все поля обязательны для заполнения!


 
ПРОТИВОРЕЧИЕ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ
ГЕЛЬМУТ ПЕТЕРС
Синолог. Автор монографии «Китайская народная республика – От средневековья к социализму. В поисках брода».

Состоявшийся в ноябре 2012 года съезд Коммунистической партии Китая за рамками непосредственного отчетного периода (2007-2012 гг.) также дал оценку опыту, накопленному партией за десять лет пребывания в должности генерального секретаря Ху Цзиньтао. Наверное, не случайно значительного опыта за это время накоплено не было.

 Иначе бы мы узнали о том, что такие общественные проблемы, как политическая реформа и напряженность в отношениях между кадровыми работниками и населением, на самом деле стоят на повестке дня уже с момента последней смены руководства в 2002-2003 гг, а их решение затягивалось либо вообще не допускалось противоборствующими силами.

 В ситуации такого противостояния обе стороны разошлись во мнениях также касательно подготовки и проведения съезда партии. Даже на фотографиях президиума Конгресса видно, как бывший генеральный секретарь Цзян Цзэминя и еще действующий генеральный секретарь Ху Цзиньтао сидят рядом совсем не в дружественных позах. Данная расстановка сил объясняет компромиссный характер документов съезда партии, поэтому, очевидно, что следует не только сопоставлять заявления съезда с общественной реальностью, но и одновременно анализировать их в контексте внутрипартийных разногласиями.

 

Две основные тенденции

Речь здесь, в основном, идет о разногласии между главными группировками сил, которые наложили отпечаток на развитие партии и ее политику за последнее десятилетие. Это влиятельная «Шанхайская группа» под руководством бывшего генерального секретаря Цзяна Цзэминя, имеющая особое влияние в развитых прибрежных зонах восточного Китая, где также проживает и бóльшая часть новой китайской буржуазии. Цзян Цзэминь и его последователи стали известны, прежде всего, благодаря политике концентрации на максимально быстром увеличении ВВП в ущерб социальному развитию, использованию капитала за счет ущемления прав и интересов рабочих, коммерциализации социального жизнеобеспечения, открытии партии для буржуазии и социальной маргинализации рабочих и крестьян.
Также речь идет о «Туанпаи», объединяющей силы молодежной коммунистической организации с бывшим генеральным секретарем Ху Цзиньтао как выдающейся личностью. Особенностью политики Ху Цзиньтао стали: защита значимости социального развития и поворот к решению социальных проблем, обращение к всеобъемлющему и согласованному развитию всех сфер общества с человеком как значимой его частью, признание охраны окружающей среды важным элементом политики партии, мысли о политической реформе с целью создания разумной системы разделения власти, ориентация на демократическое развитие марксистской инновационной партии и стремление «гармонично» решить обостряющиеся конфликты интересов в обществе. Эпоха Ху Цзиньтао вплоть до второй половины срока его полномочий характеризуется открытой и публичной полемикой в китайских СМИ с целью решения обостряющихся проблем и противоречий в обществе.

 Смена Цзяна Цзэминя после десяти лет его пребывания в должности и избрание Ху Цзиньтао генеральным секретарем Коммунистической партии Китая на XVI съезде партии соответствовали распоряжению Дэна Сяопина. Но Цзян и после снятия его с должности генерального секретаря в 2002 году эгоистично стремился продолжать управлять партией и стать признанным «классиком». Для этого он также использовал «Шанхайцев», которым сумел дать места в постоянном комитете Политбюро XVI ЦК партии. Наряду с руководящими кадрами в партии и правительстве, которые извлекли пользу из реформ и открытия 1990-х гг. и для защиты собственных либо региональных интересов повернулись против основных поправок данной политики, они стали силой, оказывающей сопротивление политике, проводимой Ху. В результате реализация преследуемых руководством Ху Цзиньтао изменений в политике реформ затянулась либо ее вообще не удавалось начать. С введением концепции научного развития с начала 2004 года, например, введенная партийным руководством Цзяна Цзэминя однонаправленная оценка роста материальных благ (коэффициент ВВП) должна была расшириться за счет большего учета потребностей людей в развитии (коэффициент занятости, обязательное образование, общественное здравоохранение, общественная безопасность и др.). Даже спустя восемь лет в Китае все еще существуют местные правительственные учреждения, ориентирующиеся только или главным образом на коэффициент ВВП. С решением съезда об удвоении ВВП в течение ближайших десяти лет снова, не в последнюю очередь из-за мечты нового руководства партии «о великой державе», растет опасность того, что как минимум основное внимание будет в первую очередь однонаправлено сосредоточено на росте ВВП.

