все поля обязательны для заполнения!


 
Сальвадор становится на социалистические рельсы?
ВИКТОР ШАПИНОВ
журналист, член координационного совета Организации марксистов (Украина)

Известие о победе на президентских выборах в Сальвадоре кандидата Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти (ФНОФМ) Маурисио Фунеса не могла не порадовать любого, кто сочувствует прогрессивным переменам в Латинской Америке. И хотя Фунес не так радикален, как например, президент Венесуэлы Уго Чавес, а его программа ограничивается повышением уровня жизни простых сальвадорцев, «особенно самых бедных, маргинальных, отверженных», тем не менее, победа левого кандидата – важный знак для Центральноамериканского региона. Вслед за сандинистским лидером Даниэлем Ортегой, который победил в президентской гонке в Никарагуа – это второй случай, когда высший пост Центральноамериканской страны занимает представитель левых сил. Как и Ортега, Фунес – кандидат фронта, который долгое время с оружием в руках сражался за революцию и вынужден был перейти к легальным формам борьбы лишь в силу обстоятельств.

Гражданская война в стране сопровождалась неслыханным террором армии, полиции и формально негосударственных «эскадронов смерти». Сальвадорская армия отличилась массовыми бесчинствами и расправами с гражданским населением. Наибольшую известность получила расправа в деревне Эль-Мозота, где предполагали найти базу ФНОФМ, но ничего не удалось обнаружить, так что участники розысков подвергли обитателей расправам просто для снятия собственного напряжения и устрашения жителей соседних селений. В деревне было обнаружено почти 2000 трупов. «Визитной карточкой» сальвадорской армии стали также убийство монахов-иезуитов, около дома которых были замечены повстанцы, и убийство четырех американских монахинь, совершенное без видимого повода. Кстати, эти преступления показаны в замечательном фильме Оливера Стоуна «Сальвадор». К числу развлечений сальвадорских военных относились также пытки детей на глазах у родителей, вырезание у изнасилованных женщин половых органов, украшение ландшафта головами на кольях… Все это оправдывалось борьбой с «коммунистической угрозой» и «подрывными элементами».

Следует отметить, что истребление левых стало в Сальвадоре обычной практикой десятилетия назад. В 1932 году Коммунистическая партия Сальвадора под руководством Фарабундо Марти подняла вооруженное восстание против диктатуры генерала Мартинеса. Генерал пришел к власти в результате государственного переворота против законно избранного президента Артуро Араухо, пытавшегося расследовать финансовые махинации олигархии и американских кампаний. Мартинес имел репутацию кровавого маньяка, которую он и подтвердил в ходе подавления народного восстания. Диктатура казнила более 30 тысяч человек, участвовавших в восстании или заподозренных в симпатиям к коммунистам. Тысячи людей остались калеками, огромное количество детей осталось сиротами.

На некоторое время Сальвадор был «умиротворен» и кофейные монополии США в союзе с местной олигархией могли преспокойно вести бизнес, не опасаясь, что народ предъявит свое право на их сверхприбыли.

Новое обострение политической борьбы пришлось на 70-е. Часть местной буржуазии, недовольная «периферийным» положением своей страны, отсутствием промышленности и полной зависимостью от иностранного капитала требовала частичных реформ. В горах начали организовываться партизанские отряды революционного толка. После недолгих попыток достичь компромисса с либеральной оппозицией, олигархия решила воспользоваться привычным методом террора. В роли «кровавой собаки» выступил майор Роберто Д'Абюссон, выпускник «кузницы кадров» проамериканских военных режимов – Школы Америк. Майор энергично взялся за дело и уже весьма скоро по всей стране действовали «эскадроны смерти» - банды головорезов, оплачиваемые деньгами богатейших семей страны и всевозможных структур, занимающихся «поддержкой демократии» с штаб квартирами севернее Рио-Гранде. Соколы Д'Абюссона убивали не только коммунистов и повстанцев, но и левых католиков, демократов, да и всех тех, кто по их мнению был «субверсивным» («подрывным элементом»).

Формально власть в стране по прежнему принадлежала «умеренному» президенту Хосе Наполеону Дуарте, бывшему оппозиционеру, однако реальные рычаги влияния были в руках Д'Абюссона и стоящих за ним 14 олигархических семей, владевших большинством кофейных плантаций и банков. В действительности Дуарте были лишь демократическим фиговым листком, - выступая против «экстремизма слева и справа», он де-факто поддерживал прекрасно экипированные и финансируемые «эскадроны смерти» и карательные операции армии против слабовооруженных партизан-революционеров. «Либерал» Дуарте никак не мешал расширяющемуся «белому террору». 24 марта 1980 года по приказу Д'Абюссона во время мессы был убит популярный в народе архиепископ Оскар Ромеро-и-Гальдамес – святой отец тоже оказался зачислен в «красные».

