все поля обязательны для заполнения!


 
Левая экономическая альтернатива
Рынок, как его видят социал-демократы
СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВ
кандидат экономических наук, политолог

Летом прошлого года на XXXIII Конгрессе Социалистического Интернационала в Афинах, было заявлено о необходимости создания «альтернативной системы рыночных отношений». Хотя, как отмечалось в Заявлении Конгресса, Социнтерн не почивал на лаврах и «в течение многих лет выступал против неолиберальной рыночной идеологии», постановка вопроса об альтернативном рынке несет в себе много нового.
Альтернатива неолиберальному рынку – это, прежде всего, ответ левых на нынешний финансовый кризис, – как минимум третий за последние четверть века. Если кризисы начинают происходить каждые десять лет, причем протекают все тяжелее и тяжелее, если капитал «делает деньги из ничего» раздувая мыльные финансовые пузыри и перекладывая свои риски на налогоплательщиков, то надо говорить о серьезной патологии всей финансовой системы, которую уже не вылечишь какими-то мерами.

Постановка проблемы прежняя – должен ли рынок направлять развитие общества, определять технологические и потребительские приоритеты, или государство вправе использовать рынок в качестве инструмента служения обществу, и создавать обширные нерыночные сферы.

Дискуссия на эту тему стано¬вится особенно яркой в конце каждого избирательно¬го цикла, но ее можно связать и с интеллектуальной модой. Пятьдесят лет назад левые часто цитировали нобелевского лауреата Леонтьева, как-то сказавшего, что экономика должна двигаться подобно каравелле, паруса которой надуваются частной инициативой, но руль находится в руках государства. Теперь более популярна «китайская версия»: государственное регулирование – это клетка, а рынок – птица, если клетка слишком мала, птица летать не сможет. Но все эти образы мало что дают для понимания того, как создать экономику с уравновешенными рыночными и нерыночными параметрами.
Поиск меры государственного присутствия в экономике и меры соотношения «рынка» и «не рынка» для каждой конкретной ситуации и на момент времени – одна из самых сложных экономических задач. Эту задачу решают как левые, так и правые, демонстрируя порой очень сложную денежную, административную и законодательную эквилибристику.


Если говорить о рынке как таковом (оставив в стороне его социальные характеристики), то воздействие на него «слева» мало чем отличается от его регулирования «справа».

Правые давно включили государство, как субъект рынка, в свою идеологическую доктрину, причем выписывают экономике и либеральные, и «социалистические» рецепты, особенно когда находятся в оппозиции. С левыми сложнее. Они много говорят об управляемости, но все эти разговоры носят общий характер. Они хорошо ставят экономический диагноз, решительно увеличивают расходную часть бюджета и защищают социальный пакет. Но для решения срочных, чисто экономических задач у них нет собственных инструментов. Своими социальными программами они фактически субсидируют неудачную с их же точки зрения экономическую модель.

Поэтому нести ответственность за то, что рынки покрылись финансовыми пузырями и маниями должны солидарно и левые и правые.

Со времен Рейгана в либеральных кругах возобладало мнение, что финансовые рынки вообще не нуждаются ни в каком регулировании. А левые не придавали этой проблеме особого значения. Только тогда, когда проявились контуры грядущих финансовых потрясений, все заговорили о необходимости изменить «всю финансовую архитектуру мира».
В ноябре в Вашингтоне руководители 20 ведущих стран дружно обсудили возросшую роль государства в экономике, и сошлись на необходимости использовать его ресурсы для регулирования рынков, а также все вместе пообещали рекапитализировать банки, вывести проблемные активы из финансовой системы и многое другое. Прозвучали и общие морально-этические оценки «рыночного капитализма», демонстрируя единодушие левых и правых.
Однако отличия консервативных, неолиберальных и социал-демократических подходов к рыночным отношениям уже заметны.
Правые настроены на постоянное, прагматичное экспериментирование, до тех пор, пока что-нибудь да не получится.
Урок, преподанный им кризисом, состоит в том, что нельзя бесконечно снижать налоги, раздувать ипотечные программы, позволять делать что угодно «жирным котам» и закрывать глаза на дефицит бюджета. Есть и более резкие оценки. Как пишет нобелевский лауреат Дж. Ю. Стиглиц, «рынок недвижимости создавался глупцами, которых подстрекали уважаемые мудрецы, при поддержке признанных рейтинговых агентств и инвестиционных банков с длинной историей».

Ответ правых на кризис нетрудно предугадать. Скорее всего, будут введены новые регуляторы, устранены некоторые конфликты интересов, обеспечено более полное раскрытие финансовой информации, налажен бухгалтерский учет, наведен элементарный порядок в ипотечном кредитовании, наказаны рейтинговые агентства, угождающие тем, кто им платит, определены пределы рисков для хеджевых фондов и т.д. и т.п.

