все поля обязательны для заполнения!


 
РОССИЯ БЕЗ СТРАТЕГИИ
ИЛЬЯ КОНСТАНТИНОВ
Заместитель генерального директора Института развития гражданского общества и местного самоуправления

Сразу хочу успокоить слабонервных: я не собираюсь рисовать апокалипсическую картину гибели российской цивилизации и государственности.
На написание настоящей статьи меня подвигла недавно обнародованная «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года».
Не скрою, первоначально я испытал искушение поиграть в параллели со знаменитой брошюрой Андрея Амальрика «Просуществует ли СССР до 1984 года?», в которой предсказывался распад Советского государства.
Некоторые известные российские политологи (например, Станислав Белковский) по полной программе отработали эту благодатную тему.
Однако если уж искать параллели президентской «Стратегии» в советском прошлом, то скорее можно указать на Программу КПСС, принятую в 1961 году, и провозгласившую:
«нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»!
Действительно, «Стратегия» (особенно раздел «Общие положения») написана с пафосом,
достойным худших образцов советского агитпропа.
Чего стоит одна только фраза: «Укрепляется общественное согласие на основе общих ценностей – свободы и независимости России, государственности, гуманизма, межнационального мира и единства культур многонационального народа Российской Федерации, уважения семейных традиций, патриотизма»!
Сразу чувствуется старая аппаратная школа.

Впрочем, шутки в сторону: «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» - документ архисерьезный, в нем излагаются основные принципы государственной политики в области национальной безопасности на долгосрочный период. А национальная безопасность включает в себя не только оборонную доктрину, но и концепцию социально-экономического, политического, духовно-нравственного развития общества на обозримый период.
Тем более, что авторы «Стратегии» увязывают ее с «Концепцией долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года».
Так что, относиться к этому документу следует с соответствующим пиететом.

Поэтому начнем с первых его строчек, задающих тон всему документу:
«Россия преодолела последствия системного политического и социально-экономического кризиса конца ХХ века».
Сильное утверждение, согласитесь.
По мнению авторов «Стратегии», Россия не только вышла из кризиса, затронувшего все стороны жизнедеятельности социума, но и преодолела его последствия.
Если перевести этот тезис на разговорный язык, это означает, что мы живем в здоровом обществе, конечно, не лишенном недостатков, но устраивающем подавляющее большинство его членов.
Чувствуя, мягко говоря, неочевидность таких утверждений, в документе приводится длинный перечень достижений современного российского государства.
Вот его основные пункты: Россия остановила падение уровня и качества жизни граждан, устояла под напором национализма, сепаратизма и международного терроризма, предотвратила дискредитацию конституционного строя, сохранила суверенитет и территориальную целостность.
Оставим в стороне суверенитет и территориальную целостность, забудем об СССР.
Допустим, что уровень жизни населения стабилизировался (нынешний финансово-экономический кризис – особая статья), а национализм, сепаратизм и международный терроризм «почти» побеждены.
Что должно означать словосочетание «предотвратила дискредитацию конституционного строя»?
Что Конституция 1993 года лежит в каждом доме на почетном месте, под иконами?
Очевидно, что особого уважения к действующей конституции ни граждане, ни должностные лица (особенно последние) не проявляют.
Как показала недавняя история с президентскими поправками, защитников у нынешней конституции с гулькин нос и ее решительный пересмотр в авторитарном духе особого сопротивления в обществе не встретит.
Может быть, авторы текста имеют в виду полномочия исполнительной власти, на которые всерьез действительно никто не покушается?
Едва ли этот факт можно считать признаком здоровья общества, скорее наоборот, проявлением растущего отчуждения от государства.

Послушаем, какие еще аргументы приводят защитники тезиса о «преодолении последствий системного кризиса»: «Решены первоочередные задачи в экономической сфере (?), выросла инвестиционная привлекательность экономики».
Создается впечатление, что основной текст документа готовился в докризисные времена, иначе в него не попало бы положение об инвестиционной привлекательности российской экономики.
Дальше, еще интереснее: «Возрождаются исконные русские идеалы, духовность… укрепляется общественное согласие».
Что касается духовности, то авторы «Стратегии», надо полагать, подразумевают под этим рост симпатий к религии.
В самом деле, по данным опросов ВЦИОМ, число респондентов, считающих себя православными, возросло с 24% в 1990 году, до 73% в 2008 году.
Правда, далеко не все они являются верующими в строгом смысле слова (порядка 20%), а количество воцерковленных православных, по данным Института социально-политических исследований РАН, составляет 10% населения.
С остальными «исконно русскими идеалами» и «семейными ценностями» дело обстоит значительно хуже.
Чтобы не утомлять читателя обилием статистики, приведу лишь несколько цифр.
Коэффициент разводов на 1000 жителей возрос с 4, 3 в 1992 году до 5 в 2008 году.
А количество детей-сирот в России увеличилось за этот период с 426 тысяч до 750 тысяч (данные Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН).
Растет алкоголизм и наркомания. Устойчиво высок уровень основных видов преступности. Все эти факты общеизвестны.

