все поля обязательны для заполнения!


 
БЕЛОРУССКИЕ ЛЕВЫЕ: НЕПРОСТОЙ ПУТЬ К ЕДИНСТВУ
ЮРИЙ ГЛУШАКОВ
Первый заместитель председателя Белорусской партии «Зеленые»

Объединительные процессы достаточно популярны в белорусской оппозиционной среде. За время ее существования почти все существующие здесь оппозиционные партии многократно заключали между собой всевозможные блоки, союзы и коалиции…

 

Зыбкий консенсус «общей демократии»
Правда, основной принцип этих альянсов был «Дружба против…». В данном случае, дружили оппозиционеры, как водится, против действующего президента Александр Лукашенко. Партии же пропрезидентской ориентации, заключив союз с властью, между собой вообще никаких договоренностей обычно не заключают. Жесткая президентская «вертикаль» легко заменяла им все возможные соглашения между собой.

  Подобная простота и незамысловатость политической жизни лояльных партий во многом определялась еще и тем, что как таковой, этой самой жизни у них почти что и нет. Существование они ведут тихое и малозаметное, а если что и делают, то только по команде сверху.

Вернемся к нашим оппозиционерам. Обычно коалиции заключались здесь прежде всего под президентские выборы, которые в этой среде всегда рассматривались как наиболее действенное средство добиться изменений в стране. При этом по поводу общих контуров этих изменений был достигнут определенный консенсус, который в двух словах можно было бы охарактеризовать как «демократия и свободные свободы». То есть, данная объединительная платформа артикулировала более всего общий знаменатель специфических интересов самих оппозиционных субъектов, чем интересы различных социальных групп, за ними стоящих.

  Так, одним из наиболее эффективных коалиционных проектов последних лет стало образование коалиции «Объединенных демократических сил», созданной в 2005 году накануне предстоящих президентских выборов. В ОДС вошли практически все мало-мальски дееспособные оппозиционные организации, однако без серьезных трений не обошлось. Помимо естественной для политиков борьбы за лидерство, уже тогда наметилась конфронтация между правыми и левыми в рядах белорусской оппозиции. Точнее, между наиболее радикальной фракцией молодых консерваторов в лице «Маладога фронта», Белорусской христианской демократии (БХД), частью БНФ и тому подобными группами - с одной стороны, и оппозиционными коммунистами из Партии коммунистов Белорусской (ПКБ, ныне – Белорусская партия левых «Справедливый мир») – с другой…

 

Когда с товарищами согласья нет…
Отношения между ПКБ и белорусскими националистами с самого начала, по вполне понятным причинам, складывались неоднозначно. Смертельные враги до 1994 года, до прихода к власти Александра Лукашенко, они и в первые годы его правления продолжали достаточно враждебно относиться к друг другу. ПКБ в тот период являлась коммунистической партией, и большинство ее актива, как и потенциального электората, составляли люди пожилого и среднего возраста откровенно просоветской ориентации. В то же время, антикоммунизм являлся едва ли не основным лейтмотивом для актива Белорусского народного фронта (БНФ) и подобных организаций. В 90-е годы конфронтация между членами ПКБ, несмотря на их все возрастающую оппозиционность, и «бэнээфовцами» все еще оставалась серьезным фактором.

Хотя постепенно пребывание в одном оппозиционном гетто заставило и их налаживать определенные взаимоотношения. Уже в 2004 году лидеры основных политических партий достигли взаимодействия в рамках так называемой «Пятерки плюс». А к президентским выборам 2006 года те люди, которых в либеральных кругах принято называть «наши западные партнеры», стали настаивать на еще более серьезной интеграции белорусской оппозиции. Очевидно, им удалось привести для этого весьма убедительные аргументы, и в 2005 году объединение в формате вышеупомянутого ОДС все же состоялось. Однако уже с первых шагов отношения между союзниками не отличались безоблачностью…

На VII Конгрессе демократических сил Беларуси, состоявшемся в октябре 2005 года, лидер «Маладога фронта» Дмитрий Дашкевич (ныне – политзаключенный) заявил: «Я готов к сотрудничеству со всеми, кроме коммунистов!» Калякинцы молча проглотили этот выпад, но в последующем провокации псевдосоратников по оппозиции в отношении коммунистов продолжались. На офисе БНФ, «союзника» оппозиционных коммунистов, некоторые «фронтовцы» и другие радикальные белорусские националисты вообще устроили аутодафе над газетой ПКБ «Товарищ», разбросав ее по полу и истоптав ногами. И это им тоже сошло с рук. Точнее - с ног…

