все поля обязательны для заполнения!


 
БУДЕТ ЛИ В БЕЛОРУССИИ СВОЙ МАЙДАН?
ЮРИЙ ГЛУШАКОВ
Первый заместитель председателя Белорусской партии «Зеленые»

События в Киеве, начавшись с привычных акций протеста на Майдане Независимости, переросли в настоящий переворот. Помимо того, что они радикальным образом поменяли жизнь Украины, и их резонанс за ее пределами способен далеко превзойти обычные комментарии на интернет-форумах и в социальных сетях…

 

Белоруссия-Украина: найти три отличия
Если немного глубже заглянуть в историю, то на всем постсоветском пространстве не найти двух других республик, чьи судьбы так тесно бы переплетались… В XIV-XV веке и Украина, и Белоруссия входят, где добровольно, а где – и не совсем, в состав Великого княжества Литовского. По Люблинской унии 1569 года их пути, правда, несколько расходятся – Белоруссия остается в составе ВКЛ, в то время как Украина отходит польской короне. Но экономически, по водному днепровскому пути и сухопутным шляхам, они остаются связанными самым тесным образом. Поэтому начавшиеся в XVII столетии национально-освободительные войны украинского казачества и крестьянства против Речи Посполитой захватывают и значительную часть Белоруссии. По разделам Польши почти все белорусские и значительная часть украинских земель входят в состав Российской империи.

В годы гражданской войны и Белоруссию, и Украину последовательно оккупируют немцы, при этом часть Белоруссии отдается УНР, потом гетманской державе Павла Скоропадского. Затем Белоруссию и значительную часть Украины оккупируют поляки, которых из восточных и центральных территорий выбивает все же Красная Армия. В 1939 году она же совершает поход на Западную Белоруссию и Западную Украину, после чего эти земли воссоединяются в составе советских национальных республик. В годы Второй мировой войны обе республики оккупированы и терпят наибольшие, наверное, опустошения от захватчиков. После чего на Западной Украине Красную Армию встречают вооруженное сопротивление националистов, на Западной Белоруссии – тоже. Правда, в последнем случае эти националисты – поляки из Армии Краевой и тому подобных формирований.

В 1991 году Белоруссия и Украина обретают независимость. Но при этом, если на западе и в центре Украины за самостийность выступают мощные общественные движения, то на белоруссов суверенитет падает почти что с неба…
Однако большинство населения не только в Белоруссии, но и в Украине в тот период выступали против распада СССР…

С середины 90-х годов в Белоруссии формируется авторитарная государственная модель, в Украине же, на фоне радикальной приватизации, образовывается олигархия и неустойчивая парламентско-президентская демократия. Если президент Белоруссии Александр Лукашенко жестко пресекает все попытки оппозиции добиться каких-либо политических изменений, то Украина уже в 2005 году присоединяется к клубу стран победивших «цветных революций». На самом деле, никакими революциями не являвшимися…

 

УНА-УНСО спешит на помощь
Но если «оранжевые» выступления привели к власти в Киеве прозападного президента Ющенко, то все попытки поменять президента в Минске не увенчались успехом. Правда, что существенно, ранее все они предпринимались преимщуественно так же в стиле цветных «революций»…

Рассмотрим вкратце историю уличного противостояния белорусской оппозиции и власти. Одно из первых массовых выступлений состоялось в апреле 1996 года, после подписания договора о создании Сообщества России и Белоруссии. Тогда на улицы белорусской столицы вышли тысячи человек под национальными бело-красно белыми флагами, но серьезного столкновения с милицией не произошло – дело ограничилось метанием снежков в ОМОН, стремительно вытеснившего демонстрантов с проезжей части. Однако в скором времени конфронтация стала приобретать все более жесткий характер. И застрельщиками здесь стали активисты украинской радикальной организации УНА-УНСО, прибывшие на «Чернобыльский шлях» в Минск 26 апреля того же года. Именно они стали инициаторами силового столкновения, перевернув милицейскую легковушку и построившись в боевой порядок «клином», пытались таранить минский ОМОН. Эти кадры боевиков, пинающих щиты омоновцев, обошли все официальные СМИ, дав повод государственной пропаганде обвинить оппозицию в экстремизме. Унсовцы в Минске были арестованы и осуждены на реальные сроки, но вскоре освобождены. При этом была даже создана некая «Минская организация УНА-УНСО», состоявшая из нескольких местных радикальных оппозиционеров и оппозиционерок и выпускавшая листок с рецептами коктейля Молотова и тактикой уличной борьбы. Вскоре субкультурная «белорусская» УНА-УНСО прекратила свое существование, но свою деятельность широко развернула радикальная организация белорусских националистов «Белый легион», во многом на уровне эстетики подражавшая детищу Дмитро Корчинского.

