все поля обязательны для заполнения!


 
НЕОЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ
ДЖЕЙМС КЕИРН
Преподаватель университета Wilfrid Laurier. Член организации Toronto New Socialists.

В апреле этого года Канадская Новая демократическая партия (НДП) (англ. New Democratic Party) официально отказалась от cоциалистического курса. В июле Лейбористская партия Великобритании (англ. Labour Party — Рабочая партия, Партия труда) объявила о намерении реформировать свои “особые” отношения с профсоюзами.

В то время, как НДП, которая никогда не продвигала идей социализма, - хотя в тексте устава и есть соответствующие указания - просто формализовала свое членство среди политических партий капиталистической направленности, запланированный разрыв Лейбористской партии с профсоюзами обернется серьезными политическими последствиями.      Однако несмотря на непохожесть этих двух событий - в контексте содержания, масштабов, географии - оба они являются частью более глобальной тенденции – неолиберализации социал-демократии.

В девяти главах издания “Социал-демократия после холодной войны” рассказывается о развитии этой тенденции и исследуется ее значение для антикапиталистических организаций (антикапиталистов). Авторы этой книги подробно рассматривают политическое течение, определяемое как “новая" социальная демократия. В книге детально описаны последние изменения в социал-демократическом течении в ряде стран-основоположниц социал-демократии: Великобритании, Швеции, Германии, Канаде, Австралии, а также, с учетом признания уникальной политической культуры, - в провинции Квебек (Канада) и Соединенных Штатах.

 


Первые социал-демократические партии в Европе возникли более ста лет назад. Наиболее радикальные группы, как, к примеру, в Германии (активным участником которой была Роза Люксембург) выступали за переход от капитализма к социализму частично за счет свержения правительства и осуществления законодательной деятельности, призванной расширить возможности представителей рабочего класса и движений.

К концу Второй мировой войны социал-демократия становится насквозь реформистской, придерживающейся взглядов кейнсианской экономической политики, и призывающей к становлению государства всеобщего благоденствия. Социал-демократические партии, стоявшие у власти, такие, как лейбористское правительство Эттли в Англии, использовали государственные рычаги для управления режимом,  предусматривая, как поддержку корпоративной рентабельности, так и некоторое содействие более широким слоям населения.

В Великобритании, Швеции, Германии и других странах индустриального Запада транспортная инфраструктура, связь и другие крупные промышленные предприятия были национализированы. Действовали программы государственного финансирования здравоохранения и школьного образования, разрабатывались проекты страхования от безработицы, реализовывались масштабные программы по охране труда для рабочих. Социал-демократия позволяла облегчить урегулирование послевоенных политических взаимоотношений между трудом и капиталом.

Во времена экономического кризиса 1970-х годов и начала осуществления неолиберальной политики, подорвавшей идеи государства всеобщего благоденствия, раздробившей профсоюзы, выступившей за капиталистическую экспансию, социал-демократия подверглась испытаниям, как с точки зрения избирательной жизнеспособности, так и своего назначения в качестве критика необузданного капитализма.

С начала 1990-х годов ключевой особенностью социал-демократии стала ее приверженность идеям рынка как средству достижения социальной справедливости. Как пишет во вступлении к книге Эванс, новую социал-демократию отличает то, что она “примеряет на себя новую современную роль менеджера неолиберальной реструктуризации." В свою очередь Шмидт утверждает, что чемпионы новой социал-демократии сформулировали два предположения, которые могут привести к драматическим изменениям.

Во-первых, они утверждают, что в наши дни битву с правительством нельзя выиграть, взывая к интересам рабочих классов. Капиталистическое развитие до такой степени изменило классовую структуру, что победа на выборах будет зависеть от создания "кросс-классовых союзов" на предвыборной платформе партий, пользующихся наибольшей популярностью. Во-вторых, глобализация и растущая конкуренция означают, что теория государства всеобщего благоденствия не может быть сохранена: “В условиях ограничений, накладываемых интегрированными мировыми рынками, воссоздание кейнсианского государствa всеобщего благоденствия больше не представлено в социал-демократическом меню, хотят ли того аппетиты избирателей, или нет”.

Тематические исследования в книге “Социал-демократия после холодной войны” показывают, что в промышленно развитых странах Запада, социал-демократические партии не только ослабили свои позиции по защите общественных благ и гражданских прав, но и почти повсеместно приняли логику неолиберализма.

