все поля обязательны для заполнения!


 
ОТ ГЛУБОКОГО РАСКОЛА К СОВМЕСТНОЙ КРИТИКЕ

Независимая внешняя политика Китая, в частности, его участие в Движении неприсоединения, явились первым признаком того особого пути, который выбрала страна. И хотя в 1950-х гг. руководящая роль Советского Союза признавалась, по крайней мере, на словах, китайская сторона не испытывала недостатка в самосознании. 

 Критика Сталина лидером КПСС Никитой Хрущевым на XX cъезде партии в 1956 г. углубила раскол. С точки зрения Китая, Сталина, конечно, было за что критиковать и, прежде всего, в связи с его поведением во время китайской революции. Но сама форма этой критики показалась руководству КПК недостойной, не глубокой по содержанию и преследовавшей цели, наносящие ущерб общему делу.

 Уже в 1950-х гг. Китай обращался с просьбой о поддержке в создании собственной атомной бомбы, однако в ответ Москва лишь откладывала данный вопрос, уговаривая подождать. Вместо этого в 1958 г. Хрущев внес предложение о размещении советского ядерного оружия и строительстве баз подводных лодок на китайской территории, на что Мао ответил отказом – иностранные войска в своё время уже достаточно долго находились до этого на китайской земле.

 Кроме того, в 1958 г. Китай провозгласил кампанию ускоренной индустриализации и коллективизации – «большой скачок». Это означало открытый отказ от «советского пути» примата тяжелой промышленности. Кампания закончилась катастрофой, а в разгар крупнейшего кризиса и гигантского голода в 1960г. Хрущев отозвал обратно всех советских специалистов. Данный факт не имел больших экономических последствий, однако это в значительной степени способствовало ухудшению взаимоотношений.

 В мае 1962 г. в Илийском районе Синьцзян-Уйгурского автономного района произошел следующий инцидент: около 60 тыс человек, в основном, казахи и уйгуры, неожиданно решили переселиться на постоянное место жительства в СССР. С этой целью они предъявляли советские удостоверения личности, выданные им консульством города Гульджа. На пограничном переходе начались драки и волокита, согласно советским источникам, также выстрелы. Организаторами массового переселения оказались двое офицеров из Народно-освободительной армии Китая (НОАК): уйгур и татарин, которые также пересекли границу. Китай обвинил в содействии советскую спецслужбу КГБ.

 Впоследствии в октябре 1962 г. индийская армия пересекла непризнанную линию Мак-Магона 1 в Юго-Восточном Тибете и проникла на территорию Китая. НОАК нанесла ответный удар и в этой короткий пограничной войне продемонстрировала, что Китай хоть и готов разрешить спор с Индией мирно, но не потерпит дальнейших военных провокаций. В этом конфликте Советский Союз подверг критике Китай как главную ответственную сторону.

В феврале 1963 г. Центральный комитет (ЦК) КПСС в очередной раз предложил КПК организовать встречу на высшем уровне. Китайцы отреагировали осторожно, согласившись, после чего 30 марта 1963 г. ЦК КПСС направил им письмо, изложив в нём свои позиции. ЦК КПК ответил 14 июня «предложением о генеральной линии международного коммунистического движения». Поскольку Советский Союз не опубликовал текст, китайское посольство в Москве распространяло его русский перевод. На это советская сторона отреагировала 14 июля «открытым письмом ко всем партийным организациям и всем коммунистам Советского Союза», ознаменовавшим временное окончание партийных отношений. С сентября 1963 г. по июль 1964 г. КПК опубликовала ещё девять комментариев к упомянутому открытому письму (среди прочих: «К вопросу о Сталине», «Две линии в вопросе войны и мира»), которые наряду с первоначальным «Предложением» стали известны как «полемика о генеральной линии». Тем самым завершилось разделение международного коммунистического движения, а отношения между двумя странами, казалось, достигли низшей точки.

 

Вражда
Однако низшая точка была ещё далеко впереди. Хотя Китай, особенно с началом культурной революции в 1966 г., больше фокусировался на внутренних делах, он продолжал вести внешнюю политику, и отчасти еще более радикально: «американский империализм» и «советский ревизионизм» теперь всё чаще упоминались в одном ряду и бичевались как злейшие враги человечества, особенно народов третьего мира. Китайское руководство всё больше расценивало Советский Союз как главную угрозу, в то время как США, ввязавшиеся в войну во Вьетнаме, в качестве «сверхдержавы, идущей на спад» вызывала всё меньше опасений.

