все поля обязательны для заполнения!


 
ЛИБЕРАЛЫ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ
ЮРИЙ ГЛУШАКОВ
Первый заместитель председателя Белорусской партии «Зеленые»

Либерал пролетарию – друг, товарищ и брат?

Сегодня бывает достаточно сложно провести границу между некоторыми группами либералов и левоцентристами. По многим вопросам их взгляды совпадают, они нередко встают на защиту прав трудящихся, вместе противостоят неолиберальным и националистическим тенденциям. Должны ли профсоюзы быть политизированными и сотрудничать с партиями? И как работникам наемного труда относиться к партиям либеральным? В контексте того обострения противостояния, которое сегодня разворачивается между независимым профсоюзным движением и государствами на постсоветском пространстве, этот вопрос является далеко не праздным.

  А как это выглядело в прошлом? В 17-18 столетии, в эпоху первых буржуазных революций, народные массы выступали против абсолютизма и феодализма единым строем. И казалось бы, между ремесленником или торговцем и поденным работником, между мелким собственником и пролетарием тогда не было большей разницы. Но это – только на первый взгляд, все различия отступали, пока речь шла о совместной борьбе с реакцией. Уже с самого начала между разными социальными группами проявились серьезные противоречия. Между прочим, принявшие вскоре форму взаимного террористического уничтожения, как это происходило между жирондистами и якобинцами, «умеренными» и санкюлотами. В то время радикальные группы, наподобие вышеупомянутых санкюлотов во Франции или левеллеров («уравнителей») в Англии, выражавших интересы городского плебса, в том числе и зарождающегося пролетариата, терпят временное поражение и подвергаются беспощадным репрессиям со стороны торжествующей буржуазии.

 Однако в следующем столетии, вместе с численностью рабочего класса, растет и его организованность. Появляются первые союзы для защиты интересов рабочих, а роль пролетариев в последующих революциях, добивавших остатки феодализма на европейском континенте в 19 веке, значительно возрастает. Надо отметить, что именно в этот период происходит очевидное размежевание рабочего движения - с одной стороны, и консервативных и праволиберальных сил - с другой. В то же время намечается союз рабочих и социалистических организаций с леводемократическими и республиканскими элементами, что имело место во время революции 1948 года и особенно Парижской Коммуны в 1871 году.

 По сути, тактика такого сотрудничества между рабочими и буржуазными демократами была присуща и I Интернационалу, и в еще большей степени – II Интернационалу. Однако в скором времени монополию социал-демократов в рабочем движении оспорили более радикальные элементы – анархо-коммунисты и анархо-синдикалисты. А вместе с ней – и традиционную социал-демократическую установку на борьбу в рамках легитимной демократии и соответствующие блоки и компромиссы с ее представителями. «Никакого соглашения с буржуазией и государством!» - с категоричностью динамитного взрыва провозгласили романские синдикалисты и русские анархо-бомбисты. Поэтому уже первая революция нового, двадцатого столетия – революция 1905 года в России - проходит под знаком все усиливающегося размежевания между частью рабочих партий и организаций и буржуазией. Деятельность собственно анархистских групп в царской России была быстро пресечена репрессиями и казнями, но влияние их идей на рабочие массы оказалось куда значительней. Особенно популярными оказались боевой антикапитализм и антибуржуазность, в крайней форме культивируемые такими анархистскими группами, как «чернознаменцы» и «безмотивники».  Непримиримость к любым союзам с буржуазными партиями быстро завоевала и массы рядовых членов таких крупнейших российских социалистических партий, как социалисты-революционеры и социал-демократы. Правда, центристскому руководству партии эсеров (ПСР) все же удавалось до поры до времени сбивать социальный радикализм своих низов за счет той революционности, которую придавала партии ее террористическая тактика. Поэтому первоначально в ПСР все ограничилось отколом фракции эсеров-максималистов. Но именно эта небольшая группа, тем не менее, наиболее близко среди эсеров стоявшая к рабочему движению, сформулировала лозунги будущей Октябрьской революции: «Фабрики – рабочим, власть – Советам!»

 А вот в РСДРП решительные настроения рабочих низов удачно резонировали с «якобинской» непоколебимостью Ленина и других лидеров левого крыла партии. Из этого синтеза и родился большевизм, которому вскоре было суждено перевернуть мир…

 После победы социализма в России либеральный лагерь в разных странах сделал соответствующий вывод и начал «работать» с рабочим движением. Ставка делается как на традиционные соглашательские и «христианские» профсоюзы, так и на некоторые политические блоки с умеренными левыми и определенные реформы. Однако в условиях разразившегося мирового экономического кризиса возможности социал-реформизма и социал-либерализма оказались ограниченными, и перевес здесь взял национализм, начавший так же усиленно маскироваться под «рабочий» и «социалистический». Муссолини, бывший социалист, первым придал «черной» реакции в Италии социальный вектор, диктатор Примо де Ривера в Испании продолжил это демагогическое маневрирование. Предпринимаются попытки и создания откровенно фашистских профсоюзов, в Испании зарождается так называемый «национал-синдикализм». В последующем партия Франко даже включит этот мутант в свое официальное название – «Испанская фаланга и ХОНС (хунты национал-синдикалистского наступления)». Ну и наконец, пресловутая гитлеровская НСДАП так же изо всех сил старалась разыграть из себя рабочую партию. Впрочем, игры нацистов с рабочим движением всегда выглядели крайне неестественно. Куда больших успехов тут добивались другие политические силы…

 

Перестройка и рабочее движение – за чужие интересы

Не секрет, что социальная демагогия различного рода сыграла огромную роль при демонтаже «реального социализма» в СССР. Перестроечная пропаганда для развенчания ортодоксальной коммунистической идеологии с самого начала активно использовала ее наиболее радикальные элементы. В частности, разжигался тезис о социальном неравенстве, хоть и имевшем место в Советском Союзе, но изрядно преувеличенном. Противоречия же, реально существовавшие между рабочими и управленцами на советских предприятиях, как и на любом производстве до полного упразднения общественного разделения труда, стали основой для развертывания рабочих протестов. По иронии судьбы, положение рабочего класса в конце 1980-х годов начало резко ухудшаться в связи с рыночными реформами, начатыми по инициативе либеральных экономистов, но ответственность за их негативные последствия была умело переложена на «коммунистов». В результате почти все независимые профсоюзные инициативы, сформировавшиеся к началу 90-х годов на постсоветском пространстве, носили антикоммунистический характер, слово «коммунист» в рабочей среде стало носить бранный характер и являлось синонимом слова «бюрократ», «чиновник», «начальник» и т.п.