Все это происходило на фоне того, что очень многие из рядового актива партии с самого начала не принимали вынужденного союза с правыми партиями. Однако руководство ПКБ легко преодолевало это сопротивление традиционно дисциплинированных коммунистов, напирая на необходимость «единства всех оппозиционных сил перед лицом диктатуры». Об эффективности этого единства мы скажем ниже…

Но тем не менее, после того, как в результате праймерис на Конгрессе и ряда последующих процедур в качестве «единого» кандидата от оппозиции был избран Александр Милинкевич, начальником штаба его избирательной кампании стал Сергей Калякин. В 2001 году ПКБ сама собирала подписи за его выдвижение в кандидаты в президенты. По белорусскому законодательству для этого необходимо было 100 тысяч подписей. По официальной партийной версии, С. Калякин уступил свое право на выдвижение в пользу «общедемократического» кандидата…

 

Союз левых сил
Нельзя сказать, что все это время белорусские левые не предпринимали никаких попыток к координации своих действий. И даже – к объединению. Естественно, что в течение долгого времени этому процессу сильно мешало несколько факторов, достаточно типичных для постсоветского пространства, в том числе Восточной и Центральной Европы. С одной стороны, это антикоммунизм и национализм, который здесь демонстрируют не только его традиционные носители – правые партии, но даже и левоцентристы. С другой стороны, глубоко укоренившееся в сознании многих самих членов коммунистических и посткоммунистических партий предубеждение против других левых, будь они более умеренными или более радикальными. Впрочем, лагерь оппозиционных коммунистов по части толерантности - на удивление! - оказался значительно более гибким и толерантным, чем белорусские консерваторы и либералы.

По крайней мере, в отношении своих «союзников» справа. Вот с более левыми элементами – либертариями, левокоммунистическими и левосоциалистическими группами -отношения у ПКБ первоначально носили более сложный характер. Причем ответственность за это лежит на обеих сторонах. И видимо, объяснялось это в прошлом несколькими моментами… С одной стороны, ультралевые, ничтоже сумняшеся, однозначно определяли старую советскую модель как «госкапитализм», а современные рыночно-демократические новации ПКБ – как оппортунизм. Для коммунистов же «леваки» выглядели безнадежными утопистами и одновременно – определенными соперниками на левой сцене.

А вот с социал-демократами и белорусскими «лейбористами» у ПКБ отношения сразу стали носить иной характер. В ноябре 2006 года в Чернигове состоялся учредительный съезд «Союза левых партий», в работе которого приняли участие ПКБ, Белорусская партия труда, Белорусская женская партия «Надзея», Белорусская социал-демократическая партия («Народная Громада»). В качестве гостей на съезде присутствовали представители левосоциалистической организации белорусское социальное движение «Разам!». Там же был образован «Союз левых партий», хотя в него в тот момент вошли далеко не все левые организации Беларуси. Как отмечал независимый информационный портал Naviny.by, в это время основным стимулом для создания данной структуры послужил не столько импульс белорусских левых к единству, сколько угроза, нависшая над юридической регистрацией ПКБ. Пропрезидентская Коммунистическая партия Белоруссии (КПБ) потребовала проверки структур ПКБ и своих собственных (так доносители во времена тайного приказа Анны Иоанновны выкрикивали: «Слово и дело государево! Куй меня и его!»). Только в отличие от эпохи Бирона, «первый кнут» достался вовсе не «доносчику», а оппозиционным коммунистам – часть их организаций были признаны недействительными. Поэтому, по мнению ряда обозревателей, что бы подстраховать себя от возможного закрытия, руководство ПКБ и пошло на создание новой организации – Союза левых партий.

Одновременно учредительный съезд в Чернигове выявил и определенные разногласия, наметившиеся к этому времени в самой ПКБ. Дело в том, что в ней к этому времени сформировалась своя внутренняя левая оппозиция («Коммунистическая платформа») во главе с Иваном Акинчицем и другими ортодоксальными марксистами-ленинцами. Причиной недовольства был слишком правый, по мнению оппозиционеров, курс руководства ПКБ. В числе многих пунктов критики, выдвигаемых левыми, одним из основных было сотрудничество с БНФ и прочими буржуазными националистами.

