все поля обязательны для заполнения!


 
Ограбление социальной сферы
ВИЛЬЯМ ГРЕЙДЕР
журналист (США)

Правящие элиты в Вашингтоне совместно с Уолл-стрит придумали демонически хитрую «большую сделку»: они хотят, чтобы президент Обама принял их сторону во имя «ответственного бюджета». Правительство, как они утверждают, потратив миллиарды на спасение банков, может восстановить их стоимость за счет средств социальной сферы. Они также претендует на ресурсы, выделяемые на поддержку доступных медицинских услуг (в рамках программ Medicare and Medicaid). Призывы зазывал полностью противоречат интересам миллионов трудящихся, у которых есть все основания опасаться за свою экономическую безопасность и нормальное пенсионное обеспечение. Но впечатляющая своими размерами армия сторонников подобной идеи уже заняла боевые позиции. В ее рядах объединились ведущие экспертные структуры Вашингтона, влиятельные медиа, различные центры и фонды, поддержка которых уменьшает налогооблагаемую базу, опытные пропагандисты, маскирующиеся под ученых-экономистов, и увлеченно занимающиеся самооправданием миллиардеры, которые не жалеют расходов на то, чтобы спасти нашу страну от стариков.

Все они предлагают ловкий способ изъять средства, направляемые на содержание социальной системы. Причем сделать это планируется за закрытыми дверьми, чтобы общество не смогло понять, что происходит, или догадаться, кто из политических деятелей несет за это ответственность. На поддержку финансовой системы предполагается использовать триллионы, которые трудящиеся направили в виде социальных платежей на свои будущие пенсионные выплаты. Это мошенничество преподносится как «финансовая реформа». В действительности, это политический эквивалент самого обычного злоупотребления доверием.

Защита системы социальных гарантий представляется новым повторением пройденного. Общество уже один раз одержало победу в подобном споре, когда пресекло попытку Джорджа Буша приватизировать социальную систему в 2005 году. Но финансовая верхушка вновь стремится навязать дискуссию на эту тему, заявляя, что нынешний кризис вынуждает «ответственных» лидеров к ответственным действиям. Проглотит ли Обама наживку? Конечно же, нет. Новый президент в ходе своей избирательной кампании ясно и последовательно выступал за укрепление социальной системы. Подобным образом он высказывался и после своего избрания. По его словам, финансирование социальных программ прочно обеспечено на долгие годы вперед, и в будущем могут потребоваться лишь небольшая корректировка.

Однако Обама одновременно флиртует и с представителями консервативного лагеря, требующими «реформы государственных обязательств» (этот эвфемизм они используют, когда говорят об отмене социальных гарантий). Президенту необходима поддержка корпоративной верхушки по многим важным вопросам, и он недавно пообещал провести совместное совещание представителей общественности и высшего государственного руководства, посвященного «ответственной бюджетной политике», на котором будут рассмотрены долгосрочные последствия отмены государственных обязательств. На этом форуме может быть разработана ловушка в виде «двустороннего компромисса», который Обама, скорее всего, вынужден будет принять, учитывая стремительно растущий бюджетный дефицит. Если он будет сопротивляться, его провозгласят старомодным либералом, разбрасывающимся деньгами. Сторонники компромисса призывают обе стороны обменяться рукопожатиями и приступить к совместной работе по корректировке бюджета, замаскировав реальное сокращение социальных расходов, чтобы избежать общественного возмущения. В своей новой книге «Вернись домой, Америка», я уже высказал свое мнение относительно подобных сделок: «Когда официальная Америка говорит о «двустороннем компромиссе», это означает, что общество собираются обокрасть».

Борьба за сохранение системы социальных гарантий может стать проверочным тестом «для новой политики» эпохи Обамы. Выступит ли американская общественность в защиту собственных интересов, заставит ли прислушаться к своим требованиям? Удастся ли, не ослабляя позиции Обамы, защитить его курс от давления политических сил, связанных с Уолл-стрит? Исход схватки зависит от того, будет ли в ближайшее время повсеместно подхвачен лозунг: «Руки прочь от социальных расходов!». Важно, чтобы это произошло до того, как будет принято соответствующее решение. Общественное негодование может напугать тех, кто имеет отношение к выработке финансового курса, и даст понять членам Конгресса: голосование в поддержку сокращения социальных расходов станет концом карьеры. Организация массовых протестных акций и агитация в их поддержку помогли сорвать попытку Буша приватизировать социальную систему. Представьте, что ему бы это удалось. В этом случае все пенсионные сбережения безвозвратно исчезли бы вслед за коллапсом фондового рынка.