 В 1969 г. на пограничных реках Хэйлун Цзян (Амур) и Уссури произошли настоящие вооруженные столкновения китайских и советских войск. Официально речь шла о контроле над несколькими островами, чья принадлежность оставалась спорной – на сегодняшний день Россия признала их принадлежность Китаю – в действительности, данные инциденты были в интересах обеих сторон. Советский Союз смог лишний раз представить китайцев в виде воюющие авантюристов, со своей стороны обратившись к политике разрядки с США. Пекин, напротив, нашёл подтверждение своей теории «социал-империализма» и стал называть кремлевское руководство «новыми царями». Так что не удивительно, что на вопрос о вине за эти столкновения и по сей день нет однозначного ответа.

 Нормализация отношений с США была логическим и, прежде всего, реальным политическим следствием развития событий. Президент Ричард Никсон посетил страну в феврале 1972 г. Его советнику по безопасности Генри Киссинджеру принадлежит первый вариант концепции «стратегического треугольника». «Китайской картой» США хотели заставить Советский Союз пойти на уступки, в первую очередь, в области разоружения. В остальном Китай, с точки зрения американцев, в экономическом и военном плане на тот момент не играл значительной роли. Только получение Китаем места в Совете Безопасности ООН с правом вето, которое смогло быть передано только в 1972 г. от Китайской Республики (Тайваня) к Китайской Народной Республике, придало смысл метафоре о треугольнике (США – СССР – Китай). Китай заручился защитой США от советского нападения, которого он опасался. <…>

 Этот просчёт китайской внешней политики в конечном счете привел в феврале 1979 г. к непродолжительной войне с Вьетнамом, годом ранее заключившим договор о дружбе с СССР. Нападение было объявлено «карательной экспедицией», поскольку вьетнамские войска помогли свергнуть кровавый режим «красных кхмеров» в Камбодже – союзнице Китая. Китай, конечно, достиг определенных заранее целей войны и планомерно вывел свои войска за свою границу, но не достиг никаких изменений в ситуации в Камбодже. Поставки оружия исламистским моджахедам после ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. и эта ненужная кампания Китая против Вьетнама были низшими точками в советско-китайских отношениях и внешней политики Пекина. Война против Вьетнама сейчас почти не упоминается в Китае и, как правило, стыдливо умалчивается.


Сближение
В 1979 г. в связи с Вьетнамом и Афганистаном произошло максимальное охлаждение советско-китайских отношений, этот же период в условиях установления дипломатических отношений стал в определенной степени также и пиком в отношениях между Китаем и США. «Стратегическое партнерство», предложенное Китаю Александром Хейгом в 1981 г., было встречено Пекином весьма сдержанно, несмотря на перспективу продажи оружия.

 Продолжающаяся американская поддержка Тайваня, первая торговая война с США в 1983 г. и, в особенности, сложившееся у китайцев впечатление о том, что с начала президентства Рональда Рейгана в 1981 г. США вновь стали сильнее и придерживались агрессивной тактики, а Советский Союз, напротив, после смерти Брежнева в 1982 г. стал слабее и придерживался оборонительной тактики, привело к переориентации Пекина. Начиная с 1982 г., Китай отказывается от обвинений в ревизионизме и начинает переговоры с СССР. Экономические отношения развивались медленно, но неуклонно, также велась работа над обозначенным Китаем препятствиями на пути нормализации – советские войска в Монголии, Афганистане и на общей границе; вьетнамские боевые подразделения в Камбодже.

 В 1986 г. новый глава государства Михаил Горбачев объявил о первых сокращениях вооруженных сил, реализованных в последующие годы. К 1989 г. все преграды были устранены, был достигнут значительный прогресс в переговорах о виде общей границы. Во время визита Горбачева в Пекин в том же году китайское правительство в связи с протестами на площади Тяньаньмэнь было дееспособно и вменяемо лишь ограниченно. Два года спустя всё повторилось: президент Цзян Цзэминь посетил Москву в мае 1991 г. и в обстановке развала Советского Союза встретился с терявшим силу Горбачевым. Предложение Цзяна возобновить тесное сотрудничество 1950-х годов ушло в никуда.


