все поля обязательны для заполнения!


 
АЛЬТЕРНАТИВА НЕОЛИБЕРАЛИЗМУ

В конце 1927 года централизованная плановая экономика в Советском союзе обрела свои окончательные очертания. В 1928 году началась первая пятилетка, которой предшествовало десятилетие дискуссий и экспериментов по подходящей модели, соответствующей требованиям Маркса и Энгельса. Классики полагали, что капиталистическое производство и связанная с ним борьба конкурентов должны смениться социалистической плановой экономикой на базе солидарной системы производства.

 

Многие факторы указывали на необходимость централизованной плановой системы на базе государственной собственности. В декабре 1920 года был сделан первый шаг: утвержден Государственный план электрификации России (ГОЭЛРО), предусматривавший реконструкцию народного хозяйства на базе электрификации в течение 15 лет. Не прошло и трех месяцев, как в конце февраля 1921 года Совет народных комиссаров утвердил создание единого центра планирования СССР (Госплан). В конце марта того же года Ленин объявил о Новой экономической политике (НЭП), которая хоть и не отменяла госсобственность и централизованное планирование, но вела к большей автономии малых предприятий, что в свою очередь было необходимо для стабилизации советской экономики и для повышения темпов производства.

Параллельно с этим, с 1925 года КПСС при помощи Госплана разрабатывала экономические планы, которые однако последующие годы оставались только на бумаге. Причиной тому отчасти были недостаточно хорошо развитые методы планирования, а также разнородность концептов внутри партийного руководства, которое тогда не было монолитным. Споры велись о том, в какой мере социалистическое планирование должно быть централизовано или, наоборот, децентрализовано. До конца 1927 года под мощным политическим влиянием Сталина и экспертным - Глеба Кржижановского, отца ГОЭЛРО, решение было принято в пользу централизованной плановой экономики без рыночных элементов, на базе общественной собственности.

 

Успехи централизованной плановой экономики

Таким образом была найдена форма социалистического производства, которая должна была сохраняться в течение четверти века. За три (мирных) пятилетки (1928-1941) СССР превратился из аграрной страны с островками индустрии в индустриальную державу с народной экономикой. При этом СССР оказался невосприимчив к мировому экономическому кризису, в который погрузились в 30-е годы капиталистические индустриальные страны. В мировой войне советская (военная) экономика оказалась сильнее экономики сильнейшего европейского империалистического государства – нацистской Германии. Централизованное планирование во время войны было методично усовершенствовано Николаем Вознесенским и развивалось и в послевоенное время, когда стартовала четвертая пятилетка (1946-1950) включавшая в себя рост производства во всей стране, а также восстановление 15 городов и 32 тыс промышленных предприятий на западе СССР.

  Руководство Социалистической единой партии Германии (СЕД) уже в 1948 году однозначно высказалось за советскую модель централизованной плановой экономики. Саксонский министр экономики Фритц Зельбманн объяснял, что «плановая экономика будет работать только в качестве социалистической экономики потребностей, в которой производство сверху донизу и со всех сторон регламентировано планом, в которой каждый экономический орган - добыча ресурсов, транспорт, обработка и сбыт - определены планами.

 Централизованная плановая модель социалистической экономики привлекала другие восточноевропейские государства. Распространенное мнение о том, что советская модель была навязана СССР при помощи присутствия войск в вышеупомянутых государствах, легко опровергается тем фактом, что первым восточноевропейским государством, чья экономика была выстроена по модели советских пятилеток, была Югославия.

Советскому Союзу удалось в первые годы холодной войны дать отпор главному сопернику в лице США в сфере вооружения. Благодаря централизованной экономической системе СССР смог за кратчайшие сроки реализовать такие сложные и важные проекты, как создание своей атомной индустрии (для военных и мирных целей). Все это произошло благодаря методам централизованного планирования, которое помогло встроить эти проекты в общую экономику без особых проблем – в рыночной экономике это было бы намного сложнее. Такое благополучное внедрение новых отраслей получилось благодаря тому, что этим проектам был отдан высочайший приоритет над остальными сегментами экономики.

  Способность централизованной плановой экономики концентрировать исследования в определенных сферах науки и техники, направлять инвестиции в стратегически важные секторы, а также обеспечивать высокий экономический рост, в середине 50-х годов была признана даже экономистами Запада. Для сравнения рыночной и плановой экономик особенно хорошо подходило сравнение ГДР и ФРГ в связи с их общей предысторией. Американский ученый экономист Вольфганг Столпер после сравнительных исследований пришел в середине 50-х годов к неутешительному, с точки зрения Запада, выводу: рост показателей валового национального продукта на душу населения в обеих немецких республиках практически одинаковый; и это при том, что стартовые условия в ГДР были значительно тяжелее. Более поздние исследования подтверждали и обобщали открытия Столпера. Так, опубликованный в Нью-Йорке экономический доклад 1960 года ошеломил всех новостью: «плановые экономики стали серьезными конкурентами свободному миру». 



 

Необходимые новые пути
Спрашивается, почему на фоне однозначных, и в итоге признанных даже на Западе успехов централизованной плановой экономики, уже в 50-х годах появились первые предложения и попытки реформировать плановую систему, и почему в большинстве социалистических стран в 60-е годы начались процессы разработки принципиально новых вариантов социалистической экономической модели, которые бы давали больше свободы предприятиям.
Можно предположить, что тут сыграли свою роль политчиеские мотивы: в 1956 году руководитель партии Никита Хрущев начал десталинизацию, а централизованная плановая экономика была детищем Сталина. Возвращение к учениям Ленина требовало переориентацию на НЭП.

