все поля обязательны для заполнения!


 
СИРИЙСКИЙ КРИЗИС: ИСЛАМСКИЙ ХАЛИФАТ ПРИ ПОДДЕРЖКЕ НОВЫХ КРЕСТОНОСЦЕВ?
ЮРИЙ ГЛУШАКОВ
Первый заместитель председателя Белорусской партии «Зеленые»

Ближний Восток в очередной раз стал центром столкновения интересов мировых держав. «Большие игроки» разыгрывают сложные комбинации, но фигуры, которые снимаются с шахматной доски – это десятки тысяч людских жизней…

 

Дамасская сталь
Эта страна в сердце Востока, безусловно, является одним из ранних очагов человеческой цивилизации. Уже в глубокой древности тут развивались крупные города и процветали искусства и ремесла. Но богатство этой земли всегда имело и свою обратную строну – бесчисленные войны и завоеватели многократно проходили по ней. С глубокой древности египетские фараоны и хеттские цари, греки и персы, турки – сельджуки и османы, монголы и крестоносцы выясняли здесь отношения, обильно орошая кровью древнюю землю.
  Однако жестокие и разрушительные конфликты не могли остановить высокое развитие материальной и духовной культуры в этом регионе. Поскольку именно здесь проходили основные торговые пути между Европой и Азией, то и импульсы для цивилизационного развития тут всегда существовали весьма значительные. Запад и Восток всегда встречались здесь…
  Уже в глубокой древности население здесь было многонациональным – на территории древней Сирии проживали арамейцы, арабы и финикийцы. После похода Александра Македонского, на основе синтеза греко-македонской и восточной культур, здесь формируется эллинистическое сирийское государство. На этой земле происходило зарождение христианской религии, одно из национальных меньшинств Сирии – арамейцы, как считается, до сих пор сохранили язык Христа. Являясь частью Восточно-Римской (Византийской) империи, Сирия принимала самое непосредственное участие в формировании византийской культуры, которая в скором времени, вместе с православием, распространилась на просторах Восточной Европы и оказала огромное влияние на исторические судьбы ряда славянских стран. Резиденция одного из православных патриархов, носящего имя Антиохийский, (он также является патриархом Сирии, Аравии, Киликии, Иверии и всего Востока) до сих пор находится в Дамаске. Антиохийская патриархия считается одной из наиболее значимых в современной православной церкви.
  В 636 году, после поражения византийской армии от арабского полководца Халида ибн Валида при Ярмуке, Сирия становится одним из центров распространения ислама, в Дамаск переносится столица халифата Омейядов. Во времена агрессивной экспансии воинствующего ислама сирийский халифат становится плацдармом для мусульманских завоеваний на всем Среднем Востоке, в Северной Африке и даже в Европе (территория современной Испании). А во время крестовых походов именно Сирия стала базой знаменитого Салладина в его удачном противостоянии рыцарям-завоевателям.
  Надо сказать, что Сирия не раз становилась серьезным препятствием для многих захватчиков. Именно на сирийской территории впервые потерпели стратегическое поражение грозные татаро-монголы – в 1260 году в битве при Айн-Джалуте управлявшие Сирией египетские мамлюки и сирийцы разбили армию монгольского государства Хулагуидов, в последующем также нанесли войскам ильханов ряд серьезных поражений. Захватив Ирак, монголы так и не сумели покорить Сирию.
  В 1516 году Сирию завоевывают турки-османы, и страна становится Сирийской провинцией Оттоманской порты. Власть Османской империи падет после Первой мировой войны, но долгожданной независимости страна не обретет – Сирия, в состав которой тогда входил и современный Ливан, попадет под колониальную власть Франции. Во время своего мандата, выданного Лигой Наций, французы вынашивали проекты разделения Сирии на несколько государств, но сирийским патриотам в основном, удалось сорвать эти планы. Только после Второй мировой войны, после упорной борьбы и в результате распада Французской колониальной империи, Сирия станет суверенным государством. В таком плавильном котле «варилась» история этой многонациональной и многоконфессиональной страны, сложная и причудливая, как узоры на знаменитых клинках из дамасской стали…

 

Социалистическое Возрождение
Арабский мир после Второй мировой войны стоял перед дилеммой – идти по пути традиционалистского общества с монархическим устройством или модернизироваться на основе современных национальных республик. Страны, в которых влияние бывших колониальных метрополий было наиболее сильным, а социальная жизнь являлась наиболее архаичной – монархии Персидского залива, Хашемитское королевство Иордания, королевства Ирак, Ливия, Марокко, Мавритания, стали на консервативный путь. Страны с наиболее развитым национально-освободительным движением и общественной жизнью – Тунис, Египет, Сирия, Ливан, предпочли путь радикальной модернизации.

