все поля обязательны для заполнения!


 
Перешла ли экономика "красную черту"?
Рост безработицы в США является одним из аспектов новой фазы экономического кризиса.
ЛИ САСТАР
экономист (США)

Рынок труда Соединенных Штатов испытывает все новые потрясения на фоне мирового финансового кризиса. В феврале уровень безработицы в США вырос до 8,1%, а экономика страны потеряла 651 000 рабочих мест. Этот показатель является самым плохим за последние четверть века. Согласно оценкам правительства Барака Обамы, 8.1% будет являться средним показателем по безработице в США до конца года. Тем не менее, этот уровень может оказаться лишь промежуточным этапом на пути к еще более высоким показателям по безработице. Общее сокращение рабочих мест в Америке, начиная с декабря 2007 года, составило порядка 4,4 миллионов, что уже превышает обещание Обамы "создать или сохранить" приблизительно 3,5 миллиона рабочих мест к следующему году, благодаря пакету экономических стимулов в $787 миллиардов. Негативные данные по безработице, безусловно, дали новые аргументы тем, кто утверждал, что пакет стимулов является недостаточным для оживления экономики.

Тем не менее, даже уровень безработицы в 8,1% в полной мере не отражает масштаба кризиса на рынке труда. Согласно Бюро Трудовой Статистики, количество людей, стремящихся к полной занятости, но вынужденных работать неполную рабочую неделю, достигло 16% работающего населения. Эта массовая потеря рабочих мест, или рабочих мест с полной занятостью, вызывает каскад социальных проблем. "Потеря рабочего места может обернуться куда большими неприятностями для американцев, чем для жителей Европы или Канады", сказал Гарри Бартлес, бывший экономист Министерства труда США в интервью Канадской газете «Globe and Mail». "В отличие от большей части Западного мира, человек, потерявший рабочее место в Соединенных Штатах, теряет вместе с ним и медицинскую страховку". Все это вместе ведет к еще более негативным последствиям, чем просто высокий уровень безработицы. А усиливающаяся рецессия способна серьезно ухудшить и без того тяжелую ситуацию на рынке труда. "В ведущих отраслях промышленности: в производстве, сфере финансовых услуг и розничной торговле, количество увольнений возросло так сильно, что создается впечатление, что многие компании отказываются от целых отраслей бизнеса," – «Нью-Йорк Таймс». Ситуация с бозработицей может стать еще хуже на фоне продолжающейся рецессии. Быстрый обзор последних новостей дает явное представление об углублении мирвого экономического кризиса: тяжелая экономическая ситуация в странах Восточной Европы, оказывающая негативное воздействие на западноевропейские банки, выдавшие заемные средства этим странам; резкое сокращение объемов промышленного производства во всем мире; уменьшение потока прямых иностранных инвестициях и сокращение темпов мировой торговли.

Эпицентром кризиса остается американская финансовая система, где "зомби-банки", то есть, неплатежеспособные банки, такие, как Citigroup, продолжают поглощать сотни миллиардов долларов, выделяемых государством для поддержки экономики. Согласно недавнему газетному сообщению, даже JPMorgan Chase, учреждение, которое, как полагали, было наиболее финансово стабильным среди всех банков-гигантов, столкнулось с возможными потерями в $241,2 миллиардов по деривативам (производным финансовым инструментам), что значительно превышает резервный капитал компании в размере $144 миллиардов. Общие убытки компании за год могут составить $299 миллиардов. Причина: продолжающееся падение на рынке недвижимости США повлекло за собой падение цен на ценные бумаги, привязанные к ипотечным кредитам. Одним из наиболее дестабилизирующих видов деривативов были так называемые "кредитные дефолтные свопы" (CDS), форма страховки против дефолтов по облигациям и другим ценным бумагам. Большинство из них были так же привязаны к ипотечным кредитам, уменьшившимся в стоимости. В результате банки, продававшие эти финансовые инструменты, понесли огромные убытки, что по сложным докризисным рассчетам считалось практически невозможным.

Таким образом, рынок кредитных свопов стал черной дырой в мировой финансовой системе, а не эффективным инструментом страхования рисков.