Пионером вооруженной борьбы в Сальвадоре стал генеральный секретарь Компартии Сальвадора Сальвадор Каэтано Карпио. В 1970 году он, не найдя поддержки у большинства партийного руководства, которое возглавлявил Хорхе Шафик Андаль, создал новую партизанскую организацию Народные силы освобождения имени Фарабундо Марти в которую также влилось «профсоюзное крыло» Компартии. Карпио придерживался маоистской концепции «затяжной народной войны», считая курс просоветских коммунистов на мирное завоевание власти оппортунистическим и ревизионистским. Вскоре рядом с марксистско-ленинскими отрядами возникли повстанческие ячейки левых католиков и социал-демократов. Через некоторое время лидеры Компартии также поняли, что совершили ошибку, слепо следуя курсу на «мирный путь к социализму», диктуемому из Москвы - в 1979 году VII съезд КПС принял курс на вооруженную борьбу. К партизанской войне присоединились даже местные троцкисты, обычно третирующие повстанческие движения Третьего Мира как «мелкобуржуазные».

В январе 1980 года пять группировок вооружённой оппозиции создали координационный революционный комитет, а в октябре был сформирован Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти (ФНОФМ), руководство которого составили лидеры всех пяти группировок вооруженного подполья.

В том же году приятный парень Д'Абюссон создает партию АРЕНА (Alianza Republicana Nacionalista, Националистический Республиканский Альянс). Майор лично написал для своей партии гимн, в котором были следующие слова: «Сальвадор будет могилой красных». И, как мы могли убедиться, для Д'Абюссона это была не аллегория. Между прочим, партия АРЕНА находилась у власти в стране аж до самой победы Фунеса.

Тем временем партизаны начали добиваться успехов. Дважды – в 1981-м и в 1989-м годах они были близки к тому, чтобы взять столицу страны. Но, в начале 1990-х ситуация меняется не в пользу ФНОФМ. Советский Союз и социалистический лагерь прекращают свое существование, Куба оказывается в тяжелейшем положении, потеряв всех своих экономических партнеров. Фактически партизаны остаются без международной и финансовой поддержки. Гражданская война, которая унесла 80 тысяч жизней сальвадорцев, заканчивается подписанием мирного договора 16 января 1992 года в Мексике.

Согласно соглашению о мире, ФНОФМ был легализован, однако хозяином положения по-прежнему осталась всесильная олигархия. Аграрная реформа, которая была одним из условий прекращения боевых действий, так и не была доведена до конца, хотя ФНОФМ и удалось добиться сокращения армии, переподчинения ее гражданскому командованию и включения бывших партизан в состав сил полиции. Тем не менее, Сальвадор продолжил двигаться в общем русле неолиберальной политики, диктуемой странам Центральной Америки из Вашингтона.

В середине 90-х ФНОФМ смог преодолеть внутренний кризис, связанный с попытками навязать Фронту социал-демократическую программу. Правые вынуждены были уйти, а ФНОФМ сохранил свое «лицо». Лидер Фронта Хорхе Шафик Андаль отказался каяться в «коммунистических грехах» и даже в ходе выборов никогда не давал гарантий сохранения частной собственности и иностранных инвестиций. Тем не менее, из риторики Андаля постепенно исчезло слово «социализм», а сам он появлялся на публике с распятием. Андаль умер в 2006 году, на его похороны пришли десятки тысяч человек, а в стране был объявлен национальный траур.

На смену старому коммунисту и партизанскому лидеру Андалю пришел тележурналист Маурисио Фунес, прославившийся разоблачением коррупции и острыми социальными программами. Риторика Фунеса еще менее радикальна, чем была у его предшественника, а в предвыборной программе не содержится почти ничего собственно социалистического. Сам новый президент не участвовал в боевых действиях партизан, что также является символичным.

Однако, на примере президента Венесуэлы Уго Чавеса мы уже видели, как сама логика борьбы может сделать из антиимпериалиста и демократа социалиста и революционера. Весьма вероятно, что сам ход классовой борьбы в Сальвадоре, где на сегодняшний день более 35% населения живет за чертой бедности, а 45% не могут найти работу, приведет Фунеса к социалистической программе. Учитывая славные традиции Фронта национального освобождения им. Фарабундо Марти, это более чем вероятно.
 

17 Март 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"
17.06.2019 Миллионные протесты прошли в Гонконге
17.06.2019 Профсоюзы Архангельска выступили против ввоза мусора из других регионов
17.06.2019 Парламент Албании признал неконституционной отмену выборов президентом
15.06.2019 Женщины Швейцарии устроили массовый протест против неравенства

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"