  Вместе с тем мотивы для реформ социалистической экономики пришли не из политики, а из самой экономики. Она показала, что обладает не только неоспоримыми преимуществами, но и серьезными недостатками. То, что при помощи методов планирования, которые справлялись с «главными задачами», нельзя поднять всю экономику стало очевидно после того, как выяснилось, что центральное плановое учреждение не способно решать одновременно стратегические задачи и заботиться о текущих проблемах, вроде обеспечения необходимого «количества винтиков». Однако этот факт слишком долго не замечали в руководстве социалистических стран. Незамеченными также остались недостатки модели, которые сначала считались  присущими лишь начальной стадии развития экономики, а дальше планировалось устранить их при помощи улучшения плановой методики.

  Эти недостатки заключались в том, что руководители предприятий заботились не только о прописанном в Генплане общем благе, но и о своей выгоде или об уходе от рисков, исходящих от Генплана. Они предпочитали не рисковать, и вместо того, чтобы выступать за рискованные новые разработки, выполнять простые заказы соответствующего качества. 


 Размышления о том, как преодолеть эти процессы при помощи реформ начались в СССР и других социалистических странах в середине 50-х годов. Но лишь в Югославии дело дошло до децентрализации экономической системы в 1956 году. Однако когда в 60-х годах замедлился рост производства и уровня жизни во всех социалистических странах Европы (кроме Албании), стали искать новые пути для развития социализма.

  Идеологическим стартом для реформ послужило исследование Евсея Либермана, опубликованное в 1962 году в газете “Правда”. В своей статье Либерман критиковал плохое управление предприятиями указывая на то, что система взаимоотношений предприятий с экономикой страны, методы планирования, а также премиальные за труд трудовых коллективов основываются не на экономических, а на административных принципах. Это ведет к тому, что руководство предприятий принимает план, но не стремится к его наиболее эффективному выполнению. Чтобы это изменить, Либерман предлагал ввести ограничения плановых предписаний. Либерман утверждал, что оценка деятельности предприятий должна учитывать, не только выполнен план или нет, она должна также учитывать рентабельность предприятия, то есть процентное соотношение прибыли предприятия и вложенных средств. Также предприятие частично должно само распоряжаться заработанными финансовыми средствами. «Все что выгодно для экономики страны, должно быть выгодно каждому предприятию и каждому трудящемуся, и наоборот», - утверждал Либерман.

  Эта признанная во всех социалистических странах формула нового социалистического производства, ориентированная на предприятия, была принята во всех социалистических странах Европы: в 1963-64 годах - «Новая экономическая система планирования и управления» - в ГДР, потом «Экономическая реформа»-  в СССР, которую в 1966 году начал премьер-министр Алексей Косыгин. Cамая прогрессивная реформа «Новый экономический механизм» началась в 1968 году в Венгрии под руководством первого секретаря Венгерской социалистической Рабочей партии Яноша Кадара.

  При помощи новой модели социалистические страны повысили темпы роста, а также начали приспосабливать свои экономические структуры к научно-технической революции. Детально изученные на Западе положительные результаты экономической реформы и структурных изменений объяснялись «теорией конвергенции», согласно которой в конечном итоге следовало ожидать экономического равенства между Востоком и Западом.

 

Политический запрет
В связи с вышеперечисленным, реформы остановились не вследствие экономических проблем в начале 70-х годов, они остановились по политическим причинам. Несмотря на то, что реформаторы считали своим долгом во время процесса децентрализации экономики оставаться в идеологически-культурных рамках и не затрагивать политические структуры, скептики в руководстве партии с самого начала опасались того, что экономические реформы могут привести к дестабилизации «власти рабочего класса». Поэтому в первой половине 70-х годов в СССР и других социалистических странах – за исключением Венгрии – экономика вернулась к централизованной модели.

К несчастью, это произошло в тот момент, когда в результате научно-технической революции во всем мире большие производства, организованные по принципам Генри Форда, просто выдохлись. Громоздкие индустриальные структуры, не заинтересованные в инновациях, оказались не готовы к новым вызовам. Попытки социалистических стран импортировать высокие технологии провалились вследствие введенного США в середине 70-х “хай-тек эмбарго”.        Советское руководство было в состоянии в условиях централизованного планирования осуществлять такие важные проекты, как микроэлектротехника, но оно было не в состоянии перенести «микроэлектрическую революцию» из военного сектора в гражданский, не говоря уже о том, чтобы донести ее плоды до своих союзников. А до самостоятельного запуска новой отрасли не доросла даже экономика ГДР, что стало очевидным после провалившейся попытки.

На фоне отставания восточноевропейских стран в отрасли современных технологий и по показателям роста уровня жизни социалистические страны выработали различные модели поведения. В то время, как некоторые страны пытались решать свои проблемы при помощи централизованной плановой экономики, другие – СССР, Венгрия и Польша – сделали ставку на реформы, которые включали в себя возвращение к принципам автономии предприятий в плановой системе. Самым важным таким процессом стала Перестройка Михаила Горбачева, которая началась в 1985 году. Эти преобразования сопровождались политическими реформами, несмотря на сопротивление в руководстве партии. Но вместо того, чтобы поддержать и стабилизировать экономику, политические реформы лишь ослабили позиции партии и государства. Даже те партийные руководители социалистических стран Восточной Европы, которые не проводили реформы, потеряли в 1989-91 годах контроль над политической ситуацией и экономикой.

