все поля обязательны для заполнения!


 
Сальвадор становится на социалистические рельсы?
ВИКТОР ШАПИНОВ
журналист, член координационного совета Организации марксистов (Украина)

Известие о победе на президентских выборах в Сальвадоре кандидата Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти (ФНОФМ) Маурисио Фунеса не могла не порадовать любого, кто сочувствует прогрессивным переменам в Латинской Америке. И хотя Фунес не так радикален, как например, президент Венесуэлы Уго Чавес, а его программа ограничивается повышением уровня жизни простых сальвадорцев, «особенно самых бедных, маргинальных, отверженных», тем не менее, победа левого кандидата – важный знак для Центральноамериканского региона. Вслед за сандинистским лидером Даниэлем Ортегой, который победил в президентской гонке в Никарагуа – это второй случай, когда высший пост Центральноамериканской страны занимает представитель левых сил. Как и Ортега, Фунес – кандидат фронта, который долгое время с оружием в руках сражался за революцию и вынужден был перейти к легальным формам борьбы лишь в силу обстоятельств.

Гражданская война в стране сопровождалась неслыханным террором армии, полиции и формально негосударственных «эскадронов смерти». Сальвадорская армия отличилась массовыми бесчинствами и расправами с гражданским населением. Наибольшую известность получила расправа в деревне Эль-Мозота, где предполагали найти базу ФНОФМ, но ничего не удалось обнаружить, так что участники розысков подвергли обитателей расправам просто для снятия собственного напряжения и устрашения жителей соседних селений. В деревне было обнаружено почти 2000 трупов. «Визитной карточкой» сальвадорской армии стали также убийство монахов-иезуитов, около дома которых были замечены повстанцы, и убийство четырех американских монахинь, совершенное без видимого повода. Кстати, эти преступления показаны в замечательном фильме Оливера Стоуна «Сальвадор». К числу развлечений сальвадорских военных относились также пытки детей на глазах у родителей, вырезание у изнасилованных женщин половых органов, украшение ландшафта головами на кольях… Все это оправдывалось борьбой с «коммунистической угрозой» и «подрывными элементами».

Следует отметить, что истребление левых стало в Сальвадоре обычной практикой десятилетия назад. В 1932 году Коммунистическая партия Сальвадора под руководством Фарабундо Марти подняла вооруженное восстание против диктатуры генерала Мартинеса. Генерал пришел к власти в результате государственного переворота против законно избранного президента Артуро Араухо, пытавшегося расследовать финансовые махинации олигархии и американских кампаний. Мартинес имел репутацию кровавого маньяка, которую он и подтвердил в ходе подавления народного восстания. Диктатура казнила более 30 тысяч человек, участвовавших в восстании или заподозренных в симпатиям к коммунистам. Тысячи людей остались калеками, огромное количество детей осталось сиротами.

На некоторое время Сальвадор был «умиротворен» и кофейные монополии США в союзе с местной олигархией могли преспокойно вести бизнес, не опасаясь, что народ предъявит свое право на их сверхприбыли.

Новое обострение политической борьбы пришлось на 70-е. Часть местной буржуазии, недовольная «периферийным» положением своей страны, отсутствием промышленности и полной зависимостью от иностранного капитала требовала частичных реформ. В горах начали организовываться партизанские отряды революционного толка. После недолгих попыток достичь компромисса с либеральной оппозицией, олигархия решила воспользоваться привычным методом террора. В роли «кровавой собаки» выступил майор Роберто Д'Абюссон, выпускник «кузницы кадров» проамериканских военных режимов – Школы Америк. Майор энергично взялся за дело и уже весьма скоро по всей стране действовали «эскадроны смерти» - банды головорезов, оплачиваемые деньгами богатейших семей страны и всевозможных структур, занимающихся «поддержкой демократии» с штаб квартирами севернее Рио-Гранде. Соколы Д'Абюссона убивали не только коммунистов и повстанцев, но и левых католиков, демократов, да и всех тех, кто по их мнению был «субверсивным» («подрывным элементом»).

Формально власть в стране по прежнему принадлежала «умеренному» президенту Хосе Наполеону Дуарте, бывшему оппозиционеру, однако реальные рычаги влияния были в руках Д'Абюссона и стоящих за ним 14 олигархических семей, владевших большинством кофейных плантаций и банков. В действительности Дуарте были лишь демократическим фиговым листком, - выступая против «экстремизма слева и справа», он де-факто поддерживал прекрасно экипированные и финансируемые «эскадроны смерти» и карательные операции армии против слабовооруженных партизан-революционеров. «Либерал» Дуарте никак не мешал расширяющемуся «белому террору». 24 марта 1980 года по приказу Д'Абюссона во время мессы был убит популярный в народе архиепископ Оскар Ромеро-и-Гальдамес – святой отец тоже оказался зачислен в «красные».