 При этом нельзя сказать, что антикоммунизм и либерализм в чистом виде стал единственной идеологией рабочих организаций того времени. Весьма популярными среди ряда рабочих активистов были отдельные положения анархо-синдикализма. Уже с конца 80-х годов в СССР действовала Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС), тиражировавшая, в том числе и при помощи таких крупных информационных ресурсов, как телепередача «Взгляд», газета «АиФ» и прочее, свои взгляды и установки. Надо сказать, что последние имели существенные расхождения с классическим международным анархо-синдикализмом. В отличие от его либертарно-коммунистических традиций, КАС исповедывала некий вариант «безгосударственного рыночного социализма» и предлагала передавать предприятия в собственность работающих там коллективов. По сути, этот вариант групповой частной собственности мало отличался от широко пропагандируемых тогда «народных» акционерных предприятий, кампаний и кооперативов, которые, по замыслу перестройщиков, должны были сыграть роль переходных форм к классическому капитализму. В последующем некоторые из лидеров КАС, такие, как Андрей Исаев, перешли на позиции неолиберализма и сделали карьеру в структурах ФНПР и «Единой России».

 Почти полностью под руководством либералов и белорусских националистов оказалось рабочее движение Белоруссии, что особенно проявилось в волнениях на заводе МАЗ в Минске, в «чернобыльских» забастовках на заводе «Гомсельмаш», демонстрациях и митингах в Гомеле в конце 1980 – начале 1990-х годов.

  По сути, рабочее движение того времени было втянуто в борьбу за принципиально чуждые им интересы, и в итоге все его рядовые участники были жестоко обмануты. В результате приватизации и других рыночных реформ, проведенных теперь уже полностью контролировавшими власть либералами, огромное количество рабочих и служащих лишилось рабочих мест и социальных гарантий, произошло катастрофическое падение производства и жизненного уровня, значительное ухудшение правовое положения наемных работников, многие трудящиеся стали жертвами жестоких межнациональных конфликтов, беженцами и бесправными трудовыми мигрантами.

 

Сложная реальность современности

Сегодня у многих представителей независимого профсоюзного движения и левого лагеря уже начинает наступать отрезвление. Последствия торжества неолиберализма на постсоветском пространстве слишком очевидны, чтобы не обращать на это внимания. Однако еще существуют отдельные иллюзии. Впрочем, такие тезисы, как: «Во всем виновато наследие тоталитаризма…», «Все мы по-прежнему живем в совке…», «Нами, как и раньше, правят коммунисты…», рассматривать всерьез не стоит. Это – дешевые агитки, перекладывающие ответственность с больной головы на здоровую. Или, если говорить научно, предназначенные "канализировать" социальную напряженность в безопасное для истеблишмента русло. Более серьезного обсуждения заслуживает следующее положение: «Сегодня и рабочее, и общедемократическое движение имеет общего противника – авторитарные режимы, возникшие на постсоветском пространстве. В борьбе с ними мы все должны соблюдать единство…»

 Однако здесь следует обратить внимание на несколько моментов. Необходимо в каждом случае анализировать природу «авторитарного режима». Как правило, на поверку перед нами будут находиться олигархические режимы и режимчики, различающийся лишь большей или меньшей степенью консолидации их правящей элиты, степенью «государственности» или бюрократичности. Так, модель, выстроенная в Белоруссии, выглядит очень «государственной» и даже до недавнего времени - «социальной», но откровенно недемократичной, в Украине – крайне коррумпированной и монетаристской, но внешне - достаточно соблюдающей нормы формальной демократии, и т.д. Тем не менее, суть у них одна и та же – беззастенчивый грабеж и эксплуатация трудового населения, осуществляющаяся на основе неолиберальной экономической модели, в той или иной ее вариации. Авторитаризм на постсоветском пространстве – лишь инструмент для экономического гнета и социальной дерегуляции, а не их причина. Нужно ли акцентировать все свои усилия на противостоянии с «инструментом», концентрировать их для борьбы со следствием, а не с подлинной причиной – неолиберальным капитализмом?

 Конечно, поскольку и профсоюзы, и левые партии действуют отнюдь не в безвоздушном пространстве теоретических догм, а на вполне конкретном политическом поле, вопросы свободных выборов, свободы слова, собраний для них не являются праздными. И выступая против попрания элементарных политических и гражданских прав, левые и рабочие активисты  нуждаются в союзах со всеми сторонниками хотя бы формальной демократии. Но вопрос – в каких союзах и на каких условиях? Тактические, временные, рассчитанные на достижение конкретных задач, здесь и сейчас. Рабочее движение и левые не должны ни в коем случае во имя «единства» подчиняться либералам, признавать их идеологические ценности «своими». При этом прогрессивные силы должны добиваться своей ведущей роли в этих союзах – даже во имя той же «демократии». Хотя бы потому, что их союзники «справа», даже если сегодня они сами страдают от авторитаризма, вовсе не будут гарантировать левым и профсоюзам соблюдение социальных прав и гарантий в случае своего прихода к власти. О том, что это будет именно так, говорит вся новейшая история постсоветского пространства. Так, в частности, было в Украине после прихода к власти «оранжевых», так было практически во всех остальных случаях, когда одна фракция бюрократии и олигархии меняла у власти другую…

 Сегодня, например, многим лидерам рабочего движения в Белоруссии, кажется, что здесь сложилась уникальная ситуация. Лидер Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук считает, что сегодня одной из главнейших задач рабочего движения сегодня является борьба за демократию. Спору нет, демократия – это важно. Но во имя чего?

 Исходный посыл о том, что виновником всех накопившихся в республике проблем является персонально президент Александр Лукашенко, авторитарный правитель страны, практически лишенной свободных выборов, может дать неверную перспективу. Безусловно, он действительно несет личную ответственность за многое, в том числе и за проводимые сегодня в стране реформы по рецептам МВФ. Но один человек, будь он хоть трижды президент, не может являться главным источником стремительно прогрессирующей бедности и экономического кризиса в Беларуси. В этом и есть сверхзадача постсоветского «авторитаризма» - в условиях невысокой политической культуры населения возлагать всю ответственность на отдельных персонофицированных государственных лидеров, используя их как предохранительную «пробку» нового капитализма. Рассматривая их смещение или борьбу за нее как аварийный клапан в случае вышедшего из-под контроля выброса протестной энергии масс. Реальным же виновником всех проблем народов является экономический и социальный порядок, выстроенный по лекалам неолиберализма. А если посмотреть на реальность Белоруссии, то здесь вариант прихода к власти либерально-националистической оппозиции, на безусловное сотрудничество с которой были ориентированы ранее независимые профсоюзы, может только усилить динамику либеральных реформ. А значит, лишь ухудшить правовое и социальное положение работников наемного труда, о настоящем и будущем которых настоящие же профсоюзы должны заботится. Поэтому стратегический союз рабочего движения и либералов в этом контексте выглядит неестественным.

  В этой ситуации целесообразной представляется следующий подход – независимое рабочее движение, как и по природе своей тесно связанные с ним левые партии и организации, должны вести борьбу прежде всего за коренные интересы наемного труда, против всех форм его эксплуатации, и прежде всего - против современного неолиберализма. Вся их конкретная тактика должна быть подчинена этой задаче, именно исходя из нее, следует выстраивать конкретные, в том числе и общедемократические союзы с другими политическими силами. Не сбиться со своего пути, не дать использовать людей труда в чуждых им интересах, ясно видеть свою цель – это уже половина успеха. А именно четкая перспектива и действенный успех так нужен сегодня вновь поднимающемуся на борьбу профсоюзному и левому движению….