Чтобы понять механику этого мошеннического плана, следует вернуться на двадцать пять лет назад, во времена Рональда Рейгана, когда началось наступление на социальные расходы. Законодательная победа консерваторов, одержанная ими в 1981 году, привела к значительному снижению налогов для корпораций и наиболее обеспеченных социальных групп. Тем самым было положено начало все большему раздуванию бюджетного дефицита. Однако экономические последствия подобных мер удалось сгладить благодаря резкому повышению налогового бремени для трудящихся, которое осуществил Конгресс в 1983 году. Налог на заработную плату, который идет на поддержку системы социальных гарантий, был существенно повышен, чтобы обеспечить необходимые финансовые резервы к тому времени, когда на пенсию выйдет поколение «бэйби бума». Тщательно отобранная комиссия под председательством Алана Гринспена выработало условия, которые были приняты всеми сторонами. Вследствие этого не было никакого межпартийного противостояния, пресса изображала увеличение налога как образец безупречной правительственной реформы.

С тех пор трудящиеся американцы платили более высокий налог на свою заработную плату (12,4%), который был распределен между работодателем и наемным работников. В результате в системе социального страхования образовался большой избыток средств, - сегодня он составляет около двух с половиной триллионов долларов и при этом продолжает увеличиваться. Эти накопления и хочет присвоить правящая группировка, заявляя, что правительству больше не по карману выполнять обещание, данное трудящимся двадцать пять лет назад.

Вообще-то, правительство уже растратило эти деньги. Каждый год Министерство финансов брало в долг избыточные поступления, собранные системой социального страхования, и тратило их по собственному усмотрению на цели, указанные президентом и Конгрессом, в то числе и на дальнейшее снижение налогов для богатых. Таким образом, за счет средств системы социального страхования удавалось уменьшить бюджетный дефицит приблизительно на двести миллиардов долларов в год. Каждый раз, когда правительство залезало в фонды социального страхования, оно выпускало обязательства, предусматривающие возвращение всех средств с процентами, как только они будут нужны для выполнения социальных обязательств.

Час расплаты приближается. Дядя Сэм должен эти деньги пенсионерам, вносившим взносы в систему социального страхования, и должен отдать долг или смириться с образом несостоятельного должника, растратившего чужие деньги. Этим и ограничивается весь тот «кризис», с которым сталкивается сегодня система социального страхования. К этому и сводятся действительные причины, на основании которых призывают сократить социальные расходы. Система социального страхования вовсе не находится на грани банкротства, не существует даже его отдаленной угрозы. Без всяких изменений и улучшений она может выполнять свои обязательства в течение сорока лет (или около того) согласно данным комиссии по бюджету Конгресса. Даже по сообщениям откровенных приверженцев консервативных взглядов в работе системы социального страхования не будет никаких проблем вплоть до 2041 года (этот доклад был подписан Генри Полсоном, тем самым, который за счет государственных средств спас от разорения банки). На протяжении следующего десятилетия, однако, для осуществления пенсионных выплат придется прибегнуть к накопленным резервами, поскольку все больше «бэби-бумеров» будет уходить на пенсию.

Но если правительство успеет прежде снизить социальные обязательства, оно сможет на долгий срок перенести использование накопленных резервов. Возможно, даже сохранит их навсегда. В противном случае правительству придется искать деньги, продавая государственные облигации, или повысить выплаты в систему социального страхования для граждан с доходом, превышающим 107 тысяч долларов. Обама высказывается в поддержку последнего предложения.

Следите за мячом: Вашингтон снижает налоги для богатых, затем покрывает потери за счет повышения налогов для трудящихся и объясняет ребятам, что это такой способ сберечь деньги для их же будущей пенсии. Вместо этого Вашингтон тратит деньги на другие нужды, поэтому, когда рабочим становятся нужны их же сбережения, чтобы уйти на пенсию, им говорят: «Извините, это нам не по карману».

