все поля обязательны для заполнения!


 
ПРИЧИНЫ ГЕНДЕРНОГО НАСИЛИЯ В НЕОЛИБЕРАЛЬНУЮ ЭРУ
ТИТИ БАТТАЧАРЬЯ
Профессор университета Пердью (США)

Уголовное дело, возбуждённое против экс-директора-распорядителя Международного валютного фонда (МВФ) Д. Стросс-Кана по обвинению в попытке изнасилования чернокожей горничной Н. Диалло, было прекращено, однако оно не утратило символического значения. В действиях Стросс-Кана как будто отразился произвол наднациональных финансовых институтов в отношении стран «глобального Юга», таких как Гвинея, откуда приехала Диалло. МВФ и Всемирный банк навязывали этим странам «программы структурных преобразований» (ПСП), соответствующие реалиям неолиберализма.
 Такое название получила модель развития экономики, которой с 1980-х годов систематически заменялась кейнсианская модель. Эта последняя предполагала, что политика управляет рынками, при неолиберализме политикой управляют рынки. Для революционных марксистов неолиберализм - это, во-первых, новая экономическая стратегия накопления капитала, принятая после кризиса 1973-74 годов, и, во-вторых, пакет политических мероприятий, позволяющих капиталу реализовать эту стратегию, нанести поражение рабочему классу и его организациям. За 40 лет политика правительств разных стран не всегда отвечала потребностям неолиберальной реорганизации. Для неё в каждом случае был нужен политический «авангард» правящего класса («анти-Ленины»), который выигрывал классовые войны и обеспечивал победу неолиберализма.
 Неолиберализм как экономическая политика, политическая стратегия, а затем и идеология, в период между 1973-74 годами и финансовым кризисом 2008 года занимал господствующие позиции. Историк Н. Дэвидсон отмечает: «По мере того, как неолиберальный порядок установился в США и был навязан транснациональным экономическим институтам, которые они контролируют, он приобрёл кумулятивный эффект: развитые страны, конкурирующие с США, были вынуждены перенимать организационные формы, которые как будто давали американской экономике преимущества, тогда как страны “глобального Юга” перестраивали свои экономики по неолиберальному образцу, чтобы получить займы и помощь».
 Дэвидсон делает несколько важных для нас замечаний по поводу индивидуализации социальной жизни при неолиберализме. Государство не отказалось от предоставления социальных услуг, таких, как уход за детьми или членами семьи, но путём «неформальных» процедур, утверждаемых государственными органами, переложило их на женскую половину семьи. Увеличение социального и имущественного неравенства привело к фактическому распаду коллективного социального поведения.
 В развитие этого мы ответим на несколько вопросов: (а) как неолиберальная политика и сопутствующая ей идеология сказались на гендерных отношениях; (б) можно ли понимать гендерное насилие как результат, зачастую идеологически и политически продиктованный правящим классом. Мы определим соотношение между гендерным вопросом и экономикой исходя из следующих постулатов: (1) за 40 лет «эры неолиберализма» количество гендерных преступлений в большинстве стран значительно увеличилось, а финансовый кризис 2008 года лишь обострил эту проблему; (2) капитализм в период кризиса ищет выхода двумя взаимосвязанными путями: (а) реструктурированием производства, что проявляется в жёсткой экономии, и (б) реорганизацией социального воспроизводства, что ведёт к изменению гендерной идентификации и возрождению некоторых стереотипов относительно рабочих семей.

 

Социальное воспроизводство как контекст
Производство товаров и услуг и производство жизни (воспроизводство рабочей силы) являются частью единого интегрированного процесса – социального воспроизводства. Воспроизводство рабочей силы в классовых обществах состоит из трёх элементов: повседневная деятельность по восстановлению сил непосредственных производителей, позволяющая им вернуться к работе; аналогичная деятельность, но в отношении неработающих членов подчинённого класса); и замена представителей подчинённого класса, которые больше не работают.
 Работодатель заинтересован в социальном воспроизводстве работника, поскольку качество рабочей силы определяют не только питание, одежда и своевременная явка на работу, но и образование, состояние здоровья и «предрасположенность к работе». Социальное воспроизводство осуществляется тремя взаимосвязанными способами: (а) неоплачиваемый труд в семье, всё чаще выполняемый как мужчинами, так и женщинами; (б) услуги, предоставляемые государством в форме социальной зарплаты; (в) услуги, продаваемые на коммерческой основе.
 Неолиберальная политика была направлена на отмену государственных услуг (здравоохранение, образование, коммунальные услуги, общественный транспорт), полную передачу социального воспроизводства отдельным семьям или приватизацию услуг и продаже их на рыночной основе, что делало их недоступными для подавляющего большинства населения.
 Капиталу выгодна «экономия» за счёт неоплачиваемого труда по социальному воспроизводству и ограничения социальных расходов. Однако капиталистическая система не может полностью снять с себя ответственность за социальное воспроизводство, поскольку оно обеспечивает существование товара, который нужен капиталу больше всего–рабочей силы. Осознание зависимости производства от социального воспроизводства даёт ключ к пониманию политэкономии гендерных отношений и гендерного насилия.
 Чтобы представить себе его размеры, обратимся к первому полномасштабному исследованию, обнародованному Всемирной организацией здравоохранения в 2013 году. 35,6% всех женщин мира за свою жизнь подвергаются физическому или сексуальному насилию, обычно со стороны партнёра мужского пола. Выше всего этот показатель в Африке (45,6%), в странах Европы с низким и средним доходом он составляет 27,2%, в странах с высоким доходом–32,7%.
 Очевидную связь между бедностью и насилием объясняет марксистская концепция отчуждения как устойчивого фактора, воздействующего в классовом обществе на всех, включая правящий класс. Насилие – не проявление инстинкта, а результат того, что классовое общество искажает сексуальность и отчуждает людей друг от друга и самих себя, поэтому «изнасилование и сексуальное насилие – это одни из самых крайних форм, которые принимает отчуждение».

