все поля обязательны для заполнения!


 
ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СЛАБОСТЬ
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

Первого июля Путин выступил на совещании послов и постоянных представителей РФ с программной речью, посвященной внешнеполитической стратегии России. Естественно, главной задачей внешней политики Москвы становится урегулирование украинского кризиса с учетом собственных интересов .

 Путин хорошо понимает, какими мотивами руководствуется американская администрация при выстраивании собственной линии поведения в украинской ситуации. По словам российского президента, «события, спровоцированные на Украине, стали концентрированным выражением пресловутой политики сдерживания, корни которой уходят «глубоко в историю». По-видимому, российский лидер не ошибается: Вашингтон воспользовался украинским кризисом для того, чтобы серьезно ослабить международное влияние Москвы.
 Поведение американской администрации действительно во многом напоминает «стратегию сдерживания», которую предложил после Второй мировой воны выдающийся дипломат и эксперт по вопросам международных отношений Джордж Кеннан. В июльском номере журнала Foreign Affairs за 1947 г. была опубликована его статья «Основа советского образа действий», в которой предлагалось сдерживать советскую экспансию и всеми средствами ограничивать международное влияние Советского Союза, не вступая с ним в открытый конфликт.
 Вряд ли можно сомневаться в том, что подобная политика проводится сегодня американской администрацией в отношении России. Правда, главная цель США при урегулировании украинского кризиса, по всей видимости, не столько в том, чтобы подорвать геополитические позиции России, сколько в том, чтобы усилить собственный контроль над европейским континентом. Кстати, Путин пожаловался, что европейские страны становятся заложниками американской внешней политики.
 Главная проблема России — она не может противопоставить курсу США собственную геополитическую доктрину, которую могла бы так же последовательно проводить на практике, как это делает администрация Обамы. Безусловно, американский президент допустил множество ошибок и часто руководствовался неверными расчетами: ситуация в Ираке, Афганистане, Сирии и Ливии об этом наглядно свидетельствует. Но он настойчиво борется за усиление американского влияния в ключевых регионах, создавая в них коалиции государств, готовых помогать реализации геополитических планов США в обмен на содействие в решении собственных задач, связанных с борьбой за региональное лидерство или с укреплением национальной безопасности.
 Как видно из опубликованной газетой Wprost стенограммы прослушки разговора польского министра иностранных дел Радослава Сикорского с бывшим министром финансов Яцеком Ростовским (он теперь депутат Сейма), некоторые американские союзники недовольны тем, что не получают выгоды от обслуживания американских интересов. Причем Польша, выступая в качестве американского сателлита, испортила отношения с Германией, которая пыталась противодействовать усилению роли США в Европе.
 Польское правительство за время после скандальной публикации беседы Сикорского сделало серьезный шаг, направленный на сближение с Германией. Польша поддержала кандидатуру бывшего премьер-министра Люксембурга Жана-Клода Юнкера на пост главы Еврокомиссии (Юнкер считается ставленником Ангелы Меркель. — Авт.)
Как бы ни возмущался глава внешнеполитического ведомства Польши неравноправными условиями союза с США,  Варшава останется доверенным партнером Вашингтона, поддерживающим американские интересы в ЕС. Возможно, польское правительство будет теперь с большим вниманием относиться к немецкой позиции. Однако США могут поддерживать амбициозные восточноевропейские страны (в том числе Польшу). Для Германии, которая руководствуется главным образом экономическими соображениями, претензии Польши на восточноевропейское лидерство представляют помеху для развития двустороннего сотрудничества.
 Россия также хотела бы перейти к осуществлению собственного геополитического проекта, составной частью которого является втягивание в российскую сферу влияния Юго-Восточной Украины, но не обладает для этого необходимыми возможностями. Технологическая отсталость России (а вследствие этого — зависимость от западных технологий) и чрезмерно большое значение сырьевого экспорта не способствуют геополитической экспансии. Об этом открыто заявил бывший министр иностранных дел и председатель российского правительства Евгений Примаков в интервью телеканалу «Россия-24». Показательно, что Евгений Максимович высказал эти мысли 25 июня, в тот день, когда Совет Федерации по просьбе российского президента отменил свое собственное разрешение на использование Вооруженных сил РФ на Украине.
 По его мнению, Россия не может пойти на резкое обострение в отношениях с Западом, поскольку нуждается в его технологиях. Необходимо «создавать все условия для технико-технологического роста». Но пока Россия отстает в технологическом развитии, она остается «слабым звеном» в мировой экономической системе, а потому должна быть готова к тому, что с ней будут «говорить свысока».
 Евгений Максимович хорошо понимает, что Россия, в том числе и по внутриполитическим причинам, не может прекратить «морально и материально помогать» «одной из сторон конфликта». Но при этом он опасается, что из-за этого обострятся отношения между Россией и Западом, что может самым неблагоприятным образом сказаться на положении дел в российской экономике.