 Прямой обмен ударами между двумя группировками сил существовал с самого начала в вопросе раскрытия информации о доходах и имуществе руководящих кадров и их семей. При подготовке 3-го пленума XVI ЦК партии в октябре 2003 года партийному руководству было направлено более 1300 предложений, уделявших основное внимание проведению политической реформы. Уже тогда в письмах выражалась общая обеспокоенность по поводу обострения социальных противоречий, в особенности, недовольство общества привилегиями кадров. На этом фоне поступило предложение раскрыть экономические источники доходов и имущество руководящих кадров и их семей. Этому уже тогда помешал протест Цзяна Цзэминя и двух других «Шанхайцев» в постоянном комитете Политбюро. Свой отказ от данного предложения они обосновали тем, что раскрытие уровня доходов руководящих кадров может обратиться в хаос и вызвать опасность гражданской войны в виде «культурной революции». С увеличением незаконного обогащения руководящих кадров и их семей в последующие годы шансы партии под руководством Ху Цзиньтао на продвижение в вопросе борьбы с коррупцией продолжали снижаться.

 

Политическая реформа

Основная проблема, которую необходимо решить Народной Республике с помощью реформ, – это абсолютное слияние руководящей и правительственной власти Коммунистической партии Китая. Оно выражается во всеобщей абсолютной и неконтролируемой власти «Первых», в совмещении должностей партийных секретарей и руководителей всех уровней, в том числе предприятий. Авторитарный характер этой власти препятствует необходимой демократизации и тем самым - всестороннему развитию роли народных масс в построении социалистического общества. Поэтому Дэн Сяопин уже потребовал вернуть данную проблематику в центр политической реформы.

 После избрания Ху Цзиньтао генеральным секретарем партии этот вопрос был поднят снова. К открытию летнего собрания партийного руководства в 2003 году в Бэйдайхэ в статье «Xuexi» – журнала партийной школы ЦК – было опубликовано требование перейти «от высококонцентрированной власти к рациональному разделению власти». В процессе дебатов было выявлено, что возникшие в результате реформ и открытости властные полномочия «первых» не только препятствуют демократическому развитию, но и открывают самые разные возможности для коррупции в условиях рыночной экономики (спекуляции в цепочке власть – капитал, торговля государственными постами и многое другое). Обнаружилось, что в системе высококонцентрированной власти кроется основная причина возникновения коррупции. Чётко зафиксированная в партии и постоянно практикуемая демократия считалась наиболее надежной гарантией предотвращения коррупции.

 Этот порядок разбился об интересы влиятельных сил в партии и правительстве. Особым успехом не увенчались и попытки руководства во главе с Ху Цзиньтао разрешить проблему за счет развития внутрипартийной демократии в качестве предпосылки для демократизации общественной жизни либо создать условия для прямого осуществления политической власти широкими народными массами.

 В рассуждениях партийного съезда относительно реформы политической системы невозможно найти ни идею о переходе к «рациональному распределению власти» в системе, ни вывод о связи между авторитарным осуществлением власти и распространением коррупции. Даже сильная зависимость партии от власти «первых», подвергшаяся резкой критике и нападкам в статье незадолго до съезда партии, по имеющейся информации, на съезде не обсуждалась. Такое совмещение должностей партийного секретаря и руководителя предприятий, как представляется, распространяется и на частный сектор экономики. Проблематика партии сначала даже не была включена в раздел о политической реформе, а отдельно рассматривалась в конце мероприятия.