 

Будущее экономики
Попытка продвинуться вперед, опираясь на принципы неолиберализма, предпринятая в 80-х на Западе, и в 90-х - в Восточной Европе, провалилась. Это стало понятно в 2007 году, когда грянул мировой экономический кризис. После этого сразу начался процесс поиска альтернативных вариантов.
Однако революционный переход к новому социалистическому экономическому порядку, несмотря на недовольства масс нынешней экономической системой и растущие уличные протесты, сегодня маловероятен. На путь революции не встала ни одна страна, несмотря на кризис в 1929 году, несмотря на то, что СССР уже в то время представлял собой работающую экономическую модель. В связи с этим сегодня переход к альтернативе еще сложнее, чем в те годы.
Существуют три варианта: первый - это возвращение к централизованной плановой экономике. В плане социальной справедливости и политической стабильности тут все в порядке. Но с экономической точки зрения? Развитие индустрии переросло модель Генри Форда. Централизованная индустрия не справится с новыми вызовами, не справится с задачами, которые ставит современная экономика, и даже компьютеризированная плановая система не сможет помочь.
Второй вариант социалистической экономики - это инновация на макроэкономическом уровне: экономика, организованная по системе множества автономных ячеек с вертикальной иерархией от района до федерального уровня, которые в совокупности создают солидарную экономику. В интеллектуальном плане такая модель привлекательна, но она во многом является противоположностью централизованной плановой экономики. Успех этого варианта также сомнителен вследствие комплексности современной экономики, а также потому что до сих пор неизвестно как поведут себя автономные ячейки в качестве единого организма.
Третий вариант - это возрождение ориентированной на предприятия плановой экономики. В отличие от централизованной плановой экономики она провалилась исключительно по политическим причинам. Конечно, речь не идет о возрождении старых моделей, но в пользу этого варианта говорит тот факт, что эта модель обладает открытым характером и легко приспосабливаема к новым условиям.
Из этих соображений можно сделать вывод, что при изучении экономических моделей с 1920-го по 1990 годы следует сделать упор именно на плановую экономику, ориентированную на предприятия. Необходимо изучить ее функции, успехи, ошибки и недостатки. Это будет непросто, так как приверженцы централизованной плановой экономики и протагонисты свободного рынка за последние три десятилетия потратили немало усилий на то, чтобы доказать, что плановая экономика, ориентированная на предприятия, не только плоха, но и нежизнеспособна. Но эту модель экономики нельзя сравнивать с идеалистическими представлениями об экономике. Необходимо просто изучить ее преимущества по сравнению с устаревшей для новой эпохи централизованной экономикой и выходящей из-под контроля и монополизированной глобальными игроками рыночной моделью.

Перевод Андрея Шалая

Оригинал опубликован на c сайте Jungewelt.de

29 Март 2013

Комментарии
Н.Р.  |  22 Март 2013 в 11:59
Раздел статьи, в котором говорится об "успехах" централизованно-плановой экономики, просто перенасыщен мифологией. Ничего не говорится о гипертрофированном развитии тяжёлой и военной промышленности, пренебрежении к выпуску потребительских товаров, раздувании инвестиций, хроническом дефиците, гонке за валовыми показателями при пренебрежении к качеству продукции, подрыве стимулов к эффективному труду, низкой производительности труда и низком уровне жизни, бесхозяйственности и разбазаривании ресурсов... Рынок - это единственный механизм, который способен согласовать спрос и предложение. При централизованно-плановой экономике это в принципе невозможно. Потребности людей там учитываются весьма слабо, поскольку существует диктат монопольного производителя над потребителем.
Сергей Бахматов  |  22 Март 2013 в 12:00
Модель экономики связана с эффективностью её в конкретных обстоятельствах. Когда происходит мобилизационный проект, то плановая централизованная экономика эффективней, так как позволяет концентрировать средства и трудовые ресурсы на определённых направлениях и таким образом достичь быстрого успеха.
Если мобилизационный проект закончен и встают задачи многопланового инновационного развития, то необходима демократизация экономики, а именно: рыночная экономика, полная хозяйственная свобода предприятий, распоряжение полученными доходами, самоуправление на демократических принципах. Рыночные отношения и свободное предпринимательство – это мотив и стимул к инициативному труду без чего невозможно успешное развитие производительных сил.
Планирование (регулирование рынка) – это создание новых (предпринимательская инициатива), закрытие/перепрофилирование убыточных предприятий на основе анализа рынка (спрос и предложение в каждом конкретном регионе), но не в коем случае не план, спускаемый сверху.
Н.Р.  |  22 Март 2013 в 12:03
"При этом СССР оказался невосприимчив к мировому экономическому кризису, в который погрузились в 30-е годы капиталистические индустриальные страны".
Да, в капиталистических индустриальных странах безработные стояли в очереди за миской супа, но в СССР в это время миллионы крестьян умирали от голода.
Н.Р.  |  22 Март 2013 в 12:09
Я полагаю, что мобилизационная централизованная экономика неэффективна никогда. Есть расчёты, что если бы Сталин не стал ломать НЭП и проводить принудительную коллективизацию, к 1940 году успехи в создании военной промышленности были бы большими, чем в рамках того варианта, который осуществился.
Сергей Бахматов  |  22 Март 2013 в 12:24
Если проводить аналогию, то любое оружие использует единый принцип: либо концентрация энергии в пространстве (пуля, лезвие ножа, лазерный луч и т.д.), либо во времени, например, ядерное оружие, либо во времени и пространстве (снаряд, бомба и т.д.).
То же самое и в экономике, когда ставятся неотложные задачи первостепенной важности, без концентрации усилий (централизованного планирования) не обойтись.
Н.Р.  |  22 Март 2013 в 12:55
Но можно ведь концентрировать усилия и без планово-командной экономики (Тайвань, Южная Корея, Япония, Сингапур...)
Сергей Бахматов  |  22 Март 2013 в 13:03
Так как социалистическая модель экономики в нормальных условиях не подразумевает инфляцию как неизбежность, то в рыночных условиях спрос и предложения должно точно отображаться в индексах цен на различные товары.
В капиталистической модели экономики положительная инфляция 2%-3% неизбежна в виду эффекта "перенакопления капитала" (без эмиссии встанет производство). Там индексы цен отображают, как спрос и предложение, так и саму инфляцию.
Сергей Бахматов  |  22 Март 2013 в 13:16
Сами посудите, когда краткосрочные цели ясны, то лучше делать это целенаправленно и централизованно (например, в армии атака противника проводится по плану главнокомандующего). Когда возникает необходимость мгновенного реагирования на постоянно и быстро изменяющиеся обстоятельства, то исполняющему отдаётся инициатива, например, разведчики в тылу врага.
В экономике инновационной невозможно следить централизованно, например, за появлением нового инновационного продукта, так как это идея конкретного предпринимателя. Или за дефицитом конкретного товара в конкретном месте, а предприниматель сразу это заметит с пользой для себя и сотрудников.
Сергей Бахматов  |  22 Март 2013 в 14:04
Так как в обществе всегда имеются постоянные цели, например, оборонная промышленность, образование, медицина, фундаментальная и прикладная наука, культура и т.д., то по отношению к ним необходима плановая экономика, а сфера услуг и товары народного потребления попадают в сферу рыночного регулирования.
Н.Р.  |  22 Март 2013 в 14:39
Я думаю, что если бы в гражданской войне победило белое сопротивление, возникла бы двухсекторная модель экономики. Был бы достаточно большой госсектор (транспорт, оборонная промышленность, другие стратегические отрасли) и частный сектор, включающий мелкое и среднее частное предпринимательство и торговлю. И был бы ещё значительный кооперативный сектор, в том числе снабженческо-сбытовая крестьянская кооперация (темпы развития кооперации в России после 1906 года были очень высокими). И эта модель позволила бы осуществить модернизацию российской экономики без всякого насилия (или с минимальным насилием).
Сергей Бахматов  |  22 Март 2013 в 14:51
Мы обсуждаем модели социалистической экономики.
Любую модель можно испохабить, как это сделали Ленин и Сталин.
Я могу сказать, что ни революция, ни тем более, гражданская война, ни мобилизационный проект ЦЕНОЙ жизни миллионов человек были не нужны. Если бы тогда всё сделали правильно, то Россия была бы настолько сильна, что и Великой Отечественной войны тоже не было бы.
Н.Р.  |  23 Март 2013 в 03:00
Совершенно с Вами согласен! При любом нетоталитарном варианте развития событий - независимо от того, был бы избран путь частного капитализма, смешанной экономики с сильным госсектором или демократического социализма - индустриализацию и модернизацию экономики удалось бы провести без таких жертв. Черчилль верно заметил: советская система успешно преодолевает трудности, которые сама себе создаёт.
Сергей Бахматов  |  23 Март 2013 в 03:07
При социалистическом экономическом укладе в отраслях, где осуществляется плановое централизованное планирование, на предприятиях совершенно необходимы принципы демократического самоуправления (контроль, отчётность и выборность руководства).
Порочная система назначений и бесконтрольность на местах приводят к стагнации и коррумпированию.
Н.Р.  |  23 Март 2013 в 04:43
Я думаю, что госпредприятия должны быть коммерциализованы и работать по законам рынка. И при этом, конечно, на них должны быть созданы органы самоуправления. Иначе есть риск попасть в ловушку этатизма.
Сергей Бахматов  |  23 Март 2013 в 12:14
Государственное централизованное планирование для предприятий, работающих, например, на оборонную промышленность или на космос, предполагает государственный заказ по согласованным заранее ценам. Значит, в момент согласования и происходит рыночная сделка. А как иначе можно сделать?
Н.Р.  |  23 Март 2013 в 13:28
Для предприятий, выполняющих госзаказ, другого пути и нет.
Сергей Бахматов  |  23 Март 2013 в 14:46
"Несмотря на то, что реформаторы считали своим долгом во время процесса децентрализации экономики оставаться в идеологически-культурных рамках и не затрагивать политические структуры, скептики в руководстве партии с самого начала опасались того, что экономические реформы могут привести к дестабилизации «власти рабочего класса». Поэтому в первой половине 70-х годов в СССР и других социалистических странах – за исключением Венгрии – экономика вернулась к централизованной модели".

