все поля обязательны для заполнения!


 
БОРЕЦ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА
БОРИС РОМАНОВ
политический аналитик, историк

В этом году исполняется 140 лет со дня рождения и 90 лет со дня смерти одного из основателей российской социал-демократии, Юлия Осиповича Мартова. Он родился 12 ноября 1873 года в Константинополе, а умер 4 апреля 1923 года в одном из санаториев в Германии. На следующий день в центральном органе РКП (б) - газете "Правда" и одновременно в «Известиях» появился некролог, в котором Мартов был назван “Гамлетом русской революции”. Его автором был один из вождей партии большевиков Карл Радек.
  Юлий Мартов (Цедербаум) родился в достаточно благополучной и образованной еврейской семье. Его отец, Осип Александрович, служил в то время в «Русском обществе пароходства и торговли», был корреспондентом «Петербургских новостей» и «Нового времени», придерживался прогрессивных взглядов, был поклонником Александра Герцена. По воспоминаниям Мартова, «Былое и думы» Герцена потрясло “все фибры моей души и научило страстно ненавидеть царизм”. После погрома в Одессе отец перевез семью в Санкт-Петербург. Когда Цедербаумы повторно переехали в Петербург из Царского Села, им пришлось столкнуться с ограничениями в правах евреев введенными императором Александром III. Глава семьи получил предписание в трехдневный срок покинуть город. Только благодаря старым связям и унизительным просьбам отцу удалось отозвать это постановление. Тогда же была введена трехпроцентная норма в столицах для «лиц иудейского вероисповедания», обучающихся в учебных заведениях. Юлий Цедербаум по протекции был зачислен в гимназию сверх нормы.
  В 1891 году Юлий Цедербаум поступил на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета, но уже на следующий год был арестован за распространение нелегальной народнической литературы. После освобождения его исключили из университета и летом 1893 года выслали под надзор полиции в Вильно. Возвратившись в 1895 году в Петербург, Мартов вместе с Владимиром Ульяновым, будущим Лениным, принял участие в создании одной из первых социал-демократических организаций России – петербургского Союза борьбы за освобождение рабочего класса. В январе 1896 года члены Союза борьбы были арестованы и отправлены в ссылку. Ленин оказался на юге Сибири в Шушенском, а Мартов – на Крайнем Севере, в Туруханске, где провел три года и заболел туберкулезом гортани. С 1901 года Мартов находился в Германии, входил в состав редакции газеты «Искра».
  После неудачи с пропагандой социалистических идей в среде крестьянства и провала революционной тактики индивидуального террора, которой придерживались народовольцы из организации «Народная воля», в среде русской революционной интеллигенции все большее влияние стали приобретать идеи марксизма и европейской социал-демократии. Социал-демократы, в отличие от народников, считали закономерным становление капиталистического хозяйства в России и не верили в социалистический характер крестьянской общины. Будущее социалистического движения русские марксисты связывали с укреплением промышленного рабочего класса – пролетариата, не имеющего собственности и вынужденного продавать свои рабочие руки.
  Как впоследствии писал философ Николай Бердяев: «В конце 90-х годов образовалось марксистское течение, которое стояло на гораздо более высоком культурном уровне, чем другие течения революционной интеллигенции».
  На II съезде РСДРП в Лондоне в 1903 году 
Юлий Мартов и его единомышленники выступили за более свободную структуру партии, в которой каждый ее член оказывает регулярное содействие партийной организации. Съезд большинством голосов (28 против 22) принял первый параграф Устава в формулировке Мартова. Лишь на III съезде РСДРП в 1905 году была принята ленинская формулировка первого параграфа Устава об обязательном личном участии в одной из партийных организаций. После избрания центральных органов партии на III съезде Ленина и его сторонников, получивших большинство, стали называть «большевиками», а противников Ленина, получивших меньшинство, - «меньшевиками».
  Юлий Мартов в своей брошюре «Борьба с «осадным положением» в Российской социал-демократической рабочей партии» (1904), подверг острой критике взгляды Ленина на организацию партии. Однако расхождения между большевиками и меньшевиками существовали не только по вопросу партийного Устава. Две возникшие фракции РСДРП по-разному оценивали перспективы революции в России. Мартов полагал, что обязательными условиями перехода к социализму являются становление буржуазной демократии и превращение рабочего класса в большинство населения. В то же время меньшевики в отличие от большевиков и эсеров рассматривали крестьянство скорее как консервативную, а не революционную силу.