Окончательным же поводом для конфликта стало намерение руководства партии сменить ее коммунистическое название на более «политкорректное» - на Белорусскую партию левых «Справедливый мир». Группа недовольных в 2010 году вышла из ПКБ и объединилась с частью бывших левых сторонников Лукашенко из пропрезидентской КПБ и близких к ней структур. Последние, в свою очередь, были недовольны поправением действующей власти. Так была образована Белорусская коммунистическая партия трудящихся (БКПТ). Однако, министерство юстиции Белоруссии отказало в регистрации и Союзу левых партий, и БКПТ…

 

Налево пойдешь – единства не найдешь?
С этого момента деятельность Союза левых партий особой публичной активностью не отличалась. Правда, осенью 2011 года руководители ПКБ, БПТ, партии «Надзея» и социал-демократов объехали ряд областей Белоруссис, знакомя рядовой состав партий с декларацией общего программного характера. Документ вызвал критику ряда левых активистов – помимо того, что в нем, что достаточно странно для левых, предлагалось дальнейшее углубление рыночных реформ, так еще и провозглашалось в качестве одной из задач, в случае прихода к власти, экономическое сотрудничество… с ТНК!

В 2010 году в Белоруссии стартовала очередная президентская кампания. К сожалению, большинство левых партий не выдвинули своего кандидата на эти выборы. Более того, не было озвучено никаких социальных требований или пожеланий и к тем «общедемократическим» кандидатам, которых эти партии так или иначе поддерживали. Ни для кого не являлось секретом, что функционеры ряда левых партий были задействованы в избирательной кампании кандидата в президенты и лидера общественной кампании «Говори правду!» Владимира Некляева. Впрочем, на предвыборных мероприятиях этот кандидат выступал с самой откровенно либеральной платформой.

Все это в очередной раз вызывало у рядового актива белорусских левых партий вопросы – почему в последнее время они ни разу не выдвинули своего собственного кандидата на президентский пост? И отчего они постоянно вынуждены поддерживать правоцентристских кандидатов? Негласный ответ партийных лидеров был примерно следующим – не пришло еще время… А единство всех оппозиционных сил дороже личных и партийных амбиций, поэтому давайте работать вместе с правыми дальше. При этом сами правые «союзники» отнюдь не собирались во имя пресловутого «единства» хоть в чем- то себя ограничивать – будь это антикоммунистическая риторика или неолиберальная экономическая программа. Наступать на горло собственной песне вынуждены были все время входившие с ними в разнообразные блоки и коалиции левые…

Вместе с тем, в ходе президентской кампании 2010 года впервые была сделана заявка на то, что левые так же могут являться самостоятельными субъектам политики, причем на выборах самого высокого уровня. Такую «дерзость» позволила себе белорусская партия «Зеленые» во главе со своим новым и молодым руководством. На этих выборах партия выдвинула своего «кандидата в кандидаты». При этом все левые политические партии получили приглашение от БПЗ принять участие в этом процессе. «Зеленые» заранее были согласны на основе единой левой платформы снять своего кандидата в пользу кандидата «красного» либо «розового».

  К сожалению, инициатива БПЗ понимания не получила, и «единого левого» кандидата на тех выборах не случилось… Почему? В качестве примера можно привести следующее…

На пленуме ЦК одной крупной левой партии, в закрытом формате, рассматривался этот вопрос. Совершенно безосновательно было вынесено решение, что БПЗ является якобы «правой» партией, и соответственно, союз с ней и ее кандидатом невозможен. И все это происходило при том, что платформа кандидата в кандидаты от БПЗ на этих выборах носила самый ярко выраженный социальный характер и открыто провозглашала социалистические цели.   Более того, само участие «зеленых» в этих квазивыборах было продиктовано прежде всего стремлением обозначить социалистическую, левую альтернативу непрекращающемуся либерально-консервативному засилью на белорусской политической сцене. К сожалению, у других левых лидеров в этот период, очевидно, было совершенно другое видение избирательной и социальной палитры…

 

Верной дорогой?
Такое достаточно долгое отступление требуется для того, чтобы лучше понять специфику происходящих сегодня в Белоруссии процессов.

С одной стороны, власть, очень постепенно, но и очень целеустремленно проводит все более откровенно либеральную экономическую и социальную политику, но под флером социальной демагогии. С другой стороны, оппозиция – правая часть ее, к вящему удовольствию этой самой власти все время твердит о мнимо «коммунистическом» характере белорусского государства, в то время как левые союзники либерально-консервативных оппозиционеров зачастую изо всех сил стремятся прикрыть свою социалистическую идентичность, словно стыдятся ее. И все – во имя «борьбы с диктаторским режимом». К каким результатам привело хотя бы здесь это искусственное «единство»? А ни к каким…

Белорусская оппозиция сегодня не является самой популярной силой в обществе. И это при том, что в последнее время доверие народа к власти резко упало.