30 Январь 2014

Комментарии
Н.Р.  |  30 Январь 2014 в 10:27
Если мы исходим из представления об абсолютной ценности каждой человеческой личности, то демократия, гарантирующая основные права и свободы человека, является ценностью более высокого порядка, чем та или иная экономическая система. Любая недемократическая и нелиберальная (т. е. авторитарная или тоталитарная) политическая система в той или иной степени унижает человеческое достоинство. Поэтому политический либерализм (не говорю сейчас об экономическом)по идее должен быть составной частью идеологии левого движения. Ведь даже ортодоксальнейший марксист Каутский писал, что для социалистов "свобода не менее важна, чем хлеб". Демократия - это ценность сама по себе, и в отношении её некорректно задавать вопрос "во имя чего?". Таким образом, рабочее движение должно поставить своей важнейшей целью установление демократического правления там, где его нет, и стать в этом смысле либеральным. Либерализм нередко отождествляют с неолиберализмом, неокапитализмом и т. д. Но это односторонний взгляд! Либерализм вообще не связан с экономической догмой. Либерализм - это учение о свободе, о том, что власть общества и государства над человеком должна быть ограничена. Но поскольку частная собственность является основой личной свободы и преградой для власти государства над индивидом, либералы её обычно признают. Кстати, до сих пор в мире не было ни одной страны, где частная собственность бы отсутствовала, но при этом существовало либерально-демократическое политическое устройство.
Сергей Бахматов  |  30 Январь 2014 в 10:35
Не надо всуе упоминать рыночный социализм в обстоятельствах, к которым он никакого отношения не имеет. Групповая или частная собственность это уже - капитализм. Социализм может быть основан только на общенародной собственности. Путаница понятий от дьявола, порядок – от Бога.
Никакого успеха рабочее движение добиться не сможет, пока оно не будет представлять собой самостоятельную экономическую и политическую силу. Пока во всех странах можно наблюдать безраздельное господство капитализма и его идеологии, а класс наёмных работников полностью деморализован, также как и партии, профсоюзы и т.д., якобы представляющие их интерес.
Маркс понимал превосходство пролетариата как численное и якобы моральное, но, увы, нет ничего важнее господства экономического, которое даёт право «заказывать музыку» и которое может быть свергнуто только насильственно, но от такого свержения всем становится только хуже. Надо выращивать социализм экономически…
Н.Р.  |  30 Январь 2014 в 12:32
Итальянский социалист Карло Росселли в конце 20-х годов написал книгу "Либеральный социализм", в которой писал, что социализм должен стать либеральным, а либерализм - социальным. То есть социалисты должны принять либеральные ценности свободы, а либералы должны принимать участие в борьбе трудящихся. Это и есть решение проблемы.
Сергей Бахматов  |  30 Январь 2014 в 13:30
Это правильно по существу как идея, но одной идеи недостаточно, чтобы она была претворена в жизнь.
Решение проблемы - это идея плюс механизм её реализации. Все хотят быть здоровыми и счастливыми, но далеко не каждый может воплотить это в жизнь.
Механизм реализации идеи свободы и справедливости в обществе оказался пока камнем преткновения для человечества, хотя все понимают их ценности. Более того, появляются горе философы, которые пытаются подменить эти понятия в угоду господствующему классу или вообще заявить, что к ним стремиться бесполезно, так как они недостижимы. Из того, что идеал недостижим, вовсе не следует, что к нему нельзя приблизиться...
Н.Р.  |  30 Январь 2014 в 13:55
"Очевидно, что если бы во все времена люди прислушивались к голосам скептиков, ни одно усилие никогда не было бы сделано для преодоления старых позиций" (Карло Росселли. Либеральный социализм)
Сергей Бахматов  |  30 Январь 2014 в 14:29
Я ничего не принимаю на веру просто так, и поэтому в некотором смысле скептик, но идея, проверенная на практике и дающая желаемый результат полезна, хотя может полностью не совпадать с истиной.
Мы до сих пор понятия не имеем, как устроен микромир, но имеем некоторые подтверждённые гипотезы (теории), которые позволяют обратить это на благо человечеству.
Н.Р.  |  31 Январь 2014 в 04:17
А иногда даже иллюзия может привести к позитивным переменам. Представления социалистов 19-го века были в сущности сплошным заблуждением, но благодаря борьбе социалистических партий и профсоюзов был достигнут 8-часовой рабочий день и заложен фундамент государства всеобщего благосостояния. Если бы люди не стремились к невозможному, они не достигли бы даже и того, что возможно.
Сергей Бахматов  |  31 Январь 2014 в 04:52
У социалистов 19-го века в глубине души была правильная идея, но на пути реализации её встретились трудности, которые они преодолеть не смогли. Кое-что всё-таки им сделать удалось и благодаря этому, мы теперь можем отбросить тупиковый путь развития и попытаться найти правильный.
 |  31 Январь 2014 в 09:02
Их представление о том, что рабочий в условиях раннего капитализма унижен и ему нужно вернуть его человеческое достоинство, было верным (с этической точки зрения). Но вот как это сделать? - тут начались трудности. Стали появляться совершенно ошибочные философские системы, воспевающие казарменность, приоритет общества перед индивидом, идею насильственной революции. Бердяев совершенно правильно, на мой взгляд, сказал: "Дурными, порабощающими являются именно фашистские элементы в социализме, не фашистские же элементы справедливы и заслуживают сочувствия".
Н.Р.  |  31 Январь 2014 в 09:06
Прямо к теме обсуждаемой нами статьи: в тупик завели именно те направления социализма, которые отбросили либеральные ценности (демократический путь преобразований, права и свободы человека, приоритет свободного развития личности и др.) А без признания этих ценностей освобождение человека немыслимо, он останется униженным и отчуждённым.
Сергей Бахматов  |  31 Январь 2014 в 14:19
Я с Вами согласен, что настоящий социализм - это свобода, а свобода - это настоящий социализм.
Признаюсь Вам честно, меня бесит многозначность терминов. Когда говорят о либерализме трудно понять, что говорящий имеет в виду, то же самое касается и социализма.
Мне кажется, это не случайно, просто кому-то выгодно было в своё время сделать все эти понятия неопределёнными, чтобы была неразбериха, при которой прав тот, кто перекричит.
Каждое слово должно быть уникальным и отображать определённое понятие, только так можно людям с успехом общаться, обсуждать и решать проблемы.
Н.Р.  |  31 Январь 2014 в 14:50
Да, совершенно с Вами согласен - путаница зачастую происходит от многозначности слов. Тем более, что есть что-то около 60 определений социализма. Поэтому когда говорят "либерализм", "социализм", "консерватизм",надо всегда уточнять, что имеется в виду. В конце 19-го века было распространено мнение, что социализм - это система, в которой экономика управляется из одного центра и нет товарно-денежных отношений. Но Вы не сочтёте это определение верным! И марксист 19-го века рыночный социализм не счёл бы настоящим социализмом. Так же обстоит дело и с либерализмом. Настоящий либерал сейчас должен уточнять, что он к "чикагским мальчикам" 1992 года отношения не имеет. В общем, здесь необходима терминологическая точность.
Сергей Бахматов  |  31 Январь 2014 в 15:19
В философии есть категории, которые определяют некую сущность и всестороннее её описывают. Причём по мере накопления знаний человечеством описания этих категории могут претерпевать изменения, но никогда не происходит подмена сущности.
Так уж устроен мир, что он состоит из противоположностей: например, добро и зло, тепло и холод, свобода и рабство и т.д. Этот список можно продолжать до бесконечности. Социализм и капитализм - это тоже две противоположности, которые как мы с Вами выяснили, должны быть вовсе не антагонистическими, а в хорошем смысле конкурентами, а своей конкуренцией обеспечивать дальнейшее развитие общества.
Но наделять социализм сущностными качествами капитализма - абсурд, а именно так обстоит дело с большинством определений социализма.
Н.Р.  |  01 Февраль 2014 в 03:00
Социализм возник во Франции прежде всего как антитеза либеральному капитализму, то есть экономическому индивидуализму. И когда Пьер Леру говорил о "социализме", он имел в виду систему, при которой интересы общества будут на переднем плане. Многие социалисты 19-го века усматривали зло капитализма именно в индивидуализме и потому изобретали различные коллективистские, антииндивидуалистические системы, в которых индивидом обычно жертвовали во имя блага общества. В этих коллективистских системах человек должен был с утра до вечера трудиться на общество или государство (даже Герцен сказал, что французские коммунисты хотят организовать труд по образцу древнего Египта). Вообще, авторитарный социализм был тогда самой влиятельной разновидностью социализма. Здесь, конечно, возникает вопрос: а был ли он социализмом? Или: был ли советский "реальный социализм" социализмом? Разумеется, они отрицали свободу - но ведь свободу ранние теоретики социализма (Бабёф, Луи Блан, Сен-Симон и др.) вообще не очень ценили, для них важнее была ликвидация экономического индивидуализма и централизованная организация хозяйственной жизни. Если же говорить о социализме, который в центр своего внимания ставит свободу - то это уже совсем другая социалистическая традиция (демократический или персоналистический социализм). А есть ведь ещё и анархизм! Поэтому всегда, когда речь идёт о социализме, надо уточнять, о каком именно.
Сергей Бахматов  |  01 Февраль 2014 в 03:24
Я рассматриваю социализм и капитализм как противоположности друг другу, абстрагируясь от мелочей и принимая во внимание только отношения собственности. Капиталистический способ производства с его частной собственностью на средства производства даёт экономическую свободу, но ограниченному кругу лиц, тоталитаризм (типа советского "социализма") отнимает экономическую свободу у всех, рыночный самоуправленческий социализм, существующий бок о бок с традиционным капитализмом, даст свободу всем, кто в ней нуждается.
Дело в том, что социализм Маркса - вовсе не социализм, если его рассматривать в этой системе координат. Декларирование обобществления средств производства без предоставления экономической свободы субъектам экономики приводит лишь к смене собственника: буржуазия/правящая элита, но не делает собственность общенародной. Поэтому такое устройство общества справедливо было названо госкапитализмом.
Н.Р.  |  01 Февраль 2014 в 03:39
Здесь дело в ценностном выборе. Если Вы считаете экономическую свободу ключевой ценностью, то социализм Маркса - не социализм. Если считать ключевой ценностью ликвидацию частной собственности и рынка, обобществление и централизованный контроль над экономикой - то это социализм. Поэтому я предлагаю, вслед за Бердяевым, говорить о двух видах социализма: рабском (тоталитарном) и свободном (демократическом, персоналистическом). На самом деле их больше, чем два, но для первого приближения эта типология достаточна.
Сергей Бахматов  |  01 Февраль 2014 в 05:14
Ценность выбора только тогда истинная ценность, если цель совпадает с результатом.
Слово социализм, очевидно, произошло от "социум" и предполагало такое общее устройство общества (экономическое, политическое, духовное, нравственное и т.д.), которое отвечает интересам всего общества.
Совершенно очевидно, что обобществление средств производства и централизованный контроль над экономикой - ограничение экономической свободы, что не в интересах общества, а значит, не имеет ничего общего с социализмом. К этому выводу можно было придти сразу чисто из философских соображений, но гордыня Маркса и его незадачливых последователей привела их к отрицанию здравого смысла.
История человечества на протяжении всего его существования показывает через кровопролитные войны, революции, путчи, диктатуры, тоталитаризм, авторитаризм и т.д., что главная ценность человеческого общества - свобода во всех её проявлениях. Экономическая свобода - стержень и краеугольный камень свободы, которая для всех повёрнута лицом.