  В начале первой русской революции в октябре 1905 года Мартов вернулся в Россию, работал в исполкоме Петербургского Совета Рабочих Депутатов. С декабря 1905 года член ЦК РСДРП и редактор «Партийных Известий». Участвовал во многих меньшевистских изданиях. Мартов осудил тактику бойкота выборов в Государственную Думу. В 1906 году был выслан за границу.
  Когда началась Первая мировая война, Мартов занял интернационалистскую позицию. Агитируя за демократический мир, он резко критиковал Георгия Плеханова, выступавшего с социал-патриотических позиций, и осуждал революционное оборончество в социалистических рядах. Мартов принимал активное участие в антивоенных Циммервальдской (август 1915) и Кинтальской (апр. 1916) международных конференциях социалистов.
  После февральской революции, 9 мая 1917 года, вернулся в Россию. В тот же день на Всероссийской конференции меньшевистских и объединённых организаций РСДРП выступила против участия социалистов в коалиционном Временном правительстве, осуждал позицию революционного оборончества, утвердившуюся в рядах меньшевиков и эсеров после свержения самодержавия. Его речь была встречена большинством делегатов враждебно. Мартов считал, что меньшевики и правые эсеры своим курсом на сотрудничество с кадетами и продолжение войны толкают массы в сторону большевиков.
 В середине июня 1917 года он писал: «В качестве правительственной партии социал-демократия, в лице меньшевистской фракции, осудила себя на постоянное торможение пробуждающейся в крестьянско-солдатской массе политической самодеятельности, на удержание Советов от попыток активно влиять на ход правительственной политики.. меньшевики и эсеры неизбежно способствовали тому, что нарастающее недовольство пролетарских и даже части крестьянско-солдатских масс бросило их в объятия ленинизма. Ибо ленинизм бросил в эти массы лозунг «Вся власть Советам»... Видя, что три месяца революции ещё не дали заметного улучшения жизни, массы склонны искать выхода в устранении от власти представителей враждебных им капиталистических классов».
  В революционном Петрограде с апреля 1917 года выходила основанная Максимом Горьким газета "Новая Жизнь" во многом выражавшая взгляды меньшевиков - интернационалистов, - сторонников Юлия Мартова. После июльского кризиса, вызванного выступлениями петроградских рабочих против Временного правительства, и приведшего к репрессиям против партии большевиков, Мартов выступил за переход власти в руки революционной демократии и формирования однородного социалистического правительства. Эту позицию Мартов решительно отстаивал в судьбоносные для страны дни Октябрьской революции. Как делегат II-го Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (25-27 октября) потребовал начать работу съезда с обсуждения возможности мирного разрешения кризиса, вызванного вооруженным восстанием, призвал провести для организации новой демократической власти переговоры со всеми социалистическими партиями. Затем Мартов вместе со своими сторонниками покинул зал Смольного.
  Анализируя сложившуюся ситуацию в России, Мартов констатировал, что власть большевиков не может рассматриваться как «пролетарская диктатура», ибо она облечена в демагогические формы и «пытается насадить европейский идеал на азиатской почве», проявляя «аракчеевское понимание социализма и пугачевское понимание классовой борьбы». В то же время на экстренном съезде партии меньшевиков в декабре 1917 г. он выступил против идеи восстания против большевиков, выдвинутой правыми меньшевиками. Меньшевики-интернационалисты на съезде объединились с левым крылом революционных оборонцев во главе с Федором Даном. Сторонники коалиции получили большинство в ЦК. Победа на съезде левого крыла выдвинула его в лидеры меньшевистской партии. Мартов был избран членом ЦК, вошёл в новую редакцию «Рабочей Газеты».
  В годы гражданской войны Мартов решительно осуждал эксцессы «красного террора», возвысил свой голос против расстрела царской семьи. После легализации меньшевиков в ноябре 1918 года выступал в поддержку Советской власти в борьбе против иностранной интервенции и белогвардейской контрреволюции. Меньшевики приняли резолюцию, в которой октябрьский переворот признавался «исторически неизбежным». Мартов был избран депутатом Московского совета. Он решительно боролся в защиту демократии в Советах и против узурпации власти одной партией. В июле 1919 года была опубликована подготовленная Мартовым платформа ЦК РСДРП «Что делать?», содержавшая острую критику режима «военного коммунизма».
  Многие предложения Мартова, сначала решительно отвергнутые Лениным, были использованы Совнаркомом при переходе к Новой экономической политике в 1921 году. В апреле 1920 года Мартов, рассчитывая таким образом демократизировать режим, выдвинул идею объединения всех марксистских социалистических партий, включая большевиков, на основе последовательного народовластия, самой широкой свободы идейной борьбы и пропаганды.