 

Ловушка для президента
Российская власть оказалась в тупике, из которого ей будет не так просто выйти, поскольку для этого ей придется существенно поменять тональность собственной пропаганды и подавить «партию войны». Последняя же является и потенциальной опорой режима, способной поддержать его в борьбе с внутренними и внешними противниками.
 Однако каким бы тяжелым ни выглядело положение российского руководства, ситуация, в которой оказался украинский президент, представляется значительно более опасной. Ему во что бы то ни стало нужно добиться гражданского мира. В противном случае он неизбежно станет жертвой массовых протестных настроений, которые проявятся уже осенью, когда большинство украинских граждан (особенно жители средних и малых городов) столкнутся с массовой безработицей и существенным снижением реальных доходов. Только образ миротворца может гарантировать Порошенко то, что его не затронет всплеск социального протеста. Обеспечив же в стране прочный внутренний мир, он сможет направить массовое недовольство против тех, кто хотел бы попытаться перехватить у него управление страной (прежде всего против Тимошенко и Коломойского).
 Но украинского президента, конечно же, не может устроить компромисс с лидерами сепаратистского движения на их условиях (они, судя по всему, пока не готовы всерьез рассматривать какие-то иные предложения). Противники президента смогут организовать ему политическую катастрофу, если он хотя бы намекнет, что может выполнить некоторые требования руководства самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Рассчитывать на длительный переговорный процесс, что позволило бы прийти к соглашению по ключевым вопросам, президент также не может. Переговоры непременно будут сорваны российской или украинской «партией войны», фактический лидер которой Игорь Коломойский получил возможность шантажировать власть, используя сформированные им батальоны.
 Возобновление АТО стало очередной уступкой Петра Порошенко «партии войны», которая пока успешно навязывает украинскому лидеру свою логику, заставляя его действовать вопреки собственным политическим интересам. Правда, Порошенко не отказался окончательно от перспективы переговоров с вооруженными противниками. В обращении к народу президент заявил: «Наш мирный план как стратегия для Украины и Донбасса остается в силе».
 Однако шансов на воплощение этого плана в жизнь мало. И дело не только в том, что Путин пока не собирается всерьез выступать против сторонников жесткой линии в украинском конфликте. Большую проблему для Порошенко представляет украинская «партия войны», против которой президент не решается выступить. Глава государства пытается избежать конфликта со всеми значимыми игроками — от Тимошенко и ее бывших соратников до Коломойского и соперничающих с ним юго-восточных олигархов. Вероятно, в нынешней ситуации это самый надежный способ сохранить власть. Но действуя подобным образом, Порошенко становится заложником текущей ситуации и теряет шанс изменить в благоприятную сторону ход событий. А вместе с ним и стратегическую перспективу.
 В подобных условиях возникает естественный соблазн опереться на поддержку внешних игроков. Вполне возможно, что Петр Алексеевич до сих пор верит, что США и ЕС будут всерьез добиваться скорейшего урегулирования украинского кризиса. Во всяком случае на это указывает его заявление 1 июля на встрече с министром иностранных дел Швеции Карлом Бильдтом. Порошенко призвал Евросоюз «действовать более решительно», чтобы обеспечить реализацию «мирного плана», разработанного украинской властью.
 К сожалению, прилагать значимые усилия для восстановления на востоке Украины гражданского мира ни США, ни ЕС не собираются. Несмотря на то что администрация США из-за необходимости сосредоточить усилия на спасении иракского правительства, по-видимому, не против скорейшего мирного урегулирования, Вашингтон, конечно, не пойдет на существенные уступки по «украинской проблеме».
 А без этого российская «партия войны», которая, очевидно, тесно сотрудничает с окружением Януковича, не согласится прекратить поддержку сепаратистского движения в Донбассе.
 Кроме того, продолжение вооруженного конфликта на востоке Украины, как отметил Евгений Примаков, усиливает разрыв между Россией и ЕС, заставляя европейских лидеров все больше ориентироваться на США. А те политические силы в Европе, которые хотели бы сохранить прочные отношения с Россией, не обладают ни ресурсами, ни возможностями для урегулирования украинского кризиса.