Н.Р.  |  01 Февраль 2014 в 06:49
Понимаете, это для нас с Вами очевидно. А французский социалист 1830-х годов мог считать, что всё зло индустриального капитализма происходит именно от свободы. И для того, чтобы добыть хлеб для всех, свободой надо пожертвовать. Хотя ясно, что когда отказываются от свободы, не приобретают и хлеба.
Поэтому я и полагаю, что в силу многозначности понятия "социализм" его лучше не использовать. Или уж тогда уточнять, что речь идёт о социализме свободном, самоуправляющемся, либеральном, персоналистическом и т. д.
Н.Р.  |  01 Февраль 2014 в 06:55
Зло индустриального капитализма отчасти действительно было связано с безграничным индивидуализмом (=эгоизмом) собственников капитала. Но задача ведь состоит не в том, чтобы подавить индивидуализм (что невозможно в принципе, а на практике ведёт к принудительной экономике тоталитаризма), а ввести его в социальные рамки, поставить на службу обществу. Путь к решению "рабочего вопроса" состоял в социальных реформах, а не в социализме (т. е. не в обобществлении средств производства).
Сергей Бахматов  |  01 Февраль 2014 в 07:28
Я не собираюсь спорить с социалистами 1830-х годов по поводу их предрассудков, тем более что это теперь бесполезно. Для того чтобы добыть хлеб для всех (и не только его) нужно не жертвовать свободой, а лелеять и холить её. Многозначность термина от разрухи в головах. Помните знаменитое высказывание профессора Преображенского, на самом деле М.А.Булгакова.
Сделки с буржуазией и её идеологией быть не может (это очередная утопия), поэтому потуги социал-демократов, направленные в этом направлении бесперспективны в историческом плане.
Спасение утопающих - дело рук самих утопающих, а именно: ныне наёмные рабочие для приобретения экономической свободы должны получить возможность участия в экономической жизни общества независимо от буржуазии, то есть должен быть параллельный социалистический экономический уклад.