Вот именно в начале 70-х и назрела настоятельная необходимость для роспуска КПСС. Чего они боялись?
Дестабилизации "власти рабочего класса" или своей собственной? Есть государство (Советы и кабинет министров), есть социалистическая экономика, есть трудолюбивый народ. Что ещё надо?
Ответ: предоставить право народу самоуправляться, только и всего.
Н.Р.  |  23 Март 2013 в 15:19
Централизованная плановая экономика вообще служила целям укрепления власти элиты КПСС. А она, конечно, боялась: дадим людям экономическую свободу от государства - а вдруг они потом потребуют и политической? Кстати, в советских работах 1970-х годов чехословацкие реформаторы 1968 года нередко обвинялись в том, что предложенная ими модель рыночного самоуправляющегося социализма ослабила бы руководящую роль компартии.
Сергей Бахматов  |  23 Март 2013 в 15:40
Так вот я и говорю, что любая партия сначала чистосердечно и искренне заявляет, что она собирается отстаивать интересы народа (общества), а, в конечном счете, отстаивает только свои.
Поэтому социалистическое общество - общество без политических партий. Подлинная демократия и доминирование какой-либо партии несовместимы.
Н.Р.  |  24 Март 2013 в 03:40
Есть всё же разница между тоталитарным правлением и многопартийной демократией. Большевистская партия изначально ничьих интересов не выражала - она была организацией профессиональных революционеров, сектой фанатиков, хотевших "перевернуть Россию". А там, где есть несколько партий, они всё же худо-бедно выражают интересы разных социальных групп (не забывая, конечно, и о себе).
Сергей Бахматов  |  24 Март 2013 в 05:31
Мои соображения по поводу модели социалистического общества, к которому надо стремиться, могут быть выражены в резюме.

1) Экономика.
а) форма собственности на средства производства – общенародная, а не государственная;
б) принцип управления предприятия – демократическое самоуправление (контроль, отчётность, выборность, отзыв), а не бюрократическое;
в) распределение доходов внутри предприятия – научно обоснованное, а не волюнтаристское;
г) управление экономикой в масштабах страны – двухсекторное (сфера услуг, и производство товаров народного потребления - рыночное регулирование, для других отраслей - плановое);
д.) приоритет – работа на внутренний рынок, но с использованием новейших технологий.