 

Наследственные иллюзии
Полагаясь на добрую волю западных лидеров, власть совершает тот же просчет, который лежал в основе провальной политической тактики как окружения Януковича, так и оппозиционной коалиции во время их взаимного противостояния.
Ни одна из сторон не шла на уступки, полагая, что противник вынужден будет капитулировать под давлением Запада, якобы заинтересованного в сохранении в Украине прочной политической стабильности. В итоге противостояние, которое украинские политики не желали остановить собственными силами, завершилось стрельбой на киевских улицах.
Трагической ошибкой политической верхушки стал расчет на то, что США и ЕС возьмут на себя все трудности, связанные с разрешением общественного кризиса и восстановлением гражданского мира в Украине.
 Окружению Януковича пришлось, по-видимому, пережить тяжелое разочарование, когда выяснилось, что Берлин не собирается оказывать Киеву финансовую помощь в обмен на вхождение Украины в экономическое и политическое пространство ЕС. Однако даже после того как нежелание Германии заниматься украинскими проблемами стало очевидно, у прежней власти и бывшей оппозиционной коалиции оставались надежды на то, что США в борьбе за доминирующее положение в Восточной Европе окажут содействие в борьбе с экономическим спадом. Например, заставят МВФ дать кредит на относительно мягких условиях или вынудят Россию отказаться от планов замещения украинского импорта товарами из других стран в случае подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС.
 И если прежняя власть наивно пыталась возбудить соперничество между США и Россией за расположение к себе, то ее противники стремились предстать в качестве единственных сторонников прозападной ориентации.
 Подобные претензии не соответствовали действительности. Окружение Януковича охотно продолжило бы сближение с ЕС и поддержало бы внешнеполитический курс США, если бы могло рассчитывать на финансовую помощь.
 Внешнеполитическая ориентация Украины определяется не столько реальными потребностями экономики и общественными настроениями, сколько приоритетами крупных собственников.
 На Западе значительно дешевле финансовые ресурсы, там выгодно вкладывать деньги и приобретать недвижимость. Безусловно, главным внешнеторговым партнером Украины до сих пор остается Россия. Однако внешнеполитические ориентиры украинской элиты определяются не направленностью экспортных и импортных потоков, а возможностью получения финансовых ресурсов как для собственной финансовой деятельности, так и для латания дыр в национальном бюджете.
 Ни один крупный геополитический игрок не демонстрирует готовности направить финансовые вливания в украинскую экономику. Подобную помощь могло бы оказать российское руководство, но оно требует взамен внешнеполитической лояльности, которую украинская верхушка в свою очередь хотела бы обменять на поддержку со стороны Запада. Подобные надежды, правда, представляются несостоятельными. США и ЕС были бы не прочь втянуть Украину в сферу собственного влияния, но только в том случае, если на это не потребуются большие расходы.
 Наша политическая верхушка склонна полагать, что ЕС и Россия ведут борьбу за влияние на постсоветском пространстве. А США заняты строительством собственной глобальной империи и потому нуждаются в преданных вассалах, в числе которых может оказаться Украина.