Пионером вооруженной борьбы в Сальвадоре стал генеральный секретарь Компартии Сальвадора Сальвадор Каэтано Карпио. В 1970 году он, не найдя поддержки у большинства партийного руководства, которое возглавлявил Хорхе Шафик Андаль, создал новую партизанскую организацию Народные силы освобождения имени Фарабундо Марти в которую также влилось «профсоюзное крыло» Компартии. Карпио придерживался маоистской концепции «затяжной народной войны», считая курс просоветских коммунистов на мирное завоевание власти оппортунистическим и ревизионистским. Вскоре рядом с марксистско-ленинскими отрядами возникли повстанческие ячейки левых католиков и социал-демократов. Через некоторое время лидеры Компартии также поняли, что совершили ошибку, слепо следуя курсу на «мирный путь к социализму», диктуемому из Москвы - в 1979 году VII съезд КПС принял курс на вооруженную борьбу. К партизанской войне присоединились даже местные троцкисты, обычно третирующие повстанческие движения Третьего Мира как «мелкобуржуазные».

В январе 1980 года пять группировок вооружённой оппозиции создали координационный революционный комитет, а в октябре был сформирован Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ), руководство которого составили лидеры всех пяти группировок вооруженного подполья.

В том же году приятный парень Д'Абюссон создает партию АРЕНА (Alianza Republicana Nacionalista, Националистический Республиканский Альянс). Майор лично написал для своей партии гимн, в котором были следующие слова: «Сальвадор будет могилой красных». И, как мы могли убедиться, для Д'Абюссона это была не аллегория. Между прочим, партия АРЕНА находилась у власти в стране аж до самой победы Фунеса.

Тем временем партизаны начали добиваться успехов. Дважды – в 1981-м и в 1989-м годах они были близки к тому, чтобы взять столицу страны. Но, в начале 1990-х ситуация меняется не в пользу ФНОФМ. Советский Союз и социалистический лагерь прекращают свое существование, Куба оказывается в тяжелейшем положении, потеряв всех своих экономических партнеров. Фактически партизаны остаются без международной и финансовой поддержки. Гражданская война, которая унесла 80 тысяч жизней сальвадорцев, заканчивается подписанием мирного договора 16 января 1992 года в Мексике.

Согласно соглашению о мире, ФНОФМ был легализован, однако хозяином положения по-прежнему осталась всесильная олигархия. Аграрная реформа, которая была одним из условий прекращения боевых действий, так и не была доведена до конца, хотя ФНОФМ и удалось добиться сокращения армии, переподчинения ее гражданскому командованию и включения бывших партизан в состав сил полиции. Тем не менее, Сальвадор продолжил двигаться в общем русле неолиберальной политики, диктуемой странам Центральной Америки из Вашингтона.

В середине 90-х ФНОФМ смог преодолеть внутренний кризис, связанный с попытками навязать Фронту социал-демократическую программу. Правые вынуждены были уйти, а ФНОФМ сохранил свое «лицо». Лидер Фронта Хорхе Шафик Андаль отказался каяться в «коммунистических грехах» и даже в ходе выборов никогда не давал гарантий сохранения частной собственности и иностранных инвестиций. Тем не менее, из риторики Андаля постепенно исчезло слово «социализм», а сам он появлялся на публике с распятием. Андаль умер в 2006 году, на его похороны пришли десятки тысяч человек, а в стране был объявлен национальный траур.

На смену старому коммунисту и партизанскому лидеру Андалю пришел тележурналист Маурисио Фунес, прославившийся разоблачением коррупции и острыми социальными программами. Риторика Фунеса еще менее радикальна, чем была у его предшественника, а в предвыборной программе не содержится почти ничего собственно социалистического. Сам новый президент не участвовал в боевых действиях партизан, что также является символичным.

Однако, на примере президента Венесуэлы Уго Чавеса мы уже видели, как сама логика борьбы может сделать из антиимпериалиста и демократа социалиста и революционера. Весьма вероятно, что сам ход классовой борьбы в Сальвадоре, где на сегодняшний день более 35% населения живет за чертой бедности, а 45% не могут найти работу, приведет Фунеса к социалистической программе. Учитывая славные традиции Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти, это более чем вероятно.

17 Март 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
АНТИГЕРМАНСКАЯ ИГРА НА ГАЗОВОМ ПОЛЕ
РОССИЯ И США ОТВЕТСТВЕННЫ ЗА ВСЕОБЩУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ
КОГДА ПРЕРВЕТСЯ МОЛЧАНИЕ КРЕМЛЯ
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ

Новости
17.09.2019 Рабочие в США стали значительно реже вступать в профсоюзы — опрос
17.09.2019 В Израиле проходят повторные парламентские выборы
17.09.2019 Эрдоган предложил построить «город беженцев» на границе с Сирией
17.09.2019 Молдавия: социалисты и блок ACUM подписали новое соглашение
17.09.2019 Треть российских мужчин назвали оправданным поступок сестер Хачатурян
16.09.2019 Грузия не будет призывать Запад к ужесточению антироссийских санкций

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"