Часто после этого шествия на День Воли - 25 марта, на годовщину подписания Союзного договора - 2 апреля, и на чернобыльских демонстрациях - 26 апреля, стали зачастую сопровождаться силовыми столкновениями.

Несмотря на активный пиар массовых уличных стычек и акций как в официальных, так и оппозиционных СМИ, никакой реальной угрозы власти они не несли. Как и ответные репрессии, обычно в виде символических арестов на несколько суток их наиболее активных участников, или тех, кого в этом качестве оформили, не сильно тревожили лидеров оппозиции…

 

Украинский Майдан против белорусской «Плошчы»
Значительно более серьезное противостояние развернулось в марте 2006 года во время очередных президентских выборов. После объявления результатов голосования, по мнению оппозиции, сфальсифицированных властями, на следующий день состоялся митинг протеста на Октябрьской площади в центре Минска. В ходе этой акции несколько инициативных групп, в соответствии с заранее составленным планом, стали разбивать на площади палатки.  Неожиданно для многих обычно жесткие белорусские власти этому не препятствовали. Однако место проведения акции протеста было блокировано милицией и оперативными работниками в штатском, которые задерживали одиночек или небольшие группы активистов, уходивших с площади. После трех дней стояния на «Плошче Калиноускага», как назвали Октябрьскую оппозиционеры, ОМОН провел ночную зачистку палаточного лагеря. Серьезного сопротивления оппозиционеры не оказали, несколько сот человек было задержано. Однако вопреки угрозам, уголовное дело против них заведено не было, все отделались «суточными» арестами. Через несколько дней, на День Воли 25 марта 2006 года, состоялась многотысячная демонстрация, сопровождавшаяся беспрецедентно ожесточенными столкновениями с милицией. Спецназ продемонстрировал новые снаряжение и жесткие приемы борьбы с демонстрантами. Один из двух оппозиционных кандидатов Александр Козулин был избит и арестован, впоследствии он получил реальный тюремный срок.

На президентских выборах 2011 года ситуация сложилась особенная – предвыборные кампании кандидатов проходили в обстановке непривычной политической «оттепели». После провозглашения результатов выборов на площади Независимости в Минске, где находятся здания парламента и правительства на этот раз собралось  около тридцати тысяч протестующих. После того, как группа провокаторов и радикальных демонстрантов начала бить стекла в Доме Правительства, внезапно началась жесткая зачистка. Силам милицейского спецназа удалось без особого сопротивления рассеять собравшихся, в подавляющем большинстве мирно настроенных. Почти все оппозиционные кандидаты в президенты были задержаны, один из них, Николай Статкевич, до сих пор отбывает тюремное наказание.
После этого случая массовых выступлений, сопровождавшихся серьезным силовым противостоянием с милицией, в Белоруссии не происходило.

 

Почему в Белоруссии не может быть Майдана?

Во-первых, в Белоруссии радикальный белорусский национализм никогда не имел сильных позиций. Большинство белоруссов почти всех регионов, за исключением, возможно, одной из ее западных областей и столичного мегаполиса, с явной симпатией относятся к России. Даже всепроникающие либеральные СМИ добились весьма немногого для размывания русофильской ориентации белорусского населения. В пользу восточной ориентации говорит и сложившаяся языковая практика (почти все население в городах разговаривает на русском), в сельской местности – на «полиязычном» диалекте «трасянке», на литературном белорусском языке говорит только часть интеллигенции и молодежи, преимущественно – в столице.