В своей главе, посвященной деятельности Новой демократической партии в период после окончания холодной войны, Эванс утверждает, что избирательная стратегия партии строилась на обещании, что она сможет “управлять неолиберализмом лучше". Остберг же заключает, что “шведская социал-демократия внесла весомый вклад для реализации экономических реформ ЕС, позволяющих двигаться в неолиберальном направлении”.

 

Шмидт объясняет, по какой причине лидеры Социал-демократической партии Германии рассматривали отказ от каких-либо обязательств кейнсианского государства всеобщего благоденствия, по его мнению, это было обусловлено новыми экономическими и социальными реалиями. Вудвард считает, что Лейбористская партия Австралии сохранила более тесные связи с профсоюзами, чем это было в других регионах, но "такая необходимость задобрить бизнес-группы также лишь продемонстрировала ограниченные возможности социал-демократии в глобализованном мире”.

Шелдрик рассказывает, как британская Лейбористская партия "релизует избирательную стратегию, предусматривающую неолиберализм и рыночную политику как новый консенсус”. Розенфельд предлагает свежие мысли о социал-демократии в Соединенных Штатах: "Мало кто из социал-демократов называет себя социал-демократами”. Он заключает, что социал-демократия как движение - в Европе, Азии и США - "становится не зависимой от интересов настоящего рабочего класса ..., больше не предлагает и не организует крупных реформ в рамках капиталистического общества, принимает по большей части ограничения неолиберальной глобализации ... [и] не имеет отношения ни к одному из проектов, направленных против капитализма.

  Каждое в отдельности тематическое исследование представляет детальную историю трансформации крупного течения в рамках более широкого Левого движения. Взятые вместе эти истории показывают, что социал-демократия более не является частью антикапиталистической борьбы.

  Эта тема проходит красной нитью через всю книгу. Например, Шмидт делает вывод, что "альтернатива неолиберализму и государству конкуренции ... должна строиться за пределами социал-демократических партий»; Шендрик, в свою очередь, называет "неопровержимой" точку зрения о том, что "если левые в Великобритании намерены иметь право голоса, им необходимо отделиться от лейбористской партии и создать новую, независимую левую партию".

  Делая вывод о крахе социальной демократии как проводника интересов рабочего класса, Раши закрывает коллекцию историй исследованием “Солидарного Квебека” (фр. Québec solidaire) - левой политической партии в провинции Квебек. После объяснения причин развала сепаратистских и федералистских вариантов социал-демократии в Квебеке, Раши приходит к заключению, что эта партия, пожалуй, единственная в Северной Америке, открывает новые горизонты для самоутверждения истинных представителей Левых сил.

Эта новая левая организация, выступая совместно с социальными движениями, которые позволили Квебеку противостоять консервативной и неолиберальной политике до необычайно высокой для этого континента степени, пытается создать массовое альтернативное движение, способное оказать влияние на политический расклад сил.    

  Будущий успех партии Québec Solidaire зависит как от ее способности активизировать свою программу строительства посткапиталистического, экологически ответственного и независимого общества, так и создания крупных альянсов с общественными и политическими силами, стремящимися противостоять правым силам.

История Québec Solidaire вдохновляет. Это широкое “новое левое формирование", которое, по утверждению авторов книги, движется "в строго антикапиталистическом направлении", и уже представлено в Национальном собрании Квебека двумя парламентариями. Принцип функционирования партии не похож на стиль работы Новой демократической партии - "социал-демократия сверху", - а представляет собой "гораздо более массовый левый подход'”, тесно связанный с ростом антиглобалистского движения.

Помимо знакомства с новыми политическими формированиями, авторы издания пытаются показать, что даже деградировавшая версия социал-демократии может по-прежнему играть важную роль в антикапиталистической стратегии. Отчасти это происходит, потому что новые социальные движения никогда не рождаются полностью сформированными, они развиваются неравномерно и обретают формы на руинах старых левых партий.

Авторы  изданиия призывают к созданию движений за рамками социал-демократии, но не останавливаются на том, как именно создаются такие партии, и как существующие социал-демократические организации могут повлиять на развитие широкого левого движения.

Книга “Социал-демократия после холодной войны” является ценным вкладом, анализируя факты крушения кейнсианской теории и роста неолиберальной социал-демократии. Безусловно, социал-демократия, как и все политические движения, полна противоречий. Необходимо ясно осознавать ограниченные возможности этого политического движения сегодня, но при этом не рассматривать ее как изжившее себя направление.