  К тому же, в этот момент в регионе появляется новый вызов – Государство Израиль. Традиционалистские арабские режимы терпят позорное поражение в первой же войне с только что сформированной израильской армией, несмотря на достаточно серьезную британскую поддержку. И это становится еще одним дополнительным мотивом к тому, что молодые арабские националисты делают вывод – возрождение из стран должно вестись не только на национальной, но и на социальной и антиимпериалистической платформе. Ни старые колониальные хозяева, ни выступающие с позиций «открытых дверей» Соединенные Штаты помощниками им быть не могут. Молодым лидерам ближневосточных народов было очевидно - именно социалистическая идея была тогда способна мобилизовать массы (между прочим, не только арабских – «левая идея» активнейшим образом эксплуатировалась и при построении Государства Израиль). Из такого смешения антиимпериализма, национализма и социалистической идеологии родился «арабский социализм». Что касается последней, то во многом этот «социализм Востока» был ближе к российскому народничеству или левому «популизму» некоторых стран «третьего мира», чем к каноническому марксизму-ленинизму. При этом Советский Союз становится другом и покровителем всех молодых арабских государств, решительно пошедших по пути модернизации, который в СССР было принято называть «путем социалистической ориентации».
  Абдель Гамаль Нассер в Египте и полковник Муаммар Каддафи в Ливии стали лидерами нового национального движения. В Сирии в 1947-1954 годах, в результате объединения партий арабских националистов-«возрожденцев» и арабских социалистов также сформировалась Арабская партия социалистического Возрождения (БААС), основателями которой стали православный грек Мишель Афляк, Салах ад-Дин Битар и Акрам Хаурани. После целого ряда переворотов, партия БААС приходит к власти в Сирии (в 1963 году) и в Ираке (1963, 1968 гг.).
  В 1966 году власть в Сирии берет в свои руки левое крыло партии, и в скором времени между сирийскими и иракскими баасистами разгорается смертельная вражда… Мишель Афляк и другие «отцы-основатели» БААС, перешедшие на правые позиции, были приговорены в Сирии к смертной казни и нашли убежище в Ираке. А незадолго до своей смерти Афляк принял ислам. Сирийский БААС установил дружеские отношения с Советским Союзом и вместе с несколькими компартиями и другими организациями и образовал Прогрессивный фронт.

 