 Во-вторых, белорусское население, за уже почти два десятилетия авторитарного правления, отучено от уличных акций в защиту своих прав, принуждено к строгой дисциплине и повиновению. По степени пресловутого «порядка» и законопослушания представители власти, и не только, любят сегодня сравнивать РБ с Германией. Тотальная контрактная система найма делает увольнение с работы в случае «повышенной» гражданской активности очень эффективным инструментом контроля над обществом.

В-третьих, белорусская оппозиция отличается от украинской и качественно, и количественно. За долгие годы противостояния с режимом с ней произошли серьезные изменения. Наиболее радикальные элементы были либо вытеснены в эмиграцию за границу, либо уничтожены, либо жестко ограничены в своей деятельности. Такие милитантные организации, как «Белый легион», гремевший на буйных демонстрациях 90-х, или «Правый альянс», обеспечивавший «силовую составляющую» на площади в 2006 году, ныне не проявляют никакой внешней активности. «Правый альянс» вообще заявил о своем самороспуске. В таком же примерно состоянии находится и некогда относительно активная праворадикальная партия Свободы.

Сегодня либеральные и умеренно националистические партии в Белоруссии, в большинстве своем, возглавляют люди, привыкшие к мирному сосуществованию с «режимом» и при этом неплохо себя чувствующие. Оппозиционные партии такого типа и их лидеры, как правило, давно утратили «волю к власти» и представляют из себя, по сути, политизированные НГО, а не организации, борющиеся за власть.

В-четвертых, в стране отсутствуют харизматические и сильные политики и общественные деятели. У оппозиции таких мало в силу вышеизложенных причин, по крайней мере в том масштабе, который требует «Майдан». Но еще больший дефицит личностей наблюдается и в правительственном лагере, где среди чиновников культивируется серость, послушная исполнительность и отсутствие потенциальной конкурентности для вышестоящих. С одной стороны, эта безликость и безынициативность может создать проблемы для действия системы власти в случае чрезвычайных, не предвиденных инструкциями и параграфами ситуаций. Наподобие войны или революции… Но с другой – найти в этом бюрократическом белорусском болоте «номенклатурного кандидата» на подвижки во власти, о чем думает также умеренная часть оппозиции, тем более становится непростой задачей.

В-пятых, при этой своей посредственности белорусская правящая элита все же является сплоченной и консолидированной. Тут нет явного раскола и конфликта интересов, как в Украине, все клановые разборки проходят под ковром. Централизованная президентская власть является верховным арбитром и единственным судьей в подобных случаях. Нет и жесткого деления Беларуси на «запад» и «восток» - противоречия между регионами тут минимальны. Да и реакция белорусских силовых структур на попытки солидарности с “майданщиками” была жесткой и незамедлительной.

В-шестых, крупная промышленность Белоруссии, хоть и работает на рыночной основе, но все же, в большинстве случаев, является государственной собственностью. Смешанный, госкапиталистический и частный характер ее экономики делает и общество в целом более управляемым и устойчивым.

В-седьмых, в Белоруссии хоть и есть крупные частные собственники, сопоставимые по размерам доходов с олигархами, но их влияние на власть минимально. В случае конфликтов они моментально теряют свою собственность в пользу государства, как это было с фактическим владельцем ОАО «Спартак» Маратом Новиковым.

В-восьмых, в РБ, в отличие от Украины, все основные телеканалы являются государственными и исправно вливают в массы государственную идеологию.