От возобновления связей и до наших дней

Распад Советского Союза не имел серьезных последствий для Китая. Горбачев хотя и был отмечен внутри страны как «предатель социализма», но идеологическая дистанция последних десятилетий еще имела последствия, и параллелей не проводилось. Кризис 1989 г. был преодолен, а собственная система консолидирована. Так постепенно были установлены дипломатические отношения со всеми государствами-преемниками, причем отношениям с Российской Федерацией уделялось наибольшее внимание.

 В то время как в 1990-х во главе с Борисом Ельциным Россия переживала серьезный экономический кризис, началось быстрое восстановление Китая, стимулированное дальнейшими реформами и расширением «социалистической рыночной экономики». Лишь в начале нового тысячелетия Россия, во главе которой встал Владимир Путин, смогла укрепить экономику за счет мер государственного регулирования. Экономические успехи Москвы в основном базировались на энергетике и сырьевом экспорте (нефть и газ). Китай, напротив, опирался на экспорт готовой продукции, став новой «мастерской мира».

 Во время визита Ельцина в Китай в апреле 1996 г. был разработан план «стратегического партнерства» по сохранению мира и стабильности в «многополярном мире». Эта тенденция выразилась в создании организации, первоначально носившей название «Шанхайская пятерка». В конце апреля главы Китая, России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана подписали «Соглашение по углублению военного доверия в приграничных районах». В 2001 г. Шанхайская пятерка, после включения Узбекистана, была преобразована в «Шанхайскую организацию сотрудничества» (ШОС).

 В совместных заявлениях по случаю китайско-российских государственных визитов в период с 1997-1999 гг всё отчётливее критикуется политика расширения НАТО.


Перспективы
Экономически Россия и Китай дополняют друг друга: Китай ввозит из России в основном сырьё (газ и нефть) и военные технологии, Россия из Китая – потребительские товары. В качестве общих проблем политической безопасности можно рассматривать «исламский терроризм», торговлю наркотиками, усиление влияния США в Центральной Азии.

Потенциальные конфликты между Россией и Китаем даже в долгосрочной перспективе просматриваются с трудом. Лишь традиционно дружественные отношения России с Индией и Вьетнамом могут стать проблемой в случае пограничных споров между этими странами и Китаем.

В вопросах внешней политики, не влияющих ни на двусторонние отношения двух стран, ни на отношения в рамках ШОС, Россия и Китай будут и в будущем из практических соображений соблюдать определенную дистанцию: для Китая нерушимость территориальной целостности государства является основой его внешней политики.

Однако в целом данные ограничения не имеют большого смысла. Российско-китайские отношения имеют прочный фундамент для общих точек соприкосновения. В среднесрочной перспективе это может стать решающим фактором для создания нового «стратегического баланса» с США/НАТО. По словам последних, это не соответствует их представлениям о «новом мировом порядке». Но для народов мира это должно стать большим преимуществом: станет меньше войн и больше возможностей для независимой политики.

 

Статья опубликована изданием Junge Welle

Перевод Александра Ананьева 

 

