все поля обязательны для заполнения!


 
От какого наследства мы не можем отказаться?
ДМИТРИЙ ГАЛКИН
редактор отдела политики, политический аналитик

В своей статье «От какого наследства мы отказываемся» Ленин писал, что приверженность марксистским взглядам неразрывно связана со стремлением к «неумолимо объективному анализу действительности и складывающихся на почве той действительности отношений между различными классами». Это, безусловно, требует не только определенного интеллектуального мужества, но и готовности признать, что воплощение социального идеала потребует значительного напряжения сил и будет связано с угрозами, реализация которых может поставить под сомнение саму возможность общественного прогресса. Между тем, именно этой готовности часто не достает левым, которые зачастую стремятся без всяких на то оснований убедить общество (да и самих себя) в том, что социальные преобразования при наличии соответствующих условий и политической воли могут пройти без особых трудностей.

Подобное заблуждение отчасти извиняется тем, что левые могут победить, только убедив общество в смене существующей системы. Если большая часть общества не связывает собственные перспективы со сменой социального строя, то вряд ли даже при самых благоприятных обстоятельствах удастся надолго вырвать политическое и экономическое господство из рук класса капиталистов, каким бы растерянным и напуганным он ни казался. В связи с этим возникает соблазн объявить, что социалистические преобразования, необходимость которых вроде бы очевидна, можно будет осуществить, не встречая серьезных преград и препятствий. Однако поверить в триумфальное шествие социализма после того, как граждане осознают, что он является единственным выходом из сложившегося цивилизационного тупика, мешает советский опыт, говорящий о том, что за социалистические завоевания приходится подчас довольно дорого платить. Поэтому многие левые, искренне убежденные в грядущей победе социализма, спешат объявить, что в СССР и странах Восточной Европы существовал не социалистический строй, а нечто другое, не имеющее к социалистическим идеям никакого отношения. Соответственно, современные левые могут не принимать во внимание ошибки и преступления, совершенные в Советском Союзе. А главное, не следует бояться, что вновь, на другом этапе, мы рискуем вновь столкнуться с теми же трагическими противоречиями, которые привели к гибели советское общество. Ведь мы же будем строить социализм, а в СССР его не было.

Подобное заблуждение представляется чрезвычайно опасным.

Нельзя рассматривать социальный идеал в отрыве от тех обстоятельств, в которых будет проходить его реализация.

Иначе можно поставить под сомнение саму возможность прогрессивных социальных преобразований (как это и произошло после гибели СССР), предварительно попытавшись осуществить строительство нового общества на фундаменте из крови и грязи, поскольку создание более прочной основы показалось слишком хлопотным и затруднительным делом, оттягивающей наступление предустановленной социальной гармонии. Новое поражение социалистического проекта может отбросить историю далеко назад. Поэтому было бы преступлением повторять прежние ошибки, закрывая глаза (на этот раз уже сознательно) на неизбежные общественные противоречия, возникающие при проведении социалистического строительства.

А для этого нужно признать, что переход к социализму не предрешен и не предопределен заранее, а на пути социалистического развития общество могут подстерегать не менее страшные угрозы, чем при сохранении капитализма. Значит ли это, что переход к социализму следует отложить до лучших времен, когда его можно будет построить с меньшим риском? Нет, поскольку, чем дольше откладываются социалистические преобразования, тем дальше заходит кризис культуры и цивилизации, вызванный утратой смысла социального бытия в позднекапиталистическом обществе. Соответственно, тем труднее и опаснее становится осуществление социалистических преобразований, тем больше времени займет переходный период, связанный с риском отката назад.

Согласно знаменитой формуле Розы Люксембург, единственной альтернативой социализму является варварство. Отсюда, к сожалению, не следует, что человечество, столкнувшись с этой дилеммой, непременно сделает выбор в пользу социализма.

Напротив, победа «варварства» выглядит сегодня более вероятным сценарием.