Финансовые аналитики, специализирующиеся на проблемах бюджета, пытаются отмести в сторону эти факты, заявляя, что правительство просто-напросто «берет в долг у самого себя», когда использует средства системы социального страхования. Это утверждение полностью лживо. Правительству не принадлежат эти деньги. Оно, по сути, действует как доверенное лицо, управляющая накоплениями по поручению их владельцев, - тех, кто платил социальный налог. Поэтому то, что правительство собирается проделать называется злоупотребление доверием.

Петер Петерсон, финансист-республиканец, сделавший состояние на корпоративных слияниях и поглощениях, стал покровителем и вдохновителем крестового похода во имя «ответственного бюджета». На протяжении десятилетий он ведет борьбу против угрозы, которую пожилые люди представляют для Республики. Будучи пенсионером в возрасте 82 лет, Петерсон объявил, что потратит почти треть своего богатства, составляющего 2,8 миллиарда долларов (он занимает 147 место в списке четырехсот самых богатых американцев, который составляется Форбс), чтобы предупредить общество об этой опасности. То, что пожилые люди уже оплатили собственную пенсию, его совершенно не волнует. Наиболее влиятельные медиа относятся к нему с восхищением. Большинство журналистов слишком ленивы (или тупы), чтобы самим проверять факты, поэтому они просто повторяют то, что им говорит Петерсон о системе социального страхования.

Это пугающий сигнал. Петерсон говорит о «дыре в 53 триллиона долларов», которая формируется за счет диспропорций в американском бюджете. Однако это заявление основано на многочисленных подтасовках. Его наиболее известное открытие связано с грубым искажением фактом. Оно основывается на объединении в единое целое системы социального страхования, которая полностью обеспечивает себя самостоятельно, и программ по поддержке нуждающихся, таких как Medicare and Medicaid. Эти программы действительно сталкиваются с угрозой финансового кризиса, но вовсе не потому, что старые и бедные из корыстных побуждений обирают социальную систему, но из-за того, что компании, занятые производством лекарств и медицинского оборудования, оказанием медицинских услуг ради увеличения прибыли все выше поднимают цены. Реформа здравоохранения только в том случае поможет разрешить проблему финансирования, если будет установлен контроль над ценовой политикой фармацевтических корпораций, страховых компаний и прочих крупных игроков на этом рынке.

Петерсон финансирует массированную медийную атаку. Его тенденциозный документальный фильм, «Я должен США», который идет одновременно в четырехстах кинотеатрах, с подобающей серьезностью транслировался по CNN. В прошлом сентябре Петерсон выкупил две полосы в «Нью-Йорк Таймс», чтобы побудить следующего президента создать «двухпартийную комиссию по ответственной бюджетной политике» сразу же после вступления в должность (Петерсон был за Маккейна). Эта группа так называемых экспертов должна была получить полномочия, позволяющие разрабатывать реформы, которые осуществлялись бы Конгрессом. Но Петерсон не хочет, чтобы в Конгрессе происходило широкое, разностороннее обсуждение частных вопросов. Пакет законодательных актов, связанных с реформой, он предлагает принять единым голосованием. Эта одна из уловок, призванных дать политикам прикрытие и защитить их от избирателей. Подобные предложения полностью противоречат демократическим принципам. Но именно в этом и состоит основанная мысль – спасти правительство от возмущения граждан.

Предложение Петерсона привело бы к разрушению важнейших составляющих системы социальных гарантий, которые были установлены Новым курсом и не были отменены подобно праву на велфер (социальное пособие для неимущих, не обеспеченных социальным страхованием – ред.), которое ликвидировал Билл Клинтон. Петерсон приобрел влиятельных союзников, готовых поддержать столь радикальный шаг. В их число входят коалиция из шести крупных экспертных структур и четырех фондов.