01 Июль 2014

Комментарии
Сергей Бахматов  |  02 Июль 2014 в 05:46
Союз России и Китая имеет ещё более глубинные корни. Западная идеология, распространившаяся почти по всему миру, в качестве духовного начала имеет протестантизм кальвинистского толка, который оправдывает право сильного и богатого насиловать во всех аспектах слабого и бедного. Как Россия, так и Китай в некоторой степени сохранили свою идентичность, противостоящую этому процессу. Таким образом, союз между собой позволяет противостоять окончательному порабощению со стороны западной цивилизации, полностью лишённой какой-либо духовности. Голый рационализм, прагматизм и право сильного на насилие - основные черты западной цивилизации. Поэтому православная Россия никогда не станет частью западного мира при условии её существования. Именно поэтому ещё Александр III говорил: «У России есть только два союзника: ее армия и флот".
Н.Р.  |  04 Июль 2014 в 16:33
Друг мой, Вы к Западу слишком критичны. Протестантские предприниматели создали рациональный производственный капитализм - которого в России нет до сих пор. Реформация провозгласила свободу религиозной совести, а затем из неё выросли и все остальные права и свободы человека. Конституционное правление, парламентаризм, разделение властей, независимый суд, свободная пресса - все эти институции возникли именно на Западе, а никак в Китае. И так ли уж западная цивилизация лишена какой-либо духовности? По крайней мере, в 1990-91 годах простые граждане европейских стран присылали в Россию гуманитарную помощь.
Ещё где-то году в 1840-м консерватор-охранитель Погодин сказал: "Запад гниёт". Потом это повторили славянофилы. Ещё позже о гниении Запада писал Ленин. А Запад - при всех его проблемах - существует и даже развивается!
Н.Р.  |  04 Июль 2014 в 16:39
"Чрез европейское просвещение русский ум раскрылся для таких понятий, как человеческое достоинство, права личности, свобода совести и т. д., без которых невозможно достойное существование, истинное совершенствование, а следовательно, невозможно и христианское царство".
(В.С.Соловьёв. Византизм и Россия)
Сергей Бахматов  |  04 Июль 2014 в 17:59
Западная цивилизация основывается на протестантизме кальвинистского толка. Кальвин, как известно, учил, что Господь до Сотворения мира предопределил судьбы людей: одних к спасению, а других к погибели. И никакие людские дела не могут на Божественное решение повлиять. Но успех в мирской деятельности для человека является знаком, убеждающим и подтверждающим его веру в то, что он относится к числу избранных, как они называли себя, "святых". Только к ним эта идеология обращается. Для остальных она ничего сказать не может. Отрывок из так называемого Вестминстерского исповедания, принятого пуританами, кальвинистами в Англии в разгар Английской революции в 1647 году: "Бог решением Своим и для прославления величия Своего предопределил одних людей к вечной жизни, других присудил к вечной смерти. Тех людей, которые предопределены к вечной жизни, Бог еще до основания мира избрал для спасения во Христе и вечного блаженства из чистой, свободной милости и любви, а не потому, что это имеет предпосылку в их вере, добрых делах или любви. И угодно было Богу, по неисповедимому решению и воле Его, для возвышения власти Своей над творениями Своими лишить остальных людей милости Своей и предопределить их к бесчестию и гневу за грехи их, во славу Своей высокой справедливости".
Как учили кальвинистские теологи, Христос был распят только ради "святых", другие люди не имеют никакой части в этом событии. Это уже нельзя рассматривать как ветвь христианства. Это какое-то другое в принципе исповедание. И многие исследователи пишут, что у богословов-кальвинистов христология практически не развита, что они апеллируют в основном к авторитету Ветхого Завета.
В принципе, как ведут себя на мировой арене американцы, уверовавшие в свою исключительность и наводящие «порядок» по собственному усмотрению, говорит о том, что заветам кальвинистов они верны и считают себя избранными Богом.
Недаром даже на своих долларах упоминают его имя всуе.
Недаром даже на своих долларах упоминают его имя всуе.
А ко всем атрибутам американской или вообще западной цивилизации, перечисленные Вами, справедливости ради, надо добавлять прилагательное буржуазный.
А что означает американская и украинская олигархия, мы можем в данное время наблюдать непосредственно.
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 00:13
Нужно добавить также, что духовное не связано с экономической и военной мощью. Так гитлеровская Германия, покорившая Европу, в экономическом и военном отношении превосходила всех и действовала в духе кальвинистского протестантизма. А американцы посылали гуманитарную и даже военную помощь (не вступая до последнего момента в войну), поскольку Гитлер для них представлял угрозу. Что касается Ленина, то он претворил в Росси в жизнь бездушную безжизненную человеконенавистническую идею Запада - марксизм.
Так что и фашизм, и марксизм имеют общие корни - кальвинистский протестантизм.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 03:55