 

Что такое социальное снабжение?
Социальное воспроизводство тесно связано с «социальным снабжением», то есть получением средств к существованию. Эти средства в каждом обществе определяются уровнем развития, инфраструктурой и качеством жизни рабочего класса. Поскольку в семье основную работу по социальному снабжению продолжают выполнять женщины, изменения в его практике также определяют контуры гендерных отношений.
 Для абсолютного большинства людей пропитание и дом остаются двумя важнейшими компонентами социального снабжения, за ними следуют такие социализированные услуги, как здравоохранение, образование, уход за детьми, пенсионное обеспечение, общественный транспорт. При капитализме дом и семья существуют в двух измерениях. С одной стороны, дом – это место более безопасное и уютное, чем внешний мир с его насилием и неопределённостью. С другой стороны, укрытый своими четырьмя стенами от глаз окружающих, дом может стать сценой насилия против личности и тайных страданий. Но в любом случае дом остаётся в прямом смысле убежищем, позволяющим работнику набраться сил для следующего рабочего дня.
 На «глобальном Севере» после кризиса 2008 года рост домашнего насилия во многом вызван финансовыми и ипотечными проблемами, или исчезновением дома как безопасного убежища. В США опасности жульнических займов и домашнего насилия (ДН) больше всего подвержены женщины, в особенности афро-американки. Женщины, уходящие от агрессивных партнёров, живут у родственников или друзей, если это невозможно, размещаются в приютах для жертв ДН или для бездомных. Около 20% жертв ДН прибегает к обоим вариантам, до трети жертв ДН считает себя бездомными. Необходимость в приютах растёт, но средства на их содержание сокращаются.
 Многочисленные примеры доказывают также связь между жилищным кризисом и летальным домашним насилием. Так, в 2008 году в штате Орегон покончила с собой пожилая семейная пара, заложившая и не сумевшая выкупить свой дом. В Лос-Анджелесе безработный убил жену, тёщу, трёх сыновей и застрелился, поскольку был окончательно разорён, а убийство всей семьи посчитал «делом чести» в большей степени, чем просто самоубийство.

 

Наступление на социальное снабжение
Пока дом остаётся островком тепла и заботы во всё более торгашеском и враждебном мире, тепло и заботу обеспечивает женщина, что делает дом местом повышенных гендерных ожиданий. Необходимость поддерживать существование организма работника никуда не делась, как и уверенность, что поддержит его женщина, обязанная обеспечить еду, питьё и уход. Всё это создаёт условия для гендерного насилия, и финансовый кризис вызвал его всплеск. В Великобритании отмечен рост на 35% в 2010 году; в Ирландии–на 21% в 2008 году и на 43% в 2009 году по сравнению с 2007 годом. В США в 2011 году 80% приютов для жертв ДН отмечали увеличение числа пострадавших третий год подряд, причём 73% случаев объяснялось финансовыми трудностями, включая потерю работы.
 Невозможность удовлетворить потребности семьи в стенах дома часто буквально выгоняла женщин из бедных семей на улицу за «подножным кормом», например, сбором макулатуры. Массовые сокращения рабочих мест и зарплат заставляли женщин искать вторую работу или соглашаться на более тяжёлые условия на нынешней работе. Но даже если женщина становилась основным кормильцем семьи, характер её работы зачастую повторял «неформальную» неоплачиваемую работу дома. В США в годы неолиберальной перестройки (1964-97) было создано 65 миллионов рабочих мест, женщины заняли 60% из них, но по большей части это была низкооплачиваемая «чёрная» работа в сфере услуг.
 Но вернёмся к вопросу о связи между неолиберальной политикой и нападениями на женщин, на примере двух недавних случаев зверского изнасилования в Дели, столице неолиберальной Индии. «Вину» за изнасилование зачастую возлагают на самих жертв, так произошло и здесь: фактически заявлялось, что они заслужили своей участи, поскольку находились на улице «поздно ночью». Адвокат по нашумевшему делу об изнасиловании и убийстве (2012) утверждал, что не знает ни одного случая или примера изнасилования «приличной женщины», тогда как погибшая не просто была на улице поздно вечером, но и с мужчиной, который не был её мужем. Но обе женщины работали в колл-центрах европейских фирм по вечерам, чтобы рабочее время совпадало с европейским, и вынуждены были возвращаться домой по ночным улицам.

 

Зоны экспортного производства как территория дисциплины и наказания
Чтобы полностью осознать ужасы трудовой дисциплины при неолиберализме, необходимо помнить, что капитализм – это единое социально-экономическое целое, а стратегия капитала имеет глобальный и системный характер. Поэтому рассматривать ситуацию в развитых странах «глобального Севера» и в регионах мира, где капитал не правит бал столь явно, необходимо с одних и тех же позиций. Экономики развивающихся стран играют важную роль в глобальном накоплении капитала, поэтому для понимания связи между гендерным насилием и трудовой дисциплиной необходимо вспомнить историю зон экспортного производства (ЗЭП), порождённых неолиберальным порядком, в основном на «глобальном Юге».
 Использование дешёвого женского труда в специальных экономических зонах, не подпадающих под действие трудового законодательства страны-«хозяина», было впервые опробовано в Южной Корее в период её «экономического чуда». Его успех объяснялся разницей между оплатой труда мужчин и женщин. В 2003 году в 116 странах в ЗЭП было занято 43 миллиона человек, сейчас –ещё больше.
  Женщин, работающих в ЗЭП, постоянно оскорбляют словом и действием, им не платят сверхурочные, их подвергают унизительным допросам при приёме на работу, личному обыску с полным раздеванием при выходе с предприятия, сексуальным домогательствам. В Кении 95% работающих женщин даже не подают жалоб на это. В Мексике, в городе Сиудад-Хуарес на границе с США, в 1992 году была создана ЗЭП со сборочными фабриками, с этого времени более 400 её работниц пропали без вести или были убиты, так что город прозвали «столицей женоубийств».
 Управление сексуальностью и управление трудом – это две цепи, опутывающие самые уязвимые слои глобальной рабочей силы. Но кто выполняет роль «управленца»? Прежде всего, это сами рабочие-мужчины. В Кении 70% опрошенных мужчин назвали сексуальное домогательство в отношении работающих женщин «нормальным и естественным».
 Работа на фабрике даёт женщинам определённую степень финансовой независимости и воспринимается как угроза «традиционным» формам мужского превосходства и социального контроля. Сами рабочие-мужчины живут по правилам, установленным капиталом, и если в регионах с низкой зарплатой женщинам платят «женскую зарплату», то мужчины «мужской зарплаты» не получают. Если мужчины предпочитают получать меньшую зарплату, но не делать «женскую работу» и не проявлять солидарность с женщинами, то что заставляет мужчин вступать в заговор молчания и высокомерия? Патриархальность или «всеобщее мужское братство»?