Мы должны исследовать ее противоречия, при этом помня о том, что не все члены и сторонники социал-демократических партии придерживаются неолиберальных взглядов. Вникнув в суть этих противоречий, широкие слои активистов могут найти свой путь к новым, более радикальным движениям.

Перевод Елены Васильевой

Оргигинал статьи опубликован в журнале New Socialist

11 Ноябрь 2013

Комментарии
Сергей Бахматов  |  11 Ноябрь 2013 в 14:52
Национализация крупных отраслей и производств в странах индустриального Запада не имела ничего общего с социалистическими преобразованиями. Можно провести прямую аналогию между советской непотопляемой номенклатурой и топ менеджерами национализированных предприятий на Западе. И в том, и в другом случае нет даже намёка на демократизацию экономики (а значит, и свободы).

Любое движение без чёткой стратегии и тактики, скорее, - "броуновское движение" и обречено на бессмысленную трату времени и дальнейшее разочарование в самом себе. Цели чисто экономические, традиционно преследуемые современными социал-демократическим партиями, никогда не станут по-настоящему политическими, а все усилия в этом направлении будут перечёркнуты очередным экономическим кризисом.
Политическая цель - предоставление реальной свободы экономической и политической самореализации каждому индивиду общества. Без структурных изменений экономики, направленных на реализацию этого принципа, политики и люди труда будут всегда жить "в параллельных мирах", а противоречия - нарастать.
Н.Работяжев  |  12 Ноябрь 2013 в 02:46
"Неолиберализация" социал-демократических программ была давно назревшим шагом. Социал-демократия (в силу исторических причин) слишком верила в государство и недооценивала важности личной инициативы. А в 1970-е годы этатизм и кейнсианство уже начали давать сбои. Я согласен, что национализация отраслей и производств - неэффективный метод решения экономических проблем. Разумнее было бы институционализировать участие персонала компаний в управлении, прибылях и акционерном капитале.
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2013 в 03:08
В основном согласен с Вами, но, на мой взгляд, необходимо пойти ещё дальше. На предприятиях, находящихся в общественной собственности, должны действовать общеизвестные принципы демократии: контроль (снизу), отчётность (сверху), выборность (снизу), возможность отзыва (снизу), периодическая сменяемость руководства. Акционерный капитал на предприятиях с общенародной собственностью на средства производства - это атавизм. Все доходы от деятельности предприятий в этом случае должны распределяться в соответствии с коэффициентом трудового участия каждого работника коллектива.
Н.Р.  |  12 Ноябрь 2013 в 05:17
Как мы уже с вами выяснили, такие предприятия должны функционировать бок о бок с частным бизнесом, находящимся под общественным контролем. А там уже рынок покажет, какая форма собственности является более эффективной (а может, самым эффективным окажется их сочетание?) А распределение акций и участие в прибылях - это способ демократизировать отношения внутри частных фирм. Этот путь ещё Джон Стюарт Милль предлагал.
Н.Р.  |  12 Ноябрь 2013 в 05:28
Социал-демократия Запада формировалась под влиянием взглядов Маркса и Лассаля, поэтому они долгое время верили в благодетельность "большого правительства". В сущности, они пытались сочетать этатизм и личную свободу. А сейчас они наконец поняли, что приоритет должна иметь индивидуальная свобода. Короче, Дж.Ст.Милль победил Маркса и Энгельса.
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2013 в 05:36
Внутри частных фирм - это всё очень хорошо, согласен с Вами. Но начало именно социалистических преобразований связывается всё-таки именно с появлением предприятий, где демократия распространяется и на управление предприятия и распределение доходов между работниками. То есть коэффициенты трудового участия (штатное расписание) и регламентация материальных поощрений обсуждаются коллегиально. Мини рынок труда в миниатюре. Рыночные отношения - стержень экономических.
Сергей Бахматов  |  12 Ноябрь 2013 в 05:50
Благодетельность "большого правительства" наступит только тогда, когда его и всё общество будут составлять СВОБОДНЫЕ граждане, которые не только на словах, но и на деле будут обладать равными правами и возможностями для самореализации творческого потенциала. Звучит немного пафосно, но есть оправдание - это правильно.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
18.06.2019 Руководство фракцией социал-демократов в ЕП перешло к Испании
18.06.2019 ООН: Население планеты за 30 лет увеличится на 2 млрд человек
18.06.2019 Кудрин обеспокоен возможностью социального взрыва из-за падения уровня жизни
18.06.2019 Рекордное число россиян считает службу в армии обязательной для мужчины - опрос
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"
17.06.2019 Миллионные протесты прошли в Гонконге

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"