Зеленая реакция
Перипетии того, что происходило в последующие десятилетия в Сирии и на Ближнем Востоке, были весьма непростыми. Но если попытаться свести бурные события тех лет к простому знаменателю, то все происходящее можно охарактеризовать несколькими словами: «борьба нового со старым…». Даже Государство Израиль, например, само возникновение которого привело к сильнейшим геополитическим изменениям в регионе, тоже являлось своего рода «новообразованием». Между тем, если говорить об арабских странах, то после Кэмп-Дэвидских соглашений египетского президента Анвара Саддата Сирия стала, пожалуй, сильнейшим региональным игроком на арабском Ближнем Востоке.
  Помощь со стороны Сирии, оказываемая ООП, сочеталась с ее амбициями на влияние в делах Ливана, некогда бывшего частью «Великой Сирии». Надо отметить, что Ливан, и по сей день являющийся едва ли не единственной демократической республикой западного образца в арабском мире, платил за это на протяжении десятилетий внутренними смутами и неурядицами, перманентно перерастающими в гражданскую войну. Схожая ситуация имеет место сегодня и в Сирии, принимавшей в войне в Ливане самое деятельное участие…
  Однако помимо традиционных и современных внешних противников – бывших западных метрополий, США, Израиля, монархий Персидского залива, у светских арабских режимов всегда существовал не менее, если не более грозный враг – исламский фундаментализм. В Сирии это была прежде всего организация «Братьев-Мусульман» (БМ).
Как известно, это движение зародилось в Египте в 1920-х годах во главе с проповедником Аль-Баной и вскоре распространило свое влияние практически по всему арабскому Востоку и за его пределами. В первоначальный период своей деятельности БМ, организованные как военизированная секта, развязали кампанию террора против властей Египта. Однако вскоре неудачи вооруженной борьбы заставили «Братьев…» сменить тактику, но при этом сути своей они не поменяли…
  Но важно не только это. Чем являлись БМ по своему социальному содержанию? С религиозной точки зрения, можно даже сказать, что они вошли в конфликт с традиционным исламом, утерявшим, по мнению «Братьев…», как и всех фундаменталистов, первоначальную чистоту, и поэтому являлись своеобразным аналогом европейской Реформации и радикального протестантизма. Но прежде всего, в таких развитых странах арабского мира, как Египет и Сирия, БМ являлись единственной реальной альтернативой прогрессивным левым и демократическим силам. Выражаясь классическими терминами того времени, блоку национальной буржуазии, народной интеллигенции и широких масс трудящихся. Те, кто был заинтересован в разгроме этих сил, быстро это поняли и сделали ставку на «Братьев…»
 В 1981 году «Братья-Мусульмане» убивают президента Египта Анвара Саддата. После чего их египетские организации подвергаются разгрому, но своего существования не прекращают. Однако если уже Саддат проводил откровенно прозападный курс, то его приемник Хосни Мубарак и вовсе ни о каком «нассеровском социализме» и не помышляет и возглавляет типичную для стран «третьего мира» модель бюрократического капитализма - при очень заметной роли армии в экономике страны. В 1990-х борьбу против светской ООП в Палестине начинает легализованный израильскими властями ХАМАС. Но в отличие от более податливых египетских коллег, по-прежнему воинственного антиимпериалистического курса придерживается сирийское руководство БААС во главе с Хафезом Ассадом…
  При этом и в Сирии на передний край борьбы с режимом, заявляющим себя социалистическим, тоже выходят исламские фундаменталисты. В 1979 году происходит кровавая трагедия – курсантов артиллерийского военного училища в Алеппо расстреливают боевики Братьев-Мусульман, проникшие в ряды преподавательского состава этого учебного заведения. В этой бойне погибло около 80 молодых людей. В ответ правительство наносит свой жестокий удар по исламистскому подполью. Но сторонники джихада не унимаются – в феврале 1982 года в Хаме начинается беспорядки, организованные исламской оппозицией. Однако Хафез Ассад подавляет мятеж исламистов железной рукой, при этом многочисленные жертвы произошедшей зачистки позволяют до сих пор упрекать сирийские власти в «нарушениях прав человека».
  В скором времени преемник власти отца, Башар Ассад идет даже на определенное сближение с Америкой. Но это слабо помогает… Режим БААС в Сирии – все более далек от стабильности. Несмотря на неудачи милитарных предприятий Братьев-Мусульман, против него активизировали свою деятельность, при поддержке как арабских монархий, так и США и стран Запада, самые разнородные оппозиционные силы.