  Весной 1920 года независимые социал-демократы Германии, представлявшие левоцентристское течение в германской социал-демократии пригласили делегацию меньшевиков на свой съезд. Предполагалось, что делегация использует поездку в Европу для разъяснения своих позиций и событий в России. Меньшевистский ЦК РСДРП (Объединенной) обратился к властям с заявлением о выдаче Мартову паспорта для выезда. Вопрос был передан на рассмотрение Политбюро ЦК РКП (б), на заседании которого большинство высказалось против, но Ленин настоял на визе. В октябре 1920 года Мартов легально выехал за границу и до конца своей жизни оставался гражданином РСФСР.
  В Галле в ноябре 1920 года на съезде Германской независимой социал-демократической партии, на котором также выступал один из лидеров большевиков Григорий Зиновьев, Мартов призвал к защите русской революции от международного империализма, но подчеркнул необходимость критики «тех внутренних противоречий и слабостей русской революции, без преодоления которых она погибнет». Мартов считал наилучшим исполнением международной солидарности по отношению к ней защиту мирового рабочего движения «от разлагающих влияний примитивно-коммунистического большевизма».
  В феврале 1921 гола Мартов основал в Берлине и редактировал журнал «Социалистический Вестник», который в течение многих лет оставался рупором марксистской оппозиции в изгнании. В 1922-м году - организовал и возглавил заграничную делегацию РСДРП - эмигрантский партийный центр меньшевизма. Мартов стал одним из создателей Венского 2/2-го Интернационала, в который входили социалистические партии, не разделявшие позиции как партий II Интернационала, так и Коминтерна.
  В это время в России экономическая либерализация сопровождалась ужесточением политических репрессий против меньшевиков и эсеров. Постановление политбюро РКП (б) « О меньшевиках» принятое в декабре 1921 года предписывало «к политической деятельности их не допускать, а самых активных высылать в непролетарские центры». В 1922 года Мартов был одним из главных организаторов международной кампании протеста против суда над эсерами в Москве, побудил к выступлению Максима Горького, а через него известного французского писателя Анатоля Франса.
  11 февраля 1922 года он встретил в Берлине своих товарищей Ф.И.Дана, Б.И.Николаевского и других, которых после голодовки в тюрьме и протестов из-за рубежа большевики выпустили за границу.
  Юлий Мартов проявил себя как блестящий марксистский теоретик и идеолог РСДРП. Левому крылу меньшевизма удалось одержать в конце 1917 года победу в собственной партии. В то же время как политик он полностью проиграл своему бывшему другу, ставшему главным политическим оппонентом – Владимиру Ленину. Неслучайно Мартов писал о том, что Ленин обладал «стихийной верой в свою собственную силу», побуждавшую «играть в политике с огнем». По мнению писателя и революционера Виктора Сержа, «левые меньшевики, сторонники Мартова, являлись, кажется, единственной политической группой, последовательно отстаивавшей демократическую концепцию революции, и представляли собой, с философской точки зрения, счастливое исключение».
  В одной из своих последних статей «Либеральный социализм», написанной в эмиграции, Юлий Мартов критиковал правое реформистское крыло социал-демократии за неоправданные иллюзии о возможном достаточно быстром мирном переходе к социализму в условиях буржуазной демократии. Мартов пророчески замечает: «Поскольку всемирная война укрепила в громадном большинстве европейских стран (да и в Америке) милитаристскую организацию, — поскольку возросла опасность того, что на всякое реальное приближение пролетариата к государственной власти капиталистический класс ответит «по-итальянски», попыткой установить свою диктатуру, хотя бы ценой гражданской войны; что, поэтому, борьба пролетариата за подлинную демократию не сможет удержаться в «мирных рамках». «Обострение отношений межгосударственных, невыносимые международные отношения, созданные империализмом, неспособным справиться с противоречиями капиталистического развития», - предсказывал Мартов – «сулит Европе новые войны, а следовательно, новые угрозы успехам демократизма».
  Силы Юлия Мартова слабели. Все больше времени проводил он в туберкулезном санатории в горах Шварцвальда. Из-за обострения туберкулёзного процесса с ноября 1922 года был прикован к постели. В последний путь Мартова вместе с группой меньшевиков провожал выдающийся русский писатель Максим Горький. На надгробном памятнике была выбита надпись: «Юлий Мартов - борец за освобождение рабочего класса».

