все поля обязательны для заполнения!


 
"Имя России" - консенсус не найден
Пропагада мечется между запросом на авторитаризм и плюрализм
ИЛЬЯ КОНСТАНТИНОВ
Заместитель генерального директора Института развития гражданского общества и местного самоуправления

Популярное телевизионное шоу «Имя Россия», итоги которого были подведены в самом конце прошлого года, при всей неоднозначности этого проекта дает повод в очередной раз задуматься об особенностях российского общественного сознания. Особую актуальность такому разговору придает недавнее избрание Патриархом Московским и Всея Руси митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла.
Дело в том, что митрополит Кирилл представлял в проекте святого Александра Невского, и ставшего по итогам общественного голосования символом России.

Едва ли этот факт можно считать простым совпадением: что бы не говорили критики проекта о мотивах голосования россиян, веками сохраняемая любовь нашего народа к Александру Невскому, ставшему символом патриотизма, в немалой степени выпестована Русской Православной Церковью. А согласие митрополита Кирилла публично отстаивать перед светской аудиторией актуальность воинских и гражданских подвигов князя Александра свидетельствует об активной гражданской позиции РПЦ.

«Имя Россия» - Александр Невский – это осознание непрерывности и преемственности российской истории, признание единства национальной самоидентификации народа России с древности и до наших дней.

Так что ничего удивительного в победе имени Александр Невский я не вижу. Тем более, что голосование не являлось репрезентативным, что подчеркивалось и организаторами шоу. Удивительно другое – распределение голосов в первой тройке: Александр Невский – 524575, Петр Столыпин – 523766, Иосиф Сталин – 519071!

Поражает высочайший рейтинг Столыпина, лишь на доли процента уступающий рейтингу Александра Невского и минимальный отставание от двойки лидеров Иосифа Сталина.
Петр Аркадиевич Столыпин – крупнейший государственный деятель эпохи Николая II, прославившийся крестьянской реформой, жестоким подавлением революции 1905 года («столыпинский галстук» - виселица) и фразой: «Вам, господа, нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!». Столыпин не был особо любим ни современниками, ни потомками, наверное, отчасти потому, что его реформы остались незавершенными. Но главным образом из-за того, что все успехи и поражения этого реформатора оказались «смыты» революционными катаклизмами 1917 года.При всем уважении к Петру Аркадиевичу Столыпину, я не могу признать николаевского министра человеком, чье имя может стать символом современной России.
Полагаю, что не последнюю роль в успехе этого имени (если отбросить разговоры о подтасовках) сыграло обаяние его «адвоката» Никиты Михалкова. Ну и конечно, - многолетние усилия либеральных публицистов нашего времени, пытающихся придать истории сослагательное наклонение: что было бы, если… .Если бы Столыпина не убили, если бы его реформы были доведены до конца, если бы не большевики.

В конечном счете, за подобными «размышлизмами» стоит страх перед революцией как неуправляемой социальной стихией. Страх понятный и, во многом, оправданный в отношении настоящего и будущего, но некорректный по отношению к прошлому. Революции не происходят по недоразумению или по чьей-то злой воле. Предпосылки подобных социальных взрывов назревают десятилетиями, иногда – веками. Колоссальный выброс протестной энергии народа, какими бы разрушениями он ни сопровождался, внушает уважение и трепет, подобно грандиозным явлениям природы.

Петр Столыпин пытался остановить революционную лавину и оказался одной из ее бесчисленных жертв. Второе место, отданное ему участниками голосования, представляется мне данью политической конъюнктуре.

Совсем иное дело - Иосиф Виссарионович Сталин. «Отец народов», создатель Советской империи, Верховный главнокомандующий победоносной Советской армии, творец новой общественно-политической системы (т. н. «реальный социализм»), при этом – тиран и палач, лично отдававший приказы об уничтожении вчерашних друзей и соратников. Диктатор, в течение тридцати лет распоряжавшийся жизнью и смертью сотен миллионов людей. Вдохновитель «советского экономического чуда» и губитель российского крестьянства, организатор культурной революции и разрушитель великой русской культуры. Убежденный интернационалист, инициировавший антисемитскую кампанию «борьбы с космополитизмом». И, наконец, пламенный революционер, задушивший революцию и вырезавший почти всех ее активных участников. Об Иосифе Сталине можно говорить сколь угодно долго, поскольку масштаб событий, в которых он играл первые роли, поражает воображение.Но в данном случае нас интересует не объективная оценка роли Иосифа Сталина в мировой истории (если такая оценка вообще возможна), а феномен популярности этого политического деятеля в современном российском обществе. Для того, чтобы оценить подлинный масштаб этого явления, следует иметь в виду, что в течение первых месяцев реализации проекта «Имя Россия», Иосиф Сталин являлся абсолютным лидером. А по результатам репрезентативного опроса, проведенного ВЦИОМ весной прошлого года, Сталин был назван россиянами человеком, оказавшим наибольшее влияние на судьбу страны (наряду с Петром I и Лениным). И, что особенно интересно, несмотря на некоторое падение рейтинга у людей среднего возраста, Иосиф Сталин остается в числе лидеров во всех возрастных группах.

