http://www.socialistinfo.ru/apriori/1717.html

СОЛДАТ СВОБОДЫ
БОРИС РОМАНОВ
политический аналитик, историк

Поздней весной 1937 года, на безлюдной дороге в тихом деревенском курортном местечке на юге Франции, были зверски убиты два брата, итальянцы Нелло и Карло Росселли. Вскоре выяснилось, что убийцы были французскими «кагулярами», членами подпольной крайне правой организации «Секретный комитет революционного действия», отличительной чертой которой были накидки с капюшонами. Однако следы этого преступления вели в Рим. Карло Росселли был одним из ведущих деятелей итальянского антифашистского сопротивления. Его брат Нелло  - историк итальянского Рисорджименто (борьбы за освобождение и объединение Италии в ХIХ веке).

 

 Карло Россели родился в 1899 году в Риме в семье музыковеда Джузеппе Росселли и известной писательницы Амелии Пинкерли. Семья принадлежала к высшим слоям итальянской буржуазии. В 1920-х годах, отказавшись от многообещающей карьеры профессора политической экономии, Росселли целиком посвящает себя борьбе с диктатурой Муссолини. Росселли участвовал в деятельности организации «Свободная Италия», издании антифашистской газеты «Нон Молларе!» (Не сдаваться), подготовке побегов и эмиграции политических заключенных, в том числе одного из основателей Социалистической партии Филиппо Турати.
 За оппозиционную деятельность был арестован и приговорен судом к тюремному заключению и пятилетней ссылке на остров Липари. В 1929 году вместе со своими соратниками он совершает дерзкий побег. В Париже создает организацию под названием «Справедливость и свобода», объединившую независимых республиканцев, социалистов и демократов.
Карло Росселли был одним из первых, кто сразу после прихода Гитлера к власти в Германии в 1933 году оценил всю опасность, нависшую над человечеством. Он призвал ведущие державы к немедленной превентивной войне против гитлеровского режима и критиковал западные демократии за соглашательство с нацистской Германией.
 С началом гражданской войны в Испании в 1936 году, развязанной генералом Франко при поддержке нацистской Германии и фашистской Италии, Росселли в числе первых прибыл в Барселону для защиты Республики. Он принимал участие в боевых действиях и лично командовал добровольческой итальянской колонной состоящей из членов «Справедливости и Свободы», социалистов и анархистов. С начала 30-х годов режим Муссолини рассматривал Росселли как наиболее серьезного врага, а «Справедливость и свободу» как «самое опасное из конспиративных движений». Вероятно, пропагандистские радиопередачи, которые вел Росселли из Барселоны на Италию, решили его судьбу.

 

В ссылке на острове Липари Россели пишет свою знаменитую еретическую книгу «Либеральный социализм», которая подверглась резкой критике не только со стороны коммунистов, но и авторитетных социалистов. Хотя Росселли находился под влиянием идей социал-демократии, его концепция либерального социализма не была очередной попыткой ревизионизма в духе Бернштейна. Росселли считал, что ревизионистам недостает теоретической смелости, и критиковал социал-демократов за их желание отречься от либеральных идеалов. Подобно знаменитым «Тюремным тетрадям» основателя Итальянской коммунистической партии Антонио Грамши «Либеральный социализм» можно рассматривать, как самокритический анализ поражения демократии и социализма перед лицом победившего в Италии фашизма.
 Актуальность «Либерального социализма» состояла в том, что Росселли подчеркивал значение принципов демократии и свободы для социалистического движения и критиковал марксистов за недооценку политического либерализма. Как писал Росселли, «преследования социалистов в России показали существенную ценность свободы и демократических институтов».

 

 Росселли признавал непопулярность либерализма, который «был до такой степени буржуазной вотчиной, что сегодняшний социалист с большим трудом применяет его», поэтому Росселли стремился к созданию идеологии нового социализма. По его мнению, идея социализма должна опираться в первую очередь на нравственные и гуманистические идеалы. «Новая вера – писал Росселли – питается происходящей борьбой и подъемом пролетариата на более высокую ступень, усилием всего общества преодолеть узкие и несправедливые границы буржуазного общества, постоянной жаждой справедливости и стремлением к свободе». Росселли выступил против придания рабочему классу несвойственных ему мессианских черт и понимания природы человека исключительно как продукта социальной среды.

