское общество, которое на протяжении длительного времени надеялось, что США и ЕС пожертвуют своими экономическими и геополитическими интересами ради благополучия Украины.
 Ситуация с ИГИЛ показывает, что США могут оказать поддержку самым неожиданным политическим силам в том случае, если это понадобится для реализации геополитических планов. Поэтому украинское руководство должно понимать, что долгосрочная поддержка США Украине вовсе не гарантирована (да и сейчас о ней приходится говорить в основном в сослагательном наклонении). Вполне возможно, что риторика американской администрации не изменится, но ее реальные действия могут принять характер, представляющий опасность для государственного единства Украины.
 Главный урок Багдада заключается в том, что отстранение крупной общественной группы от участия в управлении государством неизбежно ведет к усилению радикалов и возникновению угрозы гражданской войны. Суннитов попытались отстранить от власти, поскольку представители шиитского большинства, получившие власть в стране после свержения Саддама Хусейна, считали, что они вправе контролировать политическую систему. В конце концов амбиции шиитов вызвали недовольство курдов, и центральное правительство оказалось в изоляции в самый опасный момент, во время наступления фундаменталистов.
 Если попытаться применить этот горький опыт к украинской ситуации, станет ясно, что мирное урегулирование на юго-востоке страны окажется возможным только после привлечения к управлению страной политических представителей мятежных регионов. Власть не сможет изолировать силы, выдвигающие сепаратистские лозунги, если не будет считаться с умеренными требованиями и не прекратит попытки выдавить из политического процесса своих идеологических оппонентов.
 Украина сегодня в шаге от полномасштабной гражданской войны, уже идущей в Ираке. Чтобы не допустить эскалации вооруженного противостояния, нужно немедленно остановить конфликт на востоке страны. Для этого центральной власти необходимо пойти на существенные уступки. Для Украины это единственный способ избежать катастрофы, угрожающей сегодня Ираку.

 

Статья была опубликована первоначально в украинском общественно-политическом издании "Еженедельник-2000"

 

 

23 Июль 2014

Комментарии
Сергей Бахматов  |  24 Июль 2014 в 00:38
После того, что случилось, возврат к концепции единого государства на Украине возможен только при качественной смене центральной власти, где тон будут задавать восточные регионы. Но с таким положением дел, конечно же, не согласятся западные регионы. Поэтому разрыв Украины на части наиболее вероятен.

Сергей Бахматов  |  24 Июль 2014 в 19:51
С господином Порошенко (в народе - Потрашенко) никаких переговоров быть не может по простой причине того, что он козёл-трансформер.
Ещё один стишок, посвящённый украинской так называемой элите:

Человек, по замыслу Творца,
Готов порою на закланье
Бросается спасать глупца
И ценит смысл в состраданье.

Он добротой простою наделён,
Когда в толпе увидит нищих.
Чужую боль встречает в унисон
И слов не тратит лишних…

Свободу чтит, как мать свою,
Не ждёт судьбы подарки.
И страх не ведает в бою,
А если любит – без оглядки!

Границ не знает власть его:
Всё в крепких разума объятьях.
Легко вскрывает суть всего
Во всех науках без изъятья.

Но нет прививки у него
От цепких рук искуса.
Вдруг исчезает смысл всего,
Как от змеи укуса.

Уж не смущает денег власть
И алчность, бред богатства.
Круг избранных пирует всласть
И нет милее святотатства.

Распилы, взятки и откаты…
Что может больше душу греть?
Тому, кто тянет до зарплаты,
Уж лучше было б умереть.

И модным станет снобом быть,
И власти прорубить оконце.
Кто хочет благонравие хранить,
Когда в Париже светит солнце?

Но вечно в нас идёт борьба:
Сил светлых Разума и Зла.
И только нам отводится судьба:
Развиться в Человека иль в козла!
Сергей Бахматов  |  31 Июль 2014 в 11:32
Каждый раз, когда заходит речь о западной демократии, вспоминается старый добрый анекдот. Сидит якут весной на берегу моря Лаптевых и молвит: «Солнце высоко, однако… Скоро приедут люди, будут водку пить, морду бить, жену насиловать. Экспедиция…»


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ТУПИК В ЛАБИРИНТЕ
АЛЬТЕРНАТИВЫ МЕРАМ ЖЕСТКОЙ ЭКОНОМИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ?
РЕШИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА С ПРИЗРАКОМ
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КИТАЯ И ПОИСК НОВЫХ СМЫСЛОВ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Новости
11.12.2017 Лига арабских стран призвала мир признать границы Палестины
11.12.2017 Каждый год 1 трлн долл уходит на взятки - ООН
11.12.2017 Мадуро пригрозил венесуэльской оппозиции отстранением от участия в президентской гонке
11.12.2017 37% процентов россиян никогда не читали Конституцию - Левада-центр
08.12.2017 Молдавские социалисты до конца года намерены выступать в парламенте только на русском

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"