Н.Р.  |  01 Февраль 2014 в 08:16
Даже если параллельный социалистический (самоуправляющийся) экономический уклад и не распространится на всё общество, он по крайней мере повысит эффективность смешанной экономики и создаст гарантии от безработицы. И это уже немало, не так ли?
Сергей Бахматов  |  01 Февраль 2014 в 09:00
Это очень немало! Многие сейчас привыкли говорить о безработице как о каком-то естественном, а потому неизбежном маленьком недоразумении. 5% - хорошо, 10% - терпимо, 20% - надо что-то делать. За каждым фактом увольнения или невозможности найти работу стоит как минимум сломанная судьба, унижение, а порой и несчастье.
А ведь это не люди виноваты в том, что они не могут работать на благо своё и общества, а изъяны экономической системы, которая не может существовать без кризисов, и при которой некоторым позволено решать, нужен ты им или выгодней обойтись без тебя. А между тем многое полезное в обществе не делается просто потому, что "его величество капитал" не соизволил взяться.
Н.Р.  |  01 Февраль 2014 в 11:50
А в российском обществе ещё и потому, что "её величество бюрократия" не соизволила что-то сделать или соизволила общественные средства распилить. Фёдор Абрамов ещё в середине 70-х годов спрашивал: "Кто спасёт Россию от чиновников?"
Сергей Бахматов  |  01 Февраль 2014 в 12:07
Только само общество может оградить себя от произвола чиновников. Но не физически, а, перестав плодить в чреве своём людей убогими душой и создав естественные барьеры для их продвижения наверх.
Если первая задача связана с общем уровнем свободы и справедливости, то вторая - с истинно демократическими процедурами на всех уровнях власти, начиная с самых мелких общественных структур (предприятий, общественных организаций и т.д.)
Демократия только тогда демократия, когда она пронизывает всю толщу общества.
Сергей Бахматов  |  01 Февраль 2014 в 13:13
Извините, "с общим уровнем...", а дальше по тексту.
Н.Р.  |  02 Февраль 2014 в 06:10
Всё правильно, но только где же взять столько демократов?
Сергей Бахматов  |  02 Февраль 2014 в 06:30
Обе задачи начинают постепенно решаться при создании параллельного социалистического уклада и организации производственных советов на частных предприятиях. Это и есть механизм реализации идей свободы и справедливости.
Кто-то скажет, что слишком медленно.
Медленно, зато верно...
Н.Р.  |  02 Февраль 2014 в 06:46
Есть ещё одна, не менее важная задача - формирование демократической, гражданской политической культуры. Просто без этого мы не продвинемся никуда. Ведь граждане не смогли спасти даже тот уровень демократии, который был в России в 1991 году. За последние 22 года режим каждый год становился всё более авторитарным, и этому почти никто не пытался воспрепятствовать. А патентованные "демократы" этого предпочитали не замечать.
Сергей Бахматов  |  02 Февраль 2014 в 07:06
Когда я утверждаю, что эти две задачи при таких условиях начинают постепенно решаться, я как раз и имею в виду формирование демократической, гражданской и политической культуры в широких массах.
Н.Р.  |  02 Февраль 2014 в 09:45
В России в начале 90-х годов было несколько демократических социалистических партий, близких к идеям социалистического самоуправления. Мне кажется, прежде всего надо проанализировать, почему они не смогли оказать почти никакого влияния на протекавшие в обществе процессы. Кстати, КПРФ с её реакционным утопизмом на всех думских выборах набирала гораздо больше голосов, чем демократические социалисты.
Сергей Бахматов  |  02 Февраль 2014 в 13:20
Мы уже с Вами говорили, что в начале 90-х балом правил сатана с его шоковой терапией, мошенничеством и вероломством, общество было в руках того, у кого были средства массовой информации, и было не готово к здравому мышлению и созиданию. Но рано или поздно приходит время "собирать камни".
Такую программу действий теперь может предложить и осуществить, например, СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, а при определённых обстоятельствах даже ЕДИНАЯ РОССИЯ.
Н.Р.  |  02 Февраль 2014 в 14:29
Честно говоря, насчёт этих партий очень сомневаюсь. У нас, увы, нет нормальной и достаточно крупной оппозиционной партии
Сергей Бахматов  |  02 Февраль 2014 в 14:41
В обществе постепенно развеиваются иллюзии по поводу светлого будущего при нынешнем экономическом курсе, страшный размах руки падает волшебно бессильно. Когда количественные изменения в общественном сознании начнут переходить в качественные, многие наверху станут сговорчивыми, более того, даже попытаются возглавить новый экономический курс.
Н.Р.  |  03 Февраль 2014 в 10:21
Если где-то и могут появиться настоящие социал-либералы или либерал-социалисты - так это в "Справедливой России". И то это не слишком вероятно.
Сергей Бахматов  |  03 Февраль 2014 в 12:17
В отсутствии подлинной демократии убеждённых политиков мало, большинство ловят мэйнстрим. Изменится ситуация, изменятся настроения.
Сергей Бахматов  |  04 Февраль 2014 в 04:19
Автор правильно классифицирует как либерально-националистическую оппозицию, так и неолиберализм в целом как буржуазную "отрыжку" общества. Только вывод из всего этого делается несколько удивительный: "должны вести борьбу, прежде всего за коренные интересы наемного труда, против всех форм его эксплуатации, и, прежде всего - против современного неолиберализма".
Раз бороться за интересы наёмного труда, то господство капитала не ставится под сомнение. Как понимать тогда борьбу против всех форм эксплуатации, если суть капитализма - эксплуатация наёмного труда? Наконец, делается вывод: прежде всего - против современного неолиберализма. Неолиберализм - идеология, выражающая групповые эгоистические интересы господствующего класса. Следуя логике автора, предлагающего бороться не со следствием, а с причиной негативного явления, бороться надо не с неолиберализмом, а с господством капитала, порождающим его.
Прежде всего, хочется отметить, что воинствующая форма словесного протеста современных левых (с их вечным "бороться") плохо сочетается с очень миролюбивым настроем в реальных делах.
А между тем, надо не бороться, а конкурировать.
Бороться надо не с буржуазией (как у Маркса и Ленина), а с её господством, что выражается в конкуренции экономических укладов.
Сергей Бахматов  |  04 Февраль 2014 в 04:19
Автор правильно классифицирует как либерально-националистическую оппозицию, так и неолиберализм в целом как буржуазную "отрыжку" общества. Только вывод из всего этого делается несколько удивительный: "должны вести борьбу, прежде всего за коренные интересы наемного труда, против всех форм его эксплуатации, и, прежде всего - против современного неолиберализма".
Раз бороться за интересы наёмного труда, то господство капитала не ставится под сомнение. Как понимать тогда борьбу против всех форм эксплуатации, если суть капитализма - эксплуатация наёмного труда? Наконец, делается вывод: прежде всего - против современного неолиберализма. Неолиберализм - идеология, выражающая групповые эгоистические интересы господствующего класса. Следуя логике автора, предлагающего бороться не со следствием, а с причиной негативного явления, бороться надо не с неолиберализмом, а с господством капитала, порождающим его.
Прежде всего, хочется отметить, что воинствующая форма словесного протеста современных левых (с их вечным "бороться") плохо сочетается с очень миролюбивым настроем в реальных делах.
А между тем, надо не бороться, а конкурировать.
Бороться надо не с буржуазией (как у Маркса и Ленина), а с её господством, что выражается в конкуренции экономических укладов.
Н.Р.  |  05 Февраль 2014 в 02:53
Всё-таки я бы не утверждал столь категорично, что неолиберализм - это идеология, отражающая групповые эгоистические интересы господствующего класса. Несомненно, и эта черта в нём тоже присутствует. Но вообще неолиберализм возник как протест против этатизма - будь то коммунистического или социал-демократического. И даже многие западные левые в 80-е - 90-е годы признали правоту неолибералов в части критики бюрократизированного государства всеобщего благосостояния и подчёркивания плюсов рыночного механизма. (Обратите внимание на эволюцию идеологии европейской социал-демократии после 1991 года). В рамках неолиберализма есть, конечно, и идеологизированные постулаты (как раз они являются выражением групповых интересов), но есть и бесспорные положения. Если мы признаём эффективность рыночного механизма - мы уже признаём частичную правоту (нео)либерализма.
Сергей Бахматов  |  05 Февраль 2014 в 03:55
Вопрос Джону Мейнарду Кейнсу: справедливо ли распределяются общественные блага при капитализме?
Ответ: Нет, к сожалению, нет.
Вопрос к гуру неолиберализма Айн Рэнд: каковы моральные обязательства богатых перед согражданами?
Ответ: Никаких, кроме обязательства перед самими собой.
Вопрос Фридриху фон Хайеку: возможно ли более справедливое устройство общество, чем мы имеем при капитализме?
Ответ: Нет. Только частная собственность обеспечивает в обществе свободу и прогресс.