Чтобы справиться с кризисом, надо проявить не меньше финансовой изобретательности, чем при создании финансового беспорядка. Однако, когда ситуация стабилизируется, все вернется на круги своя с небольшими, непринципиальными корректировками.

А что же левые? Они обосновано говорят о том, что современная рыночная экономика уже не поддается классической монетарной терапии. Если считать свободный рынок положительным качеством, то доведенный до абсурда он неизбежно превращается в свою отрицательную противоположность. Иступленная вера в саморегулирование на деле привела к дерегулированию. Традиционных ориентиров не осталось, поэтому существующие монетарные институты должны быть пересмотрены как с позиции их очевидной недостаточности, так и с точки зрения современной общественной морали.
Что дальше? А дальше левые предлагают ряд очень важных частностей, которые пока не тянут на «альтернативу», но весьма интересны.

Первое – управление финансовыми рисками. Государство как страховщик, страхующий от пожара, должен удостовериться, что огнетушители на месте и сделать все возможное для снижения вероятности наступления страхового случая. Если государство страхует депозиты, то ему не может быть безразлично, каким образом множатся деривативы.
Самые большие претензии левых – к банкам, которые перестали мониторить клиента, чтобы удостоверится в его кредитоспособности, и предпочитали создавать бумажки (деривативы), которые передавались другим банкам или фондам, а вместе с ними передавалась и значительная часть риска. Причем и банки и фонды часть своих рисковых обязательств вообще выводили за баланс. Дело дошло до того, что банки перестали понимать, что у них там – в активах и пассивах, не говоря уже о балансе тех, кому они выдавали кредиты.
Сторонники рискованных ипотечных кредитов утверждали, что они создали «новый» финансовый инструмент, который благотворно скажется на всей социальной структуре общества, поскольку «позволит многим людям стать домовладельцами». Они ими и стали, но на короткое время. Во что это обошлось обществу? В миллиарды убытков. Деньги разделили между собой все участники аферы, начиная с кредитного брокера и сотрудников банка, выдавшего деньги, до крупных финансовых спекулянтов и рейтинговых агентств.
У финансового менеджмента резко возросли вознаграждения, в то время как он не сделал ничего полезного – просто рассредоточил риски, а по факту ловко перебросил на других будущие убытки.
У финансовых алхимиков боле сложные механизмы деланья денег, начиная с массового распространения финансового лузерства («мы научим вас зарабатывать деньги на бирже»), и заканчивая переводом рисковых и низкорейтинговых ипотечных кредитов в активы с высоким рейтингом, чтобы их можно было размещать, скажем, в пенсионных фондах, которым запрещено играть на высокорисковых ценных бумагах. Так, можно считать доказанным, что Латвийский финансовый пузырь был раздут, в том числе, деньгами шведских пенсионных фондов.
Одним словом, если до сих пор удачно или неудачно, с умыслом или без него создавались «продукты», которые управляли частными финансовыми рисками, то теперь необходимо создавать «продукты», которые помогали бы управлять социальными и общественными рисками. В Заявлении Конгресса говорится, что во избежание возникновения непредвиденных рисков на рынке кредитования требуются новые независимые институты, способные следить за оборотом сложно структурированных финансовых продуктов. В частности необходимо жестко контролировать размер собственного капитала финансовых учреждений, чтобы он соответствовал оценке принимаемых ими рисков.

Второе – увеличение «государственного домена» в экономике. Когда частный сектор не справляется и под угрозой казна, то вмешательство государства не может быть оспорено ни слева, ни справа. Государство просто вынуждено оказывать финансовую поддержку тем учреждениям, чье банкротство может привести к полному обрушению хозяйственной жизни. Вопрос в другом – кому конкретно давать государственные деньги.
Как и должно быть в условиях абсурда, поборники свободного рынка теперь приветствуют практику государственного выкупа проблемных активов, более того, они активно требуют этого.

Аналитики отмечают равнодушие неолиберальной мысли ко всему, что не связано с прямыми денежными вливаниями государства. «Им теперь хочется подарков, а не стимулов».

Но при ближайшем рассмотрении этих вливаний оказывается, что речь идет только о финансовой сфере – поддержке банковской ликвидности, погашении долгов финансовых корпораций, поддержке фондового рынка. Если же речь заходит о прямой государственной помощи основному бизнесу, то либералы по прежнему клеймят эту политику «социализмом». Доводы все те же: государство — неэффективный собственник и никудышный хозяин.
Почему прямая государственная поддержка производства – социализм, а выкуп государством финансовых активов – капитализм? Ответ напрашивается сам собой, если учесть, что та ликвидность, которую государство передает финансовым рынкам, может быть израсходована любым образом, который инвесторы сочтут наиболее прибыльным. Иными словами, банки могут передать, но могут и не передать полученные деньги в реальный сектор экономики. Время делать деньги.