В-девятых, уровень жизни в Беларуси в полтора-два раза выше, чем в Украине, а уровень коррупции – значительно ниже. Тут еще не полностью демонтирована социальная сфера, и многие украинцы, посещавшие ранее «синеокую», просто откровенно завидовали местному порядку и нахваливали «батьку» Лукашенко…

 

Почему в Белоруссии может быть свой Майдан?
Во-первых, сегодня радикальные националистические настроения в Беларуси, особенно среди молодежи, находятся на подъеме. В данном случае о «национализме» можно говорить как о смеси абстрактной, многовекторной ксенофобии и готовности вылить агрессию и недовольство на людей другой национальности или взглядов. Кто это будет – это уже дело соответствующих «политтехнологов».

Во-вторых, жесткие реалии капитализма все чаще заставляют людей в Белоруссии прибегать к различным формам защиты и самоорганизации - будь это протесты против уплотнительной застройки или стихийные локальные забастовки.

В-третьих, опыт «Евромайдана» чрезвычайно вдохновил белорусскую националистическую и либеральную оппозицию. Многие ее лидеры выезжали в Киев, пытались проводить и проводили акции солидарности. Кем-то очень скрытно, но интенсивно ведется работа с потенциальными участниками массовых протестных акций – футбольными болельщиками, различными субкультурными молодежными группами. В последнее время почти все фанатские группировки стали помещать на своих наклейках герб «Погоня» и надписи на белорусском языке.

При этом кадровые недостатки белорусской оппозиции можно откорректировать ставкой на молодых и радикальных лидеров и функционеров, дефицита в которых, при наличии щедрых финансовых вливаний, не будет. В-четвертых, в рядах белорусской номенклатуры давно зреет фронда, что связано как с серьезными экономическими трудностями, потрясающими экономику страны с 2011 года, так и с стремлением части бюрократии к приватизации и к более либеральным экономическим отношениям. Под давлением этого неолиберального «лобби», имеющего сегодня свой рупор в аппарате президента и в правительстве, а также по принуждению МВФ, от кредитов которого республика уже давно зависит, в РБ уже давно проводится курс на монетаризм и радикальные рыночные реформы.

В-пятых, лавинообразно нарастающее сокращение социальных расходов и программ, рабочих мест в бюджетной сфере, платных услуг в медицине, колоссальный рост цен при почти замороженных зарплатах и пенсиях, приватизация советского жилого фонда в пользу государства, и многие другие неолиберальные мероприятия вызывают все большие разочарованность и недовольство населения.

В-шестых, на фоне форсированного демонтажа былого социального государства и полного отчуждения бюрократической «вертикали» от населения, в отсутствие нормальных выборов и демократических процедур пропасть между народом и властью стремительно углубляется. Ни изрядно поблекшая личная харизма президента, ни усилия государственной пропаганды и казенных идеологов больше не в состоянии заполнять эту зияющую брешь. Вторжение в нее агрессивной популистской политической силы типа Майдана – только вопрос времени и денег.

В-седьмых, мелкая, средняя и крупная буржуазия все чаще предъявляет власти, чьи механизмы недостаточно приспособлены для выражения их интересов, свои требования. «Избрание» ряда бизнесменов депутатами разного уровня и прочие суррогатные меры уже не удолетворяют белорусский частный капитал в его притязаниях на реальную власть.

В-восьмых, мировой кризис капиталистической системы, несмотря на пока еще регулирующую роль государства, также разрушительно воздействует на экономику и социальную сферу Беларуси.

В-девятых, в рядах белорусской номенклатуры уже давно происходят серьезные трансформации - здесь появляется все больше чиновников, полускрытно исповедывающих националистические, уже не говоря об ультралиберальных, воззрения. В частности, в последнее время ими инициирован ряд кампаний по «белоруссизации», переименованию улиц, демонтажу памятников Ленина, при этом государственные СМИ активно публикуют консервативные, антикоммунистические материалы, идеализируют дореволюционное прошлое, и прочее. Со стороны ЕС активизировалось встречное движение в рамках «Восточного партнерства» и различных локальных программ и грантов, по которым государственные чиновники «приобщаются» к ценностям либерального мира, в том числе и с выездом на Запад. Принята программа под красноречивым названием «Временная фаза». В последнее время на самом верху было озвучено намерение вернуть в страну эмигрантов с предложением работать, в том числе и в аппарате управления.  Вестернизация и либерализация белоруской элиты, конечно, еще не основа для «Евромайдана». Наоборот, она может показаться даже мерой по его профилактике. Но стоит вспомнить, что Янукович и его режим оказался в западне Майдана именно после того, как позволил себя глубоко втянуть в игры по евроинтеграциии…