В 2007 году объем рынка кредитных свопов составлял $45 триллионов (для сравнения, объем всей экономики США в этом году был равен $13,8 триллионам). Банки продавали и покупали кредитные свопы и другие сходные деривативы не для того, чтобы обеспечить надежные выплаты по ним, а для того, чтобы принять на себя огромные риски. В Европе, например, банки покупали их для поддержания минимально допустимого резервного капитала. Поскольку инвестиции в ценные бумаги, связанные с ипотечными кредитами, были застрахованы с помощью кредитных свопов, банки могли утверждать, что их резервный капитал значительно выше, чем на самом деле. Таким образом, их бухгалтерские балансы выглядели прекрасно до взрыва "пузыря" на рынке жилья и падения стоимости активов, связанных с ипотечными кредитами, во время сентябрьской паники. Когда Западные финансовые учреждения бросились за помощью к правительствам своих стран, домино кредитных свопов начало обрушаться. Крах Lehman Brothers в сентябре вселял страх, что банки, держащие кредитные свопы, привязанные к компании, так же будут признаны банкротами. Однако, самым тревожным звонком для Вашингтона стало крушение крупнейшей страховой компании American International Group (AIG).

Глава Федеральной Резервной Системы Бен Бернанке и бывший Министр финансов Генри Полсон объединилась с Тимом Гейснером, Министром финансов в правительстве Барака Обамы и бывшим президентом Федерального резервного банка Нью-Йорка, чтобы организовать национализацию компании. Казалось странным, что американское правительство национализирует страховую компанию спустя несколько дней после банкротства Lehman Brothers. Причиной был страх, что центральная роль AIG на другом рынке производных ценных бумаг, облигаций, обеспеченных долговыми обязательствами (CDO), может привести к полному краху мировых финансовых рынков. Согласно плану по спасению, AIG получил бы $85 миллиардов правительственных средств в обмен на контрольный пакет акций в 80 процентов. Бернанке, в своем выступлении перед Конгрессом, заявил, что проблема была вызвана "хедж-фондом, присоединенным к большой и устойчивой страховой компании." После того, как AIG объявил о самой большой квартальной потере в американской истории, $62 миллиарда, компания получила еще $30 миллиардов правительственных средств, что увеличило общую сумму, вложенную в нее Федеральной Резервной Системой, до $160 миллиардов. Однако, отказ от новых инвестиций в компанию мог бы стать сокрушительным ударом для и без того хрупкой финансовой системы. Аналогично, государственные инвестиции в компанию Citigroup, призваны заверить держателей облигаций, что вмешательство правительства, даже национализация, не окажет негативного влияния на них.

К настоящему моменту, США инвестировали $45 миллиардов непосредственно в Citigroup, и теперь управляют 38% акций компании. Оно также является поручителем $300-миллиардного долга компании. За размышлениями на тему национализации банков, тем не менее, можно упустить из виду еще более важный момент: политика правительства Обамы, по всей видимости, приведет к еще более колоссальному перераспределению богатства от рабочего класса к банкам, чем дискредитировавшая себя программа TARP (программа устранения проблемных активов банков, за счет их покупки государством), предложенная Генри Полсоном.

В случае национализации банков, все расходы по финансированию их убытков легли бы на плечи налогоплательщиков, в то время как компании и другие крупные держатели облигаций получили бы полный возврат по своим инвестициям. По сути, Гейснер пытается осуществить то, что Генри Полсон считал политически невозможным: использовать финансирование программы TARP в $700 миллиардов, принятое Конгрессом, чтобы просто купить обесценившиеся ипотечные ценные бумаги банков по надутым ценам. Вместо этого, Министерство финансов Полсона объявило в октябре, что оно поместит $250 миллиардов в крупнейшие национальные банки на прямую, в обмен на привилегированные акции этих компаний. Эта частичная национализация могла бы, по крайней мере, дать правительству большие возможности по влиянию на политику банков, в обмен на предоставляемое финансирование. Гейснером, в свою очередь, была предложена новая версия программы TARP. Ее отличие состоит в том, что деньги налогоплательщиков не будут переданы банкам на покупку "ядовитых активов" напрямую. Вместо этого, правительство планирует выдать кредит в размере от $500 миллиардов до $1 триллиона частным акционерным фирмам и хэдж-фондам, которые используют государственное финансирование для покупки этих активов. Если, к примеру, эти "частные акционерные фирмы" купят ипотечные ценные бумаги банка по 50 центов, а в последствии смогут продать их по 75 центов, то инвесторы получат хорошую прибыть. Кроме того, по плану Гейснера, инвесторы будут застрахованы правительством от потерь. То есть, если эти 50-центовые ценные бумаги упадут в стоимости до 25 центов, потери будут компенсированы за счет налогоплательщиков. Обозреватель газеты «Нью-Йорк Таймс» и известный экономист Пол Кругман так прокомментировал эту ситуацию в своем блоге: "Настойчивость с которой один и тот же план предлагается снова и снова, лишь с косметическими изменениями, настораживает. Разве Казначейство не понимает, что все эти предложения не несут в себе ничего нового? Или они надеются, что большая часть населения этого не заметит? То есть, действительно ли они глупы, или они думают, что мы глупы? Я не знаю, какая из этих возможностей хуже".