 

Грезы и действительность
Это — приятные иллюзии, которые многочисленные эксперты помогают поддерживать, а украинские медиа выдают за геополитические реалии современного мира.
 Германия, которая является сегодня ведущей страной ЕС, заинтересована не столько в ограничении международного влияния России (хотя российская экспансия у руководства ФРГ особого восторга не вызывает), сколько в развитии экономического сотрудничества между Россией и ЕС (естественно, на немецких условиях). Безусловно, внешнеполитический курс Евросоюза определяется не только немецкими пожеланиями, но вряд ли можно всерьез рассчитывать на то, что Брюссель будет проводить политику, идущую вразрез с интересами Берлина.
 У Германии есть соперники внутри Евросоюза (прежде всего Швеция и Польша). Однако они не располагают ни немецкими финансовыми ресурсами, ни экономическими возможностями, а потому могут оказать только политическую поддержку.
 Столь же ошибочен расчет на покровительство США в обмен на помощь в создании «американской империи». Внешняя политика США на протяжении последнего десятилетия нацелена не столько на построение собственной «империи», сколько на ограничение экономических возможностей главного конкурента — Евросоюза и сдерживание экономической и геополитической экспансии своего потенциального противника Китая.
 Поэтому для Вашингтона важно предотвратить сближение России и ЕС, которое позволило бы обеспечить европейскую экономику минеральными ресурсами, добыча и транспортировка которых не будет контролироваться США. Стремление Вашингтона поставить под собственный контроль ресурсы, необходимые для развития европейской экономики, проявилось еще во время войны против Ирака, который традиционно экспортировал нефть в западноевропейские страны. Понятно, что как в случае России открытый военный конфликт невозможен, а экономические факторы только способствуют все более тесному сотрудничеству РФ с Западной Европой.
 США были необходимы причины за пределами экономической сферы, которые могли бы снизить экономическое взаимодействие России и западноевропейских государств. Такие идейно-политические мотивации предоставил украинский кризис: российское руководство, желая компенсировать поражение Януковича, который вынужден был опираться на поддержку Кремля, решилось на аннексию Крыма, создав тем самым угрозу для всей системы международных отношений, установившихся в Европе после Второй мировой войны.
 Благодаря украинскому кризису США удалось усилить позиции стран ЕС, являющихся соперниками Германии в борьбе за влияние в Европе.
 США воспользовались украинским кризисом для решения двух задач: американская администрация сумела устранить предпосылки для формирования внешнеэкономического союза между Германией и Россией и добиться согласия европейских стран на существенное увеличение своего военного присутствия и повышение роли НАТО в европейской политике.
 Ни одна из этих целей не связана ни с созданием условий для успешного экономического развития Украины, ни с восстановлением гражданского мира в стране. Правда, теперь, когда геополитические задачи США на континенте в значительной степени решены, в Украине, скорее всего, начнется постепенная стабилизация (главной помехой для нее становится окружение Януковича и «партия войны» в нынешней правящей верхушке). Но администрация США объективно не заинтересована в том, чтобы урегулирование вооруженного конфликта проходило на условиях действующей власти.
 Вашингтону необходимо создание в Украине «серой зоны», нестабильного пространства, способного в любой момент стать ареной новых вооруженных столкновений, усиливающих конфликт между ЕС и Россией. В такой ситуации Германия может пойти на сепаратное восстановление отношений с Россией до «докризисного» уровня, но для этого ей придется отказаться от претензий на европейское лидерство.
 Судя по настойчивости, с которой Берлин добивался избрания главой Еврокомиссии бывшего премьер-министра Люксембурга Жана-Клода Юнкера, отказываться от возможности определять курс единой Европы (пусть и при сильном американском влиянии) Германия не собирается.