  В 2005 году представители оппозиционной буржуазии, исламисты и даже некоторые левые оппозиционеры приняли Дамасскую декларацию, а затем образовали Национальный Совет, объединившийся вокруг требований демократизации, изложенных в этом документе.
  В 2000 году диссидентом Риадом Сеифом была основана партия - Движение за социальный мир, - усилившая светское крыло сирийской оппозиции. Но доминирующей силой в противостоянии с властью сирийской Партии арабского социалистического Возрождения по-прежнему оставались и остаются клерикалы из организации Братьев-Мусульман…
Сирийская крепость на пути джихада?
  Весной 2011 года, вслед за Тунисом, Египтом, Ливией, Алжиром, Марокко, Йеменом, Мавританией, Оманом, Кувейтом, и некоторыми другими странами, в Сирии начинаются уличные демонстрации.
  Протестное движение, имевшее под собой объективные причины, тем не менее, в разных странах развивалось по-разному. Но результат был поразительно схож – там, где целью протестующих были республиканские режимы, в независимости от того, были ли они предельно коррумпированными, как в Египте или Тунисе, или, при всех своих издержках, - светскими и прогрессивными, как каддафистская Джамахирия – но все они пали. Были свергнуты с последующим приходом к власти консервативных мусульманских партий либо погружением страны в хаос междоусобной войны (Ливия).
  Там же, где выступления были направлены против традиционалистских монархий и режимов, последние устояли, получив вооруженную помощь извне, вплоть до посылки саудовских войск, как в Омане, либо политическую и информационную поддержку или нейтралитет Запада.
  Но совершенно особая ситуация сложилась в Сирийской Арабской республике. Хотя первоначально здесь все развивалось по схожему сценарию – демонстрации оппозиции, смешанной по своему составу – как исламистской, за которой стоят Братья-мусульмане, так и светско-либеральной, проходят все равно под аккомпанемент криков «Аллаху акбар!».
  Очень скоро мирные демонстрации начинают сопровождаться насилием с обеих сторон. Однако ведущие мировые СМИ, как правило, говорят только о применении оружия правительственными войсками. Очень быстро радикальная оппозиция переходит к вооруженной борьбе, в том числе и террористическими средствами – верный Ассаду Дамаск, в котором, кстати, проживает много христиан, и другие города начинают сотрясать взрывы заминированных автомобилей и самоподрывы смертников, при этом большинством целей и жертв террористов становятся случайные, мирные люди.
  Подобные методы является типичной тактикой воинствующих фундаменталистов. Вооруженная оппозиция заявляет о создании «Сирийской свободной армии» (ССА). При этом тот же информационный канал “Евроньюс» интерпретировал это событие не как образование незаконного вооруженного формирования, а всего лишь как «переход дезертиров из правительственной армии на сторону демократической оппозиции». Боевые отряды ССА начинают настоящие войсковые операции и захватывают целые города – Хомс, Алеппо, и целые кварталы в самом Дамаске. В Сирии начинается гражданская война…
  Однако случается то, что не ожидали ее организаторы. Вопреки рассуждениям о том, что режим Башара Ассада опирается на незначительное религиозное меньшинство алавитов, он оказался удивительно живуч. Несмотря на то, что повстанческие силы практически открыто формируются, обучаются, вооружаются и действуют с территории сопредельной Турции, получают поддержку от ряда монархий региона и от международной сети Братьев-Мусульман, добиться решающего перевеса им никак не удается. Ливийский сценарий в Сирии пока не реализуется. Почему? Тому есть несколько причин.
  Первая – в отличие от Ливии, западные страны так и не решились на прямое военное вмешательство в дела Сирии. Может показаться, что решающую роль здесь сыграла позиция России и весьма удачный ход российской дипломатии - этому, конечно, надо отдать должное. Но тем не менее, никакая внешняя поддержка не могла бы быть эффективной, если бы правительственные войска не смогли бы удержать свои позиции. Более того, их переход в наступление и очистка ранее захваченного Хомса от мятежников красноречиво указывает на то, на чей стороне ныне перевес сил.
  Второе – сегодня та часть сирийцев, которые поддерживают Ассада и власть БААС, возможно, перед лицом жестокого исламистского террора стала еще более сплоченной, чем это было в начале событий. И это тоже стало сдерживающим фактором для потенциальных агрессоров….