 

31 Октябрь 2013

Комментарии
Сергей Бахматов  |  31 Октябрь 2013 в 23:07
"В одной из своих последних статей «Либеральный социализм», написанной в эмиграции, Юлий Мартов критиковал правое реформистское крыло социал-демократии за неоправданные иллюзии о возможном достаточно быстром мирном переходе к социализму в условиях буржуазной демократии".
Правильно, мирный БЫСТРЫЙ переход к социализму в условиях буржуазной демократии невозможен. Также невозможен и немирный переход.
В первом случае господствующий класс не допустит к политической власти социалистов в такой степени, чтобы было возможно провести полномасштабные преобразования общества, да и само общество будет не готово к такому переходу.
Во втором - диктатура и тоталитарное государство, следовательно, рабство хуже, чем при капитализме, которое неминуемо обратит всё вспять.

Бесперспективно ждать также, что в рамках буржуазной демократии она сама по себе со временем превратится в демократию настоящую, так как индивид как часть социума - продукт среды его окружающей. Несвободное общество неспособно порождать массово свободных людей с социалистическим самосознанием.
Поэтому мирный переход, а, следовательно, задача социалистов - посеять зерно социализма в рамках действующего капитализма в виде создания социалистического экономического уклада, который, развиваясь и ширясь в конкуренции с капитализмом, обеспечит социальную базу для последующих преобразований общества как экономических, так и политических. Социализм – это, прежде всего, люди с новым социалистическим типом мышления. А новый тип человека «не выводится из пробирки» и не создаётся по «мановению волшебной палочки».
Н.Работяжев  |  31 Октябрь 2013 в 23:21
В высшей степени интересная и статья, дающая богатую пищу для размышлений... Я бы сказал, что в фигуре Мартова отразились и сила, и слабость демократического социализма (базировавшегося тогда на марксизме). И главная слабость его заключалась в том, что большевики всё же рассматривались им как заблуждающиеся товарищи, которых нужно защищать от белой "контрреволюции". Мартов даже как-то заметил, что тирания Ленина и Троцкого лучше, чем демократия Врангеля - Струве... И октябрьскую революцию 1917 года левые меньшевики упорно рассматривали как прогрессивное историческое явление (хотя худшую реакцию трудно себе вообразить).
 |  31 Октябрь 2013 в 23:34
Русский философ В.С.Варшавский писал, что Мартов осудил красный террор скорее не потому, что был ортодоксальным марксистом, а потому, что был человек благородный, светлый и наивной души. В марксизме несомненно присутствует сильная якобинская, террористическая, тоталитарная струя, нашедшая своё воплощение в большевизме. Марксизм, конечно, можно интерпретировать и с позиций демократического социализма, меньшевизма. Однако меньшевики, как писал тот же Варшавский, не замечали или не хотели замечать его якобинскую природу. И не видели, что ленинизм вполне логично вытекает из определённых положений марксизма. Во всяком случае, молодой Маркс воспевал революционный террор.
Н.Р.  |  31 Октябрь 2013 в 23:39
То есть я хочу сказать, что столкновение большевизма и меньшевизма, Ленина и Мартова - это в сущности столкновение двух интерпретаций марксизма, каждую из которых можно вполне убедительно подкрепить цитатами из основоположников. То, что одни марксисты были сторонниками тоталитаризма, а другие - демократического социализма, объясняется главным образом различиями в темпераменте, характере и моральных установках.
Сергей Бахматов  |  31 Октябрь 2013 в 23:59
Как большевизм, так и меньшевизм имеют своими корнями марксизм, то есть учение, которое не смогло избежать недостатков утопического социализма. Социализм - это не только якобы справедливое устройство общества, а главным образом - свободное общество.
Во всех интерпретациях утопического социализма этот аспект игнорировался, игнорировался он и Марксом, а также его последователями.
Н.Р.  |  01 Ноябрь 2013 в 12:08
Совершенно с Вами согласен. Одно выросшее из марксизма политическое течение (большевизм) свободу вообще задушило, другое (меньшевизм) важность свободы недопонимало. Хотя в принципе меньшевики выступали за свободу для трудящихся, но не могли дать ей чёткого политико-философского обоснования. Дело здесь в том, что Маркс действительно игнорировал важность политической свободы и институтов демократии. А его формулу "диктатура пролетариата" вообще можно было толковать как угодно - и как 51% рабочей партии в парламенте, и как тоталитарную диктатуру революционного меньшинства. Мартов, как сказано в статье, критиковал "либеральный социализм" - но на самом деле всем тогдашним социалистам стоило бы осознать важность свободы и демократии.
Н.Р.  |  01 Ноябрь 2013 в 12:13