Их доклад «Возвращение нашего бюджетного будущего», выпущенный совместно Институтом Брукингса (некоммерческая исследовательская организация, занимающаяся изучением различных аспектов экономики, анализом внешней и внутренней политики, основанная в 1922 году – ред.) и Фондом Наследия (неправительственная консервативная организация, занимающаяся исследованием политических проблем, основанная в 1974 году – ред.) рекомендует Конгрессу установить долгосрочные бюджетные ограничения на социальные расходы и затраты на социальные обязательства. В результате появится возможность в случае необходимости снизить пенсионные выплаты, оставшись в заранее установленных рамках. Вновь предлагается антидемократический механизм принятия решений – формирование специальной комиссии, состоящей из технократов, контроль над которой сводится к присмотру со стороны Конгресса. И в данном случае политиков пытаются прикрыть от ответной реакции со стороны общества.

Авторы этого плана – шестнадцать экономистов из Института Брукингса и Фонда Наследие, к которым присоединились представители Американского института предпринимательства (неправительственная научно-исследовательская организация, занимающаяся изучением социальной политики, основанная в 1943 году – ред.), коалиции «Конкорд», фонда Новая Америка, Института прогрессивной политики и Института городского развития (научно-исследовательская организация, консультирующая органы власти, основанная в 1968 году – ред.). Они заявляют: «В нашей группе представлен весь идеологический спектр». Это очевидная ложь. Все перечисленные организации дружелюбно настроены по отношению к корпорациям и зависят от крупных денежных перечислений. Либеральным и социально ориентированным экспертным структурам не стоило даже пытаться войти в состав исследовательской группы, хотя она и включала таких экономистов как Роберт Рейшауэр, Эллис Ривлин и Изабель Сохилл, которые раньше придерживались либеральных взглядов.

Самое гадкое ухищрение в их кампании – это попытка спровоцировать конфликт между поколениями. «Автоматические финансирование системы социального страхования и социальных программ Medicare and Medicaid препятствует ясному определению иных приоритетов и угрожает сокращением расходов на нужды молодых людей», - объявляют эти экономисты. Детей, как они предполагают, оставят без средств их собственные дедушки. Такого рода аргументация позволила привлечь финансовую поддержку от некоторых крупных фондов, придерживающихся обычно либеральных взглядов. Петерсон и его сотоварищи даже помогли созданию групп «обеспокоенной молодежи».

Конечно, большинство молодых людей не купились на эту приманку, когда Джордж Буш пытался использовать ее, чтобы добиться приватизации системы социального страхования. Есть все основания предполагать, что подавляющее большинство подростков признают за своими бабушками право на достойную пенсию. Однако дело не только в этом. Удар по системе социальных выплат, не говоря уже о программах социальной помощи, напрямую заденет детей из бедных семей. Экономист Дин Бейкер указывает, что большая часть бедных семей с детьми зависят от чеков системы социального страхования, а не от социальных пособий. Если у бабушки уменьшится пенсия, то уровень жизни снизится у всех, кто живет вместе с ней.

Наступление на социальные права представляется возмутительным. Оно, казалось бы, обречено на поражение. Однако консерваторы и их союзники могут заманить Обаму в хитроумную ловушку. Пропагандистский туман, который они напускают, может помочь им подорвать позиции президента и возложить на него ответственность за бюджетные трудности, вызванные нынешним финансовым коллапсом. Его будут призывать «совершить хороший поступок» во имя страны и сделать тяжелый выбор, невзирая на незначительные политические потери (такого рода слова и выражения он сам использовал). Судьба Обамы, по-видимому, зависит от того, удастся ли в короткий срок проинформировать общество об истинном положении дел, выработав у него иммунитет против искусной лжи.

Подлинный кризис, в любом случае, связан не с системой социального страхования, а с крахом частных пенсионных фондов. В своем большинстве американцы это хорошо понимают, поскольку пострадали их личные пенсионные счета, или их компании похоронили пенсионные планы, или стремительно падающий фондовый рынок поглотил их сбережения. Обама мог бы заручиться поддержкой общества, если бы он открыто рассказал о положении дел и предложил бы действенное долгосрочное решение. Ему следовало бы расширить перечень социальных гарантий, которые сегодня нужны многим семьям, чтобы пережить эти неблагоприятные времена. Вместо того чтобы отказываться от ранее данных обещаний, Президенту стоило бы подумать о новых. Реформа здравоохранения, очевидно, является важной целью. Но нельзя недооценивать важность гарантированных пенсионных выплат.

