все поля обязательны для заполнения!


 
СОЦИАЛИЗМ НЕ УДАЛСЯ, КАПИТАЛИЗМ ОБАНКРОТИЛСЯ. ЧТО ПРИДЕТ НА СМЕНУ?
Прогрессивная политика требует перехода от свободного рынка к коллективному «деланию» национальной жизни

Хотя ХХ век закончился не вчера, мы до сих пор как будто продолжаем жить в нем, слабо представляя себе специфику начала века ХХI-го. В ней, однако, нет ничего невероятно сложного, достаточно понять, что доминирующие в прошлом столетии направления экономики и политики больше не актуальны, равно как и разделение индустриально развитых стран на две взаимоисключающие категории: капиталистические и социалистические.


Мы наблюдали [в прошлом столетии – перев.] две попытки воплотить эти системы на практике в их чистом выражении: централизованная, планируемая государством экономика советского типа и ничем не ограниченная бесконтрольная капиталистическая система свободного рынка. Первая рухнула в 1980-х, утащив за собой в пропасть европейские коммунистические режимы. Вторая рушится на наших глазах, пораженная мировым кризисом капитализма, глубочайшим со времен Великой Депрессии 1930-х. В каком-то смысле сегодняшний кризис глубже и драматичнее кризиса 30-х, поскольку в ту эпоху глобализация экономики не имела нынешнего размаха и не затрагивала плановой экономики Советского Союза. Мы не знаем, насколько роковыми и долгими будут последствия текущего кризиса, но он совершенно очевидно знаменует конец эпохи так называемого «капитализма свободного рынка», в который мир погрузился после правления Маргарет Тэтчер в Великобритании и Рональда Рейгана в США.


Важность исторического момента должны прочувствовать обе стороны

– и те, кто верит во всемогущество чистого, «безгосударственного» рыночного капитализма, своего рода международного буржуазного анархизма, и те, кто выступает за плановую социалистическую экономику, исключающую поиск индивидуумом личной выгоды. Обе противоборствующие стороны оказались банкротами. Будущее принадлежит экономикам смешанного типа, в которых общественное и личное синтезированы в той или иной форме. Но в какой? Поиск ответа на этот вопрос является сегодня проблемой для всех аналитиков и идеологов, в особенности для тех из них, кто выступает на левом фланге.
Никто, кажется, всерьез не рассматривает возможности возвращения к плановой экономике советского типа, не только из-за ее исторического поражения, но и из-за доказанной неэффективности. Однако при этом не стоит недооценивать впечатляющие достижения советской системы в социальной сфере и в области образования. Стоит подчеркнуть, что до тех пор, пока глобальный рынок не дал трещину в прошлом году, даже социал-демократические и умеренно левые политические партии богатых североатлантических стран и Австралии все больше и больше «капитулировали», признавая успех капитализма свободного рынка. В историческом промежутке между крахом СССР и нынешним моментом я не могу найти ни одной партии или лидера, осуждающего капитализм как непригодную социально-экономическую систему. Не нахожу таких фигур и в рядах Новых Лейбористов. Экономическая политика Тони Блэра (до октября 2008) и Гордона Брауна безо всякого преувеличения позволяют назвать обоих политиков «Тэтчер в брюках». То же самое относится к Демократической партии США.


Базовая идея лейбористов начиная с 1950-х годов заключалась в том, что социализм не является «необходимостью», поскольку капиталистическая система процветает и способствует росту достатка более, чем любая другая. Все, что требуется от социалистов, - способствовать справедливому распределению богатства. Однако начиная с 1970-х благодаря растущей глобализации это становилось все более сложным занятием и, в конце концов, подточило традиционный фундамент лейбористов и всех социал-демократических партий. Под воздействием того, что принято считать экономическим возрождением и наследием «тэтчеризма», начиная с 1997 года Новые Лейбористы целиком «проглотили» идеологию, даже теологию, глобального рыночного фундаментализма. Британия «развязала руки» своим рынкам, продала свои индустрии, прекратила экспорт товаров (в отличие от Германии, Франции, Швейцарии), поручила заботу о своих деньгах мировому центру финансовых услуг. Поэтому удар кризиса по британской экономике стал более сокрушительным, чем ущерб, нанесенный другим крупнейшим мировым экономикам, и выздоровление тоже будет намного тяжелее.
Кому-то может показаться, что с традиционным капитализмом сегодня покончено и мы вольны строить экономику смешанного типа. Привычный набор инструментов лейбористов снова к нашим услугам: все вплоть до национализации. «Берите и пользуйтесь». Это предложение предполагает, что мы знаем, как ими пользоваться. А мы не знаем. Мы не знаем, как преодолеть текущий кризис. Не знает ни одно правительство, ни один центральный банк, ни один международный финансовый институт. Более того, мы недооцениваем степень привычки правительств и мозговых центров планеты к благам свободного рынка, которыми они наслаждались в течение десятилетий.