Единственный аргумент, который может перевесить на этой зыбко колеблющейся чаше белорусского «Майдана» - это тот факт, что подавляющее большинство населения Белоруссии просто шокировано происшедшим в Украине насильственным националистическим переворотом, последовавшими за ним расправами, разрушениями памятников, в том числе и советским войнам, разгулу преступности и экономическому развалу.

По этой причине белоруссы сегодня резко отрицательно воспринимают не только саму идею повторения подобного в Белоруссии, но и любую оппозицию, выступающую в поддержку такой вот «национальной революции». Открытая поддержка «Евромайдана» привела белорусскую либерально-националистическую оппозицию к еще большей изоляции от народа. Пока…На улицах белорусских городов уже появились граффити: «Слава Украине! Героям слава!»

 

 

28 Февраль 2014

Комментарии
Н.Р.  |  01 Март 2014 в 02:51
Майдана в Белоруссии не может быть прежде всего потому, что в этой стране отсутствует радикальный национализм. Главным мотором украинского Майдана стал западноукраинский национализм, резкое и интенсивное проявление национальных чувств, но ведь подобного национализма в Белоруссии нет. И в Белоруссии такого региона, как Галиция, с соответствующей ментальностью тоже нет. Кроме того, в Белоруссии гораздо сильнее "советская", авторитарно-патерналистская политическая культура. Даже в годы перестройки в Белоруссии не было массовых движений за демократию или национально-демократических движений (в отличие от той же Украины).
Сергей Бахматов  |  01 Март 2014 в 02:54
В России и Белоруссии свой Майдан неизбежен, если в этих странах не будут проводиться экономические реформы. Нет сомнений, что события в Украине напрямую связаны с пресловутым тезисом: великие державы имеют моральные обязательства содействовать демократическим процессам в развивающихся странах. В этом тезисе к каждому ключевому слову можно поставить вопрос, на который не будет дано вразумительного ответа. Вопрос к слову «имеют»: кто дал? Если никто не давал, то это ничто иное, как узурпация права вмешиваться в чужие дела. Содействовать чему? Содействие подразумевает помощь в каком-либо действии, но если помощи никто не просил, а само «содействие» является первопричиной действия, то тут более уместно слово провокация. Обязательства перед кем? Если перед собой, то опять получается абсурд, так как обязательства подразумевают двухсторонние отношения. Как можно называть такие обязательства моральными, если они противоречат понятию свободы? Если называть вещи своими именами, то этот тезис означает следующее: сильные мира сего в экономическом и военном отношении имеют право диктовать всему остальному миру свой порядок и мироустройство исключительно в своих интересах, не гнушаясь при этом никакими средствами: шантажом, подкупом, диверсиями, шпионажем, экономическими санкциями, военными операциями и т.д.