Одичание человечества, которое до поры до времени будет сопровождаться технологическим прогрессом (пока у капитализма будут сохраняться ресурсы и возможности, необходимые для поддержки все более усложняющейся инфраструктуры), уже идет полным ходом. Если переход к социализму не удастся осуществить в обозримом будущем (в ближайшие десять-пятнадцать лет), то в нашей стране он станет практически невозможен – так далеко могут зайти процессы разложения и деградации. Сперва придется затратить огромные усилия на воссоздание промышленности, восстановление системы всеобщего образования и формирование структур общественного самоуправления, необходимых для социалистического развития.

При этом было бы страшной ошибкой ожидать, что по мере социалистического строительства общественные проблемы будут решаться сами собой. Это заблуждение, ставшее роковым просчетом советских идеологов, может вновь привести к катастрофическим последствиям. Социалистические преобразования создают условия для перехода на новый уровень развития, открывают новые, невиданные возможности перед личностью и обществом, позволяют обрести смысл социального бытия. Но нельзя ожидать, что переход к социализму является гарантией того, что наше общество сумеет преодолеть общественные противоречия и одновременно овладеть технологическими и организационными достижениями развитых капиталистических стран. Это равносильно уверенности в том, что, научившись читать и писать, непременно станешь великим поэтом или ученым.

Напротив, как и любой шаг вперед, позволяющий получить новые возможности, переход к социализму связан с новыми рисками и угрозами.

Ошибки, допущенные в ходе социалистического строительства, могут нанести страшный удар по человеческому достоинству и общественной морали.

Их последствия становятся тем более опасными, что в условиях социализма появляется возможность осознать необходимость воспринимающейся при капитализме в качестве отчужденной потусторонней силы. А потому всякое ущемление свободы переживается личностью и обществом гораздо сильнее, чем в условиях капиталистического строя и наносит намного больший ущерб.

Бытие вообще связано с риском, прежде всего с постоянной угрозой его утраты. Но его нельзя ни отменить, ни остановить. Каждая новая возможность неразрывно связана с новыми угрозами, но отказаться от новых возможностей – значит обратить развитие вспять, вернувшись к тем формам социальной жизни, которое человечество давно сумело преодолеть. Однако нельзя закрывать глаза на те опасности, с которыми нам предстоит столкнуться. И здесь советский опыт построения социализма оказывается бесценным, в том числе благодаря своему трагическому характеру.

Прежде всего, всякий переход к новой, более прогрессивной формации, как показал Каутский, приходит к временному снижению культурного уровня общества, утрате значительной части технологических и организационных достижений (другое дело, что при неблагоприятных условиях это временное отступление может растянуться надолго). Это неизбежно, поскольку к власти приходят представители классов, которые в прежних общественных условиях были лишены тех возможностей культурного и духовного развития, которыми располагала правящая верхушка. Однако разрушение социально-экономического строя, превратившегося в препятствие на пути общественного прогресса, создает невиданные прежде перспективы для развития цивилизации и культуры. Вопрос состоит в том, чтобы правильно распорядиться новыми возможностями.

Как показал советский опыт, это не так просто.

Лучшее доказательство того, что в СССР действительно был осуществлен переход к социализму, состоит в том, что в стране действительно возникли предпосылки для всестороннего развития личности.

Все слои общества получили свободный доступ к достижениям классической культуры. Уже к концу 50-х исчезли препятствия для получения высшего образования любым представителем советского общества. У огромной массы людей появилась возможность развивать свои творческие способности в различных областях науки и искусства.

Возникновение таких социальных условий стало результатом напряженного труда, позволившего создать современную промышленность, использующую передовые для того времени технологические достижения, благодаря чему в руках общества сосредоточились значительные ресурсы. Несомненно, производительность труда в СССР была ниже, чем в наиболее развитых капиталистических странах, а свою технологическую отсталость от лидеров капиталистического мира социалистические государства так и не смогли преодолеть. Но если рассматривать капиталистическую систему в целом, то социалистические государства явно превосходили ее средний уровень, что позволяло рассчитывать, что преимущества социализма позволят ему доказать свою большую эффективность.