2) Финансы.
а) банковская система полностью национализирована;
б) целевой уровень инфляции – 0%;
с) из функций денег остаются только три (мера стоимости, средство обращения, средство платежа);
д) банковский кредит – 0%, ставка по вкладам – 0%.

3) Политика.
а) самая удобная форма – парламентская республика;
б) представительная власть (парламент) избирается из представителей различных общественных организаций и объединений на паритетной основе, а не политических партий, что касается всех уровней представительной власти;
в) избранные в представительную власть отчитываются перед общественными организациями, избравшими их (опять-таки контроль, отчётность, выборность, отзыв);
в) общественные организации и объединения формируются из представителей предприятий и учреждений, например, по профессиональному признаку и отчитываются перед ними;
г) закон о выборах (все уровни власти) предусматривает сменяемость/ротацию представителей власти.
Н.Р.  |  24 Март 2013 в 09:14
А частная собственность и частная инициатива допускаются?
Сергей Бахматов  |  24 Март 2013 в 09:28
Я говорю о том, к чему надо стремиться. На первых порах в процессе перехода к такому обществу частная собственность и частная инициатива, естественно, допускается наряду с собственностью общенародной и опять-таки частной инициативой, с ней связанной.
Н.Р.  |  24 Март 2013 в 09:44
То, что Вы предлагаете, по-моему, очень близко к идеям Пражской весны 1968 года. И, возможно, тогда эта программа была осуществима (если абстрагироваться от того, что её не дало бы провести в жизнь руководство СССР). Но в условиях, когда значительная часть бывшей государственной собственности "прихватизирована", на её пути слишком много препятствий.
Сергей Бахматов  |  24 Март 2013 в 10:01
Чтобы всё это реализовать на практике, нужна партия, отстаивающая интересы всего общества, но эта партия должна иметь изначально идею: маг сделал своё дело, маг должен удалиться.
А препятствия на пути надо справедливо устранять, не переходя при этом грани дозволенного с точки зрения общечеловеческой морали.
Сергей Бахматов  |  24 Март 2013 в 13:05
"Но был ли покойный нравственным человеком? Нет, он не был нравственным человеком. Это был бывший слепой, самозванец и гусекрад. Все свои силы он положил на то, чтобы жить за счет общества. Но общество не хотело, чтобы он жил за его счет. А вынести этого противоречия во взглядах Борис Абрамович не мог, потому что имел вспыльчивый характер. И поэтому он умер."
Н.Р.  |  24 Март 2013 в 13:07
А Вы можете себе представить ситуацию, когда партия, выполнив свою программу, САМА ДОБРОВОЛЬНО уйдёт от власти? То, что мы знаем о человеческой психологии, говорит о невозможности такого варианта.
Кроме того, партия, выражающая интересы всего общества, в принципе невозможна, так как в обществе нет полного единства интересов.
Сергей Бахматов  |  24 Март 2013 в 13:27
Если партия состоит из настоящих патриотов, то возможно. Если были люди, которые не щадили своей жизни во имя России, то неужели они не пожелают расстаться с партией для её блага?
Есть представители общества (злые гении - глупцы), которые не знают своих объективных интересов в силу своей ограниченности. Уверяю Вас, что всем будет лучше жить в таком обществе.
Сергей Бахматов  |  24 Март 2013 в 15:03
По поводу роспуска партии могу добавить, что есть две веские причины для её роспуска после выполнения миссии: во-первых, то, о чём я говорил (нет причин для доминирования в политической жизни страны), во-вторых, вновь созданная партия может состоять из преданных и идейных борцов за справедливость, но со временем (смена поколений) и по мере возрастания её численности (партия правящая) к ней присоединяться такое количество карьеристов-отщепенцев, что толку от неё никакого не будет, а один вред.
Н.Р.  |  25 Март 2013 в 10:56
Мне думается, никто и ни одна партия не может решать за человека, что для него "объективно" лучше. У каждого индивида есть суверенное право самому выбирать свою судьбу и принимать решения, касающиеся его самого. Человек - сам судья и кузнец своего счастья. Была ведь уже одна партия, которая уверяла рабочих, что знает лучше их самих, в чём состоят их объективные интересы... Кстати, и поэтому тоже нужна многопартийная система - чтобы все интересы могли найти политическое выражение.
Сергей Бахматов  |  25 Март 2013 в 11:46
А разве за нас не решили в 90гг и не решают сейчас, как нам жить и что нам лучше?
Главное в этом вопросе - это чтобы решение было справедливым и в пользу абсолютного большинства, а не абсолютного меньшинства.
Н.Р.  |  25 Март 2013 в 13:19
Да, но при этом меньшинство тоже должно быть услышано. Настоящая демократия - это всегда компромисс.
А система, при которой за человека решают, как ему жить и что ему лучше, никак не может быть признана демократической.
Сергей Бахматов  |  25 Март 2013 в 13:26
Считайте тогда общественную организацию - партией по профессиональному признаку. Сколько существует профессий? Наверное, не менее 1000. Вот Вам и многопартийность, где, действительно, все могут быть услышаны.
Сергей Бахматов  |  25 Март 2013 в 13:47
Представьте себе, что среди них будет и общественная организация олигархов, которую в парламенте будет представлять, например, Абрамович. А там его спросят, какие Ваши интересы и пожелания. Он скажет: олигархи хотят вернуть себе все предприятия. - Хорошо, ставим на голосование.
Н.Р.  |  25 Март 2013 в 15:39
В условиях парламентской республики устойчивое правительство можно сформировать, если в парламенте представлено 4 - 5 партий. Если их десять, создание правительства становится уже крайне непростым делом. А если в парламенте представлена тысяча профессионально-корпоративных организаций? В таких условиях никакое правительство вообще сформировать не удастся. Кроме того, парламент станет столь аморфным, что если исполнительная власть захочет его разогнать - он не сможет даже оказать сопротивления. Всё-таки надо признать, что политическим партиям альтернативы нет. А для представительства профессиональных и общественных организаций можно создать ещё одну палату парламента - условно говоря, Совет труда.
Сергей Бахматов  |  25 Март 2013 в 16:05
Вы никак не можете абстрагироваться от капитализма.
Большие трудности в формировании устойчивого правительства, а также парламентские кризисы возможны в обществе с антагонистическими противоречиями, как в политике, так и в экономике, когда правые и левые не получают решающего большинства. Когда парламент составлен из лучших профессионалов в своём деле к тому же достойных людей, то можете не беспокоиться за них. У них всё будет хорошо.
Н.Р.  |  25 Март 2013 в 16:05