Россия перестала быть сверхдержавой, но продолжает при этом оставаться богатейшей природными ресурсами страной, что не даёт покоя развитым капиталистическим странам. Капитализм повсеместно выдыхается, и странам Запада крайне важно вдохнуть в него новую жизнь. В таких обстоятельствах Россия – лакомый кусок для них, поскольку она обладает большими запасами жизненно важных ресурсов (разведанных и неразведанных), необъятными земельными просторами, колоссальными ресурсами пресной воды и т.д. Между тем опустить Россию в обстановку беспредела проще простого: для этого надо искусственно опустить хотя бы в два раза цены на нефть и газ в течение всего одного максимум двух лет, и в ней начнутся такие социальные потрясения, по сравнению с которыми Украина - безобидные цветочки. А после этого будет введено внешнее управление с полной потерей суверенитета Россией. Чисто технически это Западу сделать довольно легко, тем более что их промышленное производство от этого только выигрывает. Но для этого необходимо сделать некоторые приготовления, чтобы осуществить свой план в более выгодной для себя редакции. Собственно говоря, это оружие было уже использовано для развала СССР (16 долларов за баррель нефти). Это был первый этап дробления супер державы, а теперь приходит время для второго и окончательного. Для этой цели США форсируют свой переход на сланцевый газ и нефть, а также пытаются взять под контроль нефтедобывающие страны Ближнего Востока, чтобы в нужный момент снизить цены до желаемой отметки и держать их ровно столько, сколько будет нужно. Кроме этого предпринимается стратегическое усиление своих позиций (расширение НАТО на восток, создание системы ПРО и т.д.). Это делается для исключения всяких неожиданных эксцессов при экономическом (нефтегазовом) удушении России. Чтобы успешно противостоять этому плану России и другим странам Евразийского экономического сообщества, необходимо коренным образом изменить экономическую систему, сложившуюся повсеместно в странах бывшего СССР, то есть создать все условия для развития сельского хозяйства и промышленности, а также ориентировать их на внутренний рынок. Для России это означает слезть, наконец, с нефтегазовой иглы, что при наличии политической воли пока ещё не поздно сделать.