Популярность Сталина у многих пожилых россиян, вероятно, отчасти связана с ностальгией по ушедшей молодости, с естественным стремлением защитить идеалы своего поколения. Но было бы ошибкой сводить все к действию защитных психологических механизмов. На личность Иосифа Виссарионовича в сознании простых людей проецируются успехи и победы советского народа. А успехов было немало. Колоссальную роль играет и то обстоятельство, что, несмотря на низкий уровень жизни, отсутствие политических свобод и массовые репрессии, в сталинском обществе действовал скоростной «социальный лифт», обеспечивавший быстрое продвижение по служебной лестнице выходцев из низов. Кстати, репрессии, по понятным причинам, ускоряли это движение.

В эпоху «застоя» началось постепенное омертвение социальных структур, ротация элит замедлилась, что явилось одной из причин роста протестных настроений.

Несколько иная мотивация у поклонников Сталина среднего возраста – людей, чья юность пришлась на брежневскую эпоху. Вышеупомянутое социологическое обследование показывает, что в этом поколении процент сталинистов самый низкий. С одной стороны, сказалось разоблачение культа личности (именно на этом поколении, старшие Хрущеву не поверили), вызвавшее у многих отторжение образа Сталина. С другой – вызывал понятный протест, крепнувший маразм брежневского руководства, которое очень неуверенно отмежевывалось от политики Сталина. И, тем не менее, среди россиян среднего возраста сторонников Генералиссимуса более чем достаточно. Сталин и «реальный социализм» неразделимы, а для очень многих бывших граждан СССР советский социализм остается синонимом стабильности и умеренного благополучия. И, что самое главное, - сравнительно слабого имущественного расслоения.

Среди молодежи рейтинг Сталина вновь возрастает. Отчасти это может быть связано с идеализацией прошлого, неизвестного им по личному опыту, отчасти – с конфликтом «отцов и детей» («папики профукали социализм»). Но главную роль, несомненно, играют усиливающиеся протестные настроения. Молодежь понимает, что опоздала к «большой дележке», а невиданное имущественное расслоение и кланово-коррупционный принцип ротации элит делает малореальными шансы на быстрый социальный успех. У одних это вызывает апатию, у других – возмущение. Официальное общество отрицает Сталина, часть молодежи отрицает общество.

Особенно наглядным этот эффект становится, если обратить внимание на рейтинг Владимира Ильича Ленина. Популярность этого политика наивысшая у самого молодого поколения: респонденты среднего и старшего возраста относятся к Ленину критичнее.
И это понятно – Ленин олицетворяет радикальные перемены, революцию. Сталин, при том, что в свое время его именовали «верным ленинцем» - реакцию. И тот и другой – «за социализм», и в действительности политика Сталина во многом носит черты преемственности, но психологические портреты типичного «ленинца» и типичного «сталинца» совершенно различны. «Ленинец» - инициативный нонконформист, «сталинец» - исполнительный конформист.

Конечно, это очень грубая оценка, разумеется, костяк сталинской элиты составляли убежденные коммунисты, волевые и достаточно инициативные люди. Но все познается в сравнении: ленинская «гвардия» состояла из старых большевиков, имевших право на индивидуальную интерпретацию марксизма. Для «сталинских соколов» истинный марксизм сводился к «Краткому курсу истории ВКПб».

По результатам общественного голосования в проекте «Имя Россия», Ленин значительно уступает Сталину (424283 голоса против 519071). А вот по результатам весеннего соцопроса ВЦИОМ, разница их рейтингов минимальная: Сталин – 1,83, Ленин – 1,82 (для сравнения, у лидирующего Петра I – 1,84).

Симптоматично, что и «Имя Россия», и опрос, при всех методологических и технических различиях в выявлении настроений россиян, сходятся в одном - большинству наших соотечественников присущ этатизм, причем с явно выраженным авторитарным оттенком.