 

Экономическая реформа
В отличие от политической реформы, в вопросах содержания и проведения экономической реформы две названные группировки сил не имеют существенных разногласий. Объединяет их то, что уклад экономики Китая, развивающийся на базе капитала и его законов, они подводят под название «социалистическая рыночная экономика» и стремятся подражать экономическим «новшествам» развитых капиталистических стран. По оценке Ли Кэцяна, номера два в новой иерархии власти и избранного премьер-министра, экономика КНР уже «тесно связана» с мировой капиталистической экономикой. Эта связанность и взаимозависимость китайской экономики, прежде всего, в отношении экономик США, Японии, ЕС и Южной Кореи способствуют тому, что, несмотря на некоторые левые взгляды, для Китая больше не существует «временнóго окна», которое империалистическая сторона могла бы в любое время закрыть. Съезд не оставил сомнений в том, что модернизацию Китая по этому пути необходимо всесторонне углублять и продолжать.

 Вопрос был в том, будет ли и, если да, то в какой степени партийный съезд следовать предложению Всемирного банка под названием «Китай 30». Следование этому предложению означало бы полный переход к рыночной экономике, снижение роли государства и госсектора, повышение роли частного сектора и адаптацию Китая к «открытой общественной системе» с глобальной привязкой к капиталу и предпринимательским рынкам. Обозначенные как успешный путь к новому подъему Китая, данные предложения объективно соответствовали интересам международного капитала.

 Съезд партии исходил из того, что проблемы страны можно решить только за счет устойчивого и здорового развития экономики. Это должно быть достигнуто за счет решения двух взаимосвязанных задач – «ускоренного совершенствования системы социалистической рыночной экономики и ускоренного изменения пути развития экономики». В качестве решающего фактора «нового пути развития экономики» рассматривается «правильное регулирование» отношений между правительством и рынком. Формулировкой «законам рынка необходимо уделять больше внимания, а роль государства должна проявляться лучше» обозначено только направление этого «регулирования», но не желаемое состояние. Таким образом, остается открытым вопрос о том, в какой мере будет ограничена до сих пор доминирующая роль государства в «социалистической рыночной экономике», и передана рынку разработка ресурсов. Предполагается отделить администрацию управления предприятиями от государственного имущества, госучреждений и общественных организаций и превратить ее в «правительство по типу оказания услуг». В отличие от проекта «Китай 30» здесь все-таки предусматривается укрепление макроэкономической политики и для защиты собственного курса еще бóльшая концентрация государственного капитала в важнейших отраслях и ключевых областях, имеющих решающее значение для национальной безопасности и развития национальной экономики.

Кроме того, будет продолжаться ускорение реорганизации, реструктуризации и объединения государственных предприятий в крупные, конкурентоспособные на международном уровне, современные акционерные предприятия по западному образцу в качестве важнейшей экономической основы для реализации стратегии и политики КП Китая. (...)

 

Социальная реформа

Экономический бум последних десятилетий, придавший модернизации явные черты догоняющего и перегоняющего процесса, сопровождался пренебрежением к социальному развитию и одновременно возникновением социального неравенства в распределении общественного богатства. Следствием стала крайняя социальная поляризация между богатыми и бедными, разделение общества и его социально-структурного единства на классы с собственными интересами и идентичным сознанием. Это обнаружилось уже в середине прошлого десятилетия. Такое развитие, по мнению экономиста Янга Цзишена, привело к тому, что на сегодняшний день едва ли сохранилась мобильность между социальными классами. Социальные классы воспроизводят сами себя. «Дети партийных кадровых работников и административных чиновников становятся кадровыми работниками и административными чиновниками. Дети богатых становятся богатыми, дети бедняков остаются бедными».

 Начиная с 2003 года депутаты Национального народного конгресса и экономисты неоднократно выступали с требованием скорректировать соотношение традиционно необычайно высоких норм накопления и крайне низких норм потребления, а также увеличить долю доходов населения в ВВП и долю заработной платы в первичном распределении. Партия, конечно, на 3-м заседании XVII ЦК 2009 года поддержала требование соответствующим образом работать в направлении доходов населения и заработных плат, но, тем не менее, оказалась не в состоянии его реализовать. Это имело роковые последствия для гарантии жизнеобеспечения большой части населения и вызвало массовые протесты. Даже партийный съезд был вынужден констатировать, что широкие слои населения еще не могут наслаждаться «плодами реформ», а их «базовые потребности» в образовании, работе, медицинском обслуживании, пенсии и жилье за более чем 60-летний период существования Народной республики все еще не обеспечены. Это должно быть достигнуто к 2020 году. В сельской местности в дополнение к этому существуют интересы крестьян в отношении земли, которые зачастую нарушаются органами власти низшего уровня.
Крестьяне реагируют на это спонтанными акциями «вне системы», которые ставят под сомнение политическую стабильность в деревне.