Таким образом, слепая вера в «незримую руку рынка» продолжает править миром, несмотря на то, что эта рука активно лезет в карман государства.

Либералы на свой лад неплохо овладели левой риторикой и не устают повторять, что «финансовый сектор – это жизненно важная сфера общественной деятельности». Кто бы сомневался?! Дело в другом. Мир столкнулся с неприкрытым, беспардонным иждивенчеством крупного капитала, который абсолютно уверен в своём величии и незаменимости , чтобы просто так обанкротиться. Об этом знают и его кредиторы. В России для обозначения такой ситуации есть меткие афоризмы: «деньги к деньгам», «подайте бывшему члену Государственной Думы». А ведь до сих пор об иждивенчестве говорили только правые, критикуя «щедрость» левых социальных программ.
Некоторые исследователи утверждают, что финансовые алхимики, создавшие при помощи закладных инструментов, страхования и перестрахования рисков «финансовую пирамиду Хеопса», осознано вели дело к выкупу, чтобы разжиться государственными деньгами. Тем более, что при покупке многих финансовых активов, не имевших широкого хождения, а значит и объективной ценности, государство будет переплачивать. Если это так, то нынешний мировой экономический порядок не просто абсурден, он похож на воровскую сходку.
Левые предлагают ссужать реальный сектор экономики напрямую. Государственные компании, возникшие ранее по инициативе левых правительств, были не тупым следованием принципу, а ответом на неспособность частного сектора выполнить свои обязательства. Эти компании сейчас управляются как бизнес, а не как министерство. И чтобы там не говорили правые, они достаточно эффективны. Поэтому лучше национализировать то, что было провалено по вине частной инициативы, вместо того, чтобы просто зашвыривать государственные деньги на Wall-street, City, Kaiserplatz, La Defense и далее по списку. Реальный сектор экономики сегодня находится в глубоком упадке, и инвестиции государства могут оказаться более эффективными, чем стимулирование частных инвестиций кредитами, субсидиями и снижением налогов.

Третье – повышение ответственности частного бизнеса. В Заявлении Президиума Социнтерна о глобальном финансовом кризисе говориться, что «современная экономика последние три десятилетия управляется без какого-либо морального ориентира и слабость государственного управления идет рука об руку с безответственной жадностью. В условиях кризиса аморальность «ортодоксальной неолиберальной модели рынка просто вылезла наружу.
Действительно, если государство оплачивает счета «больного», то оно должно выяснить, почему тот попал в больницу, и предписать ему правильные нормы поведения.
Например, левые резко выступают против существующей системы вознаграждения руководящих работников компаний, основанной на акционерных опционах и бонусах. Если руководители компаний участвуют в доходах, но не участвуют в убытках, то информация о доходах часто завышается, чтобы увеличить рыночную стоимость акций. Эта ситуация обсуждается уже много лет, особенно после известного скандала с компанией Enron. Однако недобросовестный бухгалтерский учет продолжает оставаться серьезнейшей проблемой, что также нашло отражение в Заявлении Конгресса.
Еще одна причина активного поиска левой альтернативы рынку связана с противоречивым процессом глобализации. Но об этом в следующей статье.
Подводя итог надо сказать, что социал-демократы довольно активно выстраивают свои идеи вокруг новой повестки дня и пытаются освободиться от идеологического кентавра – левого либерализма, который чуть было не завладел их умами. И восстанавливают государство в его экономических правах.
Но какова экономическая роль государства не в тот период, когда все плохо, а когда все хорошо. Чтобы не стало плохо. Решение этой задачи еще впереди. Будем следить за событиями.

17 Февраль 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ
КТО НУЖЕН НОВОМУ ПРЕЗИДЕНТУ?
ПРИВЕДЕТ ЛИ КАПИТАЛИЗМ К КЛИМАТИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ?
СМОЖЕТ ЛИ ТРАМП ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ РОССИИ?

Новости
18.06.2019 В Йошкар-Оле прошел третий Социальный Форум Социал-демократического союза женщин России
18.06.2019 Руководство фракцией социал-демократов в ЕП перешло к Испании
18.06.2019 ООН: Население планеты за 30 лет увеличится на 2 млрд человек
18.06.2019 Кудрин обеспокоен возможностью социального взрыва из-за падения уровня жизни
18.06.2019 Рекордное число россиян считает службу в армии обязательной для мужчины - опрос
17.06.2019 Датские социал-демократы перестали требовать запретить "Северный поток - 2"

Опрос
КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ПОВЫШЕНИЮ ПЕНСИОННОГО ВОЗРАСТА?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"