Другой элемент Казначейской стратегии по спасению банков - Программа "Временный кредитный механизм для ценных бумаг, обеспеченных активами" (TALF). В рамках программы TALF владельцы ценных бумаг, обеспеченных студенческими, потребительскими займами и займами для малого бизнеса, смогут использовать эти ценные бумаги в качестве обеспечения для заимствований в центральном банке. Первоначальное финансирование программы составит $200 миллиардов, но со временем может быть увеличено до $1 триллиона. Официально, цель программы состоит в том, чтобы добавить ликвидности рынку потребительских кредитов. На практике же, это скорее еще один способ купить больше "токсичных активов" у финансовых учреждений. Суть программы заключается в следующем: Министерство финансов выдает кредит финансовым учреждениям, включающим теневые хэдж-фонды и фирмы частного акционерного капитала, в обмен на имущественный залог, состоящий из подкрепленных активами ценных бумаг. В том случае, если заемщик не возместит полученного кредита, Казначейство конфискует имущественный залог компании. Тем не менее, в ситуации, когда рыночная стоимость имущественного залога значительно ниже долга компании по кредиту, компания окажется в выигрыше, если откажется погашать ссуду. При этом, правительство не будет иметь права на конфискацию любых других активов комании. Цифры, приведенные выше, не включают прочих государственных затрат по финансированию банков. Они не включают $200 миллиардов правительственных средств, потраченных на национализацию ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac или $29 миллиардов, выделенных компании JPMorgan Chase на покупку инвестиционного банка Bear Stearns около года назад. Цифра в $29 миллиардов казалась шокирующей в то время, но выглядит мелочью на фоне последних событий. Стоит обратить особое внимание и на баланс ФРС, который с августа увеличился с менее $900 миллиардов до более $2 триллионов, в результате оказания помощи банковской системе и испытывающим трудности компаниям.

Плохие показатели по безработице в феврале вызвали новую волну беспокойства относительно углубляющейся рецессии в экономике. В то же время, политика ФРС и Казначейства США в отношении растраты государственных средств, т.е. ограбления налогоплательщиков может вызвать возмущение общественности и новые протесты.

Перевод Константина Шадрова

24 Март 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
КОЛЛАПС ИЛИ РЕНЕССАНС
ПРЯЧЕМ ПОД МАТРАС
ПЕРИПЕТИИ ТРУДОВОЙ РЕФОРМЫ В ИСПАНИИ
ЧЬИ РАСХОДЫ ВЫРАСТУТ ИЗ-ЗА САНКЦИЙ

Новости
12.03.2022 Борич вступил в должность президента Чили и утвердил новое правительство
10.03.2022 Президентом Венгрии впервые избрана женщина Каталин Новак
10.03.2022 Россия выходит из Совета Европы
10.03.2022 Южную Корею после выборов может накрыть волна протестов – эксперт
10.03.2022 ООН на фоне санкций против РФ: ограничения не должны вредить обычным гражданам
09.03.2022 Приостанавливающие работу в РФ компании должны оплачивать сотрудникам простой - профсоюзы

Опрос
ОЦЕНИТЕ ВЫБОРЫ В ГОСДУМУ В 2021 ГОДУ






Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"