Таким образом, есть две основные причины, побудившие руководство партии продолжить на партийном съезде открытую в 2010 году «эпоху социальной защиты», как ее называют в китайских публикациях, – снижение социальной напряженности в интересах общественной стабильности и создание социальных условий для «нового пути развития» китайской экономики.

 Изменением «пути экономического развития» съезд утвердил связанную с этим ориентацию на новый курс социальной и распределительной политики. Было обещано обеспечить не только «базовые потребности» населения в вопросах жизнеобеспечения со всесторонним развитием «общества малого благосостояния» до 2020-2021 гг.
Было, наконец, принято решение привязать рост доходов населения к росту национального дохода, а повышение зарплаты - к росту производительности труда, а также наряду с ВВП удвоить доходы населения к 2020 г. Тем не менее, открытым остается вопрос, сможет ли данная ориентация, которая в состоянии изменить область социальной и распределительной политики, иметь успех в условиях противоречия интересам политически и экономически сильных классов.

 

Элита и национальное возрождение

Дебаты о партии и ее организации обострились в период пребывания Ху Цзиньтао в должности. В рамках подготовки к заседанию ЦК в октябре 2003 года Шанхайская фракция попыталась организовать партию согласно идее «трех представительств» Цзяна Цзэминя «в качестве основы управления и источника власти». Шесть лет спустя, в сентябре 2009 года, партийное руководство во главе с Ху Цзиньтао стало ориентироваться на построение марксистской партии с новым идеологическим и политическим уровнем, который должен был соответствовать «динамике времени». В постановлении 4-го заседания XVII ЦК в сентябре 2009 г. были перечислены шесть основных проблем, к решению которых нужно было приступить.
Основное внимание уделялось критике партийных кадров, которые не проявляли интереса к изучению теории, потеряли веру в коммунизм и убежденность в «социализме с китайской спецификой» и всеми средствами стремились в интересах своей карьеры получить сертификат о высшем образовании. Опросы после партийного съезда свидетельствуют о том, что «госслужащие» – руководящие кадры партии официально также считаются госслужащими (гуань), – даже в своем языке настолько далеки от простого народа, что это способствует потере доверия к правительству. Законченное высшее образование, независимо от его качества, стало, между тем, карьерным трамплином для кадровых работников.

Доклад ЦК к съезду партии оставляет впечатление, что указанные идеологические и политические проблемы под руководством партийных и правительственных кадров за прошедшие годы не уменьшились, а стали еще больше. Первым требованием к кадрам и членам партии стало требование «сохранять приверженность идеалам». «Вера в марксизм, социализм и коммунизм является «политической душой членов коммунистической партии».
Наряду с марксизмом-ленинизмом и идеями Мао Цзэдуна должна изучаться и применяться «научная концепция развития». Исправленный устав партии, однако, во вводном тексте по-прежнему отмечает не концепцию Ху Цзиньтао, а идею о «трех представительствах» Цзяна Цзэминя. На втором месте требование поддерживать тесную связь с народными массами. На третье место поставлено требование обеспечить за счет развития внутрипартийной демократии также права членов партии, в том числе избирательное право.
Наблюдаемое на практике явление, когда центральное бюро партии после выборов вновь заменяло и продолжает заменять массово избранных партийных секретарей, включая партийных секретарей в провинциях Гуйчжоу, Ли Жаншу, а также Цзянси, Шан Юн, свидетельствует о том, насколько несерьезно это требование принимается самим правящим классом. Особенно убедительно отмечается борьба с коррупцией среди руководящих кадров с семьями также в целях противодействия политической дегенерации партии.