Отделались ли мы от убеждения, что частное, на выгоде основанное производство всегда лучший (поскольку более эффективный) способ удовлетворить наши нужды? Что бизнес-подходы применимы в социальной сфере, образовании и науке? Что растущий разрыв между доходами сверхбогатых и всех остальных - «неважен», пока материальное положение большинства простых смертных (за исключением горстки беднейших) хотя бы немного улучшается? Отказались ли мы от стереотипа, в соответствии с которым все что нужно стране - это экономический рост и коммерческая «состязательность»? Не думаю…


Но прогрессивная политика требует не просто отказа от экономических и моральных стереотипов, доминирующих в последние 30 лет, она требует понимания того, что экономический рост – не цель, а средство, целью же является улучшение жизни всех граждан.


Взгляните на современный Лондон. Да, расцвет его экономики отражается на жизни всех британцев. Но 20-30% национального дохода, поступающие в бюджет из столицы, не являются показателем. Мерилом является то, какое отношение к богатствам Лондона имеют миллионы живущих и работающих в нем людей, какое качество жизни может предложить столица всем без исключения своим жителям. Могут ли они позволить себе безбедную жизнь в богатейшей столице мира? Если нет, то никакие доходы, поступающие из Лондона в казну страны, не компенсируют безнравственности «города для супербогатых».

Тестом на прогрессивность политики должен служить не рост доходов и потребления частных лиц, а расширение возможностей для всех.

Это требует широкой публичной инициативы, не основанной на получении материального вознаграждения. Сегодня востребованными становятся общественные решения, цель которых – улучшение жизни широких масс населения, от которого приобретают все без исключения индивидуумы.
Вот политическая задача дня, не менее важная, чем борьба с экологическим кризисом. Какой бы идеологический логотип мы не избрали для ее осуществления, она предполагает фундаментальную смену ориентиров - переход от свободного рынка к общественному «деланию» национальной жизни. Этот переход должен совершиться как можно быстрее – время не на нашей стороне.


Эрик Хобсбаум – британский политолог. Его последняя работа – «Об Империи: Америка, война и глобальное превосходство»

Перевод Станислава Варыханова

16 Апрель 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ
КАК ПРЕВРАТИТЬ ВЫБОРЫ В ИНСТРУМЕНТ РАЗРУШЕНИЯ
ВЛАСТИ "ПОДАРЯТ" ПЕНСИОНЕРАМ НЕСКОЛЬКО СОТЕН РУБЛЕЙ В МЕСЯЦ
ФРАНЦИЯ ОСТАЕТСЯ ПРИВЕРЖЕННОЙ ЕВРОКОНТИНЕНТАЛЬНЫМ ИНТЕРЕСАМ

Новости
03.08.2020 Нетаньяху заявил, что в демонстрациях видит попытку попрать демократию
03.08.2020 Ряд оппозиционных партий Венесуэлы решили не участвовать в парламентских выборах 6 декабря
03.08.2020 Протестующие забросали яйцами депутатов нового созыва парламента Сербии
03.08.2020 Немецкий профсоюз раскритиковал участников протестов в Берлине и действия полиции
30.07.2020 Трамп поднял вопрос переноса президентских выборов в США
30.07.2020 Глава МВФ заявила, что добьется гендерного равенства в руководстве фонда

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"