 

 

Курдский вопрос для халифата
За два года гражданской войны стало ясно, кто именно выступает против хоть и авторитарного, но светского режима в Сирии. И какие «свободы» на самом деле несут «воины джихада».
 Более того, сегодня в союз в Ассадом вошли самые разнородные силы. Так, в турецко-сирийском пограничье активизировалась «Армия освобождения Искендеруна», находившаяся под влиянием постмаоистской идеологии и добивающаяся отделения от Турции провинции Хатай (с 1921 года по 1938 находившейся в составе подмандатной Сирии). Недавно ее командование заявило о заключении союза с сирийскими правительственными силами. Сложную позицию занимали с начала конфликта многие курдские общины Сирии. Сирийские курды ранее были достаточно критически, хоть и не так уж непримиримо, настроены к режиму Башара Ассада. Точнее, отношения курдов с БААС были противоречивы - своей автономии в Сирии они также не имели, но светская республика гарантировала их и от радикальной дискриминации по исламистскому образцу. Еще в большей степени покровительством баасистского государства от религиозной дискриминации пользовались сирийские алавиты, христиане, друзы, арамейцы и другие меньшинства.
  Советские военные специалисты, участники боевых действий в Сирии в 1970-х годах, рассказывали автору о существовавшем тогда полном согласии между представителями христианских и исламских конфессий, бесконфликтном несении ими службы, совместном праздновании религиозных праздников и т.д. Многих сирийских женщин, выросших в светской стране, сегодня также мало радует перспективы установления жесткого шариата.
  Поэтому с начала конфликта многие курдские территориальные вооруженные формирования, например, в Роджаве, были нейтральны или выступали с позиций «третьей силы» - как против Ассада, так и против исламских боевиков. Но после столкновений с исламистами, почти одинаково нетерпимо относящихся к курдам, христианам, алавитам, шиитам и другим меньшинствам, стала очевидна вся нереальность такой позиции и необходимость сделать более определенный выбор.
  Курды являются одним из наиболее крупных национальных меньшинств в Сирии. Здесь проживает около 2,5 млн курдов, что составляет 10-12 процентов населения Сирии. Три компактных сирийских анклава расположены у сирийско-турецкой границы, в одном из них, в Хасаке, находится 60 процентов сирийской нефти. Наиболее влиятельной партией среди сирийских курдов является Партия демократического союза (ПДС), связанная с Рабочей партией Курдистана (РПК) в Турции. В распоряжении курдской сирийской общины находятся значительные вооруженные силы – отряды ополчения «пешмерга», которые, по некоторым данным, могут быть доведены до 50 тыс бойцов.
  Стоит отметить, что ранее курды достаточно критически относились к режиму Ассада, но сегодня, как сообщает ряд источников, в частности, ректор университета в Чанаккале Седат Лачинер, сообщают, что лидеры ПДС и РПК «сговорились с Ассадом о предоставлении курдам автономии, что беспокоит не только Анкару, но и сирийскую оппозицию».
  Летом этого года, после встречи у премьер-министра Турции Тайипа Эрдогана, посвященного сирийской ситуации, вице-премьер Бюлент Арынч сказал, что ситуация в Сирии крайне негативно влияет и на положение дел в Турции. Вне всякого сомнения, что курдская автономия, уже установленная де-факто в Сирии, может быть хорошим примером для курдов в Турции и серьезнейшей проблемой для умеренного исламистского руководства Турции. Действительно, подобный поворот событий не может не беспокоить исламистских боевиков и их зарубежных партнеров. После того, как летом этого года курдская пешмерга на севере Сирии открыла против исламистов второй фронт, военное положение последних несколько пошатнулось. Так, сторону пешмерги перешла бригада «Курдский фронт», воевавшая ранее в составе ССА. Как сообщает voprosnik.net, летом в боях за город Рас эль-Айн курдские боевые отряды разгромили исламистских боевиков и взяли в плен их командира, предположительно, чеченца Абу-Мусааба. В ответ на это, исламисты взяли в заложники около 500 мирных курдов, в основном – женщин и детей, и устроили зверскую резню.
 Вообще, с самого начала исламистские вооруженные формирования отличались неслыханной жестокостью и практиковали, по сути, геноцид по религиозному признаку. В частности, систематическому истреблению подвергаются жители алавитских деревень. Так, население нескольких алавитских поселений было уничтожено боевиками ССА в ходе боев в районе Джебель Аль-Акры.
  Вне всякого сомнения, курды и другие национальные и религиозные меньшинства, даже если не говорить об алавитах, будут одним из серьезнейших факторов на пути установления в Сирии исламского Халифата.

 

Vox populi
А что думают по поводу конфликта сами сирийцы? Нам удалось побеседовать с Халедом, лидером сирийской общины в одном из больших городов СНГ. Он поддерживает постоянную связь с многочисленными родственниками и друзьями, оставшимися в Сирии. Сам Халед не является однозначным приверженцем существующего режима: по его мнению, Сирия нуждалась в определенных реформах. Но то, что там происходит сегодня, к положительным преобразованиям на благо страны и народа отнести никак нельзя.