Я бы сказал, что фашизм и марксизм (в его ленинской версии) были бунтом против принципов и ценностей западной либеральной цивилизации и стремились её уничтожить. Западная же цивилизация противостояла и нацизму, и коммунизму и защищала индивидуальную свободу. Обратите внимание, что в протестантских странах (Англия, США, Скандинавские государства) фашистские и коммунистические партии всегда были ничтожными сектами. Протестантский индивидуализм не создаёт социокультурной почвы для коллективистских движений! Так что протестантизм я бы столь однозначно не оценивал. А о его влиянии на хозяйственную жизнь есть отличная работа М.Вебера "Протестантская этика и дух капитализма", которую Вы, я вижу, читали.
Хотя, конечно, надо признать, что тоталитарные движения были связаны с идеей "избрания" определённой части человечества - класса пролетариев в марксизме и нордическо-арийской расы в нацизме.
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 04:10
Вы должны обратить внимание именно на суть протестантизма: право на существования исключительной касты, которая не связана с этим миром ни хорошими делами, ни любовью. Это то общее, что роднит и фашизм, и ортодоксальный марксизм и другие античеловеческие идеи. Политика двойных стандартов Запада, цинизм и жестокость, которые цветут и пахнут, тоже происходят от сюда.
Протестантизм возник не сам по себе, а был ответом на появление нового господствующего класса (буржуазии), идеология которого не могла сочетаться с христианством с её любовью к ближнему в самом широком смысле слова.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 04:16
И ещё очень важно, что Реформация провозгласила свободу мысли, свободу совести, права человека и гражданина. Это признавал и С.Булгаков (см. его статью в сборнике "Вехи" 1909 г.).
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 04:21
Провозгласить-то они провозгласили, но реально получили всё это избранные. А не избранные на Украине сейчас по воле избранных разбегаются как тараканы, кто сумел уцелеть...
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 04:33
На всё надо смотреть конкретно-исторически. Для протестантизма была характерна гораздо меньшая нетерпимость, чем для католицизма. Протестанты считали, что каждый верующий имеет право самостоятельно читать и интерпретировать Библию, и отличались большей веротерпимостью. Эдмунд Бёрк когда-то сказал: "Именно потому, что мы протестанты, мы должны дать католикам все гражданские права". В протестантских странах личной свободы было всё-таки больше, чем в католических. Спиноза мог публиковать свои философские произведения в Голландии - а вышли бы они в свет, например, в Испании?!
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 05:25
Тут надо понимать, что эта терпимость к различным исповеданиям как раз и нужна была им для легитимизации протестантизма. Обратить существенную часть католиков и православных в протестантов сразу было невозможно. У этой ветви в религии ещё не было многовековой традиции. А массовое разделение общества на богатых и бедных надо было как-то оправдать. Если бы не было терпимости, то началась такая резня на религиозной почве, что протестантам в этой схватке выжить не представлялось бы возможным.
Вообще независимо от конкретного вероисповедания граждан какой-либо страны в наше время идеология, имеющая корнями кальвинистский протестантизм,- господствующая. Из неё вытекает и современный неолиберализм.
В некотором смысле только Восточные страны (вместе с Россией) ещё не совсем потеряли свои корни.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 05:58
Я бы сказал немного по-другому. Политический либерализм (уважение достоинства человека, признание его бесконечной ценности, его неотчуждаемых прав и свобод), несомненно, вырос из христианства и является его как бы светской проекцией. Политический либерализм - это, как писал В.С.Варшавский, "евангельское в своём происхождении утверждение прав человека, гражданских свобод, плюрализма, разделения властей, конституционного строя". А нацизм и коммунизм представляли собой нигилистический бунт против принципов политического либерализма и христианства. Тоталитарные движения были материалистичны и атеистичны (экономическое понимание истории так же игнорирует дух, как и расово-биологическое). А вот почему провозглашение прав и свобод человека было осуществлено в ходе Реформации, историческая здесь связь или логическая - это отдельный и не такой простой вопрос. Но, во всяком случае, учение о бесконечной ценности каждой человеческой ценности и её естественных и неотчуждаемых правах было провозглашено именно на Западе и именно в начале Нового времени.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 05:59
каждой человеческой личности
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 06:17
Тоталитарные режимы - закваска, полученная в результате брожения умов, пытающихся рассматривать весь мир как рациональную машину. Естественно, они теряют всякую связь с духовным наследием прошлого.
Вот эта сверхнаучность, рационализм и прагматизм - тоже характерные черты западной ментальности, которая отличает протестантов и католиков, например, от православных. На этой почве и выросло такое чудо, как марксизм, идея, претендующая на научность, несмотря на неразрешимые противоречия на каждом шагу.

Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 06:45
А как же получилось, что марксизм дал тоталитарные всходы именно в православной России? А отнюдь не в Англии или в США. Кстати, обратите внимание, что британский лейбористский социализм не был (и сейчас, разумеется, не является) марксистским. Марксисты были в Лейбористской партии, но марксизм не стал её мэйнстримом. Духовными истоками лейборизма являются фабианский эволюционизм, христианский социализм и левый либерализм.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 06:55
Западная цивилизация дала миру либеральное общество, основанное на христианских по своим истокам принципах уважения прав и свобод человека. Но она же породила и антилиберальную, авторитарно-тоталитарную реакцию против него - авторитарный социализм (первыми проявлениями которого были якобинство и идеи Бабёфа). Это, как писал В.С.Варшавский, трагический парадокс западной цивилизации.
А то, что истоки коммунистической идеологии восходят к крайне левому течению Просвещения - я с Вами совершенно согласен.
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 07:01
"Благодаря" всё тому же Западу. Вы же знаете...
Русскому человеку такое и в голову не пришло бы.
Получилось как всегда: немцы выдумают что-то непотребное, а русскому человеку мучайся.
Тут надо тоже понимать, конечно же, Маркс и Ленин не были такими простаками считать, что сразу после пролетарской революции возникнет идеальное общество.
Они считали это зло необходимой прелюдией к обществу всеобщего благоденствия. Но гордыня подвела их: христианство учит, что Царство Небесное возникает только вследствие любви к ближнему. И здесь проявляется послевкусие кальвинизма.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 08:25
А Александр Исаевич говорил: "Гнусность методов распложается в гнусности результатов".
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 08:36
В общем, бесшабашная демагогия Ленина оказалась детонатором, который "взорвал" какие-то комплексы, дремавшие в народном коллективном бессознательном.
А своеобразное "послевкусие" кальвинизма в большевизме я вижу вот в чём. Марксизм декларирует, что социалистическая революция неизбежна. Наступление светлого царства социализма предопределено законами истории. И тем не менее, Ленин не ждёт этого предопределённого события, а рьяно берётся за его осуществление. Это своего рода "кальвинистский парадокс" - человек активно содействует наступлению события, которое неизбежно должно произойти.
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 14:09
Они все грезили мировой революцией, а Россию воспринимали как промежуточное звено, народ которого им был глубоко безразличен. Отношение к народу как к средству достижения своей цели, глубоко аморально, что очень хорошо понимал И.Кант.
Но они же у нас были корифеи, зачем им нужен какой-то там Кант? А Иисус Христос - вообще поповская выдумка.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 15:05
Да, в этом глубокая аморальность коммунизма - для него люди только средства, строительный материал для созидания нового общества. Но вот что интересно. Ведь марксизм дал тоталитарные всходы именно в России и в Китае. А в европейских странах (Германии, Австрии, Швеции) социал-демократы сделали акцент на других (демократических, реформистских) аспектах марксизма и интерпретировали его как обоснование демократического пути к социализму. Они признавали демократию, а значит, и достоинство каждого человека вне зависимости от его социального положения. Не будем всё же смешивать бланкистский марксизм Ленина-Троцкого-Сталина-Мао Цзэдуна с марксизмом Каутского и Бернштейна. (Кстати, взгляды Каутского мы с Вами уже обсуждали, комментируя прекрасную статью о нём Б.Романова). По-видимому, марксизм может привести к тоталитаризму лишь в тех странах, где существовала традиция вотчинного (патримониального) государства и, соответственно, деспотизма.
Сергей Бахматов  |  05 Июль 2014 в 15:44
Марксизм приводит к тоталитаризму после установления диктатуры пролетариата. Переход к социализму без диктатуры пролетариата - это уже не марксизм.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 17:11
Здесь возникает вопрос о противоречиях в самом марксизме. Ведь Маркс, выступая в Голландии в 1872 году, говорил, что в демократических странах (Англии, Голландии, США) можно прийти к социализму демократическим путём. Тот же Маркс воспевал Парижскую коммуну 1871 года, которая не была однопартийной диктатурой a la Ленин. И, конечно, тот же самый Маркс был якобинцем и в другие периоды своего творчества считал необходимым установление диктатуры пролетариата в духе Робеспьера (или Бланки). Так что на марксизм с равным правом могут ссылаться и тоталитаристы, и демократические социалисты. И те, и другие найдут в писаниях Маркса и Энгельса подтверждение своей позиции. Ведь были и марксисты, которые осуждали ленинскую "диктатуру пролетариата" (те же Мартов, Плеханов, Каутский). Я думаю, дело здесь в том, что в марксизме присутствуют разные элементы и тенденции, он логически противоречив, и поэтому каждый может найти в нём всё, что хочет.