 

Изобретение традиции
Рационального объяснения гендерное насилие не имеет, но капиталистическая идеология предлагает два толкования. Первое строится на глубоко укоренившемся представлении о гендерном разделении труда в семье. Хотя в подавляющем большинстве семей и мужчины, и женщины работают заняты наёмным трудом вне дома, предполагается, что о доме заботится женщина и что она же виновата, если семье чего-то не хватает.
 Второе толкование основывается на существовании некоей традиции. Это старый капиталистический трюк, когда классовые различия подменяются «горизонтальным расслоением». Нации изображаются свободными от классового расслоения, религиозные общины подаются как однородные коллективы, все члены которых, вне зависимости от класса, имеют одинаковые интересы. Схожим образом, чтобы замаскировать существование классовых различий и эксплуатации среди мужчин, предполагается существование братства всех мужчин, которое противостоит «сестричеству» всех женщин.
 Как это мифическое сообщество мужчин оправдывает насилие в отношении женщин, даже такое, как «убийства чести»? Убийства родственниками женщины, «запятнавшей честь» семьи, совершаются выходцами из стран «глобального Юга». Эти семьи сохраняют тесные связи с родиной и родственниками там, но «большие семьи» подавляют свободу действий и требуют лояльности любой ценой. Молодым мужчинам разрешается развлекаться относительно свободно, а «соблюдение чести» выпадает на долю женщин. Намёк на неподобающее поведение, например, встреча с мужчиной, не входящим в семью, может повредить репутации женщины, а стало быть, всей семьи.
 Убийства чести – не просто гендерная проблема или индивидуальный срыв, это результат стремления иммигрантской семьи противостоять отчуждающей урбанизации. В родной деревне мужчина имел больше власти, и безуспешная попытка вернуть её в новых условиях может спровоцировать приступ бешенства и кровопролитие. Такие убийства – это крайнее проявление, но ради восстановления «традиционной» власти мужчины совершается ещё много различных актов гендерного насилия.
 Кризис также привёл к росту числа самоубийств в Европе в 2007-09 годах, прежде всего в наиболее пострадавших странах, таких, как Греция и Ирландия. В Великобритании мужчины совершали самоубийства в три раза чаще, чем женщины, поскольку самосознание мужчин во многом строится на работе и всём, что она даёт. Поэтому роль главного кормильца, которую традиционно несёт (или верит, что несёт) мужчина, становится для него фактором риска.
 Фактически во всех развитых странах мужчины и женщины работают как на производстве, так и по дому, причём участие мужчин в работе по дому в последние десятилетия неизменно растёт. Однако гендерный миф о том, как счастливая жена-домохозяйка готовит ужин и ждёт усталого мужа с работы, сохраняется. Поняв истоки этого мифа, мы поймём, как оправдание гендерного насилия коренится в сочетании реальной действительности и умственных представлений о гендерных различиях.
 По мнению Дж. Уильямс, гендерный фактор действует как «скрытая классовая травма» или «чувство неадекватности у мужчин из рабочего класса, которое порождается постоянно усугубляющейся неспособностью выполнять роль кормильца». Дихотомичная модель семьи «кормилец-домохозяйка», являющаяся в США признаком среднего класса, была «одолжена» капиталом рабочему классу, у которого исторически такой практики не было. Эта модель полезна капиталу как классовое оружие, поскольку она позволяет нивелировать фактические классовые различия путём имитации всеобщего братства мужчин и расколоть рабочий класс по гендерному принципу, навязывая как мужчинам, так и женщинам несбыточные гендерные ожидания. Однако, по мнению Дж. Уильямс, со времени становления неолиберального порядка эта модель стала для рабочего класса неосуществимой.

 

Потенциал сопротивления
Капитал, сейчас переживающий кризис, использует гендерный вопрос как идеологическое оружие для маскировки классовых границ. Как противостоять семейным ценностям капитализма и попыткам возродить миф о семье «муж-кормилец и жена-домохозяйка». Неолиберализм – это новый способ организации накопления капитала, но не новая форма капитализма, это набор мероприятий правящего класса, первоначально освоенных опытным путём и позднее систематизированных, направленных на преодоление кризиса рентабельности.
 Классическое марксистское понимание капитализма остаётся в силе, как и метод борьбы с ним – через самодеятельность рабочего класса. Ключом к успеху неолиберализма было и остаётся эффективное, эксплуатирующее гендерный фактор, наступление на мировой рабочий класс. Этот успех был обеспечен цепью поражений рабочих в разных странах в 1980-е годы. Долгая история поражений и относительно немногих побед рабочего класса заставляет некоторых усомниться в том, что он остаётся главным борцом за перемены, способным ликвидировать существующую систему и построить новый мир. «Арабская весна» и движения «Оккупируй» в США наводят на мысль о том, что «могильщиком капитализма» становятся скорее воинствующие массовые уличные движения, а не профсоюзы.
  Теория социального воспроизводства понимает капитализм как единую систему, где производство и воспроизводство, даже если они разнесены пространственно, органически взаимосвязаны. Чикагский профсоюз учителей строит свою политику на понимании этого органического единства, почему и является примером в борьбе. Проводя забастовку, профсоюз увязал повышение зарплат и улучшение условий труда учителей с такими проблемами, как расистская политика закрытия школ и экономическое положение учащихся и их семей. И наша борьба за создание центров помощи жертвам изнасилований неотделима от борьбы за систему государственных услуг, повышение зарплаты и репродуктивное равенство. Но окончательно выиграть борьбу за гендерное равенство можно, только если мы восстанем - на рабочем месте или на баррикадах - против экономической тирании капитала.