Судите сами. Первая пятерка по версии «Имя Россия» выглядит так: Александр Невский, Петр Столыпин, Иосиф Сталин, Петр I, Владимир Ленин. Первая пятерка по результатам опроса ВЦИОМ: Петр I, Иосиф Сталин, Владимир Ленин, Екатерина II, Борис Ельцин (версия ВЦИОМ выявляла оценку исторической роли личности без знака + или - ).Ни одного деятеля науки, культуры, искусства в числе лидеров не оказалось. Ни одного «властителя дум прогрессивной интеллигенции», ни одного религиозного деятеля.
Исключительно государственные правители, сильные и властные политики!

Разумеется, такой выбор не случаен. В отечественной истории государство всегда играло и продолжает играть исключительную, можно сказать сильнее – этнообразующую роль.Менялся классовый характер государства, его форма, структура, методы, но исключительность роли государства в русском и российском обществе остается неизменной. И это находит свое отражение в мировоззрении ныне живущих россиян.

По данным ВЦИОМ, из всех общественных институтов наибольшей поддержкой пользуется армия (56%), за ней следуют СМИ (51%), на третьем месте правоохранительные органы (33%), судебная система (27%), политические партии (25%), профсоюзы (23%). Предпочтение явно отдается государственным силовым структурам.

Правда, высокий рейтинг средств массовой информации свидетельствует о возрастающей потребности в информационном плюрализме, что, на мой взгляд, можно считать признаком созревания гражданского общества.

Интересно посмотреть, как распределяются симпатии россиян между различными институтами государства. Наибольшим доверием пользуется Председатель Правительства (77%), Президент (72%), за ними с большим отрывом следуют Совет Федерации и Государственная Дума.

При всем значении личности, олицетворяющий тот или иной институт государства, недавняя история доказывает, что даже непопулярный глава государства или правительства (т. е. представитель исполнительной власти) обычно пользуется в России большей поддержкой населения, чем коллективный представительный орган власти.
Что это, как не признак авторитарности общественного сознания?

Понятно, что и российское «супергосударство» может функционировать в разных режимах, с разной степенью жесткости, централизма и авторитарности. И эффективность государственной политики не находится в прямой зависимости от властности первого лица. Например, государь Алексей Михайлович, заслуживший прозвище «тишайший», был весьма успешным правителем. Однако народная память его игнорирует. Россияне помнят жестких, даже жестоких политиков, осознанно или бессознательно полагая, что в российских условиях «кнут» оказывается эффективнее «пряника».
То, что это убеждение вошло в генетическую память народа, для меня, несомненный факт.
Вопрос в том, насколько будет востребованной жесткая авторитарная политика в ближайшем будущем?

Не в последнюю очередь это будет зависеть от того, насколько твердо «встанут на ноги» все институты гражданского общества в нашей стране и особенно политические партии, представляющие собой важнейший механизм обратной связи государства с обществом.
Насколько адекватно они будут отражать реальные интересы различных социальных групп и слоев. И, наконец, насколько внутренняя жизнь крупнейших партий будет соответствовать провозглашенным ими принципам.

Согласитесь, что здесь еще есть над чем работать.

 

 

 

04 Июнь 2009

Комментарии


Имя
Email
Комментарий



В рубрике
РОССИЯ МОЖЕТ СТАТЬ ВЕДУЩИМ "ЭКСПОРТЕРОМ" БЕЗОПАСНОСТИ
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ГРЕЦИИ: ПАРТИЯ ЦИПРАСА УСТУПАЕТ КОНСЕРВАТОРАМ
ИНДУСТРИЯ СНА
ПРОБРЮССЕЛЬСКОЕ БОЛЬШИНСТВО УТРАТИЛО ЧИСЛЕННОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ

Новости
19.07.2019 Профсоюзы Франции призывают к протестам против пенсионной реформы
19.07.2019 Европарламент озабочен отказом в регистрации оппозиционных кандидатов на выборах в Мосгордуму
19.07.2019 Зеленский сожалеет, что в Раду не пройдет много партий из-за высокого барьера
18.07.2019 СПЧ предложил научиться жить по действующей Конституции, а "не менять учебник"
18.07.2019 Мосгоризбирком отказал в регистрации на выборы 57 кандидатам
18.07.2019 Президент Украины внес в парламент проект о наказании за незаконное обогащение

Опрос
СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО СЕСТРЫ ХАЧАТУРЯН ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРАВДАНЫ?





Результаты прошедших опросов

2008-2019 © Журнал "СОЦИАЛИСТ". Вестник института "СПРАВЕДЛИВЫЙ МИР"