Съезд дал партии ориентир наряду со всесторонним развитием «Общества малого благополучия» и модернизацией идти вперед к великому «Возрождению китайской нации». После съезда партии, в конце ноября, новый генеральный секретарь Си Цзиньпин в присутствии полного состава постоянного комитета Политбюро в государственном музее в Пекине открывал выставку «Путь к возрождению». «Ни одна страна не может быть сильной, – заявил он в своем обращении, – если у нее нет мечты». «Осуществление возрождения китайской нации является самой большой мечтой китайской нации в современную эпоху. Это наша общая «китайская мечта». «Тем самым мечта эта, в сущности, важнее и больше, чем осуществление коммунистического идеала», – как написано в партийном уставе.
Вскоре после этого во время инспекции в военном округе Гуанчжоу Си сказал, что мечта эта – мечта о сильной державе (цян го), а в отношении вооруженных сил это также «мечта о сильных вооруженных силах». Си выразил убежденность в том, что «вооруженные силы непременно будут выполнять возложенную на них историческую миссию в процессе реализации великого возрождения китайской нации».

 Устав партии определяет «марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна, теорию Дэна Сяопина, важные идеи «тройного представительства» и научную концепцию развития в качестве ориентира для действий коммунистической партии Китая». Новое партийное руководство во главе с Си Цзиньпином, напротив, оставляет для всей работы партии «теорию Дэна Сяопина, важные идеи «тройного представительства» и научную концепцию развития в качестве руководства». Если этот отрывок правильно процитирован в источнике, то истинный, первоначальный марксизм больше не играет непосредственной роли в официальной идеологической и теоретической ориентации КПК, по крайней мере, он больше не является основной частью.

 На партийном съезде группа политической элиты страны, наконец, переняла руководство партией. По официальным данным, 95 % членов нового ЦК имеют оконченное высшее образование, 14 % имеют докторские степени, 21 % занимаются естественными науками и техникой, остальные, в основном, являются экономистами, юристами и политологами. От этого руководящего класса ожидают необходимую рациональность и точность в принятии решений и эффективность выполнения решений.

Это означает к тому же, что все члены нового руководства партии прошли «закалку» в общественных массах, имеют большой опыт в управлении и в состоянии справиться с рисками. Комментарии в китайских СМИ оценивают эти изменения как объективную тенденцию в «управлении современным государством» и как «вхождение крупнейшей правящей партии в мире в эпоху правления элиты». В этом выразилось «преимущество модели подготовки политических элит в Китае», ведь «Китай является страной с конфуцианской традицией, которая допускает к управлению мудрых людей».

Согласно конфуцианской концепции, в стране, управляемой мудрецами, также должен воцариться мир и порядок, а народ будет счастлив. Конечно, это новая интерпретация принципа «управлять для народа», созданного из частей руководящего класса. Роль политических элит в развитии страны вместе с тем не стоит недооценивать. Развитие Китая, тем не менее, зависит от развития исторической роли народных масс и их широкой включенности в осуществлении политической власти.

 

Перевод Александра Ананьева

Статья опубликована на сайте junge welt.de

03 Апрель 2013

Комментарии
Сергей Бахматов  |  03 Апрель 2013 в 15:40
Если абстрагироваться от этих ужасных для уха русского человека буквосочетаний: Дэн Сяопина, Цзяна Цзэминя, Ху Цзиньтао и т.д., то китайскому руководству хочется пожелать демократических преобразований в экономике и политике с последующим суицидом КПК, пока она окончательно не погрязла в коррупции и не стала непреодолимым препятствием для развития страны.


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
МЕЖДУ СВОБОДОЙ И СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ
ТЕПЛАЯ ЗИМА И БЮДЖЕТНЫЕ ТРАТЫ ПРИТОРМОЗИЛИ ПРОМПРОИЗВОДСТВО
АМЕРИКА ОСТАНОВИЛАСЬ У "КРАСНОЙ ЧЕРТЫ"
МЫШЕЛОВКА, В КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ СЫРА

Новости
28.02.2020 Ни право-религиозный, ни левоцентристский блоки в Израиле не набирают минимум
28.02.2020 Лукашенко анонсировал пенсионную реформу в Белоруссии после президентских выборов
28.02.2020 Король Малайзии даст возможность лидерам партий назвать кандидатуру премьера
27.02.2020 Парламент Туниса одобрил новое коалиционное правительство
27.02.2020 Крашенинников сказал, что изменение Конституции может повлечь смену правительства
25.02.2020 Сенаторы-демократы призвали к санкциям против РФ из-за вмешательства в выборы

Опрос
В ЧЕМ ПРИЧИНА БЕДНОСТИ В РОССИИ?






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"