 Наряду с защитой принципов демократии, Росселли обращал внимание социалистов на опасное игнорирование национальных традиций и патриотических чувств народа. Анализируя причины успеха фашистской диктатуры в Италии, Росселли отмечал, что «если социалисты будут упорствовать в своем пренебрежении к самым высоким ценностям национальной жизни, они лишь облегчат действия других течений, которые на основе эксплуатации национального мифа сколачивают свое состояние». Росселли решительно возражал против идеологической узости, призывая наряду с традиционным марксистским пониманием социализма, признать этические, христианские, либеральные, анархо-синдикалистские направления социалистической мысли. В качестве наиболее позитивного примера он рассматривал деятельность английских лейбористов, опиравшихся на профсоюзы. Сам Росселли придерживался в духе традиций итальянского либерализма последовательно антиклерикальных взглядов.
 В работе Росселли содержится убедительная критика вульгарной или догматической интерпретации марксизма. Росселли писал: «Социалисты слишком уж смело переносят в культурную и духовную области политическую терминологию и разделение на классы». При этом Росселли подчеркивал универсальное внеклассовое значение культуры, которая не может быть пролетарской или буржуазной.
 В то же время, в полемическом задоре, призывая преодолеть марксизм как доктрину, абсолютизирующую роль экономического фактора в развитии человеческого общества, Росселли фактически «выплескивал с водой и ребенка», возвращаясь в ряде принципиальных положений к домарксистским представлениям о социализме.
Росселли также ассоциируется с поворотом к «рыночному социализму». Эта концепция стала ответом на утверждение, что рациональная экономика и свобода несовместимы с социализмом. В рыночном социализме отвергается не рынок как таковой, а капиталистический рынок; как альтернатива предлагается система, в которой рынок сочетается с общественным владением капиталом и производством с целью достижения большей экономической эффективности, индивидуальной свободы и социальной справедливости.
 В 1934 году Росселли неожиданно попытался заключить союз с Львом Троцким, что стало наряду с книгой «Либеральный социализм», еще одним поводом для конфликта между «Справедливостью и свободой» и итальянскими коммунистами. Хотя Росселли в «Либеральном социализме» очень жестко иронизировал над взглядами Троцкого, который «после стольких лет высмеивания буржуазных свобод и демократических методов» сам стал жертвой «горстки бюрократов», тем не менее, он выступил инициатором переговоров с опальным большевиком. В своем письме к Троцкому Росселли обращал внимание на то, что в «Италии имеются многочисленные троцкистские элементы, с которыми мы можем завязать контакты». Встреча двух выдающихся и столь непохожих революционеров состоялась в мае 1934 года. Однако Троцкий, занимавший сектантскую позицию, уклонился от предложения о сотрудничестве с журналом, который издавал Росселли. Впоследствии размышляя об этой встрече, Росселли назвал Троцкого «пленником своего прошлого и исторической полемики со Сталиным, живым воплощением революции, которая, как известно, безжалостно пожирает своих детей».
 В условиях вынужденной эмиграции Карло Росселли выступал за объединение усилий всех итальянских антифашистских сил: революционеров и реформистов, католиков и либералов, республиканцев и анархистов. Несмотря на принципиальные идеологические разногласия с коммунистами в 1936 – 37 годах Росселли был готов скорее сотрудничать с динамичной ИКП, чем с умирающей, как он считал, соцпартией.
 Россели очень высоко ценил взгляды основателя итальянской компартии Антонио Грамши. Когда в апреле 1937 года пришло известие о смерти Грамши после одиннадцати лет проведенных в фашистских тюрьмах Росселли в своей газете «Джустиция э Либерта» написал, что «человечество потеряло гения, а итальянская революция лишилась руководителя». По свидетельству Марселя Кашена, редактора газеты французских коммунистов «Юманите», Росселли обладал «превосходным знанием социальной философии Грамши». Еще в 1923 году Росселли опубликовал статью «Интеллектуальный кризис Социалистической партии», которая перекликалась с критическими выступлениями Грамши против социал-реформизма. Грамши считал, что у социалистов сложилось вульгарное прочтение марксизма, который стал восприниматься как метафизическая теория, а не революционная доктрина. Идеологи реформистского крыла Соцпартии долгое время рассматривали марксизм в духе теорий Дарвина и Спенсера, ожидая неизбежного прихода социализма в результате «естественной эволюции». Эта критика Грамши в значительной мере совпадает с позицией изложенной впоследствии в «Либеральном социализме», хотя Росселли делал из нее несколько иные выводы.

 Взгляды Грамши и Росселли совпадали и по вопросу необходимости объединения всех антифашистских сил, включая прогрессивные демократические слои буржуазии. Анализируя политическую ситуацию в Италии и в Европе в конце 20-х годов, Грамши задолго до исторических решений VII конгресса Коммунистического интернационала в 1935 году выдвигает идею создания единого антифашистского фронта. Именно после поворота Коминтерна от осуждения социал-демократии к политике широкого народного фронта, Росселли заметил, что итальянские коммунисты заговорили о демократическом возрождении и открыли для себя национальные традиции. В 1930 году в эмиграции произошло воссоздание единой Итальянской социалистической партии. С 1934 года ИКП восстановила отношения с социалистами, заключив пакт о единстве действий.

 Опыт участия в Гражданской войне в Испании подтолкнул Росселли к переходу на более левые позиции. Он попытался превратить «Справедливость и свободу» в центр объединения всех пролетарских политических течений. Карло Росселли призвал своих соратников определиться как революционных социалистов и одновременно либеральных коммунистов. В 1937 году в созданный широкий Антифашистский альянс вошли социалисты, коммунисты, республиканцы и «Справедливость и свобода».

 

 Карло Росселли пользовался всеобщим признанием среди итальянских антифашистов. После его гибели даже самые суровые критики поспешили признать в нем одного из лучших борцов. Лидер ИКП Пальмиро Тольятти, некогда язвительно нападавший на «Либеральный социализм», написал, что Росселли представлял собой «пример гражданского мужества и преданности делу свободы», а «наши расхождения были допустимы в рамках демократического социализма». В годы войны и вооруженного сопротивления преемником «Справедливости и Свободы» стала «Партия действия», а сформированные этой партией партизанские отряды по численности уступали только коммунистам. Среди них была бригада, названная «Росселли».
 В 70-е годы ХХ века доктрину либерального социализма провозгласила Итальянская социалистическая партия, а ее лидер Беттино Кракси был убежденным последователем идей Карло Росселли.
 В послевоенной Италии компартия на практике доказала свою приверженность демократическим методам политической борьбы. Ирония истории, которую так любил Росселли, состояла в том, что уже в наше время ИКП, преобразованная в Демократическую партию левых сил, объявила себя наследницей идеалов «Справедливости и свободы».
 Сегодня, когда в ряде стран Европы "коричневые" мракобесы пытаются прикрыться святым именем свободы, цинично присваивая себе это название, заветы Карло Росселли представляются особенно актуальными.

 

11 Январь 2018



2008-2009 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"