 

Восточноевропейские игры за счет Украины
После того как фокус американской внешней политики сместился из Восточной Европы на Ближний и Дальний Восток, значение Украины в системе международных отношений резко снизилось. Подобная участь постигла и другие постсоветские государства, которые вначале 2000-х были ареной противостояния между США и Россией.
 Восточноевропейские государства (за исключением Польши и Румынии) практически отказались от курса на расширение собственной сферы влияния, опасаясь вызвать недовольство Германии. В результате Украина оказалась перед выбором: пойти на внешнеполитические уступки в пользу России, фактически отказавшись от прозападной ориентации, или сохранить внешнеполитический курс, соответствующий ориентирам политической элиты, за собственный счет оказав Германии помощь в расширении ее сферы влияния. Теоретически существовал вариант, связанный с переходом под покровительство Польши. Однако он бы ничего не принес с экономической точки зрения и одновременно усилил бы внешнеполитические проблемы. Недоброжелательное отношение со стороны России в этом случае дополнилось бы недовольством Германии.
 На расстановку сил в Восточной Европе также сильно повлияло то, что Франция в последнее десятилетие практически полностью «ушла» из региона, отказавшись от проведения активной восточноевропейской политики.
 В определенном смысле это можно рассматривать как разрыв с традиционной внешнеполитической стратегией Франции, в которой Восточная Европа неизменно занимала важное (а в отдельные периоды — даже центральное) место.
 В период между мировыми войнами Франция пыталась включить ряд восточноевропейских стран в сферу собственного влияния: на Францию ориентировалась Чехословакия, долгое время профранцузскую ориентацию сохраняла Румыния, Польша колебалась между Францией и Великобританией.
 «Малая Антанта», альянс Румынии, Чехословакии и Югославии, который фактически контролировался Францией, подписавшей военные соглашения с каждым из трех государств, входивших в союз, на протяжении 20-х и первой половины 30-х гг. играла роль проводника французского влияния в Восточной Европе.
 В начале 90-х гг., когда после распада соцлагеря восточноевропейские государства обрели внешнеполитическую самостоятельность, казалось, что некоторые страны Восточной Европы вновь окажутся в сфере влияния Франции. Однако в последние полтора десятилетия Франция отказалась от соперничества с Германией и США за восточноевропейское лидерство.
 Вполне возможно, что борьба за влияние в Восточной Европе показалась творцам французской внешней политики чересчур хлопотным делом, которое даже в случае успеха не сможет окупить затраченные усилия. Кроме того, отказавшись от активной восточноевропейской политики, Франция все равно сможет участвовать в решении проблем региона, выступая в качестве то немецкого, то американского партнера.
 Вполне возможно, что так бы и было в относительно спокойной ситуации. Однако после того как США воспользовались украинским кризисом, чтобы противопоставить Россию и ЕС, Франция оказалась под давлением сразу с двух сторон. Это хорошо видно хотя бы на примере вертолетоносцев класса «Мистраль», которые Франция в 2010 г. обязалась построить для России.
 Теперь США требуют, чтобы Франция отказалась от сделки. Германия же настаивает на выполнении контракта.
Нужно подчеркнуть, что французская промышленность, которая остро нуждается в зарубежных заказах, не может отказаться от российского рынка. Таким образом Франция сможет принять участие в урегулировании украинского кризиса только в том случае, если при этом не возникнет угрозы дальнейшего ухудшения отношений с Россией и возникновения внешнеполитических противоречий с США. Вашингтон в свою очередь отстранил Берлин от решения «украинской проблемы» после того, как Германия не смогла обеспечить выполнение соглашения от 21 февраля между Януковичем и оппозиционной коалицией.
 Таким образом восстановление гражданского мира в Украине теперь практически не зависит от позиции России и США. Причем американская администрация, безусловно, заинтересована во временной стабилизации на востоке страны, поскольку Вашингтону нужно продемонстрировать очевидные успехи в деле мирного урегулирования. Однако для США важно сохранение постоянной напряженности между Россией и ЕС. Потому вряд ли можно рассчитывать на то, что американское руководство будет добиваться от Кремля поддержки усилий Киева, направленных на подавление сепаратистского движения.
 В сложившейся экономической ситуации западноевропейские государства не смогут содействовать реальной интеграции Украины в европейское экономическое пространство. Во-первых, украинский экспорт в европейские страны может составить конкуренцию товарам, которые производятся в ЕС. Во-вторых, ЕС не может оказать Украине существенную финансовую помощь, необходимую для того, чтобы наладить выпуск продукции, соответствующей европейским требованиям. В-третьих, правительства западноевропейских государств не смогут в условиях устойчивого роста безработицы установить безвизовый режим с Украиной, опасаясь резкого увеличения притока рабочей силы.
 Речь о новых санкциях против России пока не ведется: на саммите ЕС 27 июня рассмотрение этого вопроса было отложено.
  Это не значит, что Кремль собирается отказаться от идеи сохранить в сфере собственного влияния, помимо Крыма, часть украинского юго-востока. Но на российского президента никто не собирается давить, добиваясь от него решительных мер, направленных на прекращение поддержки сепаратистов. Для США выгодно, что вооруженный конфликт в Донбассе все больше отдаляет ЕС и Украину. А лидеры европейских стран опасаются, что, проявив излишнюю настойчивость в «украинском вопросе», они поставят под угрозу экономические отношения с Россией.
Украина осталась один на один с собственными проблемами.
 И пока нет признаков того, что она сумеет их решить. Очевидно, что силой не удастся подавить сепаратистское движение, которому и дальше будет оказываться поддержка как со стороны российских политических сил, так и окружения бывшего президента. А политических механизмов, способных обеспечить переход от вооруженного противостояния к переговорному процессу, в распоряжении украинской власти пока нет.
 Принципиальная слабость, которую проявляет нынешнее украинское руководство, рассчитывая сохранить внутриполитический консенсус, представляет для социальной стабильности и государственного единства столь же большую опасность, как и беспринципная сила, которую демонстрировало окружение Януковича.
 Украинская власть должна изменить принципы, на которых основывается государственный курс. Прежде всего нужно на деле доказать, что восстановление гражданского мира является безусловным приоритетом для нового государственного руководства. Необходимо отказаться от тактики, направленной на маргинализацию своих идейных противников и выдавливание их из политического процесса.
 В новом парламенте должна быть влиятельная фракция, включающая жестких идеологических оппонентов новой власти. В противном случае не удастся создать механизмы политического урегулирования социальных конфликтов (а в результате ухудшения экономической ситуации в стране вслед за Донбассом могут вспыхнуть и другие регионы).
 Власть обязана помочь становлению политических сил, представляющих интересы юго-востока страны, не пытаясь заручиться их поддержкой или вынудить их к покорности. Иначе восстановить государственное единство страны будет крайне тяжело. Если это удастся сделать в короткий срок, желательно до начала нового политического сезона, то «партии войны», как украинская, так и российская, будут ослаблены. И если руководство Украины откажется от своей принципиальной слабости и начнет наступление на «партию войны» в информационном пространстве и в политической сфере, то оно получит шанс восстановить в стране гражданский мир. 