Отдельного рассмотрения требует тезис об укреплении общественного согласия.
Можно, конечно, считать признаком растущего общественного согласия снижение массовости антиправительственных выступлений по сравнению с 90-ми годами.
Но это обманчивый показатель, характеризующий, скорее, степень усталости общества.
По данным социологических обследований, около трети россиян категорически не согласны с утверждением, что дела в стране идут в правильном направлении.
Левада-центр утверждает, что число недовольных колеблется от 30 до 39%.
По опросам ВЦИОМ, в 2005 году недовольных было – 38%, в настоящее время34%.
Я отнюдь не склонен к огульному критиканству, и привожу все эти данные не для того, чтобы делать поспешные «ррреволюционные» выводы.
Но согласится с базовым утверждением авторов «Стратегии» о том, что наша страна преодолела последствия системного кризиса, к сожалению, не могу.
РОССИЯ ПЕРЕШЛА ИЗ ОСТРОЙ ФАЗЫ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА В ХРОНИЧЕСКУЮ ФАЗУ, КОТОРАЯ БЕЗ КАРДИНАЛЬНОГО ИЗМЕНЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ МОЖЕТ РАСТЯНУТЬСЯ НА ДЕСЯТИЛЕТИЯ.
В свете этого, некоторые тезисы рассматриваемого документа представляются не просто неубедительными, но откровенно ошибочными и, потому, представляющими опасность для будущего Российской Федерации.

«Стратегия национальной безопасности» ставит перед страной целый ряд амбициозных задач, вытекающих из генеральной линии на возвращение России статуса сверхдержавы.
Разработчики документа уверяют нас: «В целом сформированы предпосылки для надежного предотвращения внутренних и внешних угроз национальной безопасности, динамического развития и превращения РФ в одну из лидирующих держав по уровню технического прогресса, качеству жизни населения, влиянию на мировые процессы».
Такие авансы приятно щекочут патриотическое чувство.
Но хотелось бы знать, на чем этот оптимизм основывается?
Ответ обескураживает: «Переход от блокового противостояния к принципам многовекторной дипломатии, а также ресурсный потенциал России и прагматичная политика его использования расширили возможности РФ по укреплению ее влияния на мировой арене».
Здесь что ни слово, то шедевр!
Авторы «Стратегии» признают: «Несостоятельность существующей глобальной и региональной архитектуры, ориентированной, особенно в Евро-Атлантическом регионе, только на организацию Североатлантического договора… все больше создают угрозу международной безопасности».
Более того: «Определяющим фактором в отношениях с Организацией Североатлантического договора останется неприемлемость для России планов продвижения военной инфраструктуры альянса к ее границам». Остановить это продвижение мы пока не можем.
При этом: «Внимание международной политики на долгосрочную перспективу будет сосредоточено на обладании источниками энергоресурсов».
Выходит, что международная ситуация обостряется и складывается пока не в пользу России. А ресурсный потенциал нашей страны (то есть, нефть и газ) и «прагматичная политика его использования», являются, скорее, источниками напряженности, чем факторами «укрепления влияния».
Нет, без союзников и друзей, т. е. элементов блоковой политики, России в такой ситуации не обойтись.
И авторы «Стратегии» фактически признают это, подчеркивая: «Организация Договора о коллективной безопасности рассматривается в качестве главного межгосударственного инструмента, призванного противостоять региональным вызовам и угрозам военно-политического и военно-стратегического характера».
Значит, Российская Федерация входит, таки, в военно-политический блок, хотя и регионального масштаба. Беда в том, что кроме России, остальные члены ОДКБ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан) не располагают серьезным военным потенциалом, да и надежность наших союзнических отношений вызывает определенные сомнения.
Самый одиозный пример – Узбекистан, который уже выходил из организации, а затем в 2006 году вновь в нее вернулся.
Впрочем, и отношения с нашими ближайшими союзниками далеко не безоблачны.
Армения и Белоруссия подключились к подготовленной Евросоюзом программе «Восточное партнерство», носящей плохо замаскированный антироссийский характер.

На что же рассчитывают наши государственные мужи, провозглашая в качестве одного из приоритетов национальной безопасности «превращение РФ в мировую державу»?
По всей вероятности, на русское экономическое чудо, по-другому не скажешь.