  Наш сирийский интервьюер рассказывает следующее:
- Основу вооруженной оппозиции составляют такие формирования, как «Джабхат ан-Нусра», что можно перевести как «Фронт сопротивления», «Доуля Ислами Ирак и Шам» («Исламское государство Ирака и Леванта», «Лива ан-Таухид» («Знамя единобожия»), и другие. Они пополняются разными средствами – за счет настоящих уголовников и прочих отбросов общества, разных любителей легкой наживы, а также путем принудительной мобилизации молодежи на захваченных территориях. Молодых людей заставляют брать в руки оружие под угрозой расправы над их родственниками. Все они проходят обучение в лагерях, расположенных в соседних государствах, под руководством специалистов из иностранных спецслужб. То, что происходит в кварталах, куда вошла так называемая «Сирийская освободительная армия», тяжело передать… Как только они захватывают какой либо район, то сразу ставят снайперов по точкам. Снайперы стреляют, не разбирая, по всему, что движется. Потом начинается грабеж – мятежники сами грабят дома, либо выставляют тот или иной дом на продажу – на разграбление всем желающим, кто уплатит требуемую сумму. Эти люди – никакие не мусульмане, а просто бандиты, которые прикрываются исламом.
Все это устроили могущественные мировые державы, которым очень не нравилась независимая Сирия. Этим державам необходимо поставить под свой контроль экономики всех государств. Союзническая ось «Хизболла» - Сирия-Иран, которая проводила свою самостоятельную политику, им давно очень не нравилась, и они разожгли эту войну…
  Подводя итог сказанному, следует отметить, что конфликт в Сирии имеет целый ряд причин. Их можно разделить на два блока – очень условно говоря, «справедливые» и «несправедливые», а также внутренние и внешние. Первый пункт из реально существующих проблем – режим личной власти семьи Ассадов устраивает, конечно, далеко не всех в Сирии. Авторитаризм, клановость, коррупция вызывали недовольство в самых разных слоях населения. Во-вторых – сирийский социализм являлся таковым больше на словах: низкие зарплаты, наличие безработицы, социальное неравенство и другие проблемы смешанной экономики также порождали справедливое возмущение. В-третьих, отсутствие свободных выборов неизбежно толкало политически активную часть общества к противостоянию с режимом. В-четвертых, проблемы некоторых национальных и религиозных групп также требовали своего разрешения.
  Однако для решения такого списка едва ли требовалась гражданская война. Сегодня внутренним двигателем происходящего в Сирии кровавого конфликта являются преимущественно другие факторы. Во-первых, противостояние сил политического ислама и светского государства, а по сути, этот процесс является борьбой исламской и фактически компрадорской буржуазии, стоящей за международной сетью Братьев-Мусульман, против авторитарной, но светской республиканской власти САР, опирающейся на национальную буржуазию, религиозные и национальные меньшинства и значительную часть народа. Во-вторых, сегодня против Сирии ведется настоящая война с элементами интервенции некоторыми монархиями Персидского залива и другими соседними государствами, преследующими при этом свои регионально-империалистические интересы, при серьезнейшей политической и даже военной поддержке США и Запада.
  Что будет? Несмотря на колоссальное давление, власть БААС в Сирии демонстрирует поразительную живучесть и устойчивость. Несмотря на все издержки существующего режима, сегодня на древней сирийской земле, по сути, происходит противостояние социалистов-баасистов с силами махровой реакции и клерикального фашизма. Но для того, что бы победить, в стране действительно надо ликвидировать многие внутренние проблемы. Кое-что из этого руководством БААС уже делается – так, в 2012 году в Сирии, в условиях уже начинающейся войны, прошли выборы с участием «конструктивной оппозиции» в относительно более демократической обстановке, чем ранее. Кстати, сирийская политическая система всегда была многопартийной, и номинально бааситсты никогда не правили единолично, а опирались на Прогрессивный фронт, в который входили даже две Сирийские компартии.
  Возможно, расширение такого фронта национального единства и дальнейшая легализация умеренной оппозиции и смогут стать основой для первоначальной демократизации республики.
  При всей спорности нынешнего «социалистического» характера Сирии наличие большого государственного сектора, при расширении социальных программ (насколько это возможно в условиях войны) и полном неприятии неолиберальных реформ могли бы во многом содействовать снятию социального напряжения в обществе.
  Конечно же, де-факто установленная автономия курдов, защита религиозных и национальных меньшинств от террора и мракобесия воинствующих фундаменталистов уже сейчас является важным моментом в исправлении сложившейся ситуации.
  Но все это, безусловно, станет возможным, если Сирии удастся успешно отразить ту военную агрессию, которую развязали против нее силы внутренней реакции, регионального империализма и западного блока. Чрезвычайно важной при этом остается и позиции России и КНР по сирийскому вопросу…
  Всякая историческая аналогия условна, но волей-неволей, противостояние сирийской республики силам реакции на глазах у всего мира напоминает еще одну войну прошлого – войну Испанской республики против клерикального фашизма Франко. Тем более, что в авангарде франкистской армии тогда шли жестокие наемники из самых темных племен Магриба… Как «Фронт ан-Нусры» сейчас – в рядах ССА…

 

06 Октябрь 2013

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"
17.06.2019 Миллионные протесты прошли в Гонконге
17.06.2019 Профсоюзы Архангельска выступили против ввоза мусора из других регионов
17.06.2019 Парламент Албании признал неконституционной отмену выборов президентом
15.06.2019 Женщины Швейцарии устроили массовый протест против неравенства

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"