Перед другими странами у России есть два важных преимущества: богатство сырьевыми ресурсами и необъятные земельные просторы. Ей принадлежат 20% мирового плодородного слоя, который формируется столетиями и который способен прокормить 1,5 миллиарда человек. А с Евразийским экономическим сообществом и того более. Отсюда и решение вопроса: тесный союз со странами Евразийского экономического сообщества, объединение людских и природных ресурсов для совместного их освоения. Для этих целей могут быть использованы для начала те золотовалютные резервы, которые сейчас работают на западные экономики. Хватит хранить золотовалютные резервы в казначейских облигациях других стран! Это ничто иное, как предательство национальных интересов!
Поскольку капитал не хочет и не может идти ни в сельское хозяйство, ни в высокотехнологичные отрасли народного хозяйства, то это возможно сделать только при создании соответствующего социалистического сектора экономики за счёт средств государства.
Законы капитализма везде одинаковы, так как при нём развитие осуществляется по пути наименьшего сопротивления капиталу, то есть извлечения простой и быстрой прибыли, и может не совпадать с интересами общества в целом. Высокотехнологичные отрасли производства на Западе сложились исторически в период первичной экспансии (отсутствие конкуренции) и закрепились в доброй традиции. У нас в России, как и в остальных странах Евразийского экономического сообщества, таких традиций нет, поэтому экономики этих стран не могут полноценно развиваться. Максимум на что способны буржуа в этих странах - организовать отвёрточную сборку импортных агрегатов. Почему, например, наши капиталисты не разрабатывают и не собираются разрабатывать отечественные смартфоны? Как говорил Паниковский из романа Ильфа и Петрова «Золотой телёнок»: "Паниковский вас всех продаст, потом купит, и ещё раз продаст, но уже дороже!". Это и есть экономический закон технологически отсталой, но богатой природными ресурсами капиталистической страны, компрадорская буржуазия которой осуществляет посреднические функции с остальным более развитым миром. Арбитражные операции на рынке абсолютно безопасные и очень выгодные.
По поводу предполагаемого социалистического сектора экономики сразу хочется отметить, что он не должен повторять то, что олицетворял собой «государственным социализмом» времён СССР. Есть три принципиальных отличия государственной заорганизованной экономики и рыночной свободной. Первое - заинтересованность работников в инициативном и производительном труде (хозяйственная свобода, приводящая к прямой зависимости доходов и результатов труда). Второе - руководство предприятия не назначается, а выбирается рабочим коллективом. Третье - инициатива создания предприятия принадлежит не бюрократии из министерств, а представителям будущего рабочего коллектива (предпринимателям). Это, по сути, и есть разгосударствление хозяйственной деятельности, которое обеспечит её эффективность.
Если хотя бы одно из этих трёх условий не выполняется, то в итоге получится советское предприятие времён застоя. Это относится как к промышленным предприятиям, так и сельскохозяйственным.
Рыночная экономика имеет неоспоримые преимущества перед централизованной плановой экономикой, поскольку она даёт свободу предпринимательству и построена на экономических интересах её субъектов. Критикуя «государственный социализм» и его заорганизованную экономику, австрийский экономист, Фридрих Август фон Хайек, даже не попытался обратить внимание на то, что рыночная экономика вовсе не обязательно должна быть связана с частным капиталом. Более того, свободный рынок, основанный только на частном капитале, приобретает те отрицательные качества (экологические проблемы, непомерно экстенсивное использование ресурсов Земли, вредоносные для здоровья или в моральном плане товары и услуги, организация монополий и диктат цен, банкротства и т.д.), которые в ценностном для общества отношении сводят практически на нет все его преимущества, и представляют угрозу человечеству.
Если "государственный социализм" в лице централизованных плановых органов теряет контроль над потенциальными положительными изменениями в обществе вследствие отсутствия необходимой информации, и превращается в "стоячее болото", то общество в лице государственных органов в условиях свободного рынка, основанного только на частном капитале, теряет контроль над всеми отрицательными изменениями в жизни общества. И то, и другое пагубно для общества и может быть исправлено только при рыночном социализме, когда предпринимательская инициатива находится под общественным контролем. То есть инициатива создания предприятия - общественная (предпринимательская), но при создании его рассматриваются аспекты экономической целесообразности (оперативное планирование) и отсутствия тех проблем, которые присущи неконтролируемому свободному рынку. Таким образом, при рыночном социализме имеются все плюсы рыночной экономики (инициатива и экономический интерес), но устраняются минусы неконтролируемого чисто капиталистического рынка, перечисленные выше.
Поскольку при рыночном социализме предприятия построены за счёт общенародных средств, то на них должны действовать принципы демократического самоуправления, а именно: контроль руководства снизу, отчётность руководства вниз, выборность снизу, возможность отзыва по результатам проверки снизу и периодическая сменяемость.
Система назначений руководства госпредприятиями может быть эффективной только в том случае, если эти назначения делает кто-то типа Сталина со всеми вытекающими из этого последствиями. Это верно не только в связи с перспективой «болота», но и в виду того очевидного факта, что коллективу предприятия лучше знать, кто достоин руководить им, а кто нет.
Мы не можем заранее предугадать, какой экономический уклад одержит победу в экономическом соревновании социалистический или капиталистический, но принцип свободы подразумевает свободу для всех, а она заключается в наличии реальной возможности самореализации каждого индивида независимо от его статуса и социального положения. Свободу нельзя подарить народу, поскольку освобождение народа - дело рук самого народа, но создание условий для его освобождения находится в компетенции политиков. Социалистический самоуправленческий сектор экономики должен предоставить такие условия, при которых возможно создание предприятия за счёт государственных средств на основе предпринимательской инициативы. Для этого в государственном бюджете или фонде развития экономики должны быть предусмотрены соответствующие расходы.
Приоритет в начале преобразований должен быть за сельским хозяйством, так как в случае экономической блокады со стороны Запада без айпадов и смартфонов обойтись можно, а вот кушать хочется всегда. Сельскохозяйственный сектор (впоследствии и другие) должен строиться на социалистических принципах. Приобретение средств производства, создание необходимой инфраструктуры и всего необходимого для работы на земле должны полностью финансироваться государством на основании предпринимательской инициативы. При этом предприятия должны быть замкнутого цикла, то есть должна быть организована вся технологическая цепочка (хранение, переработка, логистика) вплоть до реализации конечной продукции в собственных торговых сетях. Только так сельское хозяйство сможет стать конкурентоспособным, создавая продукцию с высокой добавленной стоимостью. В противном случае большое количество посредников «взвинтят» цены на конечную продукцию и обесценят труд на земле. Фермерские хозяйства также могут создаваться за счёт государственных средств, естественно, без права перепродажи (возможно только замещение фермеров другими фермерами), и будут подпитывать такие предприятия своей продукцией, занимаясь только земледелием или скотоводством. Главная цель – достичь полной продовольственной безопасности странам Евразийского экономического союза и превратить сельское хозяйство в курицу, несущую «золотые яйца». Излишки продовольствия при этом могут закупаться по рыночным ценам у производителей и продаваться на мировом рынке. Полученные от продажи продукции золотовалютные резервы могут использоваться государством для развития других сфер экономики, а именно: электроника, информационные технологии, нанотехнологии, перерабатывающая и химическая промышленность, собственное станкостроение, самолётостроение, кораблестроение, машиностроение, лёгкая промышленность и т.д. при использовании собственной сырьевой базы и на социалистических принципах.
Пора выбирать свой путь, иначе за нас его выберут другие!