Что это такое, если не проявление групповых эгоистических интересов буржуазии? Может быть, это эгоистические интересы класса наёмных работников?
Н.Р.  |  05 Февраль 2014 в 04:24
Так Кейнс всегда был скорее социальным либералом, и его позиция в принципе отличается от воззрений таких анархо-либералов, как Айн Рэнд и Хайек! Кейнс ведь признавал, что общественные блага при капитализме распределяются несправедливо, и искал пути, как сделать это распределение более справедливым. Соответственно, он сформулировал соответствующие рецепты в сфере налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики. А Айн Рэнд и Хайек считали, что распределение при капитализме полностью справедливо, да и, кроме того, вообще говорить о справедливости не стоит, так как непонятно, что это такое. Поэтому, на мой взгляд, Кейнс никакого отношения к либертарианцам и чикагским неолибералам не имеет. Да и они его за своего не считают.
Сергей Бахматов  |  05 Февраль 2014 в 04:44
Я привёл мнение Кейнса как уважаемого представителя буржуазной экономической науки только потому, что представители неолиберализма Рэнд, Хайек, Фридман, и другие такими "глупостями" как справедливое распределение в обществе вообще не занимались, а Кейнс пытался осмыслить всё. Это такие же моральные уродцы как Ленин и Сталин, только с другой стороны.
А общество этого уродства до поры до времени не замечает и даже порой восторгается...
Н.Р.  |  05 Февраль 2014 в 05:42
Марксизм и чикагский неолиберализм имеют общую философскую основу - дарвинизм. А в рамках социал-дарвинизма общечеловеческое понятие справедливости лишено смысла. Меж тем ещё древнегреческие мыслители считали, что политика должна быть озабочена созданием справедливого социального порядка. Кейнс же отнюдь не игнорировал этические ценности, напротив, он пытался сделать капитализм более справедливым и человечным. Если не ошибаюсь, он даже называл свою концепцию либеральным социализмом.
Сергей Бахматов  |  05 Февраль 2014 в 05:58
Понятие справедливости лишено смысла только для тех, для кого это понятие входит в непримиримое противоречие с собственными интересами и амбициями.
Всё очень просто, мой друг, тому, кто хочет испытать чувство справедливости на себе, будет достаточно пнуть ногой без причины, проходящего мимо бойцового пса.
Пёс, конечно, не разбирается в тонкостях философии, диалектики и т.д., но смею заверить Вас, что реакция будет незамедлительной.
Сергей Бахматов  |  05 Февраль 2014 в 07:24
Что касается Джона Мейнарда Кейнса, то не надо забывать, что он всё-таки был буржуазным экономистом и главным образом искал способы лишь смягчения последствий несправедливого распределения, то есть - кризисов. Природа всегда наказывает за дисгармонию, это касается и экономической жизни общества. В честности ему не откажешь, но решить подобным образом эту проблему невозможно, это - утопия.
Решение проблемы всегда заключается в искоренении причины проблемы, а не её следствия.
Н.Р.  |  06 Февраль 2014 в 06:09
Собственно, чем прежде всего отличается кейнсианство от теорий неоклассиков (Хайека, Фридмана и др.) - ответом на вопрос, что хуже - безработица или инфляция. Кенйсианцы считают, что безработица хуже, и чтобы обеспечить полную занятость, можно терпеть инфляцию. Неолибералы считают главным злом инфляцию, и чтобы победить инфляцию, готовы смириться с безработицей.
Сергей Бахматов  |  06 Февраль 2014 в 06:46
Без инфляции капиталистическая экономика не может существовать, впрочем, как и без безработицы.
Роза Люксембург в своё время наивно полагала, что уже близок закат капитализма, так как у капиталистов нет возможности обратить товарную прибавочную стоимость в прибавочную стоимость в денежном выражении. Но оказалось всё элементарно просто: печатный станок, управляемая денежная эмиссия и проблема решена. Деньги печатаются прямо в карман капиталистам. Инфляция, конечно, несколько обесценивает деньги, но в значительно меньшей степени, чем степень пополнения кошельков капиталистов. Зато население от этого нищает. Здесь главное - не переборщить с инфляцией, чтобы стимул к производству не пропал. Все Нобелевские лауреаты в области экономики оттачивали этот процесс до совершенства, но кризисы всё равно есть и будут (природу не обманешь). Без этих мер (права Роза Люксембург) в наше время капитализм и года не просуществовал бы.
Безработица - открытое циничное проявление капиталистического гнёта. Её уже никуда не спрячешь от глаз людских, как спрятано обращение товарной прибавочной стоимости в реальные деньги. Безработицы капиталисты боятся, когда она высока: могут «поднять на вилы».
demme  |  09 Февраль 2014 в 14:38
Союз рабочего движения и партии действенен только в том случае, если партия вторична относительно профсоюза. во всех иных случаях партия будет преследовать свои интересы ( а иногда и интересы просто лидера партии), и вместо своего гарантированного куска хлеба ( а именно для таких гарантий создают профсоюз)члены партии получат гарантированную порцию идеологии и совет "затянуть потуже пояса". К примеру та же ФНПР на уровне федерации "дружит" с ЕдРой, а на уровне территориальных объединений нередко заключались соглашения с КПРФ. партии разные, а эффективность от сотрудничества была исключительно в предвыборный период.
Сергей Бахматов  |  09 Февраль 2014 в 15:46
Буржуазная демократия неспособна обеспечить общенародные интересы, так как власть при ней является субъектом, а весь народ - объектом.
При подлинной демократии должно быть строго наоборот. Например, она могла бы быть реализована в СССР в своё время в форме Советов, чего на практике осуществить не удалось из-за господства КПСС, которая была субъектом власти.
Говоря проще, государство - слуга народа, а не наоборот.



