все поля обязательны для заполнения!


 
В формате свободы
Свобода слова становится основным требованием политического момента
ЕКАТЕРИНА САЛЬНИКОВА
кандидат искусствоведения

Количество каналов и разнообразие форматов растет и зашкаливает. Как будто специально для того, чтобы никто не вспоминал о политическом телевещании. Многие уже и не вспоминают, а только смутно ощущают, что чего-то на нынешнем телевидении не хватает.
Особенно эта недостача ощущается в дни праздников, претендующих на гражданский смысл. Вот и до очередного 23 февраля добрались. А чем его телевидение отмечать-то будет?
Поговорили бы, что ли, об актуальном - какое отечество у нас сегодня, как его защищают сейчас, каково тем, кто защищает и не надо ли защищать их от чего-либо и от кого-либо... И каковы варианты защиты на будущее?.. Развернуто бы так сели на каком-нибудь канале и поговорили бы. Вместо того, чтобы бесконечных «Солдат» с «Кремлевскими курсантами» и «Кадетами» показывать, превращая очень больную и далеко не решенную армейскую проблему в смесь ситкома с мелодрамой.
Я не прошу, чтобы штатским зрителям военные тайны выдавали. Но неужто все только тайна?
Ну, а почему военные тайны надо прикрывать телеконцертом отменно ужасающего качества, которое видно уже по развернутым анонсам на канале «Россия»?
А что, кроме концерта?

Ну, запустят классическую обойму советских картин, более или менее подходящих к теме. Ну, добавят классическую обойму современных криминальных и исторических экшенов вроде «1612». И не смутит никого, что по своим эстетическим и содержательным параметрам этот фильм таков, что его наличие в истории нашего киноискусства является позором.
Главными достижениями праздничного эфира, похоже, станут флибустьерское фэнтэзи «Пираты карибского моря» и церемония вручения «Оскара» в прямом эфире. Нет, возможность смотреть по ТВ массовые хиты, прогремевшие в мировом прокате, или возможность держать руку на пульсе значимых культурных событий – прекрасные штуки. Только жаль, если кроме этой радости телезрителю мало что остается. Ирония моя направлена на те пустоты, которые зияют вокруг развлекательного эфира.
Еще история кое-как фигурирует в телеэфира – НТВ покажет документальную картину «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова», о сути которой судить военным историкам.
Но держать руку на пульсе современной отечественной политики с помощью ТВ практически невозможно. В то, что этот пульс прощупывается с помощью перебирания кнопок телепульта, верится все меньше.
Под политикой я в данном случае имею в виду не только события официальной политической жизни, но и их обсуждения в эфире, желательно прямом. Где у нас такой эфир?
Под политикой я подразумеваю не только указы, приказы, издания законов, информацию о принятии мер, но и публичные дискуссии о тенденциях мировой политики, о внутрироссийской ситуации, о неразрешенных проблемах стран бывшего Союза...

За последние годы ушло принципиальное признание общественно-политической дискуссии главным форматом, ради которого следует расчищать прайм-тайм на центральных каналах. Ради которого следует приглашать в качестве ведущих не просто известных персон и не просто профессионалов ТВ, но телепублицистов с личностным отношением к проблемам общества и политики. Сейчас уже с трудом вспоминаются даже названия программ – «Итоги» и «Свобода слова» на НТВ, «Основной инстинкт» и «Времена» на Первом канале... У этих программ было разное качество в разные политические периоды. Но они являли собой площадке, где могли состояться и свободные высказывания.
Теперь общественно-политические ток-шоу становятся редкостью. Их существование сегодня заведомо условно и периферийно. Во-первых, эти ток-шоу ведут скорее шоумены, нежели публицисты. Наиболее успешный Владимир Соловьев остался на данный момент с одной программой «К барьеру!». Соловьев мастер организации острого эфира. Однако эту остроту понимают на НТВ как склоку, как «драчку» в кадре. Видимо, без этой игры в конфликт, считается, рейтинг не вытянуть.
«Три угла» на Рен-ТВ идет практически ночью, что уже ограничивает его доступность для широких рано встающих утром масс. Большое увлекательное ток-шоу. Но дежурный поиск компромиссной позиции в качестве главного правила игры сразу делает очевидными рамки, в которых существует свобода дискуссии. Павел Астахов хорош как ведущий «Трех углов». Но параллельно он фигурирует в качестве судьи в судебном реалити-шоу, где сам формат более чем сомнителен. И это придает фигуре ведущего «Трех углов» заведомую условность.
Вообще контекст из психологических установок и медийной продукции, в котором существуют ток-шоу, не на руку этому жанру.
Например, «Народ хочет знать» с Кирой Прошютинской по ТВ-центру несет в себе здоровое желание донести до телеаудитории голоса рядовых граждан. Но под народом в нашем современном обществе подразумевают тех, кто так никем и не стал, - то есть не пробился к собственности, престижной занятости и постам. На встречу с народом приходят те, кто куда-то пробился, и потому не задает вопросы, а отвечает на них. Расклад прозрачен и не утешителен. Народ – это та часть населения и аудитории, которая в лучшем случае хочет что-то знать, но не знает. Народу обязательно кто-то должен что-то объяснять и ставить его в известность о том, как надо понимать происходящее.
Раньше основной формой диалога на общественно-политические темы был обмен мнениями нескольких социально и интеллектуально полноценных индивидов, способных участвовать в стихийном формировании общественного мнения. Теперь же общественное мнение спускается по невидимым, но очень эффективным каналам откуда-то с высот политического олимпа и растворяется в воздухе дольнем. И всем простым смертным, включая телеведущих и хронических гостей студий, остается лишь внимательно принюхиваться и грамотно транслировать то, что следует.
Теперь излюбленная форма диалога – интервью, в котором журналисты о чем-нибудь спрашивают от своего имени или от имени каких-то слоев населения, адресуясь к тем персонам с должностями, которые имеют право выдавать некую информацию и высказывать некую точку зрения.
И вот тут – самый безнадежный момент.
Информация эта откуда и чья? Чья точка зрения?
В эпоху тотально государственного и тотально коммерческого ТВ любая высказанная на телевидении точка зрения и любая информация воспринимается как санкционированная или хотя бы не запрещаемая государством. (Ведь понятно же, что коммерческое предприятие, в том числе и ТВ, может существовать у нас только до тех пор, пока оно не осердило государство по-настоящему.) Значит, любые элементы оппозиционности – условность. Значит, любой информационный эксклюзив – условность.