Н.Р.  |  05 Июль 2014 в 17:31
Строго говоря, в работах Маркса мы нигде не найдём положения, что диктатура пролетариата - это диктатура монопольно правящей коммунистической партии. Как нет в них и однозначного признания того, что власть пролетариата - это 51% депутатов рабочей партии в парламенте. О формах переходной власти приходится только догадываться, хотя симпатии Маркса к якобинцам и сам его авторитарный характер склоняют к мысли, что ему была ближе революционная диктатура в прямом смысле этого слова. Хотя мы, конечно, не знаем, что бы сказал Маркс (или Энгельс), если бы он дожил до 1917 года. Не исключено, что он бы заявил, что имел в виду диктатуру всего пролетариата, а не секты фанатиков над пролетариатом.
Сергей Бахматов  |  06 Июль 2014 в 02:14
У меня нет никаких сомнений в том, что Маркс при построении социализма, который для него означал принудительную национализацию средств производства, подразумевал насилие. Поэтому диктатура пролетариата занимает центральное место в его учении о социализме. Демократическим путём, по его словам, социалисты могут прийти к власти в некоторых странах. Но после прихода к власти насилие становится неизбежным.
Единственной альтернативой такому ходу событий может служить только эволюционный переход к социализму, о котором в его учении не встретишь и слова. Кроме того, эволюционный переход к социализму не оставляет камня на камне от всего его учения, поскольку в этом случае нельзя экспроприировать частную собственность, отменить рынок, ввести государственное централизованное планирование экономики и т.д.
Н.Р.  |  06 Июль 2014 в 03:18
В условиях демократии и невозможно ввести тотальный (интегральный) социализм, так как уже после первых мер по национализации и отмене рынка избиратели просто такую социалистическую партию сместят. Лейбористы в Англии в 1945-50 годах национализировали где-то 20% экономики, после чего избиратели привели к власти консерваторов. В то же время отдельные меры, проведённые западными социалистическими и социал-демократическими партиями в интересах индустриальных рабочих, заслуживают сочувствия. По крайней мере, благодаря их усилиям было создано социальное государство и возникла смешанная экономика, а заработная плата рабочих приблизилась к предельному продукту.
Н.Р.  |  06 Июль 2014 в 03:28
Реальное рабочее движение не может быть целиком марксистским и революционным просто в силу того, что рабочие заинтересованы прежде всего в улучшении своего положения здесь-и-теперь и не слишком склоняются к "прыжку из царства необходимости в царство свободы". Тотальная революция с целью введения социализма возможна лишь там, где в социалистическом движении доминируют радикальные интеллектуалы со своими химерическими идеями. Посмотрите на ту же Англию - Лейбористскую партию создавали профсоюзы, и она с самого начала встала на путь реформ. А вот в России, где капитализм и рабочее движение только начинали развиваться, в социалистическом движении самую активную роль играли деклассированные радикальные интеллектуалы ("профессиональные революционеры"), которые якобы лучше самих рабочих понимали их интересы. Это привело к фатальным результатам
Сергей Бахматов  |  06 Июль 2014 в 03:43
Всё правильно! Поэтому я считаю, что единственный путь построения настоящего социализма - эволюционный переход к нему, выражающийся в постепенной демократизации экономической и политической жизни общества. Это задача должна стоять перед социалистами, которые в будущем придут к власти парламентским путём.
Н.Р.  |  06 Июль 2014 в 05:40
Хотя, возможно, в мировоззрении Маркса и не было противоречия между диктатурой пролетариата и демократическим путём к социализму. Ведь Маркс исходил из того, что с развитием капитализма число наёмных рабочих будет расти, а средние слои и крестьяне будут разоряться и пополнять ряды пролетариата. Таким образом, в какой-то момент численность пролетариев в социальной структуре западного общества достигнет, скажем, 90%, а буржуазия и мелкая буржуазия составят 10%. В этих условиях рабочая партия легко набирает на выборах около 90% голосов, формирует правительство и начинает социалистические преобразования. Это и будет, с его точки зрения, завоевание власти пролетариатом.
Сергей Бахматов  |  06 Июль 2014 в 06:09
Вы забываете, что даже в этом случае у 10%, согласно Марксу, нужно будет отобрать собственность, что без насилия будет сделать невозможно.
Эволюционный же путь предполагает создание таких условий, когда капиталистический способ производства постепенно и мирно вытесняется социалистическим путём выкупа средств производства в общенародную собственность по взаимному согласию и по рыночным ценам.