Так бы и произошло, если бы социалистический строй продолжил свое существование. Однако он рухнул под влиянием тех противоречий, которые созревали в недрах социалистического общества. Кратко их можно охарактеризовать как противоречия между появившимися возможностями общественного и личного развития и отсутствием условий для их реализации. Здесь дело не только в ошибках советской власти. Это противоречие носит объективный характер. У людей появляется возможность получить образование, но общество еще не нуждается в таком количестве высококвалифицированных специалистов. Для них приходится искусственно создавать рабочие места, что увеличивает затраты и снижает эффективность экономики. У личности появляются высокие этические и эстетические запросы, но им не соответствует ни достигнутый уровень общественных отношений, ни имеющийся уровень общественного благосостояния. Общество стремится самостоятельно решать вопросы своего развития и обладает высоким уровнем сознательности, позволяющим принимать взвешенные решения в интересах большинства граждан, но бюрократия, сосредоточившая в своих руках все механизмы государственного управления, не желает отказываться от господствующего положения.

Эти противоречия не только не были преодолены в рамках советской системы, они постоянно обострялись и углублялись. Но это противоречия социалистического общества, и само их наличие говорит о социалистическом характере советского государства. Развитие этих процессов привело к массовой социальной апатии, разочарованию в идеалах и ценностях социализма, социальному успеху личностей с более низкими культурными запросами и этическими нормами, постепенному превращению бюрократии в социальный класс, недовольный социалистическим характером присвоения социальных благ. И нужно честно признать, что избежать реализации подобного сценария было чрезвычайно тяжело (хотя и возможно с теоретической точки зрения).

Основная проблема социалистического развития неразрывно связана с его главным преимуществом.

Оно осуществляется сознательно, а потому требует существования силы, определяющей стратегические и ближайшие цели и координирующей усилия общества ради их достижения. Особенно велико значение социального слоя, выполняющего подобные функции, на ранних этапах социалистического строительства, когда происходит определенное снижение нравственного и культурного уровня общества вследствие социального переворота, а потому требуются большие усилия для общественной консолидации и мобилизации. В этот период и происходит формирование социалистической бюрократии как класса, занимающего особое место в системе общественного производства и стремящегося присвоить себе право по собственному усмотрению распоряжаться национальными ресурсами.
Бюрократия захватывает господствующее положение под лозунгом достижения всеобщего блага и какое-то время в определенной степени действительно выражает общенародные интересы. Однако ее господство неизбежно становится помехой для общественного развития, и тогда встает вопрос об изъятии у нее значительной части полномочий. Сопротивляясь развитию самоуправления и демократии, часть правящей бюрократии не только отказывается от социалистических идеалов, но и превращается во врага социализма, заинтересованного в его уничтожении.
Мы должны заранее предотвратить возникновение подобной угрозы, а потому мы не имеем права отказываться от демократических механизмов управления, какими бы заманчивым ни представлялись административные и силовые методы. Мы обязаны обеспечить свободу научного и художественного творчества, поскольку, как мы теперь знаем, от этого зависит само существование социализма. В этом нас убеждает трагический и противоречивый советский опыт, от которого мы не имеем права отказываться. В противном случае нас ожидает новое, еще более тяжелое поражение, которое может отбросить цивилизацию в эпоху варварства.

 

29 Май 2009

Читайте также
КРАХ МИРОВОЙ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ НЕИЗБЕЖЕН СОЦИАЛИЗМ НЕ УДАЛСЯ, КАПИТАЛИЗМ ОБАНКРОТИЛСЯ. ЧТО ПРИДЕТ НА СМЕНУ? МОСТ В БУДУЩЕЕ: ОПЫТ И ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА СОЦИАЛИЗМА

Комментарии


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ТУПИК В ЛАБИРИНТЕ
АЛЬТЕРНАТИВЫ МЕРАМ ЖЕСТКОЙ ЭКОНОМИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ?
РЕШИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА С ПРИЗРАКОМ
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КИТАЯ И ПОИСК НОВЫХ СМЫСЛОВ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Новости
11.12.2017 Лига арабских стран призвала мир признать границы Палестины
11.12.2017 Каждый год 1 трлн долл уходит на взятки - ООН
11.12.2017 Мадуро пригрозил венесуэльской оппозиции отстранением от участия в президентской гонке
11.12.2017 37% процентов россиян никогда не читали Конституцию - Левада-центр
08.12.2017 Молдавские социалисты до конца года намерены выступать в парламенте только на русском

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"