Н.Р.  |  10 Февраль 2014 в 10:05
Я согласен, что рабочая партия должна быть подчинена профсоюзам. Например, Лейбористская партия Великобритании была создана в 1900 году при решающем участии профсоюзов как Комитет рабочего представительства - с целью представлять интересы рабочих в парламенте. И только в 1906 году этот комитет был преобразован в Лейбористскую партию. В принципе, это верный путь. Если партия, наоборот, подчиняет себе профсоюзы, получается, что радикальные интеллектуалы навязывают свои установки рабочему движению. Крайний пример такой тенденции - большевизм, то есть диктатура кучки деклассированных фанатиков ("профессиональных революционеров") над рабочим движением. Ленин ведь утверждал, что радикальные интеллектуалы вообще лучше понимают интересы рабочих, чем сами рабочие!! Отсюда вывод: моделью для представительства интересов трудящихся в России должна стать английская Лейбористская партия. И кстати, Лейбористская партия достигла больших успехов в том числе и потому, что никогда не придерживалась марксистского социализма. Это тоже важно. "Марксизм как мухомор: ядовит в любых дозах"
Сергей Бахматов  |  10 Февраль 2014 в 11:44
Лейбористская партия Великобритании - красноречивый пример того, как левая партия с социал-демократическими традициями в условиях буржуазной демократии постепенно дрейфует к центру, отказываясь от них и занимая при этом откровенно буржуазную позицию.
 |  10 Февраль 2014 в 11:49
А зато каковы реальные, осязаемые результаты её правления! Эффективность лейбористского пути представительства интересов рабочих доказана практикой. Да и в России альянс профсоюзов с социал-демократической или прогрессивно-либеральной партией мог бы принести много пользы.
Сергей Бахматов  |  10 Февраль 2014 в 12:34
Результаты правления - сворачивание социальных программ и торжество неолиберализма, то есть утрата всего того, за что якобы боролись. Теперь лейбористы ничем не отличаются от консерваторов. Полное фиаско...
Н.Р.  |  10 Февраль 2014 в 12:58
Блэра скорее стоит критиковать за его внешнюю политику (участие в военных акциях против Сербии и Ирака). А во внутренней у него в основном были достижения. Низкая инфляция, достаточно высокие темпы экономического роста, низкая безработица. Его идея сочетания неолиберальной экономической политики с социал-демократической социальной близка к социальному либерализму, как я его себе представляю. Суть этой политики в том, что результаты функционирования свободного рынка распределяются более или менее справедливо. Рынок создаёт богатства, а лейбористы их перераспределяют в социальных целях.
Сергей Бахматов  |  10 Февраль 2014 в 14:10
Неолиберальная экономическая политика никак не может сочетаться с социальной политикой в хорошем смысле слова, поэтому в 1995 году четвёртый пункт партийной конституции лейбористов, провозглашавший защиту социальных прав граждан, был отменён.
Низкая инфляция и безработица - понятия относительные: например, потерявшим работу уровень безработицы может вовсе не казаться таким же низким, как Вам.
Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 02:11
Строго говоря, 4-ый пункт партийной конституции Лейбористской партии предусматривал национализацию всех средств производства, распределения и обмена. И то, что от него отказались, - я считаю, это плюс. Тем более, что ни Вы, ни я не являемся сторонниками государственного социализма. Но в принципе, альянс Лейбористской партии с профсоюзами показал, что путём парламентской деятельности можно добиться очень немало. В России, увы, не ни мощной оппозиционной партии, ни независимых профсоюзов, ни нормального парламента. Поэтому для нас даже британский лейборизм - это пока ещё неосуществимая мечта.
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 03:00
Увы, уже не мечта, поскольку британский лейборизм в том виде, в котором возрождался и существовал "почил в бозе" и по вполне объяснимым причинам. Теперь лейбористская партия – обычная центристская буржуазная партия.
Такой бесславный в конечном итоге путь ждёт любую социал-демократическую партию, которая изберёт такую бесперспективную тактику. Нужно было не призывать к национализации и заорганизованному распределению, которым было так и не суждено вполне осуществиться, а заниматься разгосударствлением экономики, то есть привнесение в экономическую жизнь элементов рыночного социализма.



Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 04:58
Трансформированный в социал-демократическом духе капитализм (то есть смешанная экономика) может рассматриваться как неизбежный промежуточный этап на пути к рыночному демократическому социализму. Просто рыночный социализм - это цель очень отдалённая, некий идеал, путеводная звезда. А социал-демократизированный, социальный, народный капитализм - это та реальность, за которую можно бороться уже сегодня. Самое главное, чтобы в России понемногу пробуждалось независимое профсоюзное и низовое демократическое движение. "Цель - ничто, движение - всё".
Кроме того, под флагом борьбы за смешанную систему можно сплотить самые разные силы, настоящих демократов и патриотов всех направлений, не одних только социалистов.
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 05:28
Так я же не говорю, что рыночный социализм должен сразу и везде занять доминирующую позицию. Это процесс долгий и трудный. Но любой путь начинается с первого шага в выбранном направлении, который пока никем и нигде не сделан. Например, в России созданию рыночного самоуправляющегося социализма мешают чисто технические проблемы на законодательном уровне, не говоря уже о политической воле тех, от кого это могло бы зависеть в данное время.
Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 10:40
Важно ещё и то, что в России нет соответствующей партии. А те партии, которые представлены в Думе, ни к какой инициативе в этом направлении не способны. Надо создавать или партию, или уж как минимум какой-нибудь политический клуб (русский аналог английского Фабианского общества).
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 11:20
Некоторые идеи Фабианского общества мне импонируют, но в них не хватало, на мой взгляд, главного - выращивать социализм идейно в масштабах общества можно только при наличии соответствующего экономического базиса, что требует от организаторов такого действа участия в политической жизни страны на уровне партии, чтобы провести реформы, опираясь на законодательную и исполнительную власть. И ещё одно замечание: судя по действующим лицам и времени организации Фабианского общества, на повестке дня у них был "государственный социализм", который с социализмом имеет мало общего.
А создание такого политического клуба я бы только приветствовал: это могло бы помочь разработке программы будущей партии, а также пропаганде социалистических идей в обществе в целом.
Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 12:28
Я привёл Фабианское общество только как пример. Конечно, в идеологии тех фабианцев было немало неприемлемого - как Вы совершенно правильно заметили, большинство из них выступало за государственный социализм. Эволюционный социализм фабианцев, представлявший собой социалистическое переложение идей Дарвина и Спенсера, тоже неприемлем. Я обеими руками за эволюцию, но только её обоснование должно быть другим. Мне кажется, у нас эволюционизм должен опираться на философию В.С.Соловьёва, который дал христианское обоснование идее социального прогресса.
С другой стороны, фабианцы всё-таки пришли к мысли о необходимости партии, и партию такую создали. И как бы Лейбористская партия ни тяготела к этатизму, для рабочих она сделала всё-таки немало...
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 13:01
Я считаю, что сам Христос в своём учении дал идею социального прогресса. Посланник Божий донёс до человечества вечные ценности, на основе которых можно построить совершенное общество (любовь, свобода, справедливость). Получить их как подарок невозможно, их можно только заслужить, найдя путь к ним, опираясь всё на те же ценности. Это - цель и путь одновременно.
Поэтому рассуждения неолибералов типа: "да, это, может быть, и несправедливо, зато ведёт к прогрессу общества" - ничтожны.

Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 13:18
Прогресс, несомненно, включает нравственную составляющую. Кто захотел бы жить в обществе, которое в экономическом плане бурно развивается, а в моральном деградирует? Экономический и социальный прогресс ценен лишь в той мере, в какой ведёт к освобождению и развитию человеческой личности.
Лейбористская партия имела четыре духовных источника: фабианство, марксизм, христианский социализм и левый либерализм. Они (за исключением марксизма) могли бы стать идейными истоками и будущей русской Лейбористской партии. Но, конечно, идея социальной эволюции должна быть освобождена от того биологизма, который ей придали фабианцы.
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 13:38
Чтобы рыбаку всегда улыбалась удача, надо дать ему не рыбу, а удочку. Эта простая идея и должна стать основой переустройства общества. Только тогда рыбак может стать свободным, а значит, способным любить и быть справедливым к окружающим его таким же свободным людям.
Всё остальное от лукавого...
Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 13:55
То же самое утверждал и Джон Стюарт Милль. Друг мой, Вы гораздо ближе к социальному либерализму, чем Вам кажется...
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 14:15
А я не отрицаю этого, но с одной оговоркой: что подразумевается под этим термином? Социальный либерализм, в моём понятии, и есть социализм, содержание которого Вы знаете.
Н.Р.  |  11 Февраль 2014 в 15:43
Да, мы с Вами говорим в основном об одном и том же. Социальный либерализм создаёт условия для максимальной свободы и самореализации личности. Социализм, о котором говорите Вы, стремится к тому же самому.
Сергей Бахматов  |  11 Февраль 2014 в 15:53
Вы говорили, что когда упоминают слово либерализм, то надо выяснять, что подразумевает говорящий.
Не бывает свободы без любви и справедливости ко всем людям.
Поэтому неолиберализм ничто иное, как лжелиберализм, поскольку его ценности - индивидуализм, эгоизм и потребительство. Кто-то скажет, что они заложены в природе человека, но в природе человека также заложены и их противоположности - единственное, что можно с успехом противопоставить для достижения прогресса в развитии человеческого общества.
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 02:24
Человек вообще сложное создание, в его природе есть и индивидуальное, и социальное начала, тенденция к эгоизму и тенденция к братству. Поэтому можно сказать, что человек от природы - социал-либерал. А задача политиков и экономистов - создать такую систему, в рамках которой человеческая тяга к самоутверждению служила бы общему благу.
Сергей Бахматов  |  12 Февраль 2014 в 03:03
Это правильно! Дело ещё в том, что между добром и злом есть разница не только в том, что они противоположности. Добро подразумевает некоторые усилия, активность со стороны творящего его, но это возвышает. Зло же наоборот берёт своё начало от слабости людской и пассивности.
Например, свободу надо заслужить, то есть делать какие-то добровольные усилия над собой, а рабство приходит по умолчанию как бесплатный подарок, если кто-то не хочет заслуживать её.
Пробудить людей для самосовершенствования означает создать условия для их освобождения, но процесс обретения свободы всё равно обещает быть трудным и долгим.

Освобождение должно начаться с экономического освобождения, которое подобно локомотиву потянет за собой освобождение во всех аспектах человеческой жизни.
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 05:24
В программе польской "Солидарности" 1981 года было сказано: "Экономический протест должен одновременно быть и социальным протестом, а социальный протест - моральным протестом". По-моему, это правильно.
Сергей Бахматов  |  12 Февраль 2014 в 05:52
Тоталитарный или государственный социализм лишает экономической свободы всех, а значит, свободы как таковой, поэтому протест польской "Солидарности" был вполне закономерен, но, к сожалению, их потом не туда занесло. Либеральный социализм или просто социализм создаёт условия для приобретения экономической свободы для всех в отличие от капитализма, при котором она для избранных. Поэтому либеральный социализм - возможность подлинного освобождения, поскольку свобода, если она есть, то для всех.
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 11:34
Вот чем, кстати говоря, неолиберализм ещё отличается от настоящего либерализма (=либерального социализма). Для неолиберализма человек прежде всего homo economicus, предполагается, что его цель - максимизация потребляемых благ. Прогрессивный либерализм видит человека и как homo economicus, и как zoon politikon, и как личность, сформировавшуюся под влиянием религии, традиции, национальных ценностей, и как участника жизни местного сообщества, кроме того, он видит его стремление к самореализации в самых разных сферах. Короче говоря: для неолиберализма свобода = экономической свободе в рамках рыночной экономики, для прогрессивного либерализма свобода = свободе раскрытия задатков личности, свободе самореализации.
Сергей Бахматов  |  12 Февраль 2014 в 12:21
Согласен с Вами, и это тоже имеет место быть. Человеческая сущность вульгарно упрощается до уровня "матрицы", в которую заложена программа личной целесообразности.
Н.Р.  |  12 Февраль 2014 в 12:41
Человек устроен гораздо сложнее, чем полагают неолибералы. Он ведь не машина, которая калькулирует свои прибыли и убытки


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ТЕОРИЯ ФОРМАЦИЙ МАРКСА И ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО КИТАЯ
МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ КАК СРЕДСТВО СПАСЕНИЯ
МИСТЕР НЕТ
АНТИГЕРМАНСКАЯ ИГРА НА ГАЗОВОМ ПОЛЕ

Новости
22.10.2019 Росстат сообщил о росте доли семей со средствами только на одежду и еду
22.10.2019 В Боливии начались беспорядки из-за подсчета голосов на президентских выборах
22.10.2019 Трюдо после победы партии на выборах пообещал сделать жизнь более доступной
22.10.2019 Трамп назвал попытки объявить ему импичмент линчеванием
21.10.2019 Amnesty International призвала Россию ослабить давление на правозащитников
21.10.2019 Президент Чили сравнил антиправительственные протесты в стране с войной

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"