Кроме того, людей объединяет не только профессия. Их объединяют и религиозная конфессия, этническая принадлежность и др. Почему профессии должны быть представлены, а конфессии и этносы - нет? Почему в российском парламенте не может быть представлена, например, Христианско-демократическая партия?
Н.Р.  |  25 Март 2013 в 16:12
Плюрализм интересов будет существовать в любом обществе. И разделение на левых и правых связано не только с капитализмом. Это, скорее, психологические установки больших групп людей. Разные мировоззрения в обществе тоже всегда будут существовать. Соответственно, всегда будет существовать почва для разных партий. Полная однородность общества и полная гармония интересов между всеми его членами недостижимы, а это значит, что разные партии будут существовать. Обратите внимание, что даже в рамках единственной правящий партии КПСС фактически существовало несколько течений.
Сергей Бахматов  |  25 Март 2013 в 16:22
Кто Вам говорил, что противоречий не будет?
Противоречия будут, но не антагонистические, то есть такие, когда легко достижим компромисс. Конфессии тоже могут быть представлены. Я же Вам говорил, что даже олигархи могут быть представлены.
Сергей Бахматов  |  26 Март 2013 в 00:54
Вы прекрасно знаете, что главное противоречие в капиталистическом обществе - это противоречие между трудом и капиталом, а политика - средство для разрешения экономических споров.
Людям труда значительно легче договориться между собой, чем рабочим и олигархам.
Поэтому трений при формировании бюджета (где сталкиваются экономические интересы) будет намного меньше. А такие статьи расхода бюджета как расходы на образование, медицину, культуру можно вообще прописать отдельным пунктом в конституции, что средние зарплаты должны быть не меньше, чем средние зарплаты в промышленности, и споров вообще не будет.
Остальные вопросы будут решаться в пользу всего народа, и лоббирования чьих-либо корыстных интересов тоже не будет, так как это противоречит здравому смыслу, а капитал (причина этого) уйдёт в небытие.
Кондауров В.И.  |  30 Март 2013 в 03:34
Необходим переход к социализму во всей полноте его возможностей, включая научное планирование экономики прежде всего. Вы, господа, ходящие вокруг новых форм организации общества и экономики как коты вокруг горячей каши, забыл что-ли, что на дворе век научно-технического прогресса и социальных преобразований?
Сергей Бахматов  |  30 Март 2013 в 05:43
Причём здесь научно-технический прогресс?
Замшелые марксисты так и не поняли причин предшествующих неудач. Именно научное планирование в сфере услуг и производства товаров народного потребления, а также бюрократическая система управления предприятиями и привело к технологической и экономической отсталости.
Кондауров В.И.  |  30 Март 2013 в 08:44
Вам не надоело молоть чепуху и демонстрировать свое замшелое невежество?
Сергей Бахматов  |  30 Март 2013 в 09:28
Как видите, не надоело. Был у нас уже один всезнайка, который тоже считал всех невежами, кроме самого себя. Такой агрессивный! Совсем как Вы.
Сергей Бахматов  |  30 Март 2013 в 10:05
Если даже допустить, что Вы правы, то, как Вы собираетесь убеждать в своей правоте своих политических оппонентов и большую часть населения страны, которое совершенно аполитично. Вы не можете вести взаимно уважительный диалог даже со своими единомышленниками. Может быть, Вы опять собираетесь брать политическую власть силой?
Н.Р.  |  30 Март 2013 в 15:32
"Научное планирование" экономики в СССР привело к хроническому дефициту. Без механизма цен в принципе невозможно определить, какие товары надо выпускать и какие не надо. Плановые органы в принципе не могут согласовать предложение и спрос. И я совершенно согласен, что без уважения к мнению оппонентов никакая дискуссия невозможна.
Сергей Бахматов  |  30 Март 2013 в 16:54
Согласен с Вами полностью на счёт научного планирования. Взамен ему необходимо рыночное регулирование.
А что касается неуважения к мнению оппонентов, то это стало общим местом политиков всех уровней, и одно это может поставить крест на все благие устремления.
Н.Р.  |  31 Март 2013 в 03:44
Жорж Санд в своё время говорила, что она выступает и против "секты" (революционных фанатиков, эгалитаристов), и против "касты" (правителей). Интересно, что здесь нас постоянно критикуют представители "секты". А представители "касты" (неолибералы и сторонники нынешнего госкапитализма) в дискуссии не вступают, отмалчиваются.
А марксистам полезнее было бы не клеить другим ярлыки, а проанализировать, почему потерпел крушение СССР и плановая экономика.
Сергей Бахматов  |  31 Март 2013 в 04:35
Шекспира всем полезно читать, но коммунистам и иже с ними желательно делать это вдумчиво.
"Грехи других судить вы все усердно рвётесь. Начните со своих и до чужих не доберётесь". В. Шекспир
Н.Р.  |  31 Март 2013 в 15:22
Кроме того, современным коммунистам было бы полезно вспомнить, кто был организатором террора и геноцида 1917 - 1953 годов. А также члены какой партии ликвидировали СССР в 1991 году и разворовали Россию в 1990-е.
Сергей Бахматов  |  31 Март 2013 в 15:43
К этому списку можно добавить, поражение от Запада в экономическом соревновании систем в результате идеологической зашоренности, безответственности, легкодумия и как следствие дискредитации социалистической идеи.
Н.Р.  |  31 Март 2013 в 15:52
Да и то, что фактически трём поколениям людей жизнь искорёжили. Неокоммунистам лучше об этом подумать, может быть, они поскромнее станут.
Сергей Бахматов  |  31 Март 2013 в 16:16
В том то и дело, что принципиальных выводов из всего этого не сделано, а главный аргумент прихода к власти - это что раньше такого безобразия не было. Но нужна-то конструктивная программа, дающая возможность быстрого и успешного развития страны.
Н.Р.  |  01 Апрель 2013 в 11:01
Да, раньше такого безобразия не было, зато было другое... Больше того, ельцинщина явилась порождением и логическим завершением реального социализма - так сказать, "монополистическим, паразитическим и загнивающим коммунизмом". Но это всё остаётся вне сферы внимания неокоммунистов. Никаких попыток разобраться, что происходило в стране на протяжении последних 95 лет, они не делают. Всё сводится к заклинаниям.
Сергей Бахматов  |  01 Апрель 2013 в 12:58
КПСС обратилась в Орден, обособленный от остальной части общества, со своими законами морали и ценностями. Политическая жизнь превратилась в подковёрную борьбу аппаратчиков, а население страны - в дремлющее стадо. Когда общество столкнулось с неизбежными при этом трудностями и обнаружилось, что "король голый", всё это рассыпалось в одночасье, естественно в пользу членов Ордена и их подставных лиц.
Что нужно сделать, чтобы это не повторилось?