К сожалению, тогдашние марксисты за редким исключением не понимали (или недопонимали) общечеловеческого значения политической свободы и либеральной демократии. Даже Плеханов говорил, что при определённых условиях буржуазия может быть лишена избирательных прав. То, что каждый индивид имеет некоторые естественные и неотчуждаемые права и свободы - это до марксистов доходило плохо (возможно, кроме Каутского).
Сергей Бахматов  |  01 Ноябрь 2013 в 12:36
Я лично понимаю его понятие "диктатура пролетариата" совершенно определённо: обоснование целесообразности классовой морали расставляет все точки над "i". Диктатура - это диктат представителей одной части общества для общества целиком и во всём.
Централизованная плановая экономика - это что, разве ни диктат в экономике? А партийность художественного творчества? А руководящая и направляющая сила с её вечно живыми лидерами? Никакая идеология не заменит общечеловеческую мораль!!! Это суррогат, жалкая подделка.
Свобода - это центральное понятие социализма, так как справедливость и мораль без неё не бывает. А реализуется в обществе она посредством истинной (народной) демократии, которую только ещё предстоит построить. Это процесс длительный и эволюционный что не понимали социалисты-утописты и иже с ними.
Быстро только кролики плодятся…
Н.Р.  |  01 Ноябрь 2013 в 14:01
Именно поэтому необходимо радикальное переосмысление социализма, обогащение его либеральными и консервативно-национальными составляющими (социализм не должен быть абстрактной импортированной схемой, он должен вписываться в русскую традицию). Но необходимость такого высшего синтеза пока мало кто понимает - по крайней мере, в основных партиях России.
Н.Р.  |  01 Ноябрь 2013 в 14:05
Этический, персоналистический и либеральный социализм - это воплощение в социальную жизнь определённых этических ценностей. Но это по сути те же самые ценности, которые отстаивала великая русская литература (Пушкин, Толстой, Достоевский).
Сергей Бахматов  |  01 Ноябрь 2013 в 14:35
Все они сидят "в поезде", а поезд идёт не туда.
Как у Понтия Пилата в романе Булгакова "Мастер и Маргарита".
А Пушкин, Толстой и Достоевский – странники в поисках истины.
Н.Р.  |  01 Ноябрь 2013 в 15:02
Поэтому истину стоит искать за пределами существующих партий и их идеологий. Сейчас самое важное, на мой взгляд - изучать историю российской социально-политической и философской мысли. Там можно найти много актуальных и в наши дни прозрений.
Сергей Бахматов  |  01 Ноябрь 2013 в 15:32
Безусловно, истина - это предмет философской мысли, а не частных проблем и решений, как её себе представляет наша нынешняя интеллектуальная "элита".
Всё в этом мире взаимосвязано и имеет причину причин, особенно в таком сложном явлении как общественная жизнь.
Н.Р.  |  02 Ноябрь 2013 в 18:27
Маркс, по-видимому, полагал, что в будущем социалистическом обществе будет царить полная гармония и единство интересов, поэтому представительные институты, согласующие между собой интересы людей и социальных групп, не понадобятся. А при капитализме, с его точки зрения, парламентаризм - сплошной обман, надувательство и лицемерие. Поэтому Маркс, мягко говоря, недооценивал важность институтов представительной демократии для жизни общества. Отсюда проистекли многие заблуждения марксистов разных направлений.
Сергей Бахматов  |  02 Ноябрь 2013 в 20:30
Власть даже в идеальном обществе всегда и на всех уровнях будет представительной. Другое дело, что качество этой власти зависит от неукоснительного соблюдения демократических стандартов (правильных и выверенных), обширной избирательной базы, а также человеческого фактора, для формирования которого требуется не только время, но и самое главное - соответствующие условия.
Здесь есть один парадокс, который оказался не по зубам социалистам-утопистам. С одной стороны, социализм единственно возможен, если все или большинство индивидов общества обладают продвинутым (социалистическим) мышлением, а с другой стороны, для формирования этого мышления нужен сам социализм. Без социалистического мышления получается объективно не социализм, а тоталитаризм, так как стаду овец всегда нужен пастух. Чем заканчивается тоталитаризм, мы все хорошо знаем.
Поэтому единственно возможный путь - выращивание социализма из действующего капитализма, то есть эти две общественные формации обречены сосуществовать вместе достаточно долгое время на равных условиях. И вообще, капитализм не подлежит свержению. Если он организационно и экономически проиграет более прогрессивной форме организации труда, то он уйдёт тихо и мирно без социальных потрясений.
Другие попытки ускорить этот процесс обречены на провал, потерю времени и, возможно, бессмысленное кровопролитие...