Характерно, что падение рейтинга правящего режима связано прежде всего с ростом социальных проблем, обострившихся после финансового кризиса 2011 года. И еще с последствиями того, что уже давно белорусское правительство проводит во многом, по сути, неолиберальную политику по рецептам МВФ и Всемирного банка, к кредитной помощи которых экономика республики привязывается все теснее и теснее. А соответственно – руководство Белоруссии вынуждено все более принимать к исполнению все монетаристские положения международных финансовых спрутов, однако либеральные оппозиционеры в упор не желают видеть эти реалии. И во всех бедах бывают склонны винить исключительно некую «совковость» существующей власти и прочие тому подобные вещи, которые им удобно проговаривать прежде всего перед своими зарубежными «партнерами». В то же время объективная оценка ситуации остается вне поля зрения большинства оппозиционных лидеров.

Неслучайно имидж белорусских оппозиционеров у населения по-прежнему определяют стереотипы 90-х, отчасти сформированные официальной пропагандой, отчасти – до сих пор культивируемые такими структурами, как БНФ или ОГП. Оппозиционер в этой версии – ярый западник, как правило, белорусскоязычный, полностью отвергающий все «совковое», советское и связанное с Россией. То есть демонстративно презирающий те ценности, которые до последнего времени явно доминировали у большинства населения Белоруссии. Действующий президент, которому никак нельзя отказать в колоссальной политической интуиции, в первое время строил свое противостояние с националистической оппозицией именно на этом противопоставлении, опираясь на настроения большинства. И неизменно выигрывал.

Кажется, опыт прошлых поражений ничему не научил большинство белорусских оппозиционеров. Скорее, в последнее время они и их «партнеры» просто сделали ставку на продвижение в обществе своих идей культурной и политической вестернизации и экономической либерализации окольным путем – через многочисленные учебные программы, семинары, ресурсы «назависимых» СМИ и прочее. К которым подключаются, между прочим, и государственные структуры. И эти методы ползучего насаждения иных ценностей, своеобразного «рейдерства» государственных органов со стороны, условно говоря, «западников» в последнее время все более и более начинает срабатывать.
Но вернемся к нашей оппозиции. Ее левая часть, как правило, выглядит достаточно размыто на общем оппозиционном фоне. Белорусские социал-демократы в течение долгого времени как-то терялись в тени консервативно-националистических партий. А вот что касается экс-коммунистов, то с их самоидентификацией в этом смысле сомнений было меньше. Но тактика многочисленных блоков и коалиций с правыми, столь часто применяемая в последнее время, и здесь стала вызывать много вопросов…

 

Левое единство
И вот, в феврале-марте 2013 года в Минске, по инициативе БПЗ, состоялся ряд консультативных встреч руководителей основных левых партий и организаций Белоруссии. Помимо партии «Зеленых», во встречах принимали участие представители белорусской партии левых «Справедливый мир», оргкомитета Белорусской партии труда, Белорусской социал-демократической партии («Народная громада»), Оргкомитета Белорусского социального движения «Разам!», группы «Прасвет», независимого рабочего профсоюза СМОТ и даже Федерации анархистов Беларуси. Участники сошлись во мнении, что необходимость действенного объединения всех левых сил в республике назрела давно.

Сегодня белорусских левых к более тесной координации своих действий подталкивает целый ряд факторов… Во-первых, политика белорусского правительства приобретает все более очевидный неолиберальный характер. Во-вторых, в странах ЕС бушует рецессия, что сделало парадигму либерального выбора достаточно непривлекательной в глазах значительной части населения. В-третьих, правая часть оппозиции вступила в полосу своего собственного затяжного кризиса, вызванного рядом внутренних и внешних причин, в том числе и вышеизложенных.
Определенную ответственность на левые силы накладывает и приближение президентской кампании 2015 года.        Правоцентристские политики уже заявили здесь о своих амбициях и даже начали выстраивать определенные коалиции.

 

Так или иначе, но по мнению многих рядовых активистов левых партий и организаций, в этот раз их лидеры должны занять гораздо более четкие позиции в ходе президентских выборов, не отдавая это поле полностью на откуп буржуазным политикам. Планируется ряд совместных мероприятий, в числе которых – проведение в ближайшее время Белорусского социального форума.