Про отсутствие реальной политической свободы на ТВ все прекрасно знают, притом, за рубежом знают и понимают чуть лучше. Внутри страны слишком много делается для того, чтобы «народ» и народ на этом не зацикливались.
То есть, реально получается, что наше государство отвечает за все наше телевидение. И если бы на ТВ вдруг кто-то начал очень активно высказываться от себя, это все равно воспринималось бы как высказывание государства. Это еще одна причина, по которой государству надо быть очень осторожным с телевидением.
У государства сегодня монополия как на высказывание, так и на умолчание.
У нас привыкают к тому, что государство имеет право на «невысказывание», на отсутствие пространных комментариев. Возможно, так и должно быть. Но хотелось бы все же где-то слышать и негосударственные, однако компетентные голоса.
Например, происходит долгая история с захватом судна пиратами Сомали. Эта история развивается и обретает некий формальный финал. ТВ подает пиратскую историю как нечто само собой разумеющееся. Однако не было раньше таких историй. Не было раньше таких пиратских предприятий с участием наших граждан или русскоязычных граждан. Что-то изменилось в мире, раз такая история произошла. Но подоплека событий в значительной степени остается за телекадром и не попадает в комментарии. Информация, которая позволила бы осмыслить реальную суть многомесячного инцидента, остается за бортом телепрограмм. Вместо этого ТВ хватается за абстрактный образ пирата, понимая, что его можно выгодно продавать. И возвращение из плена захваченных моряков венчает светлый образ Джонни Деппа в американском хите, рассчитанным на тинэйджерское восприятие.

Телезрителям регулярно демонстрируют президента и премьер-министра за работой. Серия парадных жанровых сцен в кабинетах - теперь излюбленный формат. Телезрителям регулярно выдают информацию об этой работе. Но нигде нет свободного обсуждения этой работы.

Нигде нет взгляда на государство не с позиций действующей власти, а с каких-нибудь других.

Опять же – я совершенно не о том, что такие обсуждения необходимо устраивать на государственном ТВ. Просто государственное телевидение заведомо не универсально и не способно выполнять всех функций, необходимых для нормальной жизни общества.
И поэтому, с одной стороны, тотально государственному по духу телевидению веришь все меньше. Вернее, есть ощущение, что за картинкой и голосами в телеящике идет какая-то совершенно другая политическая жизнь, о которой мы все по эту сторону экрана вообще не подозреваем.
А с другой стороны, очень мало веришь, что в нашей стране появится понимание необходимости развития негосударственного, а реально общественного телевидения. И дело не в нашем государстве, а в том, что такое государство умудряется успешно выращивать и поощрять определенные человеческие типы, которые образуют критические массы аполитичных граждан, гордящихся своей аполитичностью. Но это уже другая тема.

 

19 Февраль 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"
17.06.2019 Миллионные протесты прошли в Гонконге
17.06.2019 Профсоюзы Архангельска выступили против ввоза мусора из других регионов
17.06.2019 Парламент Албании признал неконституционной отмену выборов президентом
15.06.2019 Женщины Швейцарии устроили массовый протест против неравенства

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"