На это указывает, в частности, уверенный тон при постановке задачи вхождения России
«в среднесрочной перспективе в число 5 стран – лидеров по объему ВВП».
Хорошо, что термин «среднесрочная перспектива» не имеет четких временных границ,
поскольку глубина спада, переживаемого сейчас отечественной экономикой, существенно превышает соответствующие показатели ведущих мировых экономик.
Достаточно сравнить динамику ВВП в первом квартале текущего года: падение ВВП США составило 6,1%, Еврозоны – 4,6%, России – 9,5%.
Ничего удивительного – сырьевая экономика острее всего реагирует на общемировую рецессию.
Слава Богу, авторы «Стратегии» этого не отрицают: «Главная угроза национальной безопасности в экономической сфере – сохранение экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики».
Именно поэтому, уверяют они, «Российская Федерация основные усилия сосредоточит на развитии науки, технологий и образования, совершенствовании национальных инвестиционных и финансовых институтов».
Задача благородная, вот только где взять средства на ее реализацию? Ведь по оценкам Минфина дефицит госбюджета в следующем году составит до 5% ВВП, то есть примерно 2,2 – 2,3 триллиона рублей!
Уж если в предыдущие «жирные» годы гигантского профицита не было сделано практически ничего для перехода на инновационную модель развития, то в «тощие» годы дефицита и внешних заимствований, сама постановка такой задачи выглядит карикатурно.
Особенно с учетом всего пакета приоритетов, сформулированных в «Стратегии», от повышения уровня и качества жизни населения и укрепления обороноспособности, до превращения РФ в мировую державу.

У читателя может возникнуть закономерный вопрос: не призывает ли автор отказаться от
повышения уровня жизни россиян, пренебречь обороноспособностью и махнуть рукой на геополитические интересы России?
Ни в коем случае! Без достижения этих целей Россия не сможет сохраниться, как единое суверенное государство. И в этом авторы рассматриваемого документа абсолютно правы.
ПРОБЛЕМА В ТОМ, ЧТО «СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РФ ДО 2020 ГОДА» НЕ ПРЕДЛАГАЕТ ЧЕТКОЙ ИЕРЕРХИИ И СПОСОБОВ РЕШЕНИЯ СТАВЯЩИХСЯ ПЕРЕД СТРАНОЙ ЗАДАЧ.
А потому рассматриваемый документ не вправе именоваться стратегией.
Это, по сути дела, банальный набор благих пожеланий, политическая маниловщина, не учитывающая особенности переживаемого Россией исторического этапа и тенденции развития международной ситуации.
Спрашивается, для чего он был подготовлен, принят и обнародован?
Лежащий на поверхности ответ: «для галочки», слишком прост.
В бюрократических системах почти все делается «для галочки», т. е. потому, что так принято, есть соответствующее решение, поручение, определены сроки, назначены ответственные…
Но было бы ошибкой игнорировать исходящие из недр аппарата документы, тем более подписанные первым лицом.
Они всегда содержат политические сигналы, обычно зашифрованные, но легко считываемые «посвященными».

Не претендуя на принадлежность к бюрократической касте, попробую, тем не менее, почитать между строк.
Обращает на себя внимание ряд структурных особенностей «Стратегии национальной безопасности».
В документе содержится утверждение, что основными приоритетами национальной безопасности РФ являются ОБОРОНА, ГОСУДАРСТВЕННАЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ.
Обратите внимание, на первом месте – оборона.
Однако глава, посвященная национальной обороне, занимает менее 2 из 20 страниц текста.
Еще одна страничка посвящена главе «Стратегическая стабильность и равноправное стратегическое партнерство».
А большая часть текста (11 страниц), посвящена внутрироссийской социально-экономической проблематике! Здесь и повышение уровня жизни, и экономический рост, и наука, и здравоохранение, и культура, и экология…
Не спорю, все это имеет самое непосредственное отношение к национальной безопасности. Но пропорция свидетельствует о многом.
Во – первых, о том, что В РОССИИ ОТСУТСТВУЕТ ГЛУБОКО ПРОРАБОТАННАЯ КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ.
Во-вторых, о том, что ГЛАВНЫЕ УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ, ПО МНЕНИЮ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ГОСУДАРСТВА, ИСХОДЯТ НЕ СТОЛЬКО ИЗВНЕ, СКОЛЬКО ИЗНУТРИ СТРАНЫ. И основными угрозами остаются низкий уровень жизни и запредельные показатели социальной дифференциации населения.
Это подтверждает и рефреном повторяющееся заклинание об «укрепление общественного согласия». Той же цели служит и тезис о «сохранении незыблемости конституционного строя», понимаемый авторами документа, как сохранения политического статус кво.
В этом свете, провозглашение задачи превращения России в мировую державу выглядит своего рода отвлекающим маневром, направленным, одновременно, на консолидацию внутриполитических сил.
ТАКИМ ОБРАЗОМ, ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ – НАЗРЕВАНИЕ ПРЕДПОСЫЛОК СОЦИАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ.
А главная беда нынешней власти состоит в том, что она не имеет детально разработанной стратегии социально-экономических и политических реформ, способных окончательно снять эту проблему с повестки дня современной России.

 

 

18 Июнь 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ

Новости
19.07.2019 Профсоюзы Франции призывают к протестам против пенсионной реформы
19.07.2019 Европарламент озабочен отказом в регистрации оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму
19.07.2019 Зеленский сожалеет, что в Раду не пройдет много партий из-за высокого барьера
18.07.2019 СПЧ предложил научиться жить по действующей Конституции, а "не менять учебник"
18.07.2019 Мосгоризбирком отказал в регистрации на выборы 57 кандидатам
18.07.2019 Президент Украины внес в парламент проект о наказании за незаконное обогащение

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"