В конце апреля в Минске состоялась совместная пресс-конференция руководителей левых партий, вошедших в этот условный «социалистический блок», на которой еще раз было публично подтверждено стремление левых Белоруссии к единству. К сожалению, совместная заявка на проведение первомайского митинга в Минске от имени вышеперечисленных левых партий была отклонена Мингорисполкомом. С учетом того, что несколько ранее белорусские националистические и либерально-консервативные партии беспрепятственно получили разрешение на проведение 25 марта «Дня Воли», посвященного годовщине провозглашения БНР, и 26 апреля – «Чарнобыльскага шляха», возникает закономерное подозрение, что на сегодняшнем этапе правоконсервативные элементы представляются действующей белорусской власти более «социально близкими»?

Тем более актуальным представляется и то, что объединение социалистических сил в условиях кризиса капиталистической модели экономики и непрекращающегося наступления на социальные права и свободы людей труда во всем мире так же необходимо и левым Белоруссии. Конечно, приходится констатировать – на этом пути стоит немало преград: определенные личные и групповые интересы и амбиции, внешние силы и внутренние противоречия, разница в программных базисах и историческом опыте. Все это так…

 

Но если представление о том, что все мы сегодня стоим на линии резкого разлома истории, когда только отказ от глобальных форм эксплуатации человека и природы способен уберечь общество от катастрофы, к которой мы постепенно сползаем, то все эти разногласия могут показаться ничтожными перед грядущими последствиями социального и экологического хаоса. Для постсоветского пространства, в том числе Белоруссми и России, народы которых уже в течение почти четверти века испытывают на себе двойную нагрузку всех чудовищных издержек неолиберальной модели, эта несложная истина верна вдвойне…