Решить эту проблему возможно. Для этого нужно создать национальную пенсионную систему, которая укрепила бы систему социального страхования, став ее краеугольным камнем. Улучшение системы социальных выплат может быть только первым шагом, с помощью которого нельзя возместить все потери, которые понесли семьи, принадлежащие к среднему классу.

Новая всеобщая пенсионная система в значительной степени должна основыватся на самофинансировании, т.е. на обязательных сбережениях граждан. При этом система действовала бы как контролируемая правительством некоммерческая структура, что прекратило бы манипуляции со стороны управляющих корпорациями или воротил Уолл-стрит. Национальная пенсионная система позволила бы соединить лучшие черты заранее установленных выплат и индивидуальных накопительных счетов, учитывающих перемену места работы.

В подобном подходе нет ничего радикального. Он основывается на методах, которые использует правительство для составления тщательно продуманных пенсионных планов государственных служащих и членов Конгресса. Главное отличие от нынешней ситуации состояло бы в том, что новая пенсионная системы была бы бесприбыльной. Поэтому никто не мог бы использовать деньги, предназначенные для пенсионных выплат, для рискованных финансовых игр. У людей появилась бы возможность в любое время проверить, в каком состоянии находятся их пенсионные сбережения.

Вашингтон мог бы установить единые правила и пресекать случаи безответственного поведения, но операции, связанные с пенсионными накоплениями могли бы проводиться большим числом частных организаций или же находиться в ведении отраслевых профсоюзов. Другие государства, подобно Австралии, доказали, что пенсионная система может быть одновременно и демократической, и надежной. Экономист Тереза Гилардуччи
разработала многообещающий и внушающий доверие план, который она приводит в своей книге «Когда мне будет 64: заговор против пенсий и план их спасения». Если средний рабочий будет переводить 5% своего заработка в пенсионный фонд, которому правительство гарантирует возврат сделанных инвестиций, он сможет рассчитывать на пенсию, которая вместе с выплатами системы социального страхования составит 70% его заработной платы. Лицам с низкими заработками государство могло бы предоставить субсидию, чтобы они также могли рассчитывать на приемлемые выплаты. Частные пенсионные планы, предполагающие взносы, составляющие большую долю заработной платы, и предлагающие большие пенсионные выплаты могли бы сохраниться при условии соответствия федеральным стандартам. Большое преимущество этого подхода состоит в том, что никого не оставляют на произвол судьбы, не ставят в зависимость от щедрости благотворительных организаций, хищнических инстинктов финансовых структур или волшебной руки свободного рынка.

Еще одно преимущество в том, что национальная пенсионная система поможет компенсировать одну из главных слабостей национальной экономики – отсутствие внутренних сбережений. По мере того, как экономика будет выбираться из ямы, восстановление сбережений, утраченных из-за краха рынка недвижимости, станет критически важным для окончательно выздоровления. Появится возможность уменьшить нашу опасную зависимость от иностранного капитала. Очевидно, что систему, предполагающую введение нового налога на заработную плату, нельзя утвердить в период экономического спада, но к ее формированию можно приступить прямо сейчас, обеспечивая ее поэтапное введение по мере того, как это позволят экономические условия. Нужно прекратить заниматься переосмыслением прошлого и разрушением его достижений. Нам нужна пенсионная реформа, обращенная в будущее, создающая условия для повышения качества жизни. Никто не получит бесплатный обед, и каждому придется нести личную ответственность. Но в то же время никто не будет выброшен за борт, как это предлагает проделать правящая элита.

Данная статья была первоначально напечатана в журнале “The Nation”
Перевод Дмитрия Галкина

28 Февраль 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
15.06.2019 Гонконг приостановит рассмотрение поправок к закону об экстрадиции
15.06.2019 Члены Демократической партии Молдавии покидают страну
15.06.2019 Шредер назвал законным присоединение Крыма к России
15.06.2019 Женщины Швейцарии устроили массовый протест против неравенства
14.06.2019 «Левада-центр»: россияне считают враждебными США, Украину и Великобританию

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"