Н.Р.  |  01 Апрель 2013 в 15:29
Не допускать монополии на власть! - вот что самое главное. Власть не должна быть монополизирована ни отдельной персоной, ни кликой, ни партией, ни сектой. Свободные выборы, свободная борьба разных партий, честный подсчёт голосов, контроль законодательной власти над исполнительной. Я думаю, что эти принципы организации политической системы применимы в любом обществе, независимо от его социально-экономического устройства. Рудольф Гильфердинг сказал в 1925 году: "Если сейчас демократия является политической формой буржуазного общества, то это не значит, что она не может быть политической формой социалистического общества".
Сергей Бахматов  |  01 Апрель 2013 в 16:06
В обществе, разделённом на классы, политическая власть всегда будет принадлежать господствующему классу (независимо от количества партий) из-за финансово-административного рычага, то есть без монополии на власть не обойдётся. Ни одна из левых партий, приходившая к власти в странах западной демократии, по существу ничего не меняла.
Там где левые представляют реальную опасность режиму (Россия) от западного либерализма на выборах не остаётся и следа.
По поводу высказывания Рудольфа Гильфердинга могу сказать да, но с поправкой: в первом случае демократия буржуазная, во втором - подлинная.
Кстати, Советы создавались не политической верхушкой, а вышла из народа и считалась идеальной народной властью, но большевики подмяли и её.
Н.Р.  |  03 Апрель 2013 в 06:00
Насчёт монополии на власть в современном западном обществе не соглашусь с Вами. О подобной монополии можно было говорить (и то с определённой степенью условности) во времена избирательных цензов, когда право голоса имело 2 - 3% населения. В условиях всеобщего избирательного права парламент формируется всеми избирателями, а монополистический капитал является только одной из многих действующих социальных сил. Посмотрите, например, на бундестаг ФРГ. Там представлен самый широкий спектр партий - вплоть до Левой партии и зелёных.
Сергей Бахматов  |  03 Апрель 2013 в 09:09
Давайте абстрагируемся от широкого спектра партий и рассмотрим ситуацию по существу: в буржуазном обществе есть два антагонистических класса, имеющих разные экономические интересы. Если краеугольный камень капитализма (буржуазное право) не ставится под сомнение ни одной из действующих партий, то надо признать эти партии буржуазными (независимо от их названия), так как они отстаивают тем самым экономический интерес господствующего класса.
Если все партии буржуазные и нет ни одной, которая бы отстаивала интересы подневольного класса, то это и есть монополия на власть или узурпация власти, как хотите.
Совершенно естественно, что в такой ситуации выборы могут быть свободными, так как "все шары нужного цвета".
Монополия на власть здесь осуществляется на классовом уровне, а не партийном, только и всего.
Как говорится в пословице: хрен редьки не слаще.
Н.Р.  |  03 Апрель 2013 в 10:05
Два антагонистических класса в буржуазном обществе - это марксистская схема, которая была неверна даже и в середине 19-го века (так как всегда существовали крестьяне, ремесленники, лица свободных профессий и т. д.). А к современному западному обществу она тем более неприменима. Я думаю, вернее говорить о социальном плюрализме, о существовании множества социально-профессиональных групп. И ещё, что очень важно, в социальной структуре западного общества доминирует средний класс (60 - 70% населения). Социальную структуру западного общества можно схематически изобразить в виде ромба (но не пирамиды).
Сергей Бахматов  |  03 Апрель 2013 в 10:16
Если Вы оспариваете существование классового антагонизма в современном обществе, то, извините, другие аргументы в этом случае бесполезны.
Может быть, Вы будете ещё отрицать кризис 2008г, когда в погоне за прибылью банковский капитал надул очередной пузырь, который лопнул? Или считаете, что это было в интересах всего народа?
Н.Р.  |  03 Апрель 2013 в 15:13
Да, я считаю, что в современном западном обществе классового антагонизма нет. В нём существует множество социальных групп и прослоек со своими интересами, которые могут по-разному сочетаться, и противоречить друг другу, и совпадать. В 2008 году интересы финансовых спекулянтов пришли в противоречие с интересами других социальных групп, но это не значит, что они антагонистичны. Регулирование финансовых рынков вполне возможно и в рамках нынешней ("капиталистической") социально-экономической системы. Кстати, когда профсоюзы требуют резкого повышения зарплаты, это тоже может противоречить интересам каких-то других социальных слоёв. Вы же отстаиваете путь компромисса - вот пусть все социальные партнёры и ищут этот компромисс. По-моему, это вполне демократично.
Н.Р.  |  03 Апрель 2013 в 15:20
О классовом антагонизме можно говорить тогда, когда общество поляризовано и расколото на два социальных класса - например, буржуазию и наёмных рабочих. Сколько в современном западном обществе банкиров и - шире - представителей банковско-финансового капитала? Ну, предположим, 1% от общей численности населения. Сколько индустриальных рабочих? Процентов 10. А куда относятся остальные 89%? Так что никакой поляризации и тем паче классового антагонизма я не вижу. Ещё Бернштейн, кстати, поправил Маркса, указав на рост численности средних слоёв и владельцев акций.
Сергей Бахматов  |  03 Апрель 2013 в 16:04
Представителей банковского и промышленного капитала, а также их выкормышей (с золотыми парашютами) не более 10%, согласен с Вами, но именно эти 10% управляют всем: быть или не быть войне в какой-либо точке мира, кто и сколько должен получать за свою работу, кто и когда должен уходить на заслуженный отдых, кому и в каком количестве надлежит пополнить армию безработных, в какой степени обесценить накопления граждан и т. д., а за свои грехи, приводящие к кризису должны расплачиваться все кроме них. Хорошо устроились))
Сергей Бахматов  |  04 Апрель 2013 в 01:56
Пропасть между богатыми и бедными чудовищно велика и имеет тенденцию к увеличению, а средние слои населения вымываются и это всё мировой тренд. Средняя безработица в Евросоюзе достигла 12,5%, а в некоторых отдельных странах 25%. По всему миру в капиталистическую экономику вбрасываются триллионы долларов, евро и т. д., чтобы хоть как-то оживить её, при этом страдают накопления простых граждан, а выигрывает банковский капитал. Что творится во времена широкомасштабного кризиса можно назвать одним словом: беспредел. И Вы считаете эти противоречия не антагонистическими? Но именно такие противоречия порой и приводят к гражданским войнам с многочисленными жертвами, о которых Вы и я всегда сострадали.