 

Статья была опубликована первоначально в украинском общественно-политическом издании "Еженедельник-2000"

 

01 Июль 2014

Комментарии
Сергей Бахматов  |  07 Июль 2014 в 20:03
"Украинская власть должна изменить принципы, на которых основывается государственный курс. Прежде всего нужно на деле доказать, что восстановление гражданского мира является безусловным приоритетом для нового государственного руководства".
Для этого Украина нуждается, как говорил Мюллер, в полной смене караула. Причём в новом карауле не должно быть олигархов и их ближайших приспешников, а должны быть лидеры из народа.
Поскольку состояния олигархов (в долларах или евро) хранятся на Западе и в любой момент могут быть аннулированы, то они всегда будут плясать под дуду США, которые не заинтересованы в прекращении конфликта.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
КОСМОС В СОВРЕМЕННОМ СОЗНАНИИ
РОССИЯ И ТУРЦИЯ: СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ВРЕМЕННЫХ СОЮЗНИКОВ
ЭФФЕКТ БЕРНИ САНДЕРСА?
ЛЕВЫЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

Новости
23.10.2017 Действующий президент Словении не смог одержать победу на выборах в 1-м туре
23.10.2017 Итальянские области Венето и Ломбардия проголосовали за автономию
23.10.2017 Японский премьер пообещал жесткую политику в отношении КНДР
23.10.2017 Испания отстранит правительство Каталонии от власти и проведёт выборы
20.10.2017 Испанские социалисты добились проведения досрочных выборов в Каталонии в январе 2018 г.

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"