Н.Р.  |  06 Июль 2014 в 08:32
Энгельс вспоминал, что Маркс ему говорил: "В Англии рабочим проще всего было бы выкупить собственность у капиталистов". Теоретически такой путь, наверное, возможен - для этого нужно просто выдать владельцам акций государственные облигации на ту же сумму. Но государственный и нерыночный социализм неприемлем независимо от того, каким путём он установлен.
Сергей Бахматов  |  06 Июль 2014 в 08:47
Рыночный социализм только тогда имеет смысл и право на существование, когда в едином рынке с частными предприятиями социалистические предприятия разовьются и докажут своё преимущество. Тогда продажа собственности капиталистами будем выгодна как одним, так и другим, и всё будет полюбовно.
Н.Р.  |  09 Июль 2014 в 13:26
Мысли Маркса не всегда можно правильно истолковать не только потому, что он нередко сам себе противоречил, но и потому, что с адекватным переводом на русский язык возникают проблемы. Вот, например, в "Критике Готской программы" (1875 года) Маркс пишет, что в демократической республике классовая борьба definitiv auszufechten ist. В русском переводе из полного собрания сочинений Маркса и Энгельса (том 19) - "должна быть окончательно решена оружием". Но, строго говоря, про оружие здесь не говорится. Ausfechten - это "доводить до конца". То есть имеется в виду, что в рамках демократической республики классовая борьба будет определённо доведена до конца или вступит в свою решающую стадию. А вот оружием или нет - вопрос открытый. Более того. В той же Критике Готской программы говорится, что государство во время переходного периода от капитализма к коммунизму будет революционной диктатурой пролетариата. И тут же - страницей раньше - читаем: "Свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчинённый". То есть перед читателем возникают два пути - один диктаторско-этатистский, а второй антиэтатистский. В общем, здесь каждый может найти, что хочет - и тоталитаристы, и антитоталитаристы...
Н.Р.  |  09 Июль 2014 в 13:35
Английский перевод той же фразы:
class struggle has to be fought out to a conclusion.
Где здесь слово "оружием"? Маркс, по-видимому, не исключал пути насильственной революции, но конкретно здесь про это не говорится.
Сергей Бахматов  |  09 Июль 2014 в 15:09
На мой взгляд, дело в том (я об этом уже как-то писал), что бескровная революция возможна тогда, когда в обществе появляется новый господствующий экономически класс, который прибирает постепенно к своим рукам государственный аппарат, а потом переделывает его на свой лад. Такой образом, из класса господствующего де-факто, превращается в класс господствующий де-юре. Такой переход возможен при переходе от сословно-кастового общества к буржуазному. Мирный переход от буржуазного общества к социалистическому невозможен пока все средства производства принадлежат буржуазии. Отсюда и вывод Маркса о принудительной национализации, которая бескровно пройти не может.
Эволюционный путь развития Маркс не узрел. При таком пути развития собственность у буржуазии не отнимается, но появляется новая экономическая сила, которая может постепенно вытеснить буржуазный уклад мирными (экономическими) средствами.
Н.Р.  |  09 Июль 2014 в 15:15
Маркс был учеником Гегеля и верил в диалектические "взрывы", резкий переход количественных изменений в качественные. Поэтому он ориентировался не на эволюционный путь развития, а на классовый конфликт. Хотя в то время Дарвин уже опубликовал свои труды об эволюции, эта концепция на Маркса не оказала особого влияния. Если он что-то и заимствовал у Дарвина, то скорее идею борьбы за существование.
Сергей Бахматов  |  09 Июль 2014 в 15:28
Разрешение противоречий далеко не всегда проявляется во «взрывах». Это касается и перехода количественных изменений в качественные. Например, вода начинает интенсивно испаряться уже при температуре 70-80 градусов по Цельсию, но закипает она (максимальное испарение) при 100.
Так же может быть интерпретировано и экономическое господство. Например, социалистическому укладу придётся довольно долго развиваться, чтобы потеснить буржуазный, который будет медленно и без социальных катаклизмов сходить на нет.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ

Новости
19.08.2019 Associated Press узнало о тайных переговорах США с лидером социалистов Венесуэлы
19.08.2019 Французские профсоюзы требуют отменить реформу страхования от безработицы
19.08.2019 Немецкие социал-демократы вступают в предвыборную гонку
19.08.2019 Протесты в Гонконге собрали сотни тысяч участников
17.08.2019 ООН: Каждый десятый ребенок в мире находится в трудовом рабстве
17.08.2019 Правительство и оппозиция Венесуэлы возобновят переговоры в Норвегии

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"