Н.Р.  |  02 Ноябрь 2013 в 21:02
Знаете, в чём между нами разница? Я рассматриваю смешанную экономику в качестве конечной цели трансформации капитализма. А Вы - как переходный этап к рыночному самоуправленческому социализму. Что касается марксистов и других социалистов-утопистов, то они видели социализм безрыночным и бестоварным хозяйством, неким подобием большой общины.
Сергей Бахматов  |  02 Ноябрь 2013 в 21:28
Без рынка инновационная экономика не может существовать. Как ещё можно узнать, что нужно обществу, а что нет? Он же рынок, определяет и цену всему. Товарно-денежные отношения будут всегда в силу ограниченности ресурса общественных благ и того очевидного факта, что все люди разные. Уравниловка - ещё одно заблуждение некоторых утопистов.
Если Вы за смешанную экономику, то мы с Вами единомышленники. А что касается дальнейшей судьбы, то время рассудит))
Н.Р.  |  02 Ноябрь 2013 в 21:47
Совершенно верно! Пусть практика покажет, какая форма собственности эффективнее. А вполне может быть, что наиболее эффективным окажется их сочетание.
Сергей Бахматов  |  02 Ноябрь 2013 в 21:53
Согласен. Пускай за нас решает скрытая истина! Поскольку такой подход исключает насилие, то он соответствует общечеловеческой морали.


Имя
Email
Комментарий
Введите число
на картинке
 



В рубрике
ПОЧЕМУ ЛЕВАЯ ЭКОНОМИКА СДАЕТ ПОЗИЦИИ ПРАВОМУ ПОПУЛИЗМУ
ТУПИК В ЛАБИРИНТЕ
АЛЬТЕРНАТИВЫ МЕРАМ ЖЕСТКОЙ ЭКОНОМИИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ?
РЕШИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА С ПРИЗРАКОМ

Новости
14.12.2017 Лидеры ЕС согласовали приоритеты развития на 2018-2019 годы
14.12.2017 Неравенство в доходах увеличилось в мире с 1980 года
13.12.2017 Более 90% палестинцев считают решение США по Иерусалиму нарушением их интересов
13.12.2017 Тиллерсон предложил КНДР переговоры без предварительных условий
13.12.2017 Победа демократа Джонса на выборах в Алабаме стала поражением для Трампа

Опрос
СКАЗЫВАЕТСЯ ЛИ НА ВАС ЛИЧНО УХУДШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ?




Результаты прошедших опросов

2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"