21 Май 2013

Комментарии
Н.Р.  |  28 Май 2013 в 11:08
В Белоруссии (как, кстати говоря, и в России) в начале 90-х годов существовали достаточно сильные демократические тенденции. Однако в конечном итоге возобладал авторитаризм, опирающийся на патерналистскую политическую культуру и психологию населения. Дело всё-таки больше в массовом сознании, в политической культуре, чем в ошибках тех или иных лидеров. Перемены в Белоруссии произойдут лишь тогда, когда изменится политическая культура, а подданные почувствуют себя гражданами.
Сергей Бахматов  |  28 Май 2013 в 12:38
Рабское массовое самосознание и отсутствие политической культуры сами по себе есть функции авторитаризма, что мы имели возможность видеть в СССР, а теперь в России и Белоруссии. Всё-таки благоприятный микроклимат в стране для создания гражданского общества должны создавать прогрессивные политические силы. Это процесс очень долгий и трудный, но дорогу осилит идущий.
Н.Р.  |  28 Май 2013 в 13:48
Это диалектически взаимосвязанный процесс. Прогрессивные силы формируют гражданский микроклимат, а сам это микроклимат создаёт более благоприятные условия для деятельности политических партий, расширяет пространство политической свободы. Если упорно плыть против течения, направление течения изменится...
Сергей Бахматов  |  28 Май 2013 в 14:14
Согласен с Вами на счёт диалектической взаимосвязи, но начало процесса здесь всё-таки за активным меньшинством.
Н.Р.  |  29 Май 2013 в 03:38
Да, конечно, творческое меньшинство всегда инициирует процесс социальных изменений. Другое дело, что сам этот процесс нуждается в поддержке гражданского общества.
Сергей Бахматов  |  22 Июнь 2013 в 15:40
Пока что-то не видно творческого меньшинства, чьё творчество нуждается в поддержке. Одни начётчики и бюрократы от политики, что от левых, что от правых...
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 04:08
Последние 95 лет в России это творческое меньшинство давили как могли. Соответствующий результат налицо. В России нет элиты в аутентичном смысле этого слова (от франц. elite - избранные, отобранные), отсюда проистекают если не все, то многие проблемы нашей страны.
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 04:10
Я имею в виду, конечно, современную Россию.
Сергей Бахматов  |  23 Июнь 2013 в 04:22
Жизнь не стоит на месте, а 95 лет - мгновение по сравнению с историческим ходом развития. Так что надо надеяться на то, что рано или поздно наступит возрождение, как после лесного пожара через некоторое время появляется буйная растительность))
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 04:42
Я совершенно с Вами согласен, возрождение, конечно, наступит. Растительность пробивается даже сквозь асфальт. Но представьте себе - какой сейчас была бы Россия, если бы в 1917 - 2013 годах её лучшие умы не преследовались или не выталкивались в эмиграцию, а могли работать на благо страны...
Генофонд нации за эти 95 лет сильно подорван. Конечно, эти потери постепенно восстановятся, но сколько этого придётся ждать?
Сергей Бахматов  |  23 Июнь 2013 в 05:02
Существуют устойчивые фразы-клише типа: «история не имеет сослагательного наклонения». Это, с моей точки зрения, большое заблуждение. Из-за такого подхода как результат появляется другая фраза-клише: «история учит тому, что ничему не учит». Каждое историческое событие требует тщательного анализа (что бы было, если было бы иначе), а также выводов (моральных и нравственных). Если в естественных науках, технике и технологиях накопление знаний человечества происходит путём простого суммирования, и мы видим значительный прогресс, то в этике каждое поколение может начать практически с нуля и это страшно. Сон разума (безнравственность) порождает чудовищ...
 |  23 Июнь 2013 в 05:50
Именно поэтому лучше всего, когда общество развивается эволюционно, без потрясений и разрывов с историческим прошлым. В этом случае каждое поколение наследует традиции, нравы, этические нормы поколения предыдущего. И в этом случае есть шанс, что правящий класс действительно можно будет назвать элитой. Англия в этом отношении может быть примером.
А что исторические события и деятели должны оцениваться с точки зрения общечеловеческой этики - это несомненно.
Сергей Бахматов  |  23 Июнь 2013 в 06:08
Именно так! Без насилия и социальных потрясений, наследуя лучшие морально-нравственные традиции предков, и можно двигаться вперёд к свободе и справедливости.
В этом смысле историческая наука - важнейшая из наук.
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 06:22
Да! Ещё и потому, что показывает зримые результаты эволюционных потрясений.
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 06:22
революционных, конечно, потрясений
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 14:44
Русский философ и богослов А.В.Карташев писал в 1928 году, что революция "прервала естественное любовное преемство поколений и полную передачу накопленного духовного богатства и сложности от старших к младшим". Результаты известны...
Сергей Бахматов  |  23 Июнь 2013 в 14:52
Если пытаться строить систему общественного устройства по заповедям (моральным аксиомам Христа), а как иначе? Не по канонам же общества потребления или казарменного социализма, приводящим к духовному разложению, со всеми вытекающими последствиями, то действия, направленные на эти изменения общества должны тоже соответствовать этим требованиям. Недостатки и даже пороки общества есть следствие системы существующей как этапа исторического развития общества, а не народа как такового. Любые действия против народа или отдельной части его надо рассматривать как преступление...
Н.Р.  |  23 Июнь 2013 в 14:58
С другой стороны - народ в какой-то мере тоже несёт ответственность за существующую в стране политическую и социальную систему. Политический режим ведь не находится в вакууме и от общества не изолирован.
Сергей Бахматов  |  23 Июнь 2013 в 15:09
Народ - суверен, то есть главное, что есть в нашей жизни. Поэтому общественное развитие происходит во имя его и для него передовой его частью, которая не должна забывать своё предназначение.
Сергей Бахматов  |  23 Июнь 2013 в 15:40
Свобода индивида неразрывно связана со свободой народа в целом, то есть одно подразумевает другое и в отдельности друг от друга не существует. Это, на мой взгляд, и стало камнем преткновения для предшественников и решающей причиной краха попытки построения свободного общества.
Н.Р.  |  24 Июнь 2013 в 04:09
Собственно, свобода народа начинается со свободы индивида.
Сергей Бахматов  |  24 Июнь 2013 в 05:49
Вы совершенно правы. Нет никакой "политической целесообразности", прикрываясь которой, творятся жуткие злодеяния, а равно и «политики двойных стандартов» во имя достижения стратегических целей. Всё это банальные преступления против человечества.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
АНТИГЕРМАНСКАЯ ИГРА НА ГАЗОВОМ ПОЛЕ
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
КОГДА ПРЕРВЕТСЯ МОЛЧАНИЕ КРЕМЛЯ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ

Новости
17.09.2019 Рабочие в США стали значительно реже вступать в профсоюзы — опрос
17.09.2019 В Израиле проходят повторные парламентские выборы
17.09.2019 Эрдоган предложил построить «город беженцев» на границе с Сирией
17.09.2019 Молдавия: социалисты и блок ACUM подписали новое соглашение
17.09.2019 Треть российских мужчин назвали оправданным поступок сестер Хачатурян
16.09.2019 Грузия не будет призывать Запад к ужесточению антироссийских санкций

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"