 

Перевод Марии Кокоулиной

Оригинал статьи опубликован на сайте издания International Socialist Review
 

12 Февраль 2014

Комментарии
Сергей Бахматов  |  12 Февраль 2014 в 09:46
Гендерное насилие - крайний случай общего изменения отношений между полами, которое в свою очередь лишь частный случай общего отчуждения людей в обществе, где по канонам неолиберализма межличностные отношения устанавливаются рыночными.
Как известно, отношения между полами более или менее благополучно складываются только тогда, когда они строятся либо на основе взаимной любви и симпатии, либо из экономической целесообразности (компромисса).
Экономическая независимость женщин от второй половины рода человеческого, казалось бы, должны была способствовать союзам первого рода, но в обществе, где межличностные отношения становятся рыночными и, соответственно, начинают процветать индивидуализм и эгоизм, для отношений первого рода становится всё меньше места, а отношения по расчёту – доминирующими. Растущее социальное расслоение общества, культ «золотого тельца» и потребительства лишь подливают масла в огонь.
С этим естественным образом связаны как наблюдаемое повсеместно разрушение института брака, так расширение и легализация содомии.
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 11:45
Я думаю, автор статьи упрощает картину. А разве каких-то проявлений гендерного насилия не было при раннем капитализме, феодализме, рабовладении или при азиатском способе производства? Даже неомарксист Герберт Маркузе заметил: если у вас есть проблемы в сексуальной жизни, в этом не обязательно виноват капиталистический способ производства
Сергей Бахматов  |  12 Февраль 2014 в 12:53
А с другой стороны, как говорится, если вы не параноик, то это вовсе не означает, что за вами никто не следит. В общем и целом взаимоотношения полов, конечно же, зависят от состояния общественного сознания, которое формируются под воздействием капиталистического, феодального и рабовладельческого строя.
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 13:07
Понятно, что в обществе, где не будет отчуждения, отношения полов будут гармоничнее, чем сейчас. Вот только непонятно, как создать такое общество и в принципе возможно ли оно? Автор статьи, дай ответ! Не даёт ответа...
Сергей Бахматов  |  12 Февраль 2014 в 13:14
Автор как раз даёт ответ: восстать на баррикадах против тирании капитала.
Но у меня по этому поводу дежавю: отчуждения от этого только прибудет...
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 15:00
И Вы совершенно правы! Автора марксизм заедает. Вообще, я смотрю, в США среди гуманитариев много марксистов.
Сергей Бахматов  |  13 Февраль 2014 в 02:13
Они большие марксисты, чем сам Маркс. Я думаю, будь он среди нас, он бы пересмотрел своё учение.
Сергей Бахматов  |  13 Февраль 2014 в 05:23
Учение Маркса, а также его последователей, конечно же, - теоретическое заблуждение, поскольку общественная наука, рассчитывающая на адекватное описание явлений общества и его преобразования, не может быть основана только на цифрах, статистике, логических построениях и т.п. Всё это - ничто иное, как вульгаризация учения об обществе. Краеугольный камень такой науки - высокие моральные стандарты, выработанные человечеством за время своего существования и с которыми должны сверяться все выводы и заключения.
Кто пытается в своей научной деятельности обойтись без этого (подменить мораль или оправдать её отсутствие во имя великой цели, будь то Маркс, Ленин или Хайек), поражён гордыней и рано или поздно подлежит забвению или проклятью.