У меня иногда складывается впечатление, что Вы никогда не работали на капиталистическом предприятии и понятия не имеете, что там происходит.
Большая часть персонала годами не может добиться повышения заработной платы и это несмотря на большую официальную инфляцию, а вместо этого получает понижение её. Тех, кто недоволен, увольняют в одночасье, а оставшихся заставляют выполнять больший объём работы за те же деньги.
Пенсия – это отдельная тема: на неё невозможно прожить, а пенсионный возраст хотят отодвинуть так, чтобы до него доживали далеко не все и это притом, что деньги текут рекой за рубеж в оффшоры. И Вы считаете всё это маленьким недоразумением между дружественными классами, которое легко уладить?
Сергей Бахматов  |  04 Апрель 2013 в 05:45
Наш с Вами диспут напоминает спор историков. Один заводит разговор о татаро-монгольском иге, а другой говорит: «Да что Вы говорите!? Какое татаро-монгольское иго!? Был просто ввод ограниченного контингента татаро-монгольской конницы по просьбе прогрессивных русских князей".
Н.Р.  |  04 Апрель 2013 в 11:34
То, что я здесь говорю о социальном плюрализме, относится только к современному западному обществу. К России это не имеет отношения. У нас другая социальная структура и действительно существуют острые социальные противоречия, прежде всего между правящей бюрократией и остальным обществом.
Сергей Бахматов  |  04 Апрель 2013 в 12:04
Опять-таки не могу с Вами согласиться: острые социальные противоречия свойственны любой капиталистической стране. Кризисы, безработица, вопиющее социальное неравенство и несправедливость - это то, без чего не обойтись при капитализме.
С этим соглашаются даже апологеты капитализма (например, Кейнс), но разница между ними и настоящими социалистами заключается в том, что одни не желают видеть альтернативы, а другие хотят её воплотить.
То же самое касается и буржуазной демократии, о которой нелестно отзывался В.Черчилль, которого трудно заподозрить в лояльности к социалистической идее.
Н.Р.  |  04 Апрель 2013 в 12:44
Черчилль сказал, что демократия - наихудшая форма правления, если не считать всех остальных. То же самое можно (пока, по крайней мере) сказать и о современной западной социально-экономической системе (социально регулируемом либерализме). Все альтернативы, предлагавшиеся ей в 20 веке, были тем лекарством, которое хуже болезни. Ни в одной стране мира реально работающей демократической альтернативы ей не предложено. Можно, конечно, сослаться на рыночный самоуправленческий социализм в Чехословакии между маем и августом 1968 года - но согласитесь, что за несколько месяцев невозможно оценить плюсы и минусы этой модели.
Сергей Бахматов  |  04 Апрель 2013 в 13:14
Я слышал эту фразу Черчилля в другой интерпретации: " Демократия - отвратительная вещь, но лучше неё человечество пока не придумало".
Н.Р.  |  04 Апрель 2013 в 13:30
"Democracy is the worst form of government except all those other forms that have been tried from time to time". (Черчилль, речь в палате общин 11 ноября 1947 года).
Сергей Бахматов  |  04 Апрель 2013 в 13:41
"Демократия наихудшая форма правления,за исключением всех тех, которые были уже опробованы".
В оригинале звучит более оптимистично, чем у Вас))


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ

Новости
19.07.2019 Профсоюзы Франции призывают к протестам против пенсионной реформы
19.07.2019 Европарламент озабочен отказом в регистрации оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму
19.07.2019 Зеленский сожалеет, что в Раду не пройдет много партий из-за высокого барьера
18.07.2019 СПЧ предложил научиться жить по действующей Конституции, а "не менять учебник"
18.07.2019 Мосгоризбирком отказал в регистрации на выборы 57 кандидатам
18.07.2019 Президент Украины внес в парламент проект о наказании за незаконное обогащение

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"