Н.Р.  |  01 Март 2014 в 03:05
События на Украине показывают, что национальные чувства несравнимо сильнее социальных. В постсоветских странах нет чёткой социальной стратификации, общество аморфно и атомизировано, у людей нет чувства принадлежности к какой-нибудь социальной группе, сословию или классу (за исключением правящей номенклатуры). Поэтому социальные лозунги находят слабый отклик. А сплачивают людей только национальные чувства - там, где они есть.
Сергей Бахматов  |  01 Март 2014 в 03:20
Национализм всегда процветает на неблагополучной социальной почве. Начнутся социальные потрясения, национализм и фашизм появятся как черти из табакерки.
Н.Р.  |  01 Март 2014 в 04:44
Можно сказать, что национализм является в том числе и (неотрефлексированной) реакцией на социальную несправедливость. Он, конечно, существует и в более благополучных странах, но приобретает особую силу во времена социальных потрясений.
Сергей Бахматов  |  01 Март 2014 в 05:00
Бацилла национализма и фашизма существует в ограниченном количестве в любом обществе, но размножаться она начинает только в благоприятных для себя условиях, то есть во времена социальных потрясений. Поэтому лучшее средство профилактики против такой "эпидемии чумы" - гармонизация общества на основе свободы, справедливости и экономического процветания.
Н.Р.  |  01 Март 2014 в 05:25
При этом агрессивный национализм, конечно же, нельзя смешивать с чувством принадлежности к нации (этоносу) и привязанности к родной земле и национальной культуре. Можно провести такую аналогию. Есть эгоизм - т. е. гипертрофия интересов отдельной личности в ущерб окружающим, и есть индивидуальное самосознание (персонализм) - ощущение своей личностной уникальности и своего достоинства, своего права свободно развивать свои природные задатки. Так же есть шовинизм, агрессивный национализм - когда нация/этнос начинает попирать права других наций/этносов, и есть здоровый патриотизм - ощущение национальной самобытности, уникальности и стремление её защитить от разрушения. Короче говоря, шовинизм агрессивен, патриотизм охранителен.
Сергей Бахматов  |  01 Март 2014 в 13:26
Конечно, национализм и национальное самосознание - два противоположных полюса одной сущности. Одно отражает вражду и ненависть к другим нациям, другое - любовь и уважение к своей нации и к другим тоже...
mencher  |  27 Октябрь 2017 в 07:59
Ни власть, ни оппозиция не выступают на стороне России. Майдан неизбежен, всё идёт к этому http://news-nsk.com/majdan-v-belorussii.html


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
18.06.2019 В Йошкар-Оле прошел третий Социальный Форум Социал-демократического союза женщин России
18.06.2019 Руководство фракцией социал-демократов в ЕП перешло к Испании
18.06.2019 ООН: Население планеты за 30 лет увеличится на 2 млрд человек
18.06.2019 Кудрин обеспокоен возможностью социального взрыва из-за падения уровня жизни
18.06.2019 Рекордное число россиян считает службу в армии обязательной для мужчины - опрос
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"