Вот и это автор на протяжении всей статьи рассуждает о политэкономии гендерных отношений вместо того, чтобы сконцентрировать своё внимание на межличностных (моральных) отношениях в обществе.
Например, кормилец семьи (мужчина) получает 100 долларов в день. Много это или мало?
Если его семья находится в США, где 10000 долларов в месяц – нормальный доход, то у него в семье возможны трудности. А если он проживает в Бангладеш, то его на руках носить будут. Значит, проблема не в абсолютных значениях воспроизводства рабочей силы, а в относительных, то есть в моральном аспекте проблемы – расслоении общества, вызванного несправедливым распределением доходов. Поэтому причина тому – эра капитализма, а не его следствия, - неолиберализма. Все пороки капитализма теперь удачно маскируются под маской либерализма, нашли козла отпущения…
Н.Р.  |  13 Февраль 2014 в 10:27
Маркс, Энгельс и их последователи полагали, что человеческое общество развивается в сущности так же, как вся окружающая нас живая и неживая природа, и законы развития общества в принципе не отличаются от законов астрономии. Однако в этой концепции упускается одна очень важная вещь: человек свободен и не полностью детерминирован природой и обществом. Используя красивую метафору Бердяева, можно сказать, что человек отчасти принадлежит к Царству кесаря и отчасти к Царству кесаря. Соответственно, невозможно вывести какие-либо социологические законы, которые бы целиком и полностью описывали поведение человеческого общества. Отсюда проистекают и многие другие заблуждения марксистов.
 |  13 Февраль 2014 в 10:28
пардон, и отчасти к Царству духа
Сергей Бахматов  |  13 Февраль 2014 в 11:39
Человек отличается от других представителей живой природы не только наличием более высокого интеллекта, но возникшей вследствие его морали (искусству жить и развиваться вместе) которая позволила ему не только выжить и сохраниться как виду, но и стать вершиной эволюционного развития живой природы.
Я бы сказал, что степень интеллекта представителей какой-либо цивилизации определяется наличием и совершенством установившейся в ней морали.
Все ошибки, как Марксистской теории, так и теорий его буржуазных оппонентов происходят от игнорирования этой простой истины. Мораль и них просто "выведена за скобки".
Сергей Бахматов  |  13 Февраль 2014 в 15:12
Кстати, под Царством кесаря в метафоре Бердяева подразумевается индивидуальное начало человеческой сущности, а под Царством духа - общественное (моральное). Таким образом, общественная наука должна учитывать и то, и другое.
Н.Р.  |  14 Февраль 2014 в 01:54
Я метафору Бердяева не совсем так понимаю. Царство кесаря - это царство необходимости (природной или социальной), всё то, что пытается определить человека извне. А Царство духа - царство свободы, та сфера, где человек свободен. Которая включает духовную жизнь, мораль, культуру. Но то, что общественная наука должна учитывать и то, и другое - это несомненно. Человек не есть ни полностью биологическое и социальное существо, принадлежащее к царству кесаря, ни полностью духовное, принадлежащее лишь к царству духа. Человек сочетает и то и другое начала и принадлежит к обоим планам бытия.
Н.Р.  |  14 Февраль 2014 в 02:04
Ленин как-то сказал: морально всё, что делается в интересах пролетариата. Это означает, что по отношению к подавляющему большинству человечества моральные нормы не действуют. В результате возникает своеобразная "готтентотская мораль": когда мы применяем террор - это справедливо, потому что мы действуем в интересах освобождения пролетариата, а когда террор применяют против нас - это бесчеловечно, это жуткое преступление. Что же удивляться результатам...
Сергей Бахматов  |  14 Февраль 2014 в 02:32
Я всё-таки попытаюсь отстоять свою интерпретацию, хотя по существу она может совпадать и с Вашей.
Когда существует всего лишь один субъект, например, Адам, а больше никого нет, то субъект свободен и мораль не нужна. Царство необходимости отсутствует.
Как только появляется Ева, "первичная" свобода Адама ограничивается, так как появляется ещё один субъект (Ева) и вместе с ним Царство кесаря (необходимости) причём для обоих сразу. Для обретения свободы (Царство духа) в сообществе, состоящих из двух субъектов нужна мораль, компромисс двух "первичных" свобод.
Поэтому Свобода и Мораль - две стороны одной "медали" в обществе и существуют только вместе.
Не бывает Свободы без Морали, точно также как и Морали без Свободы.
В метафоре Бердяева Царство духа (Свобода) и Мораль - семантические синонимы.
Н.Р.  |  14 Февраль 2014 в 02:58
Мораль, несомненно, является частью царства духа. Но не только она. Всё, что связано с духовной жизнью человека, тоже относится к царству духа = царству свободы. В том числе и культура, творческие порывы и т. д. В общем, вся сфера духовной жизни человека, в которой человек свободен, не детерминирован природой, обществом или государством.
Н.Р.  |  14 Февраль 2014 в 02:59
Я уж и не говорю о том, что религиозная совесть и религиозные воззрения человека тоже относятся к царству духа.
Сергей Бахматов  |  14 Февраль 2014 в 03:31
Творческий порыв деятеля искусств может ограничивать свободу в обществе (например, пропагандирующий насилие, разврат и т.д.) или расширять её (Моцарт, Леонардо да Винчи, Толстой и т.д.). В первом случае "первичная" свобода субъекта не ограничивается моралью и сужает свободу других (Царство духа сжимается, как шагреневая кожа). Во втором случае - свобода (Царство духа) расширяется, поскольку люди приобщаются к морали, учатся жить вместе, не притесняя друг друга.
Сергей Бахматов  |  14 Февраль 2014 в 03:58
По поводу личности Ленина Вы правильно говорите.
Ленин - моральный уродец, который вслед за Марксом усомнился в ценности общечеловеческой морали. Но не они первые и не они последние. Например, философия неолиберализма тоже полностью аморальна.
Н.Р.  |  14 Февраль 2014 в 04:30
Увы, "готтентотская мораль" - это давний человеческий грех. На художества "своих" закрывают глаза, а "чужим" ставят всякое лыко в строку. И это присуще не только якобинцам, большевикам или нацистам, но иногда и западным демократическим политикам. Яркий пример - их комментарии по поводу событий на Украине.
Сергей Бахматов  |  14 Февраль 2014 в 05:06
При детальном рассмотрении оказывается, что подобного рода "художества" встречаются всегда и везде почти постоянно.
Поэтому я утверждаю, что общественная наука либо отвечает высоким моральным стандартам, либо она - профанация, которая становится страшной разрушительной силой.
Н.Р.  |  14 Февраль 2014 в 05:44
Аморальность философий коммунизма и неолиберализма объясняется во многом тем, что обе они выросли из социал-дарвинизма, то есть приложения закона борьбы за существование у человеческому обществу. Соответственно, абсолютизируется борьба, а не сотрудничество. Та же идея ожесточённой борьбы за существование лежит и в основе расовой биологии нацизма. Вообще, в конце 19-го и начале 20-го века почему-то огромное распространение получили философские системы, которые воспевали борьбу и насилие (марксизм, ницшеанство, социал-дарвинизм и т. д.)
Сергей Бахматов  |  14 Февраль 2014 в 06:08
Я могу объяснить это следующим образом: человечество находится в инфантильном периоде своего существования и характеризуется малой активностью светлых сил Разума в духовной сфере. А как мы говорили раньше, Зло по умолчанию занимает место Добра при его отсутствии или малом присутствии. В такой ситуации существует устойчивая тенденция проникновения в высшие эшелоны власти людей аморальных, которые навязывают человечеству в целом свою философию и порабощают его.
Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 01:45
Анри Бергсон говорил, что главная задача мыслителя - не столько опровергать ошибочные утверждения, сколько высказывать истинные. А потом ложная идея сама уступит место истинной. Поэтому я думаю, что нам стоит сосредоточиться на выработке позитивной политической философии социал-либерализма (или либерал-социализма).
Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 01:52
Критика ошибочных социальных и политических концепций - это, конечно же, очень важно, но ещё более важно сформулировать позитивную платформу - за что мы выступаем. И, прежде всего, надо выявить духовные истоки русского социал-либерализма, показать, на какие традиции мы хотим опереться. Скажем, с той же Лейбористской партией всё более или менее ясно: её духовными истоками были эволюционизм, фабианство, христианский социализм, марксизм (в его детерминистской версии) и левый либерализм Бентама и Милля (потом ещё Кейнс добавился). А что мы можем сказать по поводу источников отечественного социал-либерализма?
Сергей Бахматов  |  15 Февраль 2014 в 03:15
Первый постулат свободного общества как идеала, к которому надо стремиться - триединство свободы, морали и справедливости для всех членов общества и во всех сферах жизнедеятельности. Причём это относится не только к цели развития общества, но и пути (средств) её достижения. Поскольку подобного рода изменения в обществе не могут быть достигнуты в краткие сроки, то второй постулат - трансформация общества должна происходить эволюционно на основе многоукладности экономики с присутствием всех форм собственности на средства производства. Третий постулат - положительная тенденция в развитии общества должна обеспечиваться демократизацией его экономической жизни, что послужит начальным этапом строительства свободного общества и заложит основы для освобождения политического и духовного, то есть демократизации всех сфер жизнедеятельности общества.
Что касается духовных источников отечественного социал-либерализма, то список мыслителей, внёсших неоспоримый вклад, велик: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Чехов, Достоевский, Толстой и т.д. Все они расширяли Царство духа, а значит, были социальными либералами.

Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 04:37
Я бы к ним добавил ещё русских философов - сторонников христианского эволюционизма и прогрессизма (В.С.Соловьёва, Сергея Булгакова, Георгия Федотова). Что касается обоснования именно либеральной части программы - огромную ценность сохраняют работы Дж. Стюарта Милля "О свободе" и "О представительном правлении". Кстати, и у Бергсона можно найти немало ценного. Что касается того направления русской мысли, которое было представлено Герценом и народниками - в нём есть немало неприемлемого. Хотя Герцен и пытался соединить социализм со свободой.
Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 04:44
Очень важной задачей является создание партии и интеллектуального клуба, разрабатывающего её стратегию (типа Фабианского общества, но, понятно, без идей госсоциализма). В названии партии я бы посоветовал избежать слова "социалистическая" - так как понятие социализма а) слишком многозначно б) скомпрометировано тоталитарным его воплощением в СССР. Неплохое название - Партия труда или что-то подобное. Единого мировоззрения в партии, разумеется, не должно быть - пусть она объединяет людей самых разных взглядов, от неомарксистов до прогрессивных либералов. Если такая партия будет создана, я думаю, в ней сразу обнаружатся два течения - социалисты-самоуправленцы (Ваша позиция) и социал-либералы (ближе к моим взглядам). У одних идеалом будет рыночный социализм самоуправления, у других - смешанная экономика с сильным самоуправляющимся сектором. Но поскольку программа-минимум у обоих направлений будет одной и той же, я думаю, договоримся.
Сергей Бахматов  |  15 Февраль 2014 в 06:10
В названии "Партия труда" звучит противопоставление. Для наших целей должно быть название, охватывающее идею всего народа и его освобождения. Но трудно сразу подыскать слова, которые к настоящему моменту времени не были бы скомпрометированы.
Свободу народу нельзя подарить, поскольку освобождение народа - дело рук самого народа, но создание условий для его освобождения находится в компетенции политиков.
Социалистический самоуправленческий сектор экономики должен предоставить такие условия, то есть дать возможность участия в экономической жизни общества независимо от капитала. Разве это не свобода?! А многоукладность экономики обеспечит конкурентную среду, где каждый уклад будет доказывать свою состоятельность. И это тоже свобода…




Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 06:41
И свобода основать своё собственное дело - это тоже свобода.
Была в начале 90-х годов такая Народная партия "Свободная Россия". В принципе, это название удачное, но уже использованное. Вы совершенно правы, в названии новой партии должны быть отражены её народный характер и то, что она выступает за свободу для всех.
А может быть, просто Партия свободы?
Сергей Бахматов  |  15 Февраль 2014 в 06:51
"Партия Свободы России" - очень хорошее название, согласен.
Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 11:58
Английские социалисты назвали Фабианское общество в честь Фабия Кунктатора. А в честь кого бы нам назвать соответствующий интеллектуальный клуб?
Сергей Бахматов  |  15 Февраль 2014 в 12:40
Например, Александрийское общество. Имея в виду: Александр (др.- греч. ἀλέξω — «защищаю»).
Мы намерены защищать права всех.
Н.Р.  |  15 Февраль 2014 в 14:26
Да, тем более что и крепостное право Александр II отменил
Сергей Бахматов  |  15 Февраль 2014 в 14:47
Может быть, "Александрийский политический клуб"?
Такого, похоже, ещё нет нигде.
Н.Р.  |  16 Февраль 2014 в 02:34
И девиз его тогда тоже должен быть из Александра. Например, этот: "Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений" ("Капитанская дочка").
Сергей Бахматов  |  16 Февраль 2014 в 02:50
Золотые слова! Девиз тоже хорош.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 03:59
Вот так буржуазная демократия порождает порочный круг насилия! На Украине работают деньги и политические (экономические) интересы, как мировой буржуазии, так и местной продажной элиты, сея ненависть, разор и кровопролитие! Кроме личной выгоды у них нет никаких интересов и ничего святого. Бескорыстная любовь к денежным знакам и потеря всего человеческого - закономерный итог культа "золотого тельца". Это и есть "сумасшедший дом", порождённый империей зла - мирового империализма.
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 08:33
Там присутствует ещё одно обстоятельство. Социально-экономическая система, существующая на Украине с 1991 года - это номенклатурно-мафиозный и компрадорский (псевдо)капитализм, который является тупиковой ветвью экономического и социального развития. При таком "капитализме" процветают бюрократия, бюрократическо-компрадорская буржуазия (связанная с экспортом), банки и криминал. Прибыли этих кланов оседают в западных банках. Жизненный же уровень остального населения власть мало интересует. Янукович - это типичная персонификация номенклатурно-криминального капитализма, он сам и его "семья" - олигархи и долларовые миллиардеры. В принципе, посткоммунистический бюрократическо-криминально-компрадорский строй на Украине уже зашёл в тупик и должен быть демонтирован, чтобы страна могла нормально развиваться. Однако демократических сил, которые могли бы его реформировать, не видно. Соответственно, за ликвидацию номенклатурно-кланового (псевдо)капитализма взялись крайне правые и отнюдь не либеральные силы. Если проблему не решают демократические силы, это значит, что решать её будут силы недемократические...
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 09:10
Дело в том, что бюрократическо-компрадорская национальная буржуазия, связана в своих интересах с буржуазией международной, которой она управляется. Если страна отстала в своем развитии от стран Запада, то другой капиталистической экономической системы, кроме бюрократическо-компрадорской системы, и быть не может. Она превращается в сырьевой придаток и/или в лучшем случае - в поставщика низкотехнологичной продукции, а также в свалку залежалых товаров, стимулируя экономику Запада. Это приводит к обнищанию большинства населения, и к ещё большему обогащению местной элиты, ничего не делающей, но занимающейся посредничеством в товарном обращении, а, в конечном счёте,- к потере суверенитета.
Босния, которая 8 лет, как присоединилась к Евросоюзу,- яркий пример этому. Народ бежит из страны вследствие отсутствия работы и готов работать кем угодно и где угодно за любую зарплату на Западе. То же самое, возможно чуть в меньшей степени, относится и к другим отсталым странам Евросоюза. Такая же роль уготовлена и Украине, а под конец и России.
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 09:34
Именно поэтому украинский протест носит не только националистический, но и социальный характер. И одна из его главных причин - именно это самое господство бюрократическо-компрадорского капитала (если использовать выражение Бернара-Анри Леви - "варварской разновидности капитала"). И олигарх и компрадор Янукович, и его "семья", т. е. такие же олигархи - сильнейший раздражающий фактор. На Украине происходит парадоксальное социальное явление - подпитываемый с Запада протест против бюрократическо-компрадорского капитализма!! К сожалению, за демонтаж этой системы выступают сейчас далеко не демократические и не пророссийские силы.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 09:59
Янукович не оправдал их надежд, то есть приостановил процесс интеграции с Евросоюзом, поэтому он должен уйти. Но в случае его ухода, бюрократическо-компрадорский капитализм сохранится только другая элита уже безоговорочно примет все условия Запада.
Украина - это только маленький промежуточный этап, основная цель - Россия.
Кстати, Россию опустить в обстановку беспредела проще простого: надо искусственно опустить в два раза цены на нефть и газ в течение всего одного года, и в ней начнутся такие социальные потрясения, по сравнению с которыми Украина - безобидные цветочки.
Чисто технически это Западу сделать очень легко, тем более что промышленное производство от этого только выигрывает.
Собственно говоря, это оружие было использовано для развала СССР, так что опыт уже есть.
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 10:58
Всё сказанное Вами не отменяет того факта, что система бюрократическо-мафиозного компрадорского капитализма не имеет перспектив ни на Украине, ни в России, ни в других странах СНГ. Эта система, как показывают в том числе и украинские события последних месяцев, уже находится в состоянии кризиса. В сущности, бюрократический клановый капитализм - это, если перефразировать известную фразу Ильича, "монополистический, паразитический и загнивающий, умирающий коммунизм". В России он тоже бы вступил в фазу кризиса, если бы у нас в стране не было таких запасов углеводородов и так удачно не сложилась конъюнктура на мировом рынке. По сути, Россия - это Украина плюс нефть и газ. На мой взгляд (и думаю, Вы с этим согласитесь), такая "экономическая деятельность", как воровство, посредничество, "прихватизация" активов, жульничество, взятки, откаты, "распил" бюджетных денег - это путь в тупик. Бюрократическо-мафиозно-коррупционный рэкет не даёт развиваться ни нормальному (честному) частному предпринимательству, ни социалистическому самоуправляющемуся укладу.
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 11:11
Ваш покорный слуга ещё в 1994 году отметил вот что: "Так называемая "буржуазия", вылупившаяся в основном из бывшей номенклатуры КПСС и мафии, занимается почти исключительно спекуляцией и распродажей природных богатств России, не вкладывая деньги в производство". И этим она отличается от нормальной частнопредпринимательской буржуазии.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 11:28
Россия - не только нефть и газ, но и кладезь других жизненно важных ресурсов (разведанных и неразведанных), необъятные земельные просторы, колоссальные ресурсы пресной воды и т.д.
Почему наши капиталисты не разрабатывают и не собираются разрабатывать, например, смартфоны? Как говорил Паниковский: "Паниковский вас всех продаст, потом купит, и ещё раз продаст, но уже дороже". Это и есть экономический закон технологически отсталой капиталистической страны, компрадорская буржуазия которой осуществляет посреднические функции с остальным более развитым миром. Поскольку реальная власть принадлежит им, то в их силах создать "мутную водичку", где появляются все остальные "прелести".
Максимум на что способны наши буржуа так это организовать отвёрточную сборку импортных агрегатов. В таких условиях для России бюрократический клановый капитализм - единственная альтернатива социализму.
Как это не парадоксально звучит, но экономическая и политическая безопасность и сам суверенитет страны в этом случае, определяется созданием своей современной промышленной и сельскохозяйственной базы, ориентированной главным образом на внутреннее потребление. А это возможно только в условиях рыночного социализма.
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 12:41
... или в условиях смешанной экономики, включающей нормальный частнопредпринимательский сектор и самоуправляющиеся предприятия. Доминирование в России компрадорской буржуазии связано ещё и с институциональным дизайном нашей страны, в рамках которого самый выгодный бизнес - посредничество или экспорт российских ресурсов за рубеж. Но в силах государства создать такие рамки (хозяйственные порядки), в которых более выгодной станет инновационная деятельность. Кстати, идеи немецких ордолибералов о сознательном выстраивании хозяйственных порядков мне очень импонируют.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 13:03
Должна быть построена экономическая система, где открывается свобода для предпринимательства, как частного, так и народного в интересах развития всего общества. Притеснение какой-либо экономической силы приведёт к междоусобице, которую мы с Вами обсуждали. Именно народное предпринимательство может быть направлено в интересах экономической и промышленной безопасности и сохранения суверенитета страны в те области народного хозяйства, в которые частный капитал по понятным причинам не идёт. Хватит хранить золотовалютные резервы в казначейских облигациях других стран. По большому счёту, это ничто иное, как предательство национальных интересов....
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 14:08
Я бы сказал, что и частные предприниматели (национальная буржуазия), и самоуправляющиеся коллективы должны прежде всего работать на внутренний рынок. Так же должен функционировать и госсектор. И ещё, необходимо каким-то образом прекратить отток капитала из России. В общем, есть над чем подумать.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 14:23
Работа на внутренний рынок - гарант стабильности экономики, стабильности цен, отсутствия оттока капитала и, в конечном счёте, - суверенитета страны.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 14:57
Когда я утверждаю, что работа на внутренний рынок спасёт Россию, я имею в виду, что должно быть обеспечено, прежде всего, развитие сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности, логистики, хранения и доставки сельхоз продукции в розничные торговые сети. Россия обладает 20% мирового плодородного слоя, который формируется столетиями и который способен прокормить 1,5 миллиарда человек. Излишки продавать на мировом рынке и получать золотовалютные резервы, которые используются для развития других сфер экономики.
Кроме этого должно быть обеспечено развитие отечественной электроники, информационных технологий, нанотехнологий, собственного станкостроения, самолётостроения, кораблестроения, машиностроения и т.д. Сырьевая база - полностью используется для внутренних нужд.
Только тогда мы сможем смело смотреть в будущее, не боясь момента, когда США "чихнёт" или Европа "закашляет".
Н.Р.  |  20 Февраль 2014 в 15:43
Что касается сельского хозяйства, я думаю, что стоит поддерживать семейные фермы, охваченные системой самой разной кооперации (снабженческой, сбытовой, сельскохозяйственных машин и т. д.). Да и вообще, после 1985 года реформы надо было начинать прежде всего в сельском хозяйстве - превратить колхозы в реальные кооперативы, разрешить крестьянам выходить из колхозов и становиться фермерами, разрешить аренду, развивать все виды сельхозкооперации и т. д. В этом случае мы бы уже сегодня могли прокормить полтора миллиарда человек.
Сергей Бахматов  |  20 Февраль 2014 в 16:24
Ещё начиная с 20г.г. прошлого столетия, надо было отдать землю в полное распоряжение народа (естественно, всем кто хочет на ней работать, а не на продажу), обеспечить бесплатно всем необходимым для работы на ней, дать полную хозяйственную свободу (чего не было в колхозах) в условиях рынка, дать возможность организовать предприятия замкнутого цикла с переработкой и вплоть до торговли готовой продукцией.
И вообще социализм должен был начинаться с того, что в любой сфере экономики все желающие должны были со временем получить экономическую свободу в условиях рынка, а именно: общенародные средства производства на условиях демократического самоуправления, хозяйственную свободу и начальный оборотный капитал.

Н.Р.  |  21 Февраль 2014 в 02:09
Ну, большевики с их идеей централизации и "превосходства крупного хозяйства над мелким" по этому пути точно бы не пошли. А вот если бы П.А.Столыпину удалось довести свою аграрную реформу до конца, и параллельно развивалась бы сельскохозяйственная кооперация (а она после 1906 г. развивалась очень быстро) - тогда мы бы к этому идеалу приблизились.
Немецкий правый социал-демократ Эдуард Давид в начале 20-го века утверждал, что социализм в сельском хозяйстве означает существование единоличных крестьянских хозяйств в рамках всестороннее развитой системы кооперации снабжения и сбыта, кредитной, перерабатывающей, сельскохозяйственных машин и т. д. Я хоть и не марксист, но эта идея, по-моему, здравая.
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2014 в 02:33
Крупные хозяйства имеют смысл как предприятия замкнутого цикла, то есть в наличии вся технологическая цепочка вплоть до реализации готовой продукции. В противном случае большое количество посредников "разгоняет" цены реализации конечной продукции и обесценивает труд на земле. Государственные фьючерсы на сельскохозяйственные продукты должны снижать риски и обеспечивать устойчивость сельского хозяйства.
Фермерские хозяйства могут подпитывать такие предприятия своей продукцией, занимаясь только земледелием.
Кстати, в 80г.г. средний американский фермер кормил 500 человек.
Н.Р.  |  21 Февраль 2014 в 06:00
Совершенно с Вами согласен! В сельском хозяйстве, как и в промышленности, предпочтительна смешанная экономика. Крупные хозяйства (бывшие колхозы), если они хорошо работают, тоже пусть остаются. Их просто надо было превратить в реальные кооперативы и дать крестьянам право на самом деле избирать председателя. А инициативный и деловой председатель такого кооператива может сделать очень много! Кроме того, крестьяне должны иметь право выйти из кооператива на "хутора" и "отруба", в духе столыпинской аграрной реформы. Как писал А.Билимович в 1960 году, выбор формы пользования своей землёй должен быть предоставлен самим крестьянам.
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2014 в 06:16
Да, это правильно! Колхозы к тому же не имели экономической самостоятельности. Из райкомов компартии шли директивы: что сеять, когда сеять, где сеять, когда собирать, сколько сдавать, по какой цене продавать. Чаще всего это шло вразрез с интересами колхозников, поскольку им как профессионалам лучше было знать, что и как. Уж не говоря, что председателем колхоза мог стать только ставленник райкома (послушный и не задающий много вопросов), несмотря, вроде бы, на формальные выборы. Одним словом, там не было даже намёка на свободу предпринимательства, что всегда приводит к стагнации и загниванию.
Н.Р.  |  21 Февраль 2014 в 06:22
Совершенно согласен. А вот колхозы, освобождённые от давления райкома, свободно избирающие правление и председателя и ставшие свободными кооперативами, вполне могли бы (вместе с фермерами) накормить страну и без всякой "Продовольственной программы".
Сергей Бахматов  |  21 Февраль 2014 в 06:31
Так "Продовольственная программа" такая же профанация, как "Ускорение", "Экономика должна быть экономной" и т.д. Это могли придумать только старички из политбюро ЦК КПСС, тронутые маразмом.

Россия, благодаря своим природным ресурсам, должна была занять лидирующую позицию в мире и, конечно же, не только в сельском хозяйстве...


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
РАСПЛЫВЧАТЫЕ КОНТУРЫ КОСМИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ
ТОЧНЫЕ СИГНАЛЫ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ
СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ КАК ВЫЗОВ ГЛОБАЛЬНОМУ АПАРТЕИДУ
ПЕРЕМЕНЫ, К КОТОРЫМ НИКТО, КРОМЕ НАЗАРБАЕВА, НЕ ГОТОВ

Новости
18.04.2019 Молдавские социалисты выступают за евразийскую интеграцию
18.04.2019 Зеленский опередит Порошенко во втором туре выборов президента Украины - опрос
18.04.2019 В Египте пройдет референдум по продлению президентского срока
18.04.2019 Советник Трампа предсказал крах Венесуэлы, Кубы и Никарагуа
18.04.2019 Россия в рейтинге свободы прессы